До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: Антон Михашенок
Фото: adidas

Футбол — культурное движение. Как adidas меняется вместе с миром

Генеральный менеджер подразделения adidas Global Football Маркус Бауманн — о бутсах Нойера, футбольной моде и ЧМ-2018.
Бизнес

Несколько дней назад adidas продлил контракт с Немецким футбольным союзом, выиграв конкуренцию у Nike. В прошлом году компания перезапустила линейку своих бутс, оставив три модели, а по итогам нынешнего года adidas ожидает получить рекордную выручку в футбольном направлении бизнеса — 2,5 млрд евро. Глава подразделения аdidas Global Football Маркус Бауманн в интервью «Чемпионату» рассказал о секретах успеха одной из самых крупных спортивных корпораций в мире.

— В книге Ули Хессе «Tor! История немецкого футбола» я прочитал, что перед решающим отборочным матчем ЧМ-1966 Ади Дасслер сделал для травмированного Уве Зеелера специальную бутсу, в которой ему было не больно играть. Если это было возможно в 1965 году, то какие методы защиты существуют сейчас?
— Если не ошибаюсь (так как я родился в 1965 году и, естественно, ещё не работал в компании), речь шла о повреждении ахиллова сухожилия. Была произведена специальная бутса с открытой пяткой и особой шнуровкой, которая позволяла избавлять недавно прооперированное сухожилие от давления. Эта бутса сейчас в музее, и правда в том, что спортсмен действительно мог снова тренироваться без всякой боли.

Специальная бутса для Уве Зеелера

Специальная бутса для Уве Зеелера

Фото: adidas

Что касается нынешних методов, то, думаю, их достаточно — например защита в середине стопы, так как там стопа должна быть особенно устойчивой и прочной. Однако, хотя многое в плане защиты игроков сейчас поменялось, сильно изменился и сам футбол. В те времена он не был столь напряжённым. Даже если вы посмотрите финал чемпионата мира 1974 года, вы сравните его с нынешним и поймёте, что…

— Это было очень медленно!
— Не уверен, что просто «медленно» — это то слово. Оно только о скорости, но ведь и интенсивность игры тоже была абсолютно другой. Уровень тренировочных нагрузок тоже полностью отличается между тем, что было сейчас и тогда — тогда игроки были не столь хорошо тренированы, как сейчас. Я бы предположил, что это связано с аналитическими отделами клубов и федераций, которые проверяют уровень фитнеса, уровень кислорода в крови и прочие подобные штуки. Сейчас это не проблема, но это не было развито в 1965 году.

— Другой великий случай с бутсами возвращает нас в 1954 год, когда в финале чемпионата мира с венграми немцы сменили шипы на бутсах во время дождя, получили заметное преимущество и в итоге выиграли. Возможно ли получить некое преимущество за счёт бутс сегодня?
— Очень сложно. В те дни, когда нас ещё не было на свете, производители были должны фиксировать кожаные элементы на подошве,

adidas был первым, кто задумался: «Ладно, а почему они должны быть фиксированными? И почему бы не менять шипы в зависимости от, скажем, состояния поля или времени года?». У нас есть шипы для гололеда, для снега, у нас есть множество других шипов — если поле твёрдое, как скала, или удлинённые алюминиевые — если дождь льёт, как сумасшедший. Но я должен сказать, что находить преимущества всё сложнее, потому что все другие бренды находятся на очень близком уровне. Это нечто похожее на автопром: машины продвигаются за счёт дизайна, но в вопросах механики и комфорта они все очень рядом. Это уже больше вопрос восприятия бренда — нравится тебе больше Audi, Mercedes или Porsche, ибо все они похожи, потому что технологии… Я бы не хотел говорить «полностью исчерпаны», потому что в ближайшем будущем могут появиться новые материалы, новые методы производства. Мы продолжим производить крутые продукты и добавлять новые характеристики в наши продукты, но делать это всё сложнее.

— Как в случае с бутсами без шнурков (Месут Озил стал первым футболистом в АПЛ, сыгравшим в бутсах без шнурков. — Прим. «Чемпионата»).
— Это тоже отличный пример, история, которой у нас никогда не было, и в которой было много борьбы для потребителей, ведь они не видели ничего подобного прежде. Это то, что мы выпустили в нынешнем году, и это взорвало рынок. Внутри было много сомнений и дискуссий, но в итоге мы решили попробовать и не ошиблись. У adidas есть еще несколько крутых идей в разработке, но я пока не могу об этом говорить. Однако я точно знаю, что они будут на рынке позже в этом году, в следующем году или в 2018-м.

Месут Озил первым сыграл в АПЛ в бутсах без шнурков

Месут Озил первым сыграл в АПЛ в бутсах без шнурков

Фото: adidas

— Как происходит создание новых моделей? Применяется ли научный подход, используется ли статистика?
— Главное, что мы делаем, — используем те материалы, которые позволяют, например, скоростному игроку, лучше контролировать свои рывки. В 2010 году мы выпустили бутсу, добавив веса в её конструкцию, потому что когда бьёшь по мячу, тебе нужно добавить веса удару, чтобы мяч полетел быстрее. Мы всегда изучаем подобные вещи, но в итоге пришли к выводу, что для игроков лёгкие бутсы важнее — вот почему мы в итоге пока отказались от этого продукта. Но мы сделали всё, мы исследовали все вопросы относительно этого продукта, я уверен, что в ближайшие пару лет, с новыми методами производства, с ним может произойти кое-что интересное.

Это ещё и вопрос материалов, их развития. Технологии вроде 3D-принтинга и прочих похожих вещей определённо позволят в ближайшие годы делать то, что мы не можем представить сегодня, потому что определённые технологии дают возможность быть доступным, в том числе и для массового производства. Люди смогут делать некоторые вещи просто из дома — возьмут, купят и скачают файл, распечатают продукт или его часть на 3D-принтере. Сейчас звучит как фантастика, но завтра это может стать обыденностью.

В 2010 году мы выпустили бутсу, добавив веса в её конструкцию, потому что когда ты бьёшь по мячу, тебе нужно добавить веса удару, чтобы мяч полетел быстрее.

— Влияет ли на вашу работу по формированию нового типа бутс обратная связь от игроков и были ли какие-нибудь забавные истории, связанные с общением с футболистами?
— Я не думаю, что она забавная, но есть одна интересная история. Примерно 15 месяцев назад мы разработали 99-граммовую бутсу. Для нас это было что-то вроде концепт-кара: мы продали пару сотен пар таких бутс по всему миру, хотя цена на них была очень высокая. Они были тонкие, как лист бумаги, и мы не хотели отдавать их профессиональным игрокам. Однажды нам позвонил известный игрок «Челси», который требовал предоставить ему такие бутсы. Мы ответили, что играть в них не стоит, потому что если кто-то наступит ему на ногу, то он травмируется, ибо у них нет никакой защиты. Он взорвался: «Мне плевать! Я хочу носить эти бутсы, потому что это самые лёгкие в мире бутсы, и я хочу, чтобы они были у меня!». Эта интересная история вселила в нас уверенность и послужила вдохновением и мотивацией, когда мы впервые обсуждали бутсы без шнуровки, так как мы поняли, что футболисты хотят иметь эксклюзивные либо кастомизированные бутсы.

— Ваша компания подписывает контракты со звёздами, но есть одна интересная закономерность — все они отлично играют ногами. Условно говоря, у вас нет контракта с Питером Краучем, который выделяется игрой головой, но есть Месси, если речь о полузащитниках, то есть Погба, если о защитниках — Хуммельс и даже Нойер. Действительно ли учитывается фактор игры ногами при выборе игрока на контракт?
— Если мы подписываем нападающего, то он должен быть хорошим атакующим игроком, забивать много мячей, но при этом и иметь предысторию вне футбольного поля. Мы ищем игроков, которые здорово показывают себя на поле, но в идеальной комбинации это должно сочетаться с активностью игрока помимо игрового времени. Возьмите того же Погба, которого мы недавно подписали — он отличный игрок, но он к тому же и соответствует нашим потребителям в том, что касается внеигровой активности. Стиль одежды, машина, которую он водит, его вещи — все это становится более и более важным после непосредственно самих выступлений на поле. И я не думаю, что adidas будет смотреть на игрока под другим углом или вообще не подпишет его, если он забивает только головой. Мы хотим подписать ярких индивидуальностей, которые результативны на поле и отличаются от толпы за его пределами. Самый свежий пример – Поль Погба.

Маркус Бауманн

Маркус Бауманн

Фото: adidas

— Вернёмся к Нойеру. Всем известна его любовь и умение играть ногами. Разрабатываются ли для него какие-то особые бутсы?
— Он обувает стандартные бутсы, ничего особого. Несколько лет назад немецкая фирма Uhlsport начала выпускать специальные бутсы для вратарей, чтобы дать им некое преимущество в ударах по мячу. Я сам был вратарем и в то время в воротах стояли не лучшие игроки в футбол. Они должны были уметь здорово ловить мяч, но обрабатывать его ногами им было сложно. Всё то же самое было и со мной, я рос в мире, где техника паса была такая — нужно было поймать мяч и выбить его. Сейчас всё изменилось, и если бы я сыграл сегодня, то мне бы отдали мяч, я получил бы его под свой контроль и не знал бы, что с ним делать. Uhlsport пытался помочь вратарям, но остановил производство через год, потому что запроса на это уже не было. Если вы посмотрите на Мануэля Нойера или какого-нибудь вратаря нового поколения, вы поймёте, что они обращаются с мячом почти так же хорошо, как полевые игроки. Им больше не нужна специальная экипировка.

— Ваш главный продукт на данный момент — форма для чемпионов мира, сборной Германии. Насколько она в действительности популярна?
— Вот просто цифра. Мы рады говорить об этом: только в этом году мы прогнозируем продать 1,3 млн официальных футболок, хотя это, конечно, пока не сравнится с годом победы в чемпионате мира, когда мы продали 3 млн маек. После чемпионата мира был огромный спрос, но он есть и сейчас. Это определённо успех, и мы довольны результатами продаж, ведь показатели продаж будут выше, чем в год предыдущего чемпионата Европы.

— Влияет ли мода на дизайн новых маек? Например, несколько лет назад очень популярны у команд были кислотные цвета...
— Конечно, мы следим за этим. Любая новая форма очень сложна, потому что, например, «Реал» хочет всегда играть только в белом, и для остальных топ-команд ситуация та же — «Манчестер Юнайтед» всегда будет требовать красные майки, потому что они «красные дьяволы». Но многое можно предложить в том, что касается стиля майки, его типа. Мы также ищем — давайте действительно назовём это так — более модные цвета или цвета, которые отличались бы от традиционных футбольных, потому что мы видим, что всё больше и больше людей надевают майки не только на матчи, но и когда просто выходят на улицы, на тусовку с друзьями. Футбол — это уже почти культурное движение. Нельзя сказать, что люди покупают наши майки или даже наши бутсы только потому что они им хорошо подходят. Мы видим в этом потенциал, потому что футбол — культурное движение, я настаиваю на этом. Люди в обычной жизни хотят показать свою принадлежность к спорту, и вот ещё почему мы стараемся отойти от традиционных футбольных цветов в этот момент — чтобы зацепить и очевидные тренды из других отраслей моды и из других индустрий. Различные оттенки — это часть маркетинга.

Мы готовим сюрпризы, которые заставят россиян чувствовать гордость.

— В 2018 году в России пройдёт чемпионат мира, за год до этого — Кубок конфедераций. Какая работа ведётся со стороны adidas на данный момент по подготовке к турниру?
— Мы работаем над этим прямо сейчас: над мячами, формой — всё сразу. Моя команда несколько раз была в России за последнее время. Я сам был там с презентациями для нашего местного филиала о том, по какому пути мы должны идти к чемпионату. Мы недавно определили Москву, как ключевой город для нашей политики, где у нас есть отличное место для базирования. Что же касается игроков и наших российских потребителей, я понимаю, насколько важна для них форма, и мы продолжаем работать. Уверен, всё будет выдержано в русском духе. Мы готовим сюрпризы, которые заставят россиян чувствовать гордость. Я надеюсь на это.

— Последним вопросом я не могу не спросить о том, как продолжающийся скандал вокруг ФИФА влияет на отношения с adidas. Какова позиция компании?
— С выбором нового президента мы чётко выразили наши ожидания относительно реформ во всей организации. Мы видим позитивный отклик и надеемся, что новый генеральный секретарь ФИФА, которая приступит к работе в ближайшие пару недель (Фатма Самура была назначена на этот пост 14 мая. — Прим. ред.) тоже понимает нашу позицию. Пока всё движется в правильном направлении, но мы будем продолжать выражать свои мысли и пожелания по развитию. На сегодняшний день мы довольно близки к ФИФА, чтобы можно было выражать им свои ожидания.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент