Интервью с комментаторами Андерсом Блюме и Августом Массонатом
Текст: Георгий Ядвидчук
Фото: Media.epicenter.gg

«Комментирование – разница между жизнью и существованием»

Андерс «Anders» Блюме и Август «Semmler» Массонат – о профессии киберспортивного комментатора, собственном подходе и проблемах индустрии.
29 октября 2016, суббота. 17:00. Киберспорт

На прошедшем турнире EPICENTER мы встретились со знаменитыми киберспортивными комментаторами — Андерсом «Anders» Блюме и Августом «Semmler» Массонатом, без которых не обходится ни один крупный чемпионат по Counter-Strike: Global Offensive. Они рассказали нам, как пришли в профессию, разработали собственную систему комментирования, а также объяснили, почему любители телевидения скоро окажутся на задворках прогресса.

— Вы родом из разных стран, но, на мой взгляд, вы сегодня — один из лучших в мире (если не лучший) дуэт комментаторов. Помните как все начиналось?
Semmler: Я начинал комментировать с игры под названием Bloodline Champions примерно 6-7 лет назад, также занимался StarCraft 2, был вовлечен в комментирование файтингов. Мне очень нравилось работать на трансляциях Bloodline Champions, мне нравилась сама игра, и однажды меня пригласили участвовать в DreamHack Winter. Это был мой первый локальный турнир, мой первый вызов в профессиональном плане, и там все прошло очень хорошо. Я встретил очень много людей и был приглашен на следующее мероприятие.

Примерно в это время мы с Джеймсом «2GD» Хардингом решили основать GD Studio. Мы собрали группу, восходящая звезда комментирования StarCraft 2 Apollo стала еще одним участником, создали студию и с этого момента все понеслось. Я смог переехать в Швецию и работать комментатором на полную ставку, это было началом всего.
Anders: «Для меня ситуация развивалась немного по-другому: я пришел в индустрию только в начале 2013 года, не имея на тот момент особого опыта комментирования. Я играл в Counter-Strike примерно с 1999 года на протяжении долгого времени, и мне всегда нравилось наблюдать за CS, всегда нравилась ее соревновательная часть. И тут вышел Global Offensive, и я подумал: «Это должно быть интересно, но в комментировании многого не хватает, и многие вещи могли бы быть лучше». Я решил попробовать сам, в принципе, это и есть вся история.

— Когда вы поняли, что хотите быть профессиональным комментатором?
Anders: Для меня это было так. В первый день трансляции у меня на канале на Twitch было 15 человек, из них пятеро — мои друзья. На следующий день зрителей было около 50, а на третий день – 50-100. И вот на третий день я осознал – мне слишком нравится то, что я делаю. Я не могу прекратить. Я не знал, смогу ли заработать этим на жизнь, но знал, что не смогу остановиться.

Фото: Media.epicenter.gg

Semmler: Да, у меня похожий опыт. Тогда я увлекался Bloodline Champions, и хороших комментаторов было мало. Большинство из них было игроками, которые вылетели из чемпионатов, пришли на стрим и просто болтали. И вот однажды я думал о том, чтобы самому провести трансляцию, и один из моих друзей сказал: «Просто заткнись и сделай это». Я получил слишком много удовольствия, даже в первый день, люди заходили на стрим и писали: «А ты хорош!». И с тех пор я строил свою жизнь вокруг комментирования. В те времена я все еще имел основную работу, но изменил свой график, чтобы приходить домой пораньше и иметь возможность транслировать больше игр.

— Что комментирование значит для вас?
Semmler: Это сплочение сообщества, это один из самых крупных вызовов в моей жизни. Каждый день нужно стараться стать лучше, нельзя оставаться на месте. Ты чувствуешь, когда не развиваешься. Когда люди заходят на стрим, я хочу, чтобы им было так же весело, как нам самим. И, я считаю, это мой стимул, то, что заставляет меня двигаться вперед.
Anders: Присоединюсь к последней мысли. Пожалуй, никогда в жизни я ни о чем настолько не беспокоился и не старался, и это заметно. Я занимался разными вещами, долгое время учился в университете, делал вещи, которые нужно делать, чтобы чего-то добиться, мне это было не по душе, и я даже не выкладывался на 50 %. Я не был счастлив, и именно поэтому после первых трех дней комментирования я осознал – вот оно. Вот то, что я хочу делать. Так что для меня комментирование – это разница между жизнью и просто существованием.

— Как вы начали работать вместе?
Anders: К тому моменту, как мы начали работать вместе, я уже некоторое время занимался CS, а Semmler работал с GD Studio. Однажды вечером я увидел тему на форуме Reddit про трансляции Августа, посмотрел его и подумал: «А он неплох». Каким-то образом мы связались по «скайпу» (я уже не помню зачем) и проговорили до четырёх утра не только про CS, но и на другие темы. Мы решили объединиться, попробовать комментировать вместе, и это было весело.

Semmler: Было такое чувство, что мы идеально подходим друг другу, практически сразу. Не было дискомфорта, не было неловкости.

— Я никогда не видел такой «химии» между ведущими, как у вас. Расскажите, как вам удалось её достичь?
Semmler: Мы много времени уделяем подготовке к эфирам. Раньше мы проводили много времени, обсуждая, как мы хотим комментировать, и придумали некую систему, как мы действуем в различных ситуациях. Прибавьте к этому естественную «химию», которая у нас есть. Вначале было много спорных моментов, но теперь, когда мы вместе уже очень долгое время, такое чувство, что мы перешли от теории к практике. Теперь все идет естественно, мы не думаем, как разрешать ту или иную ситуацию, а лишь задаемся вопросом: «Как нам стать лучше?».

Фото: HLTV.org

Anders: Насчет получения удовольствия – считаю, что люди чувствуют, когда комментаторы веселятся, и тоже получают удовольствие. Не думаю, что это можно подделать. Так что, когда ты смотришь какой-то стрим по киберспортивной игре и чувствуешь, что там отличная атмосфера, это, скорее всего, потому, что ведущие сами получают удовольствие от того, что делают. Это уникальный формат для стримингового и киберспортивного мира, но для профессионального телевизионщика это может показаться дичью.
Semmler: Это зависит от разных факторов. Недавно я читал книгу про спортивное комментирование, мне было любопытно, и технически CS ближе всего к баскетболу из-за своей быстроты. Еще наша игра похожа на бейсбол, потому что бейсбольный матч может длиться больше трех часов, но при этом событий в нем будет немного. И в этой книге о лучших комментаторах говорится, что когда ты смотришь бейсбол, создается впечатление, что ты сидишь в гостиной вместе с комментаторами, вы пьете пиво и хорошо проводите время. Как будто ты являешься частью происходящего.

Вообще, забавно наблюдать похожесть. Очевидно, спорт пришел раньше, чем киберспорт, и интересно смотреть, как они решали свои проблемы. Некоторые вещи в киберспорте устроены совсем по-другому, некоторые похожи. Это одно из моих сторонних увлечений. Считаю, этот путь может оказаться для нас одним из способов совершенствования.

— В нашей стране и вообще в СНГ-регионе есть проблема с восприятием комментаторами критики в свой адрес, зачастую они довольно высокомерны. Как вы фильтруете критику в свой адрес?
Semmler: Все зависит от того, как критика подается. Если человек может аргументированно критиковать, например: «Мне не нравится, когда ты делаешь то, потому что вот так и вот так». То я прислушаюсь.

Я не знал, смогу ли заработать этим на жизнь, но знал, что не смогу остановиться.

Однако подавляющее большинство критики выглядит как: «Мне не нравится вот это». И я задаюсь вопросом: «Хорошо, а почему не нравится?». Если мне не дают развернутую критику, я ее игнорирую.
Anders: На старте своей карьеры я дал себе обещание читать всю критику в свой адрес и до сих пор это делаю. Я считаю, точнее надеюсь, что для людей я доступен, со мной довольно легко выйти на связь, если вы того желаете. Можете писать мне в «твиттере», моя почта в открытом доступе. Понятно, что большая часть критики на самом деле является оскорблениями, но это меня несильно волнует. Я не обращаю внимания на злые вещи, которые люди пишут в Интернете. Мне кажется, это часть работы. Когда люди пишут: «Ты отстой. Я ненавижу твой голос. Ты тупой», — все эти отзывы написаны за 20 секунд.

Есть, правда, некоторые люди, которые пишут развернутые полотна с оскорблениями, и вот тут я начинаю задумываться: «Вау, этот парень потратил много времени в написание этого сообщения, должно быть, он и вправду так думает, возможно, тут есть здравое зерно?». И в большинстве случаев, если ты отвечаешь этим людям (а я стараюсь это делать), пытаешься защитить себя, понимаешь, что в целом большинство из них оказываются довольно разумными. Так что я несильно волнуюсь по поводу критики, но знаю других людей в индустрии, которые принимают ее близко к сердцу и сильно переживают.

Semmler: Самое главное — оставаться самим собой, потому что как только ты надеваешь маску, люди сразу это видят и все получается уже не так весело, как раньше.

— Читаете ли вы? Какую литературу?
Semmler: Некоторое время я увлекался фэнтези, потом перешел на научную фантастику, а сейчас я увлекаюсь исторической фантастикой. Например, читал лучшие ее образцы: «Нейромант» (роман Уильяма Гибсона), произведения с Горацио Хорнблауэром (вымышленный персонаж, созданный писателем С.С. Форестером) — такие книги я просто поглощаю. Также я люблю современных авторов, вроде Дэна Симмонса. Интерес к фэнтези я потерял, потому что в ней исследуется вымышленные миры, в отличие от научной фантастики, в которой авторы пытаются предугадать, как могло бы выглядеть будущее.

С другой стороны, мне нравится историческая фантастика, читаю Горацию Хорнблауэра, книги про Королевский Британский флот в 1800-х годах. Я нахожу очень интригующей жизнь флота в те времена, стычки с Францией, период становления США. Моя электронная «читалка», пожалуй, самая любимая покупка за последние пару лет.

Anders: Я меньше увлекаюсь вымыслом и намного больше – научными вещами. Я прочитал всего Ричарда Докинза (английский этолог и биолог), биологию и эволюционную биологию, до сих пор люблю его. Также прочел почти все, что писал Кристофер Хитченс (американский публицист), и как связь между этими двумя вещами – книги о религии, которыми я увлекся в определенный момент. Я до сих пор увлечен ими, но по-другому. Через интерес к Хитченсу я пришел к другим темам: политике и истории. Сейчас большая часть моего чтива связана с политикой, особенно в преддверии выборов [в США].

Semmler: Просто представь, что Кристофер Хитченс был бы жив сейчас. На этих выборах.

Anders: И двух дней не проходит, чтобы я не думал об этом.

Semmler: Я был бы намного более заинтересован этими выборами, если бы он был жив и я мог следит за его комментариями.

Anders: Точно.

Также есть некоторые фантастические произведения, которые мне по душе. Я большой фанат «1984» Джорджа Оруэлла, «О, дивного нового мира» Олдоса Хаксли, «Скотного двора» все того же Оруэлла. Это классика – рано или поздно вы обязаны ее прочитать. К тому же я люблю поэзию, например, «Озимандию» Перси Биши Шелли, «Рубайят» авторства персидского поэта Омара Хайяма — длинная, но фантастическая поэма.

Когда я изучал английский язык, прочитал большое количество странных книг, которые должен был прочитать, чтобы закончить курс. И одна из наиболее абсурдных, но одновременно одна из наиболее интересных — «Моби Дик».

Фото: Media.epicenter.gg

— Как вы считаете, комментатор должен быть интеллектуальным человеком?
Anders: Интеллект — это такой термин, который все используют, но при этом не дают ему четкого определения. Можно быть находчивым, начитанным… Вам, как комментатору, скорее всего, придется уметь превращать обычные ситуации в нечто смешное. Если вы считаете это формой интеллекта, то да.

Semmler: Каждый умен по-своему. Каждый находит свое место. Если ты становишься профессиональным комментатором, ты знаешь свои сильные стороны. Нужно уметь найти способ взаимодействия друг с другом, создать наилучшую команду. Люди иногда не понимают, что работа в студии – не соревнование, это игра в команде. Лучшие студии работают как одно целое.

— Как бы вы описали свой комментаторский дуэт?
Semmler: Мне кажется, мы — гибрид.
Anders: Да, для меня это и было целью. Традиционная модель комментирования киберспорта гласит, что должен быть один play-by-play комментатор и один color-комментатор (аналитик). Первый покрывает весь экшен, озвучивает его, а когда его мало – аналитик анализирует и объясняет, что случится дальше. Проблема CS в том, что аналитику остается в лучшем случае 25 секунд от матча на рассуждения или даже меньше. Таким образом, если play-by-play комментатор будет только обсуждать хэдшоты и экшн, зрители не узнают ничего нового об игре. Поэтому нужно чтобы основной комментатор также освещал некоторые моменты, которые в обычном случае находятся в поле ведения аналитика.

Semmler: Когда мы впервые начали работать вместе, мы шли против течения, так как на тот момент в CS было четкое разделение на color и play-by-play. Я же пришел из игр типа StarCraft 2 и Dota 2, и мне казалось, что это не самая оптимальная система. Сама система, конечно, рабочая, и по ней можно работать исходя из сильных сторон друг друга. Но если ты работаешь с человеком, который хочет только давать аналитику, ты не заставишь его делать play-by-play. Я думаю, что это было одной из наших сильных сторон, и я понял достаточно рано, что нам стоит создать собственную гибридную систему.

Для меня комментирование – это разница между жизнью и просто существованием.

Мы оба хороши в роли основных комментаторов, и мы оба также можем анализировать игру и выкапывать информацию, понимаем, как лучше доносить ее до зрителя. Ключ к успеху – сделать настолько развлекательный стрим, насколько возможно.

— Мы живем во времена огромных зарплат и крупных призовых. Как вы думаете, что в данный момент происходит с киберспортом, куда он движется?
Anders: Я бы сказал, мы сейчас живем во времена стримерской революции. Люди меньше заинтересованы в ТВ, более заинтересованы в Интернете. Правда, пока не существует Twitch.tv для баскетбола и прочего, так что людям все равно приходится смотреть телевизор. Однако если вы дитя поколения, предпочитающего Интернет, ваш выбор падёт на киберспорт. Так что пока революция еще не произошла, она только набирает силу.

В сфере киберспорта уже так много крупных игроков, что она не может умереть. Мы прошли отметку, за которой может произойти что-то ужасное, и даже если большая часть компаний разорится – другие придут на их место. Слишком много денег вовлечено в это. Однако суммы, крутящиеся в киберспорте, все еще недостаточно велики для того, чтобы кто-то пошел и купил всех ключевых игроков рынка для создания одной крупной корпорации. Такой подход уже пробовали, но пока еще он недостаточно оправдан для инвесторов. Но это случится — примерно через четыре года.

Semmler: Люди сейчас должны сделать шаг назад и взглянуть на ситуацию. Осознать, что существует множество других факторов, которые делают традиционные виды спорта такими прибыльными, которые до сих пор не представлены в киберспорте. Например, спортивная атрибутика и «фан-сервис». Постоянно собирать полные стадионы пока еще сложно для киберспорта. Для организаторов турниров все еще сложно выходить на прибыль, «родные» спонсоры киберспорта находятся в сложном положении, их мало и их маркетинговые бюджеты не растут экспоненциально, в отличие от роста числа зрителей. Из года в год приходится стараться делать больше и больше при незначительном увеличении спонсорских бюджетов, причем все борются за деньги одних и тех же спонсоров. Все изменится только тогда, когда мы сможем привлечь изначально чуждых киберспорту спонсоров, крупные бренды, заставим их увидеть ценность киберспорта. И когда они начнут осознавать, что киберспорт стоит вложений, тогда и стоит ждать следующего рывка. Но этот момент еще далек, не меньше 5-10 лет.

— Что вы думаете про недавний скандал с Team Secret?
Semmler: Проблема в том, что они пытаются привлечь деньги от тех же спонсоров, что и все остальные. Они заявляли, что смогут обеспечить игрокам шестизначные зарплаты, хороших спонсоров, а потом поняли: «Погодите, но все остальные пытаются сделать то же самое, нам надо быть очень умными, если мы хотим этого добиться. Нам нужно выделяться, мы идем против организаций, которые построили стабильные, в некоторых случаях 10-летние отношения со спонсорами, и что мы такое предложим условным Intel, чтобы заставить их отказаться от работы с ESL и начать работать с нами?». Это сложно, и определенно это не ваша битва, если вы новичок на этом поле, потому что все хотят деньги из одного и того же пула, и этот пул довольно мал.
Anders: Также стоит отметить, что весь рекламный мир еще не до конца понимает, как продавать вещи в Интернете. У вас может быть миллион ретвитов, ответов в Snapchat и куча лайков на Facebook, но нет реальной рабочей модели по конвертации их в деньги. Если вы – рекламное агентство, вы знаете как, например, продать эфирное время в прайм-тайм. А вот Интернет все остается загадкой.

На заре Интернета грязная реклама очень сильно испортила отношение пользователя к рекламе в целом, весь этот спам и всплывающие окна очевидно вынудили людей изобрести AdBlock и ему подобные. Нам нужна рекламная перезагрузка в Интернете. Нужно придумать реальную модель, которая работает. Пользователи в Сети привыкли к миру без рекламы, они хотят бесплатный контент без рекламы. Но все же подвижки в этом направлении есть, например, Twitch Prime.

Semmler: Люди смотрят на традиционные виды спорта и думают: «Если они могут, то и мы можем, у нас больше зрителей, мы должны больше зарабатывать». Но погодите, фан-базы традиционных видов спорта насчитывают миллионы, и все эти люди готовы купить футболку любимой команды по $ 80 за штуку. Это огромные прибыли, которых киберспорт еще не достиг. EG пытались в свое время, Fnatic пытаются с собственной линией мерчендайза. Они пробуют исследовать и понять, насколько это реально, достаточно ли киберспорт вырос для получения таких прибылей. Потому что спонсорство, я считаю, уходит на второй план. Мерчендайз, подписки, донаты – вот будущее организаторов турниров и компаний.

— Почему киберспорт так популярен сейчас?
Semmler: Во-первых, целое поколение сейчас не имеет телевизора в принципе, их называют cord-cutters. Этот термин, на мой взгляд, применим к поколению, предшествующему нашему. У людей все еще есть ТВ, но сейчас они избавляются от него и переходят в Интернет. Однако наше и следующее поколения – они не знают вообще, зачем нужен телевизор. Телевизор для них – это то, куда они втыкают Netflix, чтобы смотреть его на большом экране, или к чему подключают игровые консоли. Смотрят ли они передачи по телевизору? Скорее всего, нет. Я не могу вспомнить, когда я последний раз включал телевизор, чтобы посмотреть что-либо, это было годы назад.

Anders: Когда ты смотришь телевизор сегодня, ты чувствуешь, что делаешь только одну вещь, и у тебя нет особого контроля над процессом, ТВ не интерактивен. В то же время на компьютере я могу одновременно смотреть шоу и сидеть в Интернете, переключая внимание по необходимости. У меня в разы больше контроля над процессом. И когда к этому привыкаешь, отвыкнуть невозможно. А теперь с приходом виртуальной реальности ситуация изменится еще сильнее, и не в пользу ТВ. Люди, смотрящие телевизор на диване, будут чувствовать себя на задворках прогресса.

Semmler: Еще одним из больших минусов телевидения является то, что ты проводишь 30 % своего времени, смотря рекламу. Поэтому HBO и прочие крупные кабельные сети переходят на формат без рекламы или реклама только в перерывах между шоу, а не во время. Когда ты смотришь сериал по телевидению, и тут в самый интересный момент начинается 10-минутный рекламный перерыв – возникает желание послать всех их к черту и пойти смотреть этот же сериал на компьютере.

Anders: Сегодня большое число людей играет в различные видеоигры. И вот они как раз любят смотреть, как другие играют в соревновательные игры. Если ты хочешь попасть в любительскую футбольную команду, тебе надо купить бутсы,

Когда люди пишут: «Ты отстой. Я ненавижу твой голос. Ты тупой», — все эти отзывы написаны за 20 секунд.

форму и приходить на тренировки два раза в неделю. Намного больше обязательств, чем просто находиться в своей комнате и играть с друзьями онлайн. Киберспорт зачастую более доступен, чем обычный спорт. Я не хочу сказать, что он из-за этого лучше. Нет. Просто относительно доступности и порога входа.

Semmler: Во времена нашего детства компьютер был редкостью и был далеко не у всех. Твой отец покупал его для работы, и ты иногда мог тайком поиграть. Так я приобщился к миру игр. Мой отец играл в компьютерные игры, а мы с моим братом стояли за его спиной и смотрели. А сейчас ты можешь купить неплохой игровой компьютер за $ 600, это намного более доступно. У каждого есть компьютер, у детей есть свои iPad, и это считается допустимым. 10 лет назад такого и близко не было. Сейчас у нас мини-компьютеры в карманах — и это нормально.

Фото: Media.epicenter.gg

— Мне кажется, c каждым годом мы теряем что-то важное. Обращаем внимание на неправильные вещи в медиасфере, а не на позитивные моменты. Что с нами не так?
Anders: Если мы говорим про покупающих крутые тачки и ведущих себя немного незрело, то это обычные люди, они не суровые бизнесмены, просто дети, которые играют в видеоигры. Однажды они начали зарабатывать крупные суммы денег… Что бы другие сделали на их месте? Они вдруг смогли себе позволить то, что пожелают. В мире традиционного спорта, если ты 17-летний перспективный игрок NBA или NFL, у тебя будет собственный пиарщик, который скажет, как себя вести, а как не стоит. А молодые киберспортсмены другие: они ведут себя как любые 17-летние дети с $ 200 тыс. на банковском счету. Единственный путь исправить это – организациям следует начать нанимать людей, которые бы сказали игроку: «Будь разумным, у твоей аудитории может и не быть $ 200 тыс. на счету, и нет никаких гарантий, что они отнесутся к этому хорошо». Они тяжело работают, чтобы достичь таких успехов, но показывать свои успехи нужно определенным образом.
Semmler: Большинство людей любят смотреть на неудачи других, как на шоу Джерри Спрингера. Особенно в Интернете, где есть анонимность и можно свободно выражать своё мнение. Количество свободы и право голоса позволяет многое, а некоторые люди просто хотят обидеть других или причинить им зло. И тут мы возвращаемся обратно к критике. Большинство критики, которую мы получаем это: «Вау, ты дерьмо». Людям нравится видеть, как падают те, кто забрался выше их.

Anders: Знаешь что нам нужно? Нам нужен такой человек, который глубоко разберется в медиасфере и построит целую карьеру на подъёмах и падениях. Построит имидж, потом сознательно влипнет в крупный скандал, сделает много денег на этом и вернется на вершину. Нам нужен гений!

Semmler: В некотором роде этим человеком является Джеймс Хардинг (во время шанхайского турнира, который организовывался при поддержке компании Valve, Хардинга уволили с поста ведущего. Обидевшись, Джеймс написал большой пост о ситуации, на который ответил лично Гейб Ньюэлл, владелец Valve, назвав того «задницей» (с тех пор Хардинг не работает на турнирах).

Anders: Я все еще жду его возвращения.

Semmler: Чувак, я тебе гарантирую, это план. Через полгода он вернется и будет снова вести турнир по Dota 2.

Anders: Я этому не удивлюсь.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 15
22 июля 2017, суббота
21 июля 2017, пятница
20 июля 2017, четверг
19 июля 2017, среда
18 июля 2017, вторник
Партнерский контент