Все новости
Донна Мария Каллен
Фото: rma.ru

Донна Несмородская из "Тоттенхэма"

Одним из ведущих лондонских клубов руководит женщина. Накануне матча с "Анжи" она рассказала много интересного студентам бизнес-школы RMA.
Бизнес

За дверью в синих спортивных костюмах бродили всякие-разные Виллаш-Боаши, Дефо и прочие «шпоры». Им вскоре предстояла поездка в Раменское и игра Лиги Европы с совсем не тем «Анжи», о котором им за последние пару лет прожужжали все уши. Против Гаджиева, а не Хиддинка, Абдулавова, а не Это’О, Соболева, а не Диарра. Удивительно даже, что при таких раскладах в Москву не полетели из основных игроков «Тоттенхэма» только Паулиньо и Вертонген. Уже если Гаджи Муслимович в открытую говорит, что Лига Европы для его команды второстепенна, как должен к ней относиться совсем чуть-чуть проехавший мимо Лиги чемпионов Андре Батькович?

А в зале «Весна» гостиницы «Украина» тем временем был аншлаг. Новый учебный год факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA начинался с двухчасовой встречи студентов с исполнительным директором «Тоттенхэма» очаровательной Донной Марией Каллен. Вот оно, оказывается, как – в английских клубах с претензией на приставку «топ» высшие должностные функции может исполнять женщина! Одно дело – «Норвич» или другие клубы-скромняги, но чтобы на самом «Уайт Харт Лейн»…

Госпожа Каллен, кстати, была вполне открыта для общения в том числе и на эту тему. Когда один из студентов поинтересовался, как она вообще пришла в футбол, Донна Мария, хмыкнув, уточнила: «Вы хотите сказать: что я, женщина, в нём делаю?» И пояснила:

— Никогда не думала, что моя жизнь повернётся именно так. Закончила университет Кейптауна, специализируясь на английском языке и политике. Потом работала в компании, которой поручили провести анализ финансового состояния «Тоттенхэма». Тогда ещё клубом руководили сэр Алан Шугар и Терри Венейблс. Спустя какое-то время президентом вместо Шугара стал Дэниэл Леви, и он поручил мне полный аудит «Тоттенхэма», который я делала в течение шести месяцев. За это время, погрузившись в дела футбольного клуба, поняла, насколько это притягательный род занятий. И когда Леви сделал мне предложение войти в руководство «шпор», с удовольствием его приняла. Будучи уже семь лет членом совета директоров, давно ощущаю этот клуб своей семьёй и не променяла бы его ни на какой другой…

— Сложно ли вообще женщине в Англии попасть в серьёзные футбольные круги? – спросил ваш корреспондент.
— Я бы не сказала, что ставятся какие-то искусственные барьеры. Тут надо, мне кажется, зайти с другой стороны: а хотят ли сами женщины идти в эти, как вы выражаетесь, серьёзные футбольные круги? У меня вот такое желание возникло, но нас таких, признаюсь, немного.

Это ведь очень специфический вид деятельности, согласитесь. В конечном счёте, успех каждого из нас зависит от двенадцати человек. Он находится в ногах 11 футболистов, выходящих на поле, и голове главного тренера. Ты можешь написать самую гениальную маркетинговую стратегию на пять лет вперёд, но если у этих 12 что-то пойдёт не так – вся эта концепция уйдёт в тартарары. Нельзя ничего заранее ни предсказать, ни просчитать. В этом, конечно, есть что-то сумасшедшее и нездоровое. Но это и увлекает!

***

Коль скоро перед тобой один из главных представителей клуба, который только что продал футболиста за 100 миллионов евро, не спросить её об этом – преступление для журналиста. Поэтому ещё до «гендерного», как выразилась бы Ольга Юрьевна Смородская, вопроса тяну руку и интересуюсь:

— Очень сомнительно, что «Реал» выплатил вам всю сумму за Гарета Бэйла разом. Можете рассказать, на сколько траншей разбиты мадридские платежи, куда планируется потратить такие деньги? Да и вообще, как можно продать живого человека из плоти и крови за 100 миллионов евро?

Донна Мария широко улыбнулась – ещё бы, учитывая, какое финансовое счастье «шпорам» от Флорентино Переса привалило!

— Понимаете, Гарет болеет за «Реал» с детства. Действительно болеет, и это не стандартная фраза о новичке какого-то знаменитого клуба. Есть фотография, на которой он ребёнком примеряет футболку «сливочных». Это была его мечта, и мы просто не могли, не имели права не пойти ему навстречу. Хотя и сопротивлялись его уходу, сколько могли. Мы желаем Бэйлу только удачи, потому что он очень хороший парень, от которого в раздевалке идёт исключительно позитив. И никакого, ни малейшего высокомерия.

Если помните, в случае с продажей Луки Модрича мы поступили иначе. У него, в отличие от Бэйла, не было такой вот ярко выраженной мечты играть именно в «Реале», и там мы заняли более жёсткую позицию, сказав: «Лука, ещё один сезон – у нас». И то, что всё произошло именно так, в итоге пошло на пользу и самому Модричу, и «Тоттенхэму». Теперь он всё равно играет в «Реале».

Что касается денег, то они, по сути дела, уже потрачены. На семерых прекрасных игроков из разных стран, которых мы приобрели нынешним летом, и они уже начали приносить большую пользу команде (напомним, «Тоттенхэм» сейчас делит 2-3-е места в премьер-лиге с «Ливерпулем», уступая два очка «Арсеналу». — Прим. «Чемпионат.com»). Разумеется, всё было не так, что «Реал» одним махом перечислил нам 100 миллионов евро, а мы потом эту сумму перевели клубам, у которых приобрели наших новичков. В футболе так не бывает. И «Реал» платит нам несколькими траншами, и мы другим клубам – тоже. Но учитывая, что сумма, за которую мадридцы приобрели Бэйла, очень серьёзная, мы запросили банковскую гарантию. И получили её.

Тут я вспомнил и озвучил яркую цитату бывшего голкипера «Тоттенхэма» норвежца Эрика Торстведта, на днях заявившего: «Шпоры» продали Элвиса, но купили «Битлз»!" Исполнительному директору лондонского клуба это высказывание чрезвычайно понравилось.

***

А минутами ранее нам было продемонстрировано гигантское фото Бэйла в игровой форме «шпор» на одном из небоскрёбов Таймс-сквер в Нью-Йорке. «У нас бы и близко таких денег не хватило, чтобы на такие расходы пойти, — призналась Каллен. – Это работа нашего медиа-партнёра в США – телекомпании NBC. Им нужно было раскручивать трансляции английской премьер-лиги в Северной Америке, и они организовали вот такую рекламу. А „Тоттенхэму“, как и нашему титульному спонсору hp (две эти буквы на футболке Бэйла были чуть ли не метровой высоты. – Прим. „Чемпионат.com“) – дополнительный, бесплатный и очень приятный бонус.

О том, как и чем живёт клуб со 130-летней историей, исполнительный директор говорила предельно конкретно, с цифрами, вообще без „воды“: слушать одно удовольствие. Тем более что хватало и самокритики, голым самовосхвалением и не пахло. Например: „Меньше всего мы довольны работой департамента по взаимодействию с болельщиками в интернете. У “Арсенала» и «Манчестер Сити» дело с этим обстоит намного лучше". Тут же пошёл шепоток: мол, чуть ли не накануне «МанСити» открыл «твиттер» на русском языке. Чувствую, наполучают сейчас едких сообщений после «выноса» от «Баварии» — сразу же и закроют…

«Самая здоровая, идеальная модель распределения доходов клуба – когда по третьей её части приходится на а) продажу билетов и абонементов; б) телевизионный контракт, в) спонсорские соглашения. Но сейчас практически ни у одного клуба в Англии такого нет, и у нас в том числе, — рассуждала Каллен. – Общий доход клуба за прошлый сезон – 147,5 миллиона фунтов. С недавних пор, когда премьер-лигой был заключён новый телеконтракт, довольно серьёзен перекос в сторону телевидения – в нашем случае оно составляет 39% дохода. Спонсорство – 17%, продажа билетов – 23%, реализация атрибутики – 7%. У других клубов всё примерно то же самое, с вариациями по каждому пункту от 2 до 5 процентов».

С билетной частью до того, как будет построен новый стадион, ничего не сделаешь, поскольку «Уайт Харт Лейн» вмещает всего 36,5 тысячи. А вот на спонсорство обращаем особое внимание, в этом сейчас наш главный резерв. Мы должны лучше, изворотливее работать со спонсорами и партнёрами, поскольку не являемся столь раскрученным брендом, как некоторые другие клубы, куда все сами несут деньги".

Резерв этот используется до того разнопланово, что «Тоттенхэм» — единственный клуб в Англии, у которого… два титульных спонсора. В матчах чемпионата премьер-лиги игроки надевают футболки с символикой hp, а во встречах Кубков Англии и лиги, а также Лиги Европы на майках красуются буквы AIA – компании из Гонконга, с которой договорились за какие-то три дня очередного азиатского турне «шпор». Вот они зачем, азиатские поездки-то! Наши клубы на них тоже начали деньги зарабатывать, но иначе – продавая Вагнера, например…

Если верить цифрам, озвученным «Тоттенхэмом», то в финансовый фэйр-плей он укладывается: в прошлом сезоне заработано, как уже сказано, 147,5 миллиона фунтов, потрачено – 129,4 миллиона. «Самая большая часть расходов, 72 процента, сидит в соседней комнате, у неё сейчас завтрак», — улыбнулась Каллен. И мы вместе с ней – всегда приятно, когда сухие цифры на лекциях разбавляются ненавязчивыми шутками.

***

Вкладывается «Тоттенхэм» и в инфраструктуру. Построена за 45 миллионов фунтов новая база с 15 натуральными полями. Продуманы даже такие мелочи: игроки, которые травмированы и проходят реабилитацию в фитнес-зале, не отсечены от команды, а смотрят на её тренировки через огромное окно. И это ещё больше стимулирует их побыстрее к ним присоединиться…

На детскую академию тратится два процента бюджета, то есть 2,5 миллиона фунтов в год. Для англичан деньги далеко не фантастические. Доходы-то у тамошних клубов какие! Правда, и расходы – тоже…

В 2017 году появится новый стадион, у которого пока нет имени – его продажа тоже станет серьёзной частью дохода «шпор». Построен он будет «плечом к плечу» с «Уайт Харт Лейн» — по тому же принципу, который использовал злейший оппонент, «Арсенал», выстроивший «Эмирейтс» прямо по соседству со старым «Хайбери». Трибуны и поле были разрушены, клубные офисы перепланированы в многоквартирный блок и проданы.

«Уайт Харт Лейн» через несколько лет ждёт та же судьба. Не сможет Роман Павлюченко на старости лет заехать в Лондон, поехать в его северную часть и поностальгировать: вот здесь, мол, я забил несколько десятков голов. Кстати, на вопрос одного из студентов RMA, почему российские футболисты больше не пользуются спросом на английском рынке, госпожа Каллен предположила: «Может быть, им не хватало в течение предыдущей карьеры еженедельных матчей предельного накала, когда битва идёт за каждый сантиметр поля?» Правда, потом, во время нашего с ней небольшого разговора, добавила, что Павлюченко очень любили болельщики и партнёры по тоттенхэмовской раздевалке.

Новая арена «шпор» будет 60-тысячной, что решит важную нынешнюю проблему: 40 тысяч болельщиков находятся на листе ожидания. То есть физически не могут стать владельцами абонементов. Всех, конечно, и тогда не удовлетворишь. Но острота проблемы спадёт.

Стоить строительство новой арены будет 400 миллионов фунтов, то есть 479 миллионов евро. Делим на 60 тысяч мест – и получаем 8 тысяч евро за посадочное место. По континентальным меркам – дороговато, там 5 тысяч считаются пределом (71-тысячная «Альянц Арена» обошлась «Баварии» в 340 миллионов евро). По петербуржским – сущие копейки…

Земля под строительство уже выкуплена, и сейчас офисы на территории будущей арены уже продаются под различные бизнесы – денежку-то на стройку клубу надо будет доставать из собственного кармана. Более того, уже открыт супермаркет, который будет работать на территории арены. Планируется, что появится там и колледж, специализирующийся на спортивных технологиях.

— Сильно вырастут цены на новом стадионе по сравнению с нынешними? – интересуются студенты.
— Как раз нет. Когда мы сжаты в рамки 36 с половиной тысяч, цены приходится повышать каждый год. Низкие делаем только на кубковые матчи, чтобы туда мог попасть абсолютно каждый наш болельщик. А когда арена будет вмещать 60 тысяч, цены выровняются. И не будут слишком высокими.

***

Сезонный абонемент на матчи «Тоттенхэма» сегодня включает в себя посещение 19 домашних встреч чемпионата Англии и двух на выбор – Кубка или Лиги Европы. На остальные игры приходится докупать билеты дополнительно. 23 тысячи из 36,5 тысячи мест отдаются под абонементы, 3 тысячи – гостям, а ещё 10 – членам клуба, у которых абонементов нет. То есть тем самым несчастным 40 тысячам, которые находятся на листе ожидания.

Причём среди этих 10 тысяч происходит постоянная ротация – чтобы на стадион всё время приходили разные люди. «Тоттенхэм» запросто мог бы продать весь стадион (кроме гостевого сектора, конечно) ещё до сезона под абонементы, но исходит в том числе и из бизнес-соображений. «Кто будет перед каждым матчем покупать футболки и другие товары в нашем клубном магазине, если на игры будут приходить одни и те же люди?» – здраво рассуждает госпожа Каллен. И добавляет, что цены на абонементы в пересчёте на одну игру примерно на 10-14% ниже, чем на «неабонементные» билеты. В клубе могли бы сделать разницу и больше, но не хотят обижать тех болельщиков, у которых не по их прихоти нет «сезонников».

Самым яростным и голосистым поклонникам «шпор» на новой арене будет сделан подарок: один из секторов за воротами на Северной трибуне окажется лишен перегородок, расстояние между рядами и местами будет небольшим – словом, фан-трибуна, насколько это в принципе возможно при современной английской культуре боления. «Трибуны будут предельно близки к полю, как и требуют современные тенденции строительства стадионов, — говорит Каллен. – Так сделали и „Ювентус“, и „Арсенал“.

Из разговора с миссис Каллен выяснилось ещё множество прелюбопытных деталей. Например, премиальные в английских клубах одинаковые всем игрокам только в кубковых матчах, тогда как в премьер-лиге – согласно индивидуальным контрактам. Нет в „Тоттенхэме“ и типовых соглашений по части имиджевых прав футболистов: кому и в какой пропорции пойдут деньги от рекламных контрактов того или иного игрока, опять же решается в индивидуальном порядке при подписании контракта. У Бэйла, например, было 60 на 40: чуть большая часть шла клубу, чуть меньшая – игроку.

Студенты RMA интересовались не только финансовыми, но и спортивными вопросами. Например, задачами „Тоттенхэма“ на нынешний сезон. Каллен ответила:

— Наша цель всегда закончить сезон как минимум на строчку выше, чем в предыдущем году. Поэтому после пятого места в сезоне-2012/13 минимальной задачей „Тоттенхэма“ является попадание в четвёрку, то есть – в Лигу чемпионов. Нам, правда, в прошлом году здорово не повезло – мы-то стали четвёртыми, но „Челси“, закончив первенство ниже нас, затем выиграл финал Лиги чемпионов. В результате путёвка в главный еврокубок от „Тоттенхэма“ уплыла уже после окончания чемпионата премьер-лиги! Но такое бывает крайне редко…

Крайне редко встречаются в футболе (уж в нашем-то точно) и те услуги, которые предоставляются в „Тоттенхэме“ болельщикам с детьми. Если кто-то из обладателей сезонного абонемента решил взять на футбол отпрыска, у него есть возможность вместо одного своего „регулярного“ билета получить два других, в „детский“ сектор. А уж если выясняется, что для ребёнка поход на футбол – первый в жизни, то работники клуба организуют специально для него экскурсию по „Уайт Харт Лейн“ с посещением самых укромных его уголков!

***

…Я слушал исполнительного директора „Тоттенхэма“ и всё думал: почему английская дама вполне органично выглядит в роли руководителя одного из ведущих британских клубов, а болельщики не адресуют ей тех кричалок, как поклонники „Локомотива“ — Ольге Смородской?

И понял: потому что она говорит ровно о том, что отлично знает. О бизнесе, доходах и расходах, абонементах, новом стадионе, наконец, детских программах… И звучит это суперпрофессионально, и два часа пролетают на одном дыхании.

А вот о судействе она возмущённо в печати не говорит (причём ровно до тех пор, пока арбитры не начинают вдруг благосклонничать к её клубу, после чего – резко замолкает). И профессиональных тренеров тренировать через интервью не учит, как Смородская – Юрия Сёмина. И тактических установок – „впереди пошире, сзади поуже“ — футболистам, зайдя в раздевалку, до игры не даёт. И гречкой игроков не кормит. Не говоря о том, чтобы вытирать шарфом „Тоттенхэма“ стол на встрече с болельщиками…

Короче – просто занимается своим делом. Всё это видят – и никто не вспоминает о „гендерном вопросе“ и не хмурит брови: как, мол, женщину допустили до управления футбольным клубом? Человек – профессионал, который чётко знает, каков её круг обязанностей, а где её вмешательства не ждут.

Виллаш-Боашу – виллаш-боашево, Донне Каллен – донна-калленово. И всё тогда в футбольном клубе будет правильно, кто бы к какому полу ни принадлежал…

Комментарии (0)
Партнерский контент