100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: Леонид Волотко
Фото: Getty Images

"У FIFA есть гарантии, что она не вылетит в трубу"

Эксклюзивное интервью директора по маркетингу FIFA – о нюансах ЧМ-2018 в России, партнёрстве с "Газпромом" и работе с новыми спонсорами.
Бизнес

— FIFA постоянно заявляет, что помимо финансовых критериев для потенциальных партнёров и спонсоров есть и социальные. Скажите, насколько их цели и образ соответствует политике ФИФА и как часто вам доводилось отказываться от солидных финансовых предложений от потенциальных спонсоров только из-за того, что они не соответствовали философии организации?
— Примеров, когда бы мы отклонили предложения от спонсоров исключительно по этическим причинам, пожалуй, нет. Дело в том, что в процессе переговоров с потенциальным партнёром начинаешь понимать, сложатся ваши отношения или нет. Самое главное, чтобы между нашей организацией, возможным спонсором и футболом была прочная связь. И если мы видим, что компания заинтересована лишь в продвижении своего бизнеса, то нам всё становится понятно. Иногда встречаются честные компании, которые после проведения переговоров сами говорят: «Знаете, пожалуй, мы здесь будем лишними. Нас интересуют продажи, а всё, что связано с футболом, отходит на второй план».

— Несколько месяцев назад FIFA заключила партнёрское соглашение с «Газпромом»…

ФИФА и оргкомитет работает как одна команда. В 2018 году ведь будет российский чемпионат мира. И никто не знает вашу страну лучше, чем вы сами. Поэтому всё, что касается создания талисманов, эмблем и всех остальных вещей, прорабатывается с помощью оргкомитета.

— Действительно, мы стали партнёрами. Но я хотел бы подчеркнуть, что оно будет действовать не только на ЧМ-2014, а также Кубке конфедераций, но и на всех остальных мероприятиях, которые пройдут пол эгидой FIFA в период с 2015 по 2018 года.

— На ЧМ-2018 вместо пула национальных спонсоров будет создан пул региональных. То есть российские компании лишаются монополии, которые будут иметь, например, бразильские. Значит, им придётся заплатить больше, и это повысит доходы ФИФА, но не считаете ли вы, что, таким образом, это ущемляет права компаний из страны-хозяйки мундиаля?
— Это не совсем так. На данный момент существуют договорённости, согласно которым права национальных спонсоров, которые будут работать на ЧМ-2014, распространяются только на ту страну, где будет проходить турнир. То есть на Бразилию. Теперь что касается новой структуры, которая будет действовать в 2018 году. Итак, что означает региональное спонсорство? Допустим, российский спонсор покупает лицензию и получает право размещать рекламу. Но если рассмотреть этот вопрос с географической точки зрения, то реклама может быть размещена на большей части Европы, которую занимает ваша страна. Бразильские спонсоры такой возможности не имеют. Их права распространяются только на Бразилию.

— Каким образом вы привлекаете национальных спонсоров? У вас есть какая-то специальная презентационная программа или же они сами обращаются в организацию?
— В большинстве случаев сами компании обращаются к нам. Это происходит в 95 процентов случаев.

— Какие категории партнёров и спонсоров могут появиться у чемпионата мира?
— Понятия не имею. Объясню почему. Например, совсем недавно мы заключили соглашение с национальной сетью по изучению английского языка. Они сами к нам обратились и предложили сотрудничество. Разумеется, мы тут же поинтересовались, что они могут нам предложить. На что они ответили: «Мы будем обучать английскому языку ваших волонтёров». Честное слово, год или два назад нам бы и в голову это не пришло! Мир настолько быстро меняется, что завтра нам могут предложить ещё что-нибудь из того, о чём мы совершенно не догадываемся.

— Каким образом ФИФА следит за так называемой паразитирующей рекламой, когда компании используют образы, связанные с чемпионатом мира, не будучи его спонсорами и партнёрами? Как осуществляется надзор за подобными вещами и есть ли у вас опасения по этому поводу относительно ЧМ-2018?
— Подобные проблемы всегда были, есть и будут. Многие желают воспользоваться ситуацией, не имея на то права. Но у нас есть специально созданная группа быстрого реагирования, которая специализируется на оперативном решении подобных вопросов. Как только мы получаем информацию, то сразу же предупреждаем компанию, которая занимается такими вещами. В большинстве случаев на этом всё и заканчивается. То есть чаще всего люди всё осознают и слушаются нас.

— А если нет?
— В этом случае должно вмешаться правительство страны-хозяйки чемпионата мира и принять соответствующие меры.

— Разработка маркетинговой стратегии ЧМ-2018 – прерогатива вашего департамента или местного оргкомитета? Какие вопросы решаются совместно, а какие – на уровне FIFA или оргкомитета?
— Абсолютно все вещи мы делаем вместе.

— То есть это даже не 50 на 50?

Все спонсорские контракты на 2014 год уже проданы полностью, а некоторые реализованы даже на 2018 год. Согласитесь, это неплохая гарантия того, что мы, условно говоря, не вылетим в трубу.

ФИФА и оргкомитет работает как одна команда. В 2018 году ведь будет российский чемпионат мира. И никто не знает вашу страну лучше, чем вы сами. Поэтому всё, что касается создания талисманов, эмблем и всех остальных вещей, прорабатывается с помощью оргкомитета. Потому что подобные вещи обязательно должны содержать национальный колорит.

— По оценке «Форбс», бренд чемпионат мира по футболу занимает третье место среди глобальных спортивных событий, уступая SuperBowl и Олимпиаде. Стремится ли ФИФА улучшить позиции?
— Если честно, то я не совсем понимаю, по какому принципу «Форбс» считал эти показатели: по доходу ли, по каким-то другим параметрам… Не знаю. По большому счёту, мне не так важно, третьи ли мы. Разве что это означает, что нам есть куда расти. Но, скажем, с точки зрения продаж чемпионат мира по футболу является единственным событием, объединяющим все страны всех континентов. Успех чемпионата определяют болельщики. Если люди получают радость от этого турнира, значит, и в коммерческом плане всё будет хорошо.

— Более 90 процентов доходов FIFA формируются на чемпионате мира. Вас не беспокоит такая очевидная зависимость от коммерческого успеха одного турнира?
— В принципе, нет. Во всяком случае, я не могу сказать, что мы испытываем в связи с этим какие-то проблемы. Финансовое положение у нас хорошее. Все спонсорские контракты на 2014 год уже проданы полностью, а некоторые реализованы даже на 2018 год. Согласитесь, это неплохая гарантия того, что мы, условно говоря, не вылетим в трубу. В любом случае за счёт чемпионатов мира доходы будут расти. Бояться нечего. Наконец, это бизнес. В конце концов, у нас есть много другим способов получать доход внутри структуры FIFA. Имею в виду женский чемпионат мира, который пройдёт в 2015 году в Канаде и который теперь тоже приносит прибыль. Или возьмите клубный чемпионат в Марокко. Поверьте, все эти турниры пока имеют существенный нераскрытый маркетинговый потенциал.

— Кстати, о клубном чемпионате мира. Будет ли учитываться маркетинговая составляющая при определении стран-хозяек клубного чемпионата мира и есть ли у России шанс получить право на проведение этого турнира?
— При проведении любого турнира правила едины для всех. Поймите, не мы делаем выбор. Страны подают заявки, после чего начинается отбор. Если Россия подаст заявку, то не маркетологи будут решать, в какой стране будет выгоднее провести тот же клубный чемпионат мира. Прежде всего будет оцениваться, сможет ли ваша страна провести турнир по всем правилам ФИФА и будет ли этот чемпионат способствовать достижению основных целей, а именно продвижение и развитие футбола.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент