Петер Шмейхель и Вадим Зингман
Текст: Игорь Рабинер

Что роднит сборную России и «Манчестер Юнайтед»?

Как сборная полетит в Бразилию? Что входит в контракт с «МЮ»? Об этом и многом другом Игорю Рабинеру рассказали топ-менеджеры «Аэрофлота».
22 мая 2014, четверг. 14:00. Бизнес
Наш разговор с заместителем генерального директора «Аэрофлота» Вадимом Зингманом и директором по маркетингу Михаилом Фандеевым проходил в другом виде транспорта, нежели тот, на котором специализируются мои собеседники, — железнодорожном. Хоть и поёт Андрей Макаревич, что «вагонные споры – последнее дело», где, если не в поезде Манчестер – Лондон, обсудить 5-летний контракт ведущей российской авиакомпании с «Манчестер Юнайтед»? Прежде российские компании столь крупных и долгосрочных партнёрских соглашений с мировыми топ-клубами не заключали.

Часами ранее группа российских журналистов, отправившихся в расположение «МЮ» в рамках пресс-тура «Аэрофлота», убедилась, с каким уважением к российским авиаторам там относятся. Я уже рассказывал на страницах «Чемпионата», как мы сыграли в футбол на «Олд Траффорд», как выходили на овеянное легендами поле под гимн Лиги чемпионов, как нас там приветствовал сэр Бобби Чарльтон, а на предшествующей тренировке на базе «МЮ» нам подавал мячи Петер Шмейхель. Как всё это стало возможным, а также как складываются взаимоотношения «Аэрофлота» с его российскими футбольными партнёрами – РФС и ЦСКА? Каковы, например, подробности сверхдальнего перелёта сборной России в Бразилию? Каждую из этих тем мы обсудили под стук английских колёс.

«МНОГИЕ ЕВРОПЕЙСКИЕ СБОРНЫЕ ПОЛЕТЯТ В БРАЗИЛИЮ С ПЕРЕСАДКОЙ. НАША – БЕСПОСАДОЧНЫМ РЕЙСОМ»

— В Бразилию сборная полетит беспосадочным рейсом «Аэрофлота», притом что между Москвой и Сан-Паулу – 11 815 километров. Это была принципиальная позиция Фабио Капелло? – спрашиваю Зингмана. В дальнейшем мои собеседники будут дополнять друг друга, и я решил их высказывания между собой не разделять.

— Такова была просьба не только глубоко уважаемого нами господина Капелло, но и РФС в целом. Это делается для удобства спортсменов, и «Аэрофлот» смог это обеспечить. Хотя понятно, что многие европейские сборные полетят с пересадкой.

Сборная страны отправится в Сан-Паулу на наших широкофюзеляжных самолётах Airbus A330, и в связи с расходом топлива во время беспосадочного рейса на этом борту (вмещающем 300 человек. – Прим. ред.) максимум могут находиться чуть более 50 пассажиров. Точно меньше 60. Это будут только члены команды и её тренерского и административного штабов. Больше никого.

Этим самолётом сборная пока никуда не летала – с учётом его размеров, в этом просто не было нужды. Но бортпроводники с командой полетят привычные – те, которые летают с ними везде. Таких, конечно, не одна бригада, а две-три – у людей же бывают отпуска или, не дай бог, больничный.

— Куда ещё летает этот самолёт?
— На дальние расстояния. США, Южно-Сахалинск, Гонконг, Куба и т.д.

— Полетят ли другими беспосадочными рейсами «Аэрофлота» в Бразилию болельщики нашей сборной?
— Нет, только команда. Подобные перелёты обходятся очень дорого. И пойти на это мы могли только в случае с самой сборной.

— Что было самым непростым в организации этого перелёта?
— Это вопрос получения разрешения от авиационных властей Бразилии. Оно было получено. Также — чёткий расчёт массы топлива, массы груза и пассажиров, которые могут находиться на борту. Всё это математическая задача. Поэтому мы и согласовали с РФС максимальное количество людей, которые могут находиться на борту. Их это устроило. Ведь не надо забывать и о том, что сборная берёт с собой достаточно много груза, в том числе еды.

— Какие-то условия ещё РФС и сборная вам ставили?
— С учётом важности события – организовать им вылет из отдельного терминала аэропорта «Шереметьево». Во многом это связано с тем, что, насколько знаю, футболисты будут прибывать туда не централизованно, а индивидуально. Чтобы им было комфортно, обычных людей туда пускать не будут – возможно, ещё только прессу.

— Определён ли рацион питания на бразильский рейс?
— Пока нет. Будем этим очень плотно заниматься с врачами сборной. Всё, что они захотят, точно сделаем.

— Вообще, насколько чувствуете эффект от договора с РФС и сборной России? Есть ли в этом какой-то бизнес или это сугубо имиджевый акт?
— Есть, и в этом году мы должны будем это почувствовать больше, чем раньше. Футбол – спорт номер один, а игры национальной команды, тем более на мировом первенстве, смотрит вся страна вне зависимости от клубных пристрастий. Кто ещё может возить сборную России? Только «Аэрофлот».

Конкретную коммерческую составляющую тут выделить довольно сложно, но, скажем, из всех наших контрактов соглашение с РФС – одно из самых эффективных. Год на год тут не приходится как по сумме контракта, так и по получаемым опциям. Но в этом году в связи с чемпионатом мира эффективность, думаем, будет особенно заметной.

Как раз на это время у нас запланирована рекламная компания, в том числе и на телевидении. И всенародный подъём, связанный с участием нашей сборной в ЧМ-2014, будет ассоциироваться в том числе и с нами как авиаперевозчиком. Участвовать в этом подъёме – большая честь, и люди, выбирая авиакомпанию, будут руководствоваться в том числе и этим нюансом. А уж если сборная выйдет из группы и добьётся в Бразилии хорошего результата – тем более.

«КОНТРАКТ С «МЮ» ЗАКЛЮЧЁН НА ПЯТЬ ЛЕТ»

— «Манчестер Юнайтед» и Россия – величины в футболе, казалось бы, несопоставимые. Как вам удалось заинтересовать «красных дьяволов» и что им сотрудничество с вами даёт?

— С первым вашим посылом не соглашусь. И экономика России, и компания «Аэрофлот» за последнее время совершили достаточно серьёзный рывок. За 3-4 года мы стали одним из лидеров европейских авиаперевозок, вошли в десятку крупнейших авиакомпаний по финансовым показателям, превратились в глобального игрока на мировом рынке. Поэтому для нас было приятно, что такой клуб, как «Манчестер Юнайтед», обратился с предложением рассмотреть возможность наряду с другими компаниями принять участие в конкурсе на право быть официальным перевозчиком клуба.

До нас им была компания Turkish Airlines, и мы, обсудив этот вопрос у себя на Правлении, приняли решение попробовать. Потому что и раньше нас связывали очень тёплые отношения со спортом, но то был спорт российский. Давно сотрудничаем с футбольным ЦСКА, поддерживаем РФС и Всероссийскую федерацию волейбола – но понимали, что нам нужен серьёзный партнёр и на мировом рынке. Поэтому предложение «МЮ» пришлось как нельзя кстати.

Естественно, участвуя в конкурсе, отдавали себе отчёт в том, что нас ждёт очень серьёзная конкурентная борьба. Мы не мыслили категориями – выиграем или нет, думали о том, что сделаем всё возможное, а там будет видно.
Потому что это – закрытый конкурс, который проводит клуб, и не было никаких сомнений в том, что «МЮ» будет абсолютно объективен. Исходя из этого, считали, что шансы у нас есть.

Конкурс продолжался около полугода. И в один прекрасный день клуб прислал уведомление, что по итогам конкурса по решению совета директоров «МЮ» мы стали официальными перевозчиками клуба на следующие пять лет. То есть у нас контракт с сезона- 2013/14 по сезон-2018/19.

— Были ли голоса не только за, но и против, когда рассматривался вопрос о подаче заявки на участие в конкурсе?
— Когда мы подавали заявку, для нас это была этакая проба мускулов. Хотелось понять, насколько мы мощны, как к нам относятся за рубежом. Одно дело – внутренние авиационные награды, и совсем другое – выбор футбольных клубов-миллиардеров.

— Кто был вашими конкурентами?
— Это доподлинно неизвестно. Абсолютно точно можно сказать только то, что в конкурсе не участвовали компании, которые уже являются официальными перевозчиками других клубов.

— Какова была реакция в «Аэрофлоте» на письмо из «МЮ»?
— Wow! Здорово! Но тут же – что впереди большая работа. Потому что это означало отнюдь не то, что жизнь удалась, а то, что надо начинать очень активно работать с клубом. Как по юридическим документам, так и по рассмотрению возможностей авиаперевозок, на рекламном рынке, в соответствии с коммерческими возможностями «МЮ»…

Наше партнёрство я бы назвал уважительным. Это не та ситуация, когда спонсор диктует всё спонсируемому, что ему надо делать, или наоборот – второй говорит: «Знаешь, у нас столько предложений, что сиди в сторонке и на вякай».

— Если я правильно понимаю, это был не тендер, кто больше заплатит, а любая компания, участвующая в конкурсе, просто должна была гарантировать выплату фиксированной суммы. Можете её назвать?
— Нет, это закрытая информация, хотя сам принцип вы озвучили правильно. Могу только сказать, что ценник абсолютно соизмерим с тем спонсорским пакетом, которые предлагают российские футбольные клубы. Вот это говорю точно.

Но знаю, что сначала у «МЮ» был предварительный отбор – клуб определял какое-то количество компаний, которые будут участвовать в конкурсе. То есть далеко не все могли в нём участвовать – это очень ограниченный круг авиалиний. И только после этого отбора «МЮ» разослал им предложения. Известно лишь то, что в конкурсе вновь участвовала Turkish Airlines –

предыдущий перевозчик команды. Они тоже были очень довольны сотрудничеством с «Юнайтед» и хотели его продолжить.

«В АЭРОПОРТАХ КИТАЯ, ЯПОНИИ И КОРЕИ БЫЛИ УСТАНОВЛЕНЫ ОГРОМНЫЕ МОДЕЛИ НАШИХ ЛАЙНЕРОВ ИЗ ФУТБОЛЬНЫХ МЯЧЕЙ»

— Громадная надпись на парковке «Олд Траффорд»: «Aeroflot, Russian Airlines» — это вы ставили такое условие, или оно стало инициативой «МЮ»?

— Ни мы, ни они. Все вопросы решаются только в рамках конструктивного диалога. Считается, что первый год – самый трудный, это год притирки. Так вот, у нас за всё это время не было ни одного жёсткого вопроса, где бы мнения принципиально разошлись. Всё решается – и с нашей стороны, и с манчестерской. Вы это, собственно, могли видеть и во время пресс-тура, на котором только что побывали.

Сотрудничество с таким клубом, как «МЮ», конечно, дало нам дополнительных пассажиров. Потому что люди, особенно иностранцы и болельщики «Юнайтед», которых многие миллионы, подобные вещи не могут не учитывать. Мы делали упор и на европейского пассажира, и на азиатские страны – Китай, Япония, Корея. В их сознании всё однозначно: если такая команда доверяет свои жизни «Аэрофлоту», то мы тоже можем это сделать.

— В азиатские страны стало больше рейсов или пассажиров?
— Пассажиров. Загрузка – один из основных показателей деятельности авиакомпаний. Она постоянно растёт. Это касается и Европы. Очень важный момент, который мы сейчас позиционируем, — лёгкость транзита из Европы в Азию и наоборот. Полёт через Москву для такого трансфера – это самое короткое и эффективное расстояние. Поэтому нам очень важно было получить азиатского пассажира, который летит в Европу, и европейского, который летит в Азию. И мы видим, что с начала нашего сотрудничества с «МЮ» произошёл качественный сдвиг в этом вопросе.

Самую большую рекламную активность в связи с этим мы проявляли как раз на рынках Китая, Японии и Кореи, где «МЮ», согласно всем исследованиям, является самым популярным клубом. Мы установили огромные инсталляции в крупнейших аэропортах этих стран в виде самолётов «Аэрофлота» из футбольных мячей. Плюс в этих аэропортах, когда эти инсталляции появились, их представляли легенды клуба – в частности, Денис Лоу. Что тоже вызвало там огромный ажиотаж (сейчас эти инсталляции уже демонтированы, так как были установлены не на постоянной основе. – прим. ред.)

— Сам «МЮ» летает по Европе на ваших самолётах?
— У нас функция такая, что мы всегда предлагаем ему свои услуги, у нас право первой ночи. Но выбор за клубом. Бывает, что кем-то другим «МЮ» лететь дешевле. Если дело касается трансатлантического перелёта, то они обращаются к нам. Сейчас прорабатывается вопрос об организации полетов на заокеанские турне в рамках предсезонной подготовки. Мы вот-вот должны получить предложения.

— Есть ли у вас самолёты в раскраске «МЮ»?
— Да, один Airbus-321, он среднемагистральный. На днях его видели в Англии. Был он и в Сочи во время Олимпиады.

— Кстати, тот факт, что наша группа добиралась из Москвы в Лондон на самолёте, названном в честь Льва Яшина, — случайность?
(Улыбаются) – Абсолютная. Так совпало. Вообще же именные самолёты – это сугубо наша «фишка», ни у кого, кроме «Аэрофлота», этого нет. Каждый борт назван в честь кого-то из выдающихся людей нашей страны, которых больше нет в живых (если бы не было этого условия, борьба за право стать «человеком-самолётом» могла бы вызвать ненужный ажиотаж и конфликты. — прим. авт.). Из списка великих спортсменов, именем которых можно назвать лайнер, первой на правление было вынесена именно кандидатура Льва Яшина. Конечно, она была утверждена единогласно.

«ГОТОВЫ ПРОРАБАТЫВАТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ТОВАРИЩЕСКОГО МАТЧА «МЮ» С РОССИЙСКИМ КЛУБОМ»

— Вернёмся к «Манчестеру». Можно ли надеяться на то, что какая-то российская команда сыграет с «МЮ» товарищеский матч в рамках вашего партнёрства?

— Думаю, что такая возможность есть, и мы готовы прорабатывать её как с российскими клубами, так и с «МЮ».

— Учитывая, что вы также являетесь перевозчиком ЦСКА, насколько реалистично проведение матча именно между чемпионом России и «МЮ»?
— Это зависит в первую очередь от желания двух команд. Мы со своей стороны сделаем всё возможное, чтобы такой матч состоялся, и обеспечим его проведение. ЦСКА – чемпион, и это повышает его возможность. У «Юнайтед» же в предстоящем сезоне высвобождается время в связи с тем, что команда не будет участвовать в еврокубках.

— Почему на каждом самолёте «Аэрофлота» нет гордой надписи: «официальный перевозчик «Манчестер Юнайтед»? Разве это не помогло бы?
— На каждом рынке мы используем свои преимущества. Например, в России нас в основном знают как генерального партнёра Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи. Для нашей страны это объективно важнее, чем связь с «МЮ», при всём к нему уважении.

Мы не могли использовать статус генерального партнёра Олимпийских игр за пределами России по правилам МОК. Из-за этого нам пришлось даже сократить программу покраски самолётов в олимпийские цвета с талисманами Игр, и эти самолёты летали только по России. Что ж, российскому потребителю нам тоже есть что сказать – и Олимпиада, и сборная по футболу, и ЦСКА. А в глазах зарубежного потребителя – от Англии до Китая – самым большим преимуществом «Аэрофлота» является «МЮ».

— Можно ли рассчитать не имиджевый (тут всё очевидно), а финансовый эффект от контракта с «МЮ», точный баланс?
— Скажем так. В рамках этого контракта есть несколько страниц перечисления наших прав. Одна строчка – динамическое представление нашего бренда на бортиках «Олд Траффорд» во время всех телетрансляций матчей АПЛ и Кубка Англии (УЕФА – отдельная история).

Ежегодно матчи «МЮ» смотрят несколько миллиардов человек. Если рассчитать стоимость этого эфирного времени, то она в разы превышает стоимость контракта. Мы уже здесь экономим очень существенную сумму. А если учесть, что это всего лишь одна строчка, а есть и другие – одной из которых мы сегодня воспользовались (проведение тренировки на базе и игры на «Олд Траффорд») – всё становится очевидно. Финансовый эффект контракта для нас – крайне положительный. Для нас всё очень рентабельно.

— Участвовал ли сэр Алекс Фергюсон как член совета директоров клуба в принятии решения о сотрудничестве «Манчестер Юнайтед» и «Аэрофлота»?
— Решение было принято, когда он ещё был у руля, — а значит, его мнение обязательно учитывалось. Кто как голосовал – не знаю. У нас были обсуждения с коммерческим руководством клуба. Но знаем, что решение согласовывалось, в частности, и с Фергюсоном.

— Объявление клуба о сотрудничестве «Аэрофлота» последовало почти сразу после того, как главным тренером «МЮ» был назначен Дэвид Мойес. Была ли тут какая-то взаимосвязь?
— Нет. Интересно, что они хотели презентовать наше сотрудничество прямо на первой пресс-конференции Мойеса. Но мы сочли это неуместным, поскольку естественно, что всё внимание общественности было бы обращено на нового главного тренера, а не на нашу компанию. Поэтому провели презентацию нашего сотрудничества через несколько дней. Кстати, Мойес очень тепло говорил об «Аэрофлоте» и, судя по всему, в индивидуальном порядке пользовался его услугами. А самым большим нашим пропагандистом среди команды, знаю, был Неманья Видич. На запуск сотрудничества пришла вся команда во главе с новым главным тренером.

— У «Манчестер Сити» авиакомпания Etihad вообще является генеральным спонсором. У вас же ситуация несколько иная.
— Да, мы – официальный перевозчик и партнёр команды. Считаю, что те возможности, которые нам предоставляет «Манчестер», очень весомы, и очень хорошо, если мы их реализуем.

Параллельно с сотрудничеством с «МЮ» мы постоянно мониторим зарубежные рынки. И, если честно, ещё каких-то года полтора назад имидж российских авиакомпаний, в том числе «Аэрофлота», в глазах зарубежных потребителей был очень невысок. Они говорили: мол, это старые советские самолёты, жуткий сервис, отвратительная еда, хамство и т.д. Сохранялись старые стереотипы – несмотря на то, что у нас самый молодой парк Европы (в среднем 4,3 года. – прим. ред.), несмотря на то, что по сервису мы держим первые места на континенте и не раз выигрывали соответствующие конкурсы. Надо было поменять отношение к нам.

Можно сколько угодно говорить, что мы самые безопасные и вообще лучшие. Если все эти тезисы не подкреплены чем-то ещё, фактическим, они не работают. А тут люди видят! Тому же «МЮ» никто не прикажет сотрудничать с нами, и марать свой имидж контрактом с ненадёжной компанией такой клуб никогда не станет. И вот тогда уже зарубежный потребитель доверяет нам своё путешествие с детьми. Наши исследования говорят о том, что иностранный пассажир, хоть раз полетевший «Аэрофлотом», в 80 процентах случаев продолжает им летать.

— Какие ещё западноевропейские клубы на вас выходили? Были ли реальные варианты партнёрства и с другими командами, помимо «МЮ»?
— Ситуация резко изменилась после того, как мы стали сотрудничать с «Юнайтед». В основном это немецкие, итальянские и французские клубы. Но мы полностью довольны партнёрством с «Манчестером», который предлагает нам всё, что нужно. Хотя формально мы не связаны эксклюзивными обязательствами: мол, «МЮ» — и больше никто. Если мы для клуба – эксклюзивный авиаперевозчик, то наши отношения с ним не эксклюзивны.

«КОНТРАКТ С «МЮ» — 257 СТРАНИЦ!»

— Расскажите про конкурс. Как это было? С чем столкнулись?

— Когда шёл конкурс, «МЮ» запрашивал у нас всю возможную документацию, и это не было удивительно. Когда мы победили, они нам прислали вариант контракта, который составлял 257 (!) страниц. В нём прописывалось абсолютно всё, что могло быть прописано. У того же ЦСКА в нашем договоре страниц гораздо меньше (по данным «Чемпионата» — шесть. – прим. ред.). Мы поняли, что это не то что делалось специально под нас, а является наработанной базой. «МЮ» — серьёзнейшая машина, которая работает не только на футбольном поле, но и в плане организации дела.

И сегодняшний приём российской прессы на «Олд Траффорд» для них тоже является не рядовым. Они никогда не принимали журналистов от партнёров. Для них это тоже в новинку. Такие приятные вещи позволяют и нам развиваться, и они появились с самого начала нашего сотрудничества.

— То есть «МЮ» — организация гибкая?
— И даже очень. Но как же у них всё продумано! Даже те опции, которые стандартны – присутствие на стадионе, программа гостеприимства для приглашаемых гостей – проработаны гораздо более детально и многосторонне, чем это принято у нас.
Но «МЮ» достаточно гибок, чтобы в процессе переговоров рождались и уникальные опции – такие, как упомянутая выше надпись на парковке или вот этот пресс-тур.

Дело в том, что нередко ещё пустой «Олд Траффорд» показывают сверху – при помощи аэрофотосъёмки, чтобы была видна надпись «Manchester United”, выложенная белыми креслами на красном фоне. И туда нередко попадает ближайшая к арене парковка. Мы это увидели и подумали – а ведь там можно разместить надпись «Aeroflot. Russian Airlines»! Если там пустое место, почему бы его не заполнить? Клуб это обсудил и пошёл нам навстречу.

Такого там прежде никогда не было. Причём что и как наносить, специализированные английские фирмы примеривались на протяжении нескольких месяцев. Так и удалось создать вариант, при котором надпись стала нестираемой, что было очень важным – ведь это активно используемая парковка. По крайней мере, мы нанесли её в самом начале ноября – не стёрлась. К тому же эта опция получилась относительно недорогой.

— Ложу на «Олд Траффорд» они вам большую дали?
— Компактную, на десять человек, но очень хорошую. И она доступна нам и только нам на каждом матче, причём независимо от того, внутренние ли это соревнования или еврокубки. Мы очень хотели её брендировать. Обычно это не принято на «Олд Траффорд», но нам опять же пошли навстречу: там висит огромный российский флаг. Ведь он является частью ливреи наших самолётов.

— Кто из великих футболистов «МЮ» с вами встречался?
— Тут опять же речь о том, что очень многие вещи происходят сверх контракта. В контракте не было написано, что на пресс-конференцию по запуску партнёрства придут главный тренер и весь (!) основной состав: там просто указывалось, что в ней будут участвовать футболисты.

У «МЮ» существует такой институт, как «легенды клуба». Это очень мощный инструмент как для клуба, так и для его партнёров. В этом качестве на наших мероприятиях были и сэр Бобби Чарльтон, и Денис Лоу, и Дуайт Йорк, и Брайан Робсон.

— Сегодняшний приход на наш матч на «Олд Траффорд» Бобби Чарльтона стал неожиданностью?
— Скажем так: это было сверх контракта. Как и приветствие от Райана Гиггза в его ресторане. Всё это говорит об уважении. Вот Петер Шмейхель был в рамках контракта, и за несколько месяцев до вашей игры на «Олд Траффорд» была утверждена дата, которую уже нельзя было сдвинуть: у легенд достаточно напряжённый график. Но очень важно, что тот же Шмейхель подошёл к вопросу не формально, а с душой.

— Полностью согласен. А пригласить сэра Алекса Фергюсона, если бы он был не в Бостоне, а в Манчестере, было реально?
— Нет. Он и не выполняет обязанности «легенды клуба», и неформально в таких мероприятиях никогда не участвует.

— Международные санкции западных стран к России, выходит, никак на вас в отношении сотрудничества с «МЮ» не срикошетили?
— Пока, слава богу, нет. Сегодня за обедом, как вы видели, выступал управляющий директор группы компаний «МЮ» Ричард Арнольд – и вы слышали, как тепло он отзывался о наших взаимоотношениях. И потом, хочется верить, что за год партнёрства у нас сложились некие личные отношения – и они переносятся с «Аэрофлота» на Россию, которую мы представляем. А при личном знакомстве и общении ты понимаешь больше того, что пишется в газетах.

«ВО МНОГОМ С ПОДАЧИ ЦСКА МЫ СТАЛИ РАБОТАТЬ И СО СБОРНОЙ»

— Перейдём к следующей теме – ЦСКА. Почему контракт с «МЮ» заключён на 5 лет, а с «армейцами» — однолетние?

— Ну так ведь мы не один год сотрудничаем с ЦСКА, а с 2009 года. Просто продлеваем его ежегодно. Мы абсолютно довольны этим партнёрством, тем более что при нас клуб добился выдающихся успехов, два года подряд становясь чемпионом России. Считаем, что и доля нашего труда в этом есть, поскольку на все гостевые матчи ЦСКА летает исключительно рейсами «Аэрофлота» — если речь идёт о городах, которые могут принять наши самолёты (помимо этого, «Аэрофлот» перевозит команду в Грозный, хотя регулярных рейсов по маршруту у компании нет. – прим. ред).

Создать им на борту такую атмосферу, чтобы они по прилёту показали всё, что могут, — тоже ведь очень важная составляющая, о которой многие забывают. Ведь это не Англия, которую можно на автобусе пересечь, а Россия с нашими расстояниями. Знаю мнение менеджмента и футболистов: они очень довольны сотрудничеством с «Аэрофлотом». И во многом с их подачи мы стали официальным перевозчиком РФС, то есть нашими самолётами летает сборная России.

Очень радует, что философия развития ЦСКА совпадает с философией развития «Аэрофлота», то есть тут есть синергия наших брендов. Так же и «МЮ» — клуб, который всегда нацелен только на высшие достижения, когда второе-третье место не устраивают. И наши волейболисты, которых мы тоже поддерживаем, — олимпийские чемпионы и чемпионы мира. Опять же, совпадение с нами по идеологии. Если за что-то берёшься – будь в этом деле лучшим. И в том, что мы поддерживаем РФС и сборную, перед ЧМ-2014 есть некий знак.

— Почему, кстати, вы начали сотрудничать именно с ЦСКА?
— А с кем? Никто за последнее время добился таких успехов, причём стабильных, как «армейцы».

— Не рассматривался ли вопрос по «Спартаку»?
— Нет.

— Почему вы больше не являетесь титульным спонсором ЦСКА, как раньше?
— Потому что, как я понимаю, компания, которая ныне является генеральным спонсором ЦСКА («Россети». – прим. ред.), сделала более серьёзное финансовое предложение. И это нормально. Многие клубы меняют спонсоров.

— Не обиделись?
— Вы же видите: мы остались официальным перевозчиком клуба. И спонсорская программа продолжается: так, в этом году мы от ЦСКА получили ряд новых опций. Наша реклама есть и в тоннелях при выходе на поле, и на скамейках запасных, и на тренировочной форме.

Ничего в этом плане мы менять не собираемся. В ближайшее время вынесем на совет директоров предложение о продлении сотрудничества с ЦСКА. Такое желание есть и у нас, и у клуба. А общаясь с футболистами, мы поняли, что перелёты «Аэрофлотом» для игроков ЦСКА являются предметом гордости в том числе и в общении с их партнёрами по сборной.

— Каковы со стороны клуба требования, касающиеся перелётов?
— В первую очередь они касаются еды – тут и ЦСКА, и сборная предельно профессиональны. У нас есть свой кейтеринг, который готовит еду – так врачи как одной, так и другой команды приезжали, говорили, какие должны быть ингредиенты, какая калорийность, подбор продуктов, вес порций… Серьёзный, научный подход. Эти требования обязательны, они даже не обсуждаются. Создание комфорта – наша обязанность.

«Аэрофлот» сейчас предоставляет любому пассажиру возможность бесплатного заказа специального питания. Мы предоставляем на выбор 15 рационов. А для партнёров идём дальше, и порой это вызывает смешные ситуации. Недавно для одного из них мы на часовой (!) перелёт разработали девять видов горячих блюд. Нам не жалко!

Манчестер – Лондон — Москва

Сэр Бобби Чарльтон, Вадим Зингман и Петер Шмейхель

Сэр Бобби Чарльтон, Вадим Зингман и Петер Шмейхель

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
5 декабря 2016, понедельник
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
29 ноября 2016, вторник
28 ноября 2016, понедельник
26 ноября 2016, суббота
25 ноября 2016, пятница
24 ноября 2016, четверг
23 ноября 2016, среда
22 ноября 2016, вторник
21 ноября 2016, понедельник
19 ноября 2016, суббота
18 ноября 2016, пятница
17 ноября 2016, четверг
16 ноября 2016, среда
15 ноября 2016, вторник
14 ноября 2016, понедельник
В чём причина падения аудитории прямых трансляций на "Матч ТВ"?
Бесплатные трансляции в Интернете
1409 (15%)
Биатлон и хоккей всё вытянут в декабре
1456 (16%)
Падение интереса к телеканалу
6331 (69%)
Проголосовало: 9196
Архив →