Виталий Волочай
Текст: Георгий Ядвидчук

Виталий Волочай: киберспорт может превратиться в мыльный пузырь

Комментатор по Dota 2 Виталий Волочай – о проблемах киберспорта, шлемах виртуальной реальности и схожести компьютерного спорта с реальным.
5 октября 2016, среда. 15:30. Киберспорт

В Dota 2 начался новый сезон. Команды завершили трансферный период и готовы к новым турнирам и компьютерным сражением. В честь этого события мы встретились с, пожалуй, самый популярным киберспортивным комментатором в СНГ-регионе Виталием v1lat Волочаем и спросили его футболе, состоянии современного киберспорта и других важных вещах.

— Мы живём в эпоху, когда московский «Спартак» и английский «Манчестер Сити» подписывают игроков по FIFA. Но широкие массы по-прежнему считают, что лучше бы ребята ходили на турники, учились в университетах и гоняли мяч по полю. Что нужно сделать, чтобы люди перестали принимать киберспорт и видеоигры как развлечение для физически отсталых людей?
— Всем надо работать над этим активнее, привлекая известных людей, которые занимаются и спортом, и киберспортом. Нам нужны лидеры мнений из традиционного спорта, которые будут доступно рассказывать тем самым людям старой закалки о том, что такое киберспорт, и выбивать у них из головы впечатление о задохликах, сидящих в подвале у мамы и играющих на компьютере. Приводить примеры того же Паши (Ярослава «pashaBiceps» Ярзабковски) из Virtus.pro, Лила (Ильи «Lil» Ильюк) из Dota 2, ребят, которые физически активно занимаются. Приводить в пример команду Evil Geniuses, которая катается по миру со своим физиотерапевтом, у которых есть план тренировок. Но для того чтобы донести это до людей, нужны лидеры мнений со стороны традиционного спорта.

Я активно этим сейчас занимаюсь, общаюсь с разнообразными спортсменами, которые увлекаются киберспортом, и, думаю, мы рано или поздно будем выходить на традиционные спортивные СМИ. И уже там при помощи спортсменов, футболистов, баскетболистов, пловцов пытаться объяснить, что «вот я играю в Counter-Strike и играю круто». В частности, украинский пловец Андрей Говоров нам (RuHub) в интервью объяснил, что киберспорт помогает ему разрядиться между тренировками. То есть вот у него с утра четырёхчасовая тренировка и вечером четырёхчасовая тренировка, а между ними днём шестичасовая пауза, когда ему нельзя заниматься физическими нагрузками. И киберспорт помогает ему не скучать. То есть он садится, играет в Counter-Strike или в Dota 2, и его это разгружает, его мозг перенастраивается. Именно с помощью таких людей мы сможем довести до ума тех самых непонимающих, что киберспорт — это не подвальная фигня для задохликов.

— Я смотрю, у пловцов это вообще часто встречается. Вот, например, российский пловец Никита Коновалов иногда играет, но чаще всего смотрит стримы.
— Да, я был на этапе Кубка мира в Москве, меня туда пригласил Андрей Говоров, и вот после соревнований я стоял возле выхода для спортсменов, ждал его, и выходило много ребят из сборной России, многие подходили ко мне, здоровались, фотографировались. И потом мы начали обсуждать с Андреем и другими спортсменами — это не только среди пловцов, половина волейбольной сборной России, половина молодёжной сборной Украины, — они все играют и смотрят Dota 2. Этих людей очень много, но про это у них никогда никто не спрашивал.

— Что означает приход футбольных клубов в киберспорт?
— Всё зависит от того, как они будут приходить в киберспорт. Подписать игрока по FIFA – это одно, а сделать, например, как «Шальке-04» – купить целую организацию со слотом в лиге LCS в League of Legends и серьёзно войти в киберспорт, — другое. То есть не просто подписать одного игрока по FIFA, потому что сейчас все подписывают и надо бы какую-то новость сделать, что вот у нас пацан на зарплате и он у нас будет играть в виртуальный футбольчик. А если будут такие, как «Шальке» и «Бешикташ», – это очень хорошо. В футбольных клубах должны понимать: если они хотят развивать клубную инфраструктуру, то открыть команду по хоккею на траве или по водному поло намного менее прибыльно, чем купить команду в киберспорте. И если будет молодой менеджмент во многих клубах и они на это будут обращать внимание – за этим и будет будущее.

Виталий Волочай

Виталий Волочай

— Футбольные клубы любят «фиферов», а баскетбольные – League of Legends и CS:GO. Почему такой разный подход к киберспорту?
— Тут мне сложно ответить. Американский подход больше про бизнес. Все эти американские ребята, которые выкупают команды – владельцы «Голден Стэйт Уорриорз», «Филадельфии Сиксерс», Рик Фокс, Шакил О’Нил (в прошлом игроки «Лос-Анджелес Лейкерс». — Прим. ред.) – они приобретают активы, основываясь на схожести системы League of Legends с американскими лигами. Вот LCS — закрытая лига, где все команды играют круглый год, где есть расписание, продажи. Экосистема, в принципе, схожая, и она им ближе. Когда ты открываешь подразделение по FIFA и подписываешь игрока, то вообще не понимаешь, что ты подписываешь. Я к тому, что по FIFA есть чемпионат ESWC и ещё один турнир в году, или их там полтора, тут проблем больше. И если EA Sports сделала бы вот такой же клубный чемпионат на целый год, какую-то серию, то я уверен, что американские инвесторы приходили бы сюда, а сейчас они ищут то, что ближе к ним по выхлопу. NBA, MLB, NHL – прибыльные лиги, и почему бы не вложиться во что-то похожее в молодом киберспорте.

— FIFA может стать локомотивом популяризации киберспорта в широких массах?
— FIFA может стать, потому что она из всех киберспортивных дисциплин самая понятная, самая простая. Но опять же она может стать локомотивом только, если будет сильная поддержка со стороны издателя Electronic Arts. Но на данный момент все, кто увлекается FIFA, сталкивается с одной проблемой – игре 20 лет, но в ней до сих пор нет «обсервер мода» (режима наблюдателя). Сейчас, чтобы следить за виртуальными матчами, приходится подключать приставки игроков через карту захвата, из-за этого идёт задержка отклика, дискомфорт для играющих и так далее. FIFA просто не продумана для того, чтобы её освещали. Пока это не поменяется, пока EA этого не сделает – а это уже точно не произойдёт в текущей версии, – FIFA очень сложно будет стать тем самым локомотивом.

— Что вообще мешает киберспорту стремительно развиваться по всему миру? Может, отсутствие денег, гарантии на то, что в будущем ты станешь никем, сложность концепций самих игр?
— Вариант, что ты в будущем станешь никем, думаю, стоит отбросить – это применимо к любому виду спорта. Ты, например, всю жизнь занимался баскетболом, а потом вывихнул лодыжку, и всё — до свидания. Сложность игр и донесения информации – не вселенское зло. В плохом воспитании детей виноваты не игры, а родители – это не даёт нормально развиваться киберспорту во всём мире. Хотя, с другой стороны, киберспорт сейчас развивается даже слишком быстро и стоит, возможно, попридержать коней.

— Почему?
— Потому что это уже похоже на гонку вооружений. Я уже много раз говорил, что мне не нравится, что призовой фонд The International такой огромный. Было бы намного круче, если бы он рос по 2 млн в год, а не так, как сейчас (1 млн, 6 млн, 18 млн, 20 млн), это не совсем правильно. И турниры начинают соревноваться друг с другом, вкидывать миллионы, чтобы сделать

В футбольных клубах должны понимать: если они хотят развивать клубную инфраструктуру, то открыть команду по хоккею на траве или по водному поло намного менее прибыльно, чем купить команду в киберспорте.

сцену на два пикселя больше, хотя эти деньги можно было бы потратить на качественный продакшн, создание правильного контента, на какую-то постоянную серию турниров. То есть сейчас пошла гонка вооружений, холодная война в киберспорте между организаторами во всех дисциплинах, и это плохо. Если бы всё это как-то регулировалось, были бы какие-то федерации – было бы хорошо. Но их нет, и я боюсь, что этот пузырь станет надуваться, пока всё не станет слишком дорогим.

— Вам не кажется, что киберспорт – мыльный пузырь, который лопнет?
— Да, у меня есть такое ощущение уже полтора года. Я чувствую, что-то тут не так, и не могу понять что. Нужен регулятор, если дальше всё пойдёт как есть – всё плохо кончится. Из-за этих призовых, которые Valve поставили пять лет назад, все начали гнаться друг за другом. Для новых дисциплин вход на рынок вообще нереальный, нужно ставить призовые хотя бы в $ 1,5 млн, чтобы на тебя обратили внимание. Появляется новая игра, ты ставишь призовой в $ 200 тыс. — никто даже не посмотрит на эти деньги или скажет: да ну что это за копейки. И вот это мне не нравится.

— Какой должна быть эта организация?
— У ФИФА или ФИБА есть большой плюс, потому что никто не владеет самими видами спорта — футболом, баскетболом, это достояние общественности. А в киберспорте есть CS:GO, Dota 2, FIFA 17, и за этими дисциплинами есть конкретный хозяин – либо Valve, либо Electronic Arts, либо ещё кто-то. Конечно, есть попытки создать регулятор типа WESA, что выгодно игрокам и командам. Но, если в определённый момент Valve скажет: «Всё ребята, гуляйте», то всё на этом закончится. По моему мнению, регулировать сейчас всё может только Valve или Riot Games, что они сейчас и делают. Riot немного переусердствовала в последнее время, и на компанию посыпался шквал критики из-за проблем, которые долго замалчивались. Если попытаться сделать продуманную смесь между системой управления Valve в CS:GO и Dota 2 и аналогичной системой управления Riot в League of Legends, то можно создать либо отдельный орган на каждую дисциплину, либо, скажем так, всемирный орган киберспорта, который будет общаться напрямую с создателями. Но без участия самих создателей игр это, конечно, невозможно.

Виталий Волочай

Виталий Волочай

— Аналитики из международных компаний Newzoo и SuperData спешат регулярно выпускать прогнозы о будущем киберспорта, невероятных доходах компаний и ценности рынка. Здесь действительно крутятся сумасшедшие деньги или это немного надуманно?
— Возможно, даже преуменьшено, потому что я вижу, сколько стоят турниры, как много денег уходит на их организацию, какие огромные финансы в это вкладывают инвесторы и у нас, и в Европе, и в Америке. Я рад, что в киберспорте пока нет как таковой коррупции, деньги, если заходят в компьютерный спорт, тут и остаются. По крайней мере, я не знаю примеров, чтобы деньги от инвестора были где-то потрачены, распилены. Поэтому пока все эти цифры очень даже правдивые, я верю в прогнозы, что стоимость рынка будет расти, и скоро он будет исчисляться в миллиардах. До сих пор считаю, что киберспорт для крупных инвесторов – чуть ли не золотая жила. В ближайшие 5-7 лет не вижу предпосылок к тому, чтобы киберспорт сбавил темпы роста.

— За счёт чего зарабатывает студия RuHub? Насколько вообще дорого содержать большую команду из комментаторов и аналитиков и выводить проект в плюс?
— Достаточно дорого, ведь огромное количество ресурсов уходит на то, чтобы содержать регулярный штат сотрудников. У нас много комментаторов и аналитиков по Dota 2, CS:GO, Overwatch, StarCraft, Hearthstone. Огромные затраты на закупку разнообразного оборудования – компьютеров, камер, света и всего остального. Плюс штат сотрудников, которых находятся не в кадре, которых примерно раза в три больше: операторы, дизайнеры, режиссёры, продюсеры и другие.

Да, дорого, но мы работаем в плюс. Появляются очень хорошие спонсоры, их становится всё больше, идут постоянные предложения и от компаний, которые вообще не были связаны с киберспортом, а сейчас обратили на него внимание.

За год существования RuHub заметил тенденцию: чем больше студия тратит, тем больше она зарабатывает. Во время работы в StarLadder я это не совсем замечал. Но там я был простым комментатором, а теперь в RuHub мои рабочие обязанности шире, и я это вижу. Вижу, как растёт компания изнутри, как растёт тот же The Summit, люди, которые проводят турниры. Все компании в киберспорте растут, как и RuHub, может, не такими темпами, но система работает, и это очень радует.

— Можете раскрыть, сколько именно вы зарабатываете?
— Конкретные цифры я не могу назвать, какие там прибыли в месяц, какие затраты, но скажу, что содержание и строительство целой студии – это как содержать полноценный офис, в котором работает 80 сотрудников. Это те же затраты и с точки зрения зарплат (зарплаты в киберспорте не маленькие, выше средних, по крайней мере в Киеве). Ну и так как явно в минус это не работает, прибыли примерно соответствующие. Я бы киберспортивные компании не особо отдалял от IT-стартапов. По-моему, с точки зрения финансов они очень похожи.

— Вы неоднократно говорили, что киберспорту не нужно ТВ, а ТВ наоборот нужен киберспорт. Почему чуда пока не произошло?
— Я не знаю, почему киберспорт не появляется на ТВ. Возможно, проблема в аудитории. Не знаю, как у большинства людей моего возраста, но я дома не смотрю ТВ, например. Я смотрю спорт, но мне для этого не нужно телевидение. Я смотрю его через Интернет, платные подписки, НБА-ТВ. У меня есть плейлист на YouTube, есть несколько сериалов на Netflix, есть пара спортивных передач, которые я смотрю через сайты НБА и НХЛ, то есть мне телевидение в принципе не нужно. И мне кажется, у молодой аудитории киберспорта приблизительно такое же мнение. 60-70% нашей аудитории телевизор не воспринимают, это формат, который им не особо интересен. На телевидении работают профессионалы, они об этом знают, и я уверен, что скоро всё должно измениться. Например, скоро должен случиться анонс одного известного телеканала и его связи с киберспортом. Посмотрим, что из этого получится. Я пока не могу раскрывать детали, но будет очень интересно, и ко всем кто живёт в России и у кого есть телевизор, киберспорт станет чуть-чуть ближе.

— Я знаю, что помимо соревнований по Dota 2 вы много смотрите много live-стримов других турниров. Как вам формат и идея телевизионной лиги по CS:GO. ELEAGUE?
— ELEAGUE — хороший турнир, по сути как такового ТВ-формата там не было, был стандартный формат. Мне понравилась попытка выйти на канал TBS, проводить финалы по пятницам вечером в прайм-тайм. Но, судя по статистике, они рассчитывали на большее. В связи с этим в этом году был изменён формат. Это хорошая попытка и здорово, что это начали делать в Америке. Потому что в Китае и в Корее есть много телевизионных лиг, но там телевизор подстраивается под GSL по StarCraft. ТВ сам ищет себе место для рекламных пауз, трансляция идёт параллельно в Интернет, так что мы даже не видим разницы между ТВ-форматом и сетевым. ELEAGUE была неплохой, но немного сырой попыткой зайти в этот формат. Шикарная большая студия, очень похоже на американские спортивные шоу, круто, красиво.

— Киберспорт похож на шоу или всё-таки больше остается спортом?

Киберспорт сейчас развивается даже слишком быстро, и стоит, возможно, попридержать коней.

— Вот тут я очень люблю в пример приводить НФЛ – самую популярную и дорогую лигу мира по американскому футболу. Многие считают, что настоящий американский футбол – в колледже. Потому что НФЛ — это шоу, где выступают Леди Гаги, где всё круто, и если не будет этого шоу, никому не будет интересно. Да, это шоу, но там такой спорт, что ого-го.

Сам спорт без шоу скучен. Объективно неинтересно пойти на матч первой лиги российского чемпионата по футболу и смотреть, как играет на выезде «Динамо» Москва против «Балтики» из Калининграда при 700 болельщиках на трибунах, потому что это скучно. Но если всё это красиво преподать, сделать предматчевые интервью, превью игроков, что вот этот вратарь, он приехал из какого-то калининградского посёлка, у него было тяжёлое детство, а вот «Динамо», которое вылетело, и это всё красиво обыграть, преподать выходы команд, титры, статистику — это круто, уже элемент шоу. Но спорт остаётся тот же.

И вот НФЛ – пример спорта, который одинаков что в России, что в Украине, что в Америке – преподают так, что хочется кушать это и на завтрак, и на обед, и на ужин. И так же надо делать в киберспорте. За примерами далеко ходить не надо – есть ELEAGUE, которая делает супершоу из своих матчей Virtus,pro и Natus Vincere, и есть какой-нибудь DreamHack Buharest, где те же участники. И ты сравниваешь матчи. Казалось бы, 10 одинаковых игроков, но понимаешь, что земля и небо. Вот это хочется смотреть, а не вот это – «ну-у-у ладно, зайду да посмотрю, какой там счёт будет».

— Насколько велика аудитория в СНГ, которая смотрит киберспортивные соревнования?
— Я бы не сказал, что она огромная, но она третья в мире. Мы проигрываем Китаю и Америке. Аудитория в СНГ явно больше, чем европейская, и приблизительно на одном уровне с азиатской (не считая Китая). В общих цифрах ежедневно примерно 150-200 тыс. человек — это люди, которые ежедневно смотрят трансляции. В пиках достигает до полумиллиона. Это неплохая аудитория, но я заметил, что в последние полгода мы остановились в росте, и с этим надо что-то делать. Уверен, что это временный фактор. Побольше бы турниров нам в Питере, Москве, Казани, Минске и рост продолжится. Например, тот же Epicenter по Dota 2 дал огромный прирост зрителей в нашем регионе.

— Что нужно делать всем игрокам на рынке, чтобы увеличивать аудиторию, а не перетягивать её друг у друга?
— Делать шоу, работать не над количеством, а над качеством, делать новое и интересное, придумывать форматы. Мы почти восемь месяцев работаем над новыми студиями в Киеве и в Москве, и опять-таки вместе с открытиями этих студий у нас огромное количество новых форматов, которые, скажу честно, подсмотрены в других видах спорта. Мне кажется, в этом нет ничего зазорного, и если есть какие-то элементы, которые использует Sky Sports, и этого нет в киберспорте, – это недоработка.

— В чём проблема русскоязычного комьюнити, почему оно одно из самых ненавистных в мире?
— Это огромная проблема и не только в СНГ. Она заключается в безнаказанности, когда каждый сидит дома и делает в Сети или игре всё, что хочет. Подобное происходит и в Перу, и в Филиппинах, и Польше. Это всё пошло из истоков Dota 2. Игра бесплатная, если тебя «банят» – тебе ничего не грозит, просто делаешь новый аккаунт. Если мы посмотрим на другие дисциплины, которые не несут в себе такую условную бесплатность, тот же Overwatch, где, чтобы играть, надо заплатить, а игра стоит $ 50. Так вот там всё совсем по-другому, на русских серверах нормально с тобой общаются люди, они понимают, что они заплатили деньги, и если они будут токсичными – их просто заблокируют. А в Dota 2 этого нет, и там людям всё равно. И будем честны с собой – когда начали появляться популярные стримеры, тот же Версута, Альтаода — эти ребята играют в игру как обычно — то есть с матюками и криками. И это тоже неприятно влияет на нас. Я не знаю, как это починить, и, скорее всего, это вряд ли возможно.

— Могут ли комментаторы повлиять на ситуацию?
— Не думаю. Даже если мы все до единого, комментаторы и аналитики, в каждом эфире, как мы и делаем на протяжении уже трёх лет, в галстуках, в костюмчиках очень культурно с людьми общаемся – всё равно новые люди придут и будут говорить: «Блин, круто у них тут, красиво, прикольно», — а потом они зайдут в чат. И они увидят, что происходит там. А там мат-перемат, и вся эта красивая обёртка не имеет смысла. И под этой обёрткой всё равно наша натура. Так что я не думаю, что это возможно как-то починить нашими силами.

Виталий Волочай

Виталий Волочай

— У профессиональных игроков те же проблемы, что и у ребят в обычных играх, которые любят родителей на свидания водить?
— Конечно, «паб» 2 000 MMR (очков внутриигрового рейтинга в Dota 2), в котором участвует среднестатистический геймер, ничем не отличается от паба 8000 MMR, в котором играют звёзды. Суть не в уровне игры, так сложилось исторически.

— Сейчас всё больше YouTube-блогеров подтягиваются к увлечению играми, которые считаются киберспортивными. Как так получилось, что вас с Антоном Логвиновым «Мегафон» привлёк для проведения совместного мероприятия?
— Я вначале очень скептически относился, когда узнал, что будет такое мероприятие и надо будет комментировать с каким-то блогером. Думаю: блин, с бьюти-блогером каким-нибудь посадят комментировать. И вот вначале я сильно испугался, сказал, что сама по себе идея крутая — привлечь людей не из киберспорта и провести что-то для полупрофессиональных игроков.

Cодержание и строительство целой студии – это как содержать полноценный офис, в котором работает 80 сотрудников.

И только потом я узнал, что моим напарником будет Антон Логвинов. Смотрю его столько лет, думаю, круто доту покомментируем, а потом оказалось, что Антон игру видел дважды в жизни. Но мне понравилось, что он заряжен на то, чтобы разобраться в игре и победить в мероприятии, хотя нам это вообще ничего не даст. Это очень прикольный опыт, и, мне кажется, его позитивное влияние даст многое и Антону, и его аудитории, и киберспорту. Для индустрии это очень круто, потому что аудитория у блогеров громадная, и это в том числе и потенциальные поклонники киберспорта.

— Для чего вообще нужно проводить такие соревнования?
— Во-первых, это хороший турнир для любителей. Есть огромная проблема в киберспорте – очень тяжело новым игрокам куда-то пробиться. StarLadder, когда его придумывали изначально, это был турнир, в котором была несколько серий – от профессиональной до любительской. И каждая команда имела шанс по этой лесенке забраться на вершину. Сейчас таких мало, большинство турниров – очень крупные, а турниров для полупрофессиональных команд – практически нет. И такие соревнования очень крутые, с немаленьким призовым фондом в 550 тыс. рублей, профессионалам играть нельзя. Это шанс для пацанов, которые попадут на чемпионат, чтобы проявить себя, потому что этот турнир будут смотреть и профессиональные геймеры, и менеджеры команд, и все подряд. Это шанс для них зацепиться и засверкать в киберспортивном мире.

С другой стороны, очень круто и для RuHub, и для киберспорта, что приходят новые спонсоры. Пришёл «Мегафон», которого в киберспорте до этого не было, и они тестируют для себя новую аудиторию на пробном проекте. Я надеюсь, они увидят, что комьюнити у нас неплохое, для «Мегафона» эти деньги — маленький бюджетик. Они должны понять, что намного выгоднее делать такие проекты, чем покупать рекламный ролик на телеканале. Нам не хватает сейчас в СНГ хороших рекламодателей, которые не просто хотят разместить баннер на стриме, а сделать какой-то яркий проект. Большинство приходит и говорит: «Вот у нас аудитория с вашей пересекается, давайте разместим баннер, больше нам ничего не интересно». А тут – креатив, это прикольно.

Виталий Волочай

Виталий Волочай

Я недавно получил на руки сценарий ивента, и пока его читал – реально смеялся до слёз, это будет очень смешно, и я очень рад, что в этом участвую. Надеюсь, всё понравится в первую очередь зрителям, во вторую – «Мегафону».

— С приходом на рынок VR-устройств представление об играх и спорте изменится?
— Да, оно изменится, и очень сильно. VR — это следующий шаг, после смартфонов, в играх и развлечениях. На смартфонах и планшетах люди начали играть, и играть много. Я являюсь поклонником VR, у меня есть HTC-Vive, я жду PlayStation VR, и я также тестировал Oculus Rift, и я скажу тем, кто пока ещё не пробовал – очень сложно объяснить, что это. Но при помощи этих устройств многое изменится, в том числе и восприятие киберспорта. Представьте, что вы в своём шлеме сможете побывать на финале чемпионата мира по League of Legends или на The International, не выходя из комнаты. С приходом шлемов виртуальной реальности люди будут воспринимать многое иначе. И я лично жду, когда VR станет более доступным.

— Тебе не кажется, что в глобальном плане киберспорт напоминает песочницу, в которой играются дети. Когда индустрия повзрослеет?
— Когда кто-то из этих взрослых детей начнёт всё делать публично и серьёзно. Когда EG начнут еженедельно выпускать пресс-релизы, например: «Мы подписали контракт с Сумаилом на три года, на 4 млн долларов, из которых 2 млн гарантированные, остальные бонусами». Когда это станет более открытым, более доступным, более понятным. Когда команды типа EG начнут себя вести как, например, «Бостон Селтикс», турниры типа LCS начнут будут больше походить на NBA. Когда всё будет более открыто, доступно, понятно, приближено к традиционному спорту. Тогда это перестанет напоминать песочницу. Потому что сейчас, когда действительно что-то где-то происходит, никто не знает, что и где.

— Как должен выглядеть киберспорт будущего?
— Тут не стоит далеко ходить – как NBA. Это здоровенная лига с лучшими командами мира, которые играют друг с другом на протяжении нескольких месяцев. Первую неделю играют в Берлине, вторую — в Нью-Йорке, третью — в Москве, четвёртую — в Пекине, пятую — в Шанхае, шестую — в Токио. Они летают по всему миру, собирают полные стадионы, трансляции идут в VR-шлемах, в 4К качестве, на 10 языках, в доступные ресурсы-преемники типа Twitch.tv. Как-то так я это вижу. И в каждом городе имеется огромное число болельщиков. В центре Киева видишь детей, гуляющих в кепках EG, а в центре Нью-Йорка – в футболке Natus Vincere. Они болеют за эти команды, потому что за них когда-то болели их отцы.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 58
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
25 мая 2017, четверг
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...