Все новости
Фото: РИА Новости

В футбол играют не деньги. Или всё-таки они? Экономический взгляд на ЧМ

Преподаватель МГУ Анатолий Ходоровский — о том, как финансовые и экономические показатели стран влияют на футбол сборных.
Бизнес
Автор — Анатолий Ходоровский, преподаватель экономических дисциплин факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова.

Соперники по чемпионату мира по футболу, который в следующем году состоится в России, определены. Группы «смерти», как и «проходные» для любимых команд, сформированы. И теперь остаётся ждать и надеяться на мастерство и удачу футболистов тех или иных сборных.

В Россию приедут команды, занимающие в рейтинге ФИФА (эта международная организация объединяет 211 национальных федераций) места с 1-го (Германия) по 65-е (Россия). Но в футбол играют не только люди, но и деньги. Принятым показателем масштабов экономики той или иной страны является валовый внутренний продукт (ВВП). Для корректного сравнения данных по различным странам его пересчитывают по паритету покупательной способности в доллары США. И если посмотреть с этой точки зрения, то в Россию приедет более широкий спектр «команд». По данным фактбука sia.gov, являющегося одной из самых полноценных, масштабных и открытых баз макроэкономической информации в мире, самой большой экономикой, попавшей на мировой праздник футбола, является Япония (5-е место), а самой маленькой, естественно, Исландия (151-е место).

5 проблем, которые России предстоит решить за полгода до ЧМ-2018
До чемпионата мира остаётся 183 дня. Чем нужно заняться России как принимающей стороне в ближайшее время.

Если ранжировать страны-участницы по показателю ВВП, то корзины будут выглядеть совсем иначе, чем по спортивному принципу. Максимальное количество пересечений – четыре (Германия, Бразилия, Россия и Франция) в первой корзине. Два пересечения по показателю соответствия футбольных и экономических результатов в третьей (Швеция и Дания) и четвёртой корзине (Сербия и Панама). Во второй корзине экономическая справедливость доказывает место одной команды – Испании. Впрочем, такие результаты лишний раз подтверждают – масштаб экономики, хотя и влияет на результат, но далеко не всегда определяет его. Этот вывод вполне подходит и к футболу.

Но наиболее корректным в экономике является сопоставление стран по ВВП на душу населения, пересчитанному по паритету покупательной способности. Этот показатель свидетельствует не просто о масштабах экономики страны, но и о том, насколько это ощущают ее граждане. Безусловно, это должно тем или иным образом отражаться и на уровне развития спорта (таблица №2). Самые «богатые» в этом макроэкономическом смысле футболисты собраны в сборной Швейцарии (17-е место в мире, $ 59 600 на душу населения, в том числе и футболистов), а самые «бедные» — в Сенегале (196-е место, $ 2600). Сгруппировав корзины по этому принципу, максимальное количество пересечений будет в четвёртой корзине (Сербия, Марокко, Нигерия). По два совпадения отмечены в первой (Германия, Бельгия) и третьей корзинах (Иран и Коста-Рика), а также одно во второй корзине (Испания).

В итоге макроэкономическое соответствие футбольным результатам по двум ключевым параметрам продемонстрировали лишь три страны-участницы чемпионата мира в России (Германия в первой корзине, Испания во второй и Сербия в четвёртой).

Но даже в экономике не все отрасли развиваются одинаково. А футбол давно стал не только любимой игрой миллионов, но и серьезным бизнесом, порой с достаточно высоким уровнем капитализации. И здесь можно попробовать связать макроэкономику и футбол, и даже вывести коэффициент соответствия экономического потенциала страны и капитализации футбольного бизнеса. Итак, в качестве макроэкономического показателя мы возьмем ВВП на душу населения, а от футбола в сравнительный анализ попадает средняя трансфертная стоимость игрока национальной сборной (по данным авторитетного портала transfermarkt.de). Разделив футбольный показатель на макроэкономический, мы получим коэффициент «макрофутбольной» эффективности. Экономический смысл его вполне понятен. Насколько показатели благосостояния населения в целом переходят в стоимость футболистов национальной сборной. Чем выше он, тем, по логике вещей, эффективнее футбольная система страны. Впрочем, без дополнительных показателей при трактовке этого коэффициента не обойтись. В этом качестве мы используем футбольный экспортный потенциал – процент игроков сборной, выступающих в зарубежных клубах. Этот показатель позволяет объяснить многие, на первый взгляд, сложно объяснимые тенденции.

Итак, лидирует по показателю «макрофутбольной» эффективности, причём с колоссальным отрывом сборная Сенегала. Его коэффициент 3346,2 в два-три раза выше, чем у небогатых, но суперфутбольных держав — Бразилии и Аргентины. И дело тут не только в том, что Сенегал самая «нищая» страна участница чемпионата-2018, а 100% её игроков выступает в зарубежных чемпионатах (в основном во Франции – 8 человек, Англии – 6 и Италии -3). Дело в том, что из 25 сенегальцев 14 (56%) имеют двойное гражданство (12 человек французское, по одному – бельгийское и испанское). Причём практически все эти игроки, выбирая национальную сборную, сделали исторический выбор – они родились не в Сенегале, а в основном во Франции, где и учились футболу. Так что роль сенегальской экономики в капитализации национальной сборной не очень велика, отсюда и аномально высокий коэффициент эффективности. В целом же этот показатель оказался достаточно объективным. Если ранжировать команды по «макрофутбольному» коэффициенту 14 из 32 сборных попали в те же корзины по силе, в которые их определил и коэффициент ФИФА. Больше всего пересечений (5 из 8) в самой небогатой в футбольном смысле четвёртой корзине. В следующей с низа, третьей корзине, на одно меньше – 4, три пересечения в самой «богатой» первой, и два во второй (таблица №3).

Сборная России, как хозяйка чемпионата попала в категорию сильнейших, но по показателю «макрофутбольной» эффективности оказалась бы в третьей корзине (по показателю ФИФА – в четвёртой).

За этим исключением, наша группа показывает полное соответствие макроэкономики и футбола. Место по «макрофутбольным» коэффициентам Уругвая, Египта и Саудовской Аравии полностью соответствуют корзине, в которую её определили рейтинги ФИФА (таблица №4).

Вообще, наша группа очень показательна. Игроки двух сборных практически в полном составе играют на родине (минимальный экспортный потенциал). В ней собраны 2-я (Саудовская Аравия) и 28-я (Египет) команды по ВВП на душу населения среди 32 участников первенства, т.е. можно говорить о поляризации доходов. С точки зрения коэффициента «макрофутбольной» эффективности безусловным лидером является Уругвай, а вот показатели России и Египта одного порядка, но у африканской сборной все же выше. Впрочем, и с футбольной точки многие аналитики призывают не недооценивать эту команду. Кстати, интересно более внимательно посмотреть и на экспортный потенциал египтян. По данным transfermarkt.de, капитализация сборной составляет $ 84,5 млн, а на долю игроков, выступающих за пределами страны фараонов, приходится почти 90% от этой суммы ($ 75 млн). Египтяне играют в девяти странах, но капитализацию определяют «англичане» — на долю шести игроков приходится львиная часть этой суммы ($ 61,4 млн). На втором месте в экспортных «предпочтениях» египетских игроков находится… Саудовская Аравия, в чемпионате которой выступает 4 футболиста.

Как дела у сборной России и её соперников за полгода до ЧМ
До начала ЧМ-2018 — ровно полгода. Что представляют собой сегодня сборные России, Саудовской Аравии, Египта и Уругвая?

Впрочем, несмотря на все расчёты, к счастью, в футбол играют не деньги и макроэкономические показатели, а футболисты и тренеры. А о том, насколько спортивный и экономический результаты сборных, которые приедут в июне будущего года в Россию, совпадут, можно будет судить по итогам чемпионата.

Комментарии (0)
Партнерский контент