Все новости

«С новой турнирной системой матчи перестают приносить удовольствие»

Тренер Na’Vi Александр XBOCT Дашкевич — о сильных и слабых сторонах нового состава, сложностях турнирного сезона и рецепте камбэка.
Киберспорт

С момент анонса нового состава Natus Vincere по Dota 2 прошёл почти месяц: 4 сентября к пятёрке присоединились Владимир RodjER Никогосян и Владислав Cryslallize Кристанек. За это время команда успела собраться на буткемпе, поучаствовать в отборах на мэйджор и заработать две путевки на майноры. Мы пообщались с тренером команды Александром XBOCT Дашкевичем, чтобы узнать, как проходит тренировочный процесс в Na’Vi, чего ещё не хватает игрокам и в чём секрет крутого камбэка.

— Когда вы только собрали состав и приехали на буткемп, ожидали, что результаты будут вот такими?
— Нет, конечно. Состав мы собрали, по сути, из того, что оставалось. Многие люди не хотели идти, кто-то был не уверен в тех игроках, которые уже были в команде. Не было такого карт-бланша, выбор игроков был ограничен. Но мы смогли найти достойных кандидатов.

Нам очень повезло, что Rodjer ушёл из Team Empire. Я ещё во время The International заметил, что он хороший игрок. Он очень много думает и помогает капитану в игре с общими передвижениями и с координацией всей команды. Это то, чего нам не хватало. И уже спустя первые 3-4 дня всё это в нём проявилось. Но потом даже оказалось, что всё это была акклиматизация. Он долгое время не играл в доту и снова привыкал к игре. Поэтому у нас были немного смешанные результаты. В игре происходило что-то непонятное, но это было на тренировках, так что никто, кроме наших оппонентов, этого не видел. Потом мы садились, говорили, смотрели повторы, немного ругались. Я пытался показать, что они делают не так. Иногда по 10 раз пересматривали один и тот же момент. Я старался помочь им найти общий язык и сойтись на одном мнении.

Моей задачей было сделать так, чтобы даже если игроки что-то делают неправильно, они сделали одно и то же. Лучше всем ошибиться, чем каждый поступит по-своему. Вот с этим было много проблем, потому что у каждого игрока своё видение. Кто-то чересчур много высказывался, кто-то вообще молчал. Было сложно. Коммуникация — это вообще самая большая проблема в любом командном виде спорта, поэтому с неё мы и начали. И судя по результатам, у меня получилось им помочь.

— Как вы думаете, что на данном этапе отличает Na’Vi от других команд в СНГ?
— Возможно, ещё не все привыкли, что нужно играть в доту. После TI был долгий перерыв. Насколько я знаю, только Team Spirit заранее собрались на долгосрочный буткемп со своим новым составом. Я, честно говоря, думал, что с ними будет нереально сложно. Это и есть пока единственная команда, которой мы проиграли [интервью состоялось 22 сентября]. Остальные очень много отдыхали, поэтому ещё не все пришли в себя. Плюс у всех команд новый состав, кроме VP.

Я не могу сказать, что мы чего-то прям серьёзного добились. Даже в СНГ обыграли ещё не все команды. Просто приятно идти без поражений, чувствуется уверенность, которая набирается во время игр.

С победами у людей усиливается желание играть. Они видят, что они могут, что у них всё складывается, и это придаёт им уверенности и желания совершенствоваться. Если всё плохо, то немногие находят в себе мотивацию развиваться и усиливаться. Всем хочется простых путей: «Давайте кого-нибудь кикнем». А работать над собой очень сложно. После побед дела идут гладко, все охотно идут на контакт, слушают друг друга и не проявляют никакой заносчивости. В такой атмосфере очень круто работать.

— Не будем раскрывать всех секретов для соперников, но назовите одну вещь, в которой Na’Vi ещё слабы? С чем вы, как тренер, хотели бы поработать?
— Нам не хватает опыта выступлений на LAN-финалах. У нас Rodjer — игрок, у которого единственный опыт выступлений — это The International. Crystallize вообще не был на лане. В онлайне, на буткемпе, где тебя кормят и лелеют, все строится вокруг них — это комфортная обстановка, где ты показываешь хороший результат. Но даже общаясь с ними, я понимал, что на LAN-финале будет волнение. Я постараюсь это предотвратить, но не 100% зависит от меня и моих слов, человек должен сам подготовиться и хотеть, чтобы все получилось.

Сейчас будет Starladder, наш первый LAN. Будет шанс проверить, как все работает, и побороться против сильных команд. Посмотрим, на что мы способны на большой арене, выявим какие-то новые проблемы. Это даже для меня будет поток информации, над чем нам нужно работать. Я хочу поскорее оказаться на этом турнире, чтобы посмотреть, какие у нас есть огрехи и как с ними бороться.

— Crystallize в сообществе называют вашей реинкарнацией. Вы видите в нем молодого себя? Помогаете ли ему конкретно?
— Я все игры смотрю за ним и за Rodjer, за всеми ведь всё равно не уследишь. А тут я иногда стараюсь подсказать, помочь, если это нужно. Тут есть несколько факторов. Во-первых, сидя за ними двумя я вижу все линии, потому что Rodjer роумит между мидом и сложной, а Влад фармит в лёгкой. Я вижу всю карту и могу понимать, что происходит. Я вообще обычно стараюсь во время игры им ничего не говорить, чтобы они сами могли решать свои проблемы, ведь на LAN-турнире я им помочь не смогу.

После игры я обычно им рассказываю о моментах, которые нужно исправить. И Влад действительно очень послушен и трудолюбив. Он делает очень многое, о чем я ему говорю. Да и сам он пришел с очень правильным настроем, верные решения выбирает в игре.

Даже когда в матче ситуация почти патовая, он находит максимально выгодные варианты, которые приводят команду к победе. И уже было несколько игр, где мы переворачивали ситуацию, а он вносил в это большой вклад. Влад не ломался, не слушал своих якобы более опытных партнёров по команде, которые советовали ему что-то дурацкое. Он делал всё сам, и делал хорошо, как оказалось.

Crystallize молодец, и я искренне рад, что мы нашли такого человека, который умеет принимать сложные решения независимо от того, что ему говорят под ухо. Это важно, потому что сейчас все несамостоятельные игроки тянут команду на дно или ничего позитивного в состав не привносят. Приятно иметь в коллективе человека, который может вывести всех из неприятной ситуации — и Влад именно такой игрок.

— А появлялось желание попросить Влада оставить место хотя бы на одну карту и сыграть с ребятами?
— Мне очень нравятся официальные игры, я всегда об этом говорил. Когда я смотрю какие-то турниры, мне хочется поиграть. Но потом я понимаю, что просто официальных игр не бывает, для этого нужно много тренироваться. Вспоминаю, что больше пяти часов игры в доту ежедневно я не выдерживаю, а нужно этим заниматься часов по 10-12 или даже больше. Так что я сразу вспоминаю, что уже наигрался. И продолжаю заниматься своими делами.

— Сейчас многие отмечают, что возвращается эпоха «ветеранов». Снова в топе Чай Mushi Е Фан, и над ним уже никто не потешается, у Dendi дела идут отлично, в прошлом году задал планку Сю BurNing Чжилей. Как вы думаете, с чем это связано?
— Дотер один раз — дотер на всю жизнь. Те люди, которые уходят, они потом горят игрой. После перерыва всегда хочется начать все заново. Я не могу сказать, что со мной также не будет. Может, я сейчас потренирую полгодика или годик, мы чего-то добьёмся, выиграем. Я подумаю: «Это же так классно! Может, и я так же могу?» — и тогда желание проснётся. Но пока этого нет.

А с чем это связано… Не знаю, все они хорошо играют. Когда EG выиграли The International, Fear играл на керри и ему было 27 лет. Если команда в целом хорошо выступает, то проблемы в возрасте нет. Всё зависит от синергии, от понимания игры. Нажать кнопочки и я смогу, наверное, а вот создать ситуацию, когда эти кнопочки нажимать легко — это уже мастерство всего состава. Это нужно оттачивать. Такого можно добиться с помощью колоссальных усилий всех игроков. Только тогда подобное возможно. В разные моменты игровой карьеры киберспортсмены попадают в коллективы, где они находят подобную синергию — и они в это время играют как машины.

Это просто стечение обстоятельств. Да, это работа и команды, и менеджмента, но на всё это влияет огромное количество факторов. Даже настроение. Может, кто-то женился и рад своей жизни! И он благодаря этому очень мотивирован работать и подходит с позитивным настроем. И всё это выливается в крутой результат.

— За две квалификации вы заработали себе звание королей камбэков. Расскажите, в чём секрет крутого переворота?
— Рецепт камбэка — это Zeus. На любой стадии, в любой моменты игры. Первые разы, когда мы проигрывали с Zeus, команда приуныла. Я им сказал: «Вы чего? У вас такой герой! Если противник ошибётся и драка продлится больше 25 секунд, а его не убьют, то вы победили». Сначала посмеялись, а потом так и вышло. Это один из факторов.

А второе — у людей есть терпение. Они понимают, что на кону не просто очередная игра, а необходимая победа и для неё нужно очень сильно постараться. Никто не ленится постоять семь минут на базе, просто не двигаясь и пряча друг друга в Shadow Amulet. И я это уважаю. Пусть у нас было уже три часа ночи, и я хотел спать и чтобы всё это поскорее закончилось. Но и я, и они понимали, что эта победа очень важна для нас. И играли до конца, стояли на базе, хотя в обычной игре пошли бы, умерли и проиграли. Это командный дух. Все игроки понимают, что нужно делать, чтобы победить, и чем нельзя пренебрегать, чтобы не упустить победу.

Видео можно посмотреть по ссылке во «ВКонтакте»

— Главной проблемой Na’Vi в последние годы называли отсутствие лидера и капитана. В этом составе вам удалось выделить человека, за которым будет идти команда?
— Да, Акбар SoNNeiko Бутаев отлично справляется со своей задачей. Он немного отличается от моего стандартного понятия капитана, но в целом он очень хорошо координирует и помогает ребятам совершать правильные передвижения.

В моём понимании капитан — это Клемент Puppey Иванов. Он очень редко давал какие-то указания, он ничего никому не разжёвывал и в рот не запихивал. Но если он что-то говорил, то мы это делали. Таким же был Иван Artstyle Антонов. А тут у каждого игрока больше пространства для собственных раздумий и решений. В основном Акбар предлагает что-то только конкретному игроку. Он не указывает для всей команды. Все сами решают, каждый по отдельности смотрит, когда нужно собраться впятером или рассредоточиться. Игроки дают эту информацию. Кто увидит ситуацию со своей стороны, тот и говорит.

— Вы уже успели освоиться на роли тренера и поклонники команды оценили ваш вклад в игру. Пришлось ли вам в чём-то измениться, чтобы хорошо исполнять свои обязанности?
— Сложно пока сказать. Намного проще решать проблемы командного характера, когда ты не являешься игроком. Когда я сам играл, то я на всё смотрел со своей колокольни и не мог объективно подойти к оценке. Сейчас я абсолютно легко справляюсь с эмоциями. Даже когда в команде происходит какой-то конфликт и непонимание, я могу спокойно объяснить его участникам, почему кто-то из них прав или не прав. И в большинстве случаев это позволяет найти решение проблемы или отложить её до более удачного момента в спокойной атмосфере.

Я очень легко стал относиться к игровым вопросам. С момента конфликта и до его решения я могу просто думать о том, как лучше поступить и не говорю ничего сгоряча.

А ещё мне очень легко успокоить людей, которые ведут себя так, как я мог поступить раньше. Потом что я знаю, что меня в такие моменты успокаивало. Могу привести их в спокойное состояние и обсудить проблемы в комфортной обстановке, когда люди не на нервах. Это позволит выйти на более верное решение.

— К чему ещё тебе нужно стремиться, чтобы стать идеальным тренером?
— Я стараюсь каждый день стремиться к чему-то новому и что-то для себя познавать. Тренерство — это как любой другой вид деятельности. Для меня это было чем-то новым. Я немного ознакомился с литературой от известных спортивных тренеров, пообщался с известными дотерскими тренерами, узнал, что они делают. Но почти ничего из этого не извлек. В основном я всё это уже знал, мне просто это еще раз проговорили. В принципе, это в основном психология. А в доте я помогаю им работать над ошибками. Моё влияние в команде скорее психологическое. И в этом я стараюсь улучшаться, сделать так, чтобы моим подопечным было комфортнее играть.

— Отличается ли подготовка команды к матчам на квалификации к майнору и мэйджору?
— Всё то же самое. Мы же в доту играем, тут всегда всё то же самое. Подготовка отличается только к отдельным командам. К каждому сопернику мы готовимся отдельно, смотрим их сильные и слабые стороны. В целом, что может помочь игрокам.

Моя изначальная задача была помочь ребятам разобраться со статистикой. Когда ты просто показываешь её игрокам, она непонятна. Игрок думает: «Мне сейчас в доту катать, а тут нужно цифры запоминать». И я когда играл, думал так же. А сейчас я основную работу провожу до игры, стараюсь перефразировать эту информацию и перевести на понятный для дотера язык. Допустим, на седьмой минуте вот эти ребята прожимают смок. Значит если они пропали, то нужно быть осторожней. Эта информация для дотера понятна. Он заметил отсутствие героев, спрятался под вышку — соперник проворонил момент. Это нам в плюсик. А просто набор цифр очень тяжело воспринимается: 70 вардов там, 20 там — этим не нужно забивать голову.

Каждый раз за 15 минут до игры мы собираемся на брифинг, где кратко рассказываем ребятам что и как. Что для меня очень полезно, каждый из игроков отдельно задает вопросы, что бы им хотелось узнать о команде. По ним мы с нашим статистиком Димой всё это стараемся рассказать, чтобы у ребят не возникало больше никаких проблем, и вся информация была у них на ладони.

— В связи с работой Мэриэль Kips Хюисман и тренера Ad Finem сообщество стало обсуждать, действительно ли тренер должен быть суперскилловым, иметь 7-8k MMR или понимание игры заключается в чём-то другом?
— В идеале, конечно, всё совместить, но идеала не существует. Вот у меня нет 8k. Мне даже стыдно говорить, какой у меня сейчас рейтинг. И первое время, когда мы были на буткемпе, я много играл в доту, но сейчас уже меньше. У нас был миллиард игр в день и уже немножко тошнит от доты. Одно дело играть, а другое смотреть, когда ты просто сидишь и почти бездельничаешь. А при этом нужно очень много мыслить, следить, смотреть за ошибками. Ты не просто наслаждаешься шоу, а делаешь из этого какие-то выводы. И в том числе позитивные, отметить, над чем команда хорошо поработала, что у неё получилось. И негативные тоже. Иногда хорошо если по три раза говоришь, а то и по десять. Но если люди умные, они поймут и исправят, если продолжать деликатно на это обращать внимание. Хотя, конечно, деликатно не всегда получается.

Твоя задача — найти моменты, в которых может усилиться эта команда. Не существует же идеального рецепта победы, каждая команда побеждает по-своему. И нужно найти то, что подойдёт конкретно этим ребятам, чтобы им было комфортно и интересно. Когда тебе интересно, ты хочешь расти. И я вижу, что многие вещи они осваивают с энтузиазмом и от этого растет мотивация.

MMR решает какие-то вопросы. Я вот неплохо разбираюсь в игре. Но не помешало бы иметь и 8k. Если бы я больше играл и смотрел с точки зрения конкретной меты, новых героев, то мог бы помочь каждому и в этом отношении.

— Вы успели на себе ощутить все «прелести» новой турнирной системы. И квалификации накладывались, и матчи переносили. Где, на ваш взгляд, упущение Valve, что всё свелось к такому беспорядку? Или это нормальный турнирный процесс?
— Прежде всего хотелось бы, чтобы турниры договаривались между собой. Нам очень больших усилий стоило совместить DreamLeague и PGL. Открытые квалификации проходили в то время, когда мы должны были играть полуфинал и финал на PGL. Если бы они договорились заранее, то, может, мы бы просто могли играть в другой день. Так нам сначала вообще ничего не разрешили перенести, а потом дали возможности сыграть один матч рано, а другой поздно, а между этим еще открытые квалификации. Мы все это сделали, все выиграли, но ребятам было очень тяжело. Я прямо-таки видел, как они хоть и были рады своей победе, но каждый еле шел и жаловался на всякое. И я был в этом числе, мне тоже это не слишком понравилось.

Конечно, сложно играть так много матчей. Ладно у нас что-то получается, так что нам полегче. Но если у тебя не идет, то тебе нужно что-то менять в команде. А для этого нужны тренировки. Только времени для этого нет, потому что все занимают очередные квалификации. У вас намного меньше времени на исправление ошибок в отличие от команд, которым, допустим, не нужно играть открытые отборочные. Здесь моё мнение очень похоже на точку зрения Ильи Lil Ильюка.

Мне не очень нравится, что в расписании стоит столько официальных матчей. Точно надо меньше турниров с официальным статусом. Чтобы попасть на чемпионат, ты должен отыграть квалификацию, а на некоторые даже и две, и три. Это вообще бред. Сначала ты играешь СНГ-отборы, кто-то играет европейские. Потом вас соединяют, вы играете вместе. Затем вы попадаете на какие-нибудь межгалактические квалификации, играете их. И только потом вы оказываетесь на самом турнире, где играете с очень сильными командами. И нужно пройти эти семь кругов ада, и в этом нет ничего классного. Ты везде можешь проиграть, а шанса на ошибку нет. Double Elimination bo3 — это максимум, что может быть. А есть Single и bo1. А тут какой бы классной команда не была, что-то может пойти не так. У кого-то мышка в начале игры не сработала, он расстроился. Да, это все вопрос профессионализма и с таким нужно бороться, но человеческих фактор есть везде. Вот случилась такая неприятность, он не смог дальше нормально играть — и вы вылетели. Хотя потенциально вы были фаворитами.

Здесь много можно разводить полемики. Но в целом мне просто не нравится такое количество игр. И так будет весь год. Сейчас у нас 11 или 12 дней подряд игры, и ещё будут.

Матчи перестают приносить радость и удовольствие. У тебя нет времени отдохнуть и расслабиться, выйти на улицу. Часик каждый день мы стараемся выделить, но свободного дня для отдыха нет. Тебе постоянно нужно готовиться к новой команде. В таком режиме можно перегореть. Да, мы всячески стараемся сделать, чтобы ребята продолжали находиться в хорошей форме, но никто от этого не защищен.

— Если говорить об анонсах от Valve, то вашей роли коснулось отдельное правило. Теперь тренерам можно находиться в кабинках игроков во время драфта. Вы за или против такого изменения?
— Думаю, что это повлияет на расстановку сил. Я до этого анонса вообще не лез к ним в пики, во время драфта я просто сидел рядом и молчал. Только потом, когда мы разбирали драфты, я указывал на ошибки, а команда соглашалась. Когда стало известно, что я смогу помогать им во время турниров, то я стал садиться за Акбаром во время драфта. Не то чтобы я участвовал в процессе пика, но когда возникает спорная ситуация, я высказываю свою точку зрения и очень кратко аргументирую. Но в основном они пикают сами. Я больше стараюсь подсказать, от чего лучше избавиться и как лучше действовать против какой-то связки, чем построить их пик. Я же не играю, я не могу понять, кто и что видит в определённой ситуации. Лишь могу рассмотреть общую картину и посоветовать, что изменить. А решать уже всё равно не мне.

— Не внесёт ли это диcбаланс на профессиональную сцену? Ведь не все команды хотят или могут позволить себе нанять тренера.
— Конечно, может. Но в чём проблема тогда нанять тренера? Не думаю, что если у вас есть возможность содержать пять игроков и менеджмент, то будет какая-то проблема с содержанием наставника. Выделить немного денег, еды, девайсов, футболок. По сути, это же как шестой игрок, он не сильно отличается условиями. Если вы брали команду, то вы рассчитывали, что будете тратить на них финансы. Если вы видите, что другие команды из-за наличия тренера выступают лучше, то это вопрос даже не должен появляться. Если у вашей команды будут хорошие результаты, то появятся и спонсоры, и реклама. В долгосрочной перспективе тогда это будет только в плюс и финансово, и репутационно.

— Ощущения от победы и поражения отличаются с точки зрения игрока и тренера?
— Нет, вообще практически не отличаются. Я также радуюсь, когда они побеждают. Поражений было мало, оно было только одно. Но после этого я не горевал, не думал: «Как же так получилось? Я им всё, а они мне ничего!». Я этим же вечером занялся подготовкой к следующему дню, где нам предстояло снова играть с Team Spirit.

— Что вам должна предложить другая организация или команда, чтобы вы бросили работу в Na’Vi и снова стали играть? До ростер-лока ещё есть несколько дней.
— Нет, я не хочу уходить. Может, если бы мне давали «Ламборджини» в месяц, я бы согласился… Но только один месяц! Потому что если у меня будет две «Ламборджини», тогда ко мне придёт налоговая. А так нет, я не брошу Na’Vi.

Комментарии (0)
Партнерский контент