Все новости

«Разница между европейскими и игроками из СНГ — это миф»

Игрок Team Spirit Мальте Biver Винтер — о музыкальном прошлом, сложностях изучения русского языка и причинах изменений в команде.
Киберспорт

Мальте Biver Винтер — европейский легионер на СНГ-сцене. Год назад датчанин получил приглашение в Natus Vincere, а сейчас выступает в Team Spirit. В январе 2018 года он вместе с командой представит регион на мэйджоре Galaxy Battles. В интервью для сайта Мальте рассказал, как он начал играть в компьютерные игры, излечился от травмы и почему команде пришлось сменить игрока.

— Вы уже почти год играете в СНГ, но всё так же остаётесь загадкой для сообщества. Поэтому давайте проясним ситуацию. Как получилось, что из всех детских занятий вы выбрали именно компьютерные игры?
— У меня был старший двоюродный брат, и он очень много времени уделял компьютерным играм. Мне казалось, что это очень круто. Так что я тоже решил поиграть. Мы играли в Warcraft 3, WoW, а позже в HoN.

— Как родители относились к этому увлечению? И поддерживают ли они сейчас?
— До тех пор пока я не начал зарабатывать на этом хоть какие-то деньги, они считали, что всё это глупо. Они были не уверены, что это хороший выбор — тратить столько времени на игры. Но как только я начал зарабатывать, они стали меня поддерживать. Наверное, это произошло, когда я подписал свой первый контракт с небольшой командой London Conspiracy. Сейчас я могу назвать родителей моими фанатами.

— Я знаю, что вы занимались музыкой — на фортепьяно и играли в группе на бас-гитаре. Расскажите немного об этом. Как вы собрались, какую музыку играли?
— Я всю свою жизнь был связан с музыкой. Когда я закончил школу, то захотел присоединиться к какой-нибудь группе. У нас в городе есть место, куда ты можешь прийти и сказать: «Ребята, я хочу играть в группе!». Так мы и собрались. Начали писать свою музыку — и это было действительно увлекательно. Я даже не знаю, что это был за стиль. Какая-то смесь рока, поп-музыки, джаза… Какой-то наш собственный стиль, даже описать его сложно.

— Этот опыт вам как-то помогает?
— Я не скажу, что это именно помогло мне. Это просто было весело. Мне кажется, что в группе вы работаете, как и в команде. Вам нужно слушать друг друга, работать вместе, чтобы создавать музыку. В этом плане можно сказать, что этот опыт мне в чём-то помог. Но для меня это было скорее для удовольствия и развлечения.

— Сейчас есть время на музыку? Берёте с собой гитару на буткемпы, чтобы поиграть партнёрам по команде?
— Сейчас на это нет времени. Конечно, я могу поиграть сам для себя. Но даже для этого не так много возможностей. Это и было причиной, почему я перестал играть в группе. Я стал слишком занят с Dota 2. Да и я бы не сказал, что играю прям впечатляюще. Да, я играл в группе, но я не так уж и хорош в игре на басу или гитаре.

— Киберспортивную карьеру вы начинали в HoN. Насколько просто дался переход в Dota 2? Сколько времени понадобилось, чтобы найти команду?
— Тогда все начали уходить в Dota 2. Если ты хотел быть профессиональным игроком, то тебе нужно было это сделать. Здесь можно заработать больше денег, сцена намного больше. Для любого игрока в HoN это не слишком сложно. Да, это занимает определённое время, но это достаточно легко. Тебе просто нужно поиграть и привыкнуть к деталям. Через год после перехода я попал в LC, где уже получал зарплату. Так что это не так долго. В HoN я также играл в основном на саппорте, хоть и пробовал себя в качестве мидера. Так что мне практически ничего не пришлось менять. Мне кажется, что сейчас игры очень разные. А может, я просто теперь больше знаю о том, как нужно играть.

— Почему бывшие игроки в HoN так успешны в Dota 2? Ведь очень многие топовые игроки начинали именно с этой дисциплины.
— HoN быстрее, чем Dota 2. Тебе нужна лучше реакция, нужно быстрее предсказывать события и действия соперников. Так что, когда ты переходишь в Dota 2, у тебя есть естественное преимущество перед игроками, которые начинали с доты. Здесь у тебя больше времени, чтобы обдумать свои решения.

— Вам приходилось приостанавливать карьеру из-за травмы локтя. Как вы с ней справились и не беспокоила ли она после этого?
— Это был «теннисный локоть». Я просто… кликал слишком много, наверное. Для руки это большой стресс. Мне пришлось на время бросить игры. Я занялся физическими нагрузками, чтобы вернуться в форму. После двух месяцев все пришло в норму. Но это стоило мне двух месяцев игры. Иногда я до сих пор чувствую боль, но здесь уже дело не только в локте. Иногда болит запястье или спина. Но не думаю, что это отголоски старой травмы. Дело просто в сидячем образе жизни. Наверное, мне стоит лучше заботится о своём физическом состоянии. Но я стараюсь!

— Дадите пару советов игрокам, как избежать подобной ситуации?
— Тогда я не занимался вообще никакими физическими нагрузками. Я не разминался, не растягивался. Да и ел как придётся. В этом была моя ошибка. Всегда нужно следить за своей формой и разминать суставы и мышцы. И питаться здоровой пищей.

— Менеджер вашей команды, Руслана, рассказывала, что когда вы попали в Team Spirit, то уже знали русский алфавит и даже пробовали читать. Где вы учились языку?
— Не скажу, что это было именно так. Когда я пришёл в команду, они научили меня русскому алфавиту. Сейчас я не думаю, что хочу продолжать учить язык. Просто у меня нет времени, чтобы посвятить себя этому. Это основная проблема. В других условиях это было бы забавно. Но, например, для пабов это очень удобно, знать пару-тройку фраз на русском.

— За этот год вам удалось поиграть в двух СНГ-командах: Na'Vi и Team Spirit. Отличается ли чем-то подход этих организаций?
— Na'Vi — более крупная организация. Ну, как минимум намного более известная. Когда я играл в Na'Vi, нам приходилась давать намного больше интервью, работать с камерами постоянно. Наверное, это самая большая разница. Во всём остальном — одно и то же. Зарплаты, условия, буткемпы — всё так же. Дело исключительно в том, что Na'Vi более популярна.

— Есть ли разница в атмосфере внутри команды? Было комфортнее, когда в Na'Vi был ещё один англоговорящий игрок?
— В Na'Vi определённо было больше давления. Ну и у меня самого было меньше опыта. Это была моя первая большая команда. Но когда организацию окружает столько фанатов — это действительно серьёзное давление. Многие их поклонники тогда не знали, кто я такой. Так что единственное, что тогда я слышал: «Кто вообще этот парень?».

Конечно, мне было намного комфортнее, когда мы общались на английском в игре. Но вне игры, мне кажется, у меня отличные отношения с ребятами из Team Spirit, так что я не чувствую какой-то серьёзной разницы.

— В Team Spirit вы очень много времени проводите на буткемпе. Как давно вы выбирались домой? Как родные относятся к тому, что приходится проводить так много времени в другой стране?
— Первый раз мы на буткемпе провели практически месяц, потом у нас было немного времени на поездку домой. Потом снова трёхнедельный буткемп. Примерно такое расписание. Некоторые квалификации мы играем из дома, так что не собираемся на каждую игру. Дома, конечно, по мне скучают, но они поддерживают мой выбор. Так что в семье всё хорошо.

— Как вам кажется, это правильный подход или игрокам нужно больше личного пространства?
— Я могу сказать, что я фанат буткемпов. Конечно, в этом нужен баланс. В жизни есть и другие вещи, кроме доты. Но когда ты собираешься на буткемпе, тебе намного проще сосредоточиться на доте, ты всё время посвящаешь этому. Не отвлекаешься на девушек, друзей и всё остальное. Так что я думаю, что это хорошо, когда у вашей команды много буткемпов. Но, конечно, без фанатизма.

— С чем раньше у вас ассоциировалась Россия и с чем сейчас?
— Я даже не знаю. Честно говоря, у меня не было какого-то определённого мнения о России, до тех пор пока я не приехал сюда. Я не особо слежу за политикой, это для меня не слишком много значит. Я мало что знал о стране, но сейчас мне нравится Россия. Мне по душе мои тиммейты, по крайней мере! Я, наверное, не выделяю именно страну, а замечаю людей. Я не встречал так много именно моих фанатов в России, может, потому что я не использую ВК. Хотя у меня есть фанатская страничка, но я на неё не подписан и не слежу за ней. Мне больше по душе «Твиттер».

— У вас был опыт игры и с европейскими и с СНГ-игроками. Многие в СНГ-сообществе считают, что киберспортсмены из разных регионов отличаются менталитетом и уровнем профессионализма. Заметили эту разницу?
— Я не почувствовал какой-то заметной разницы. Мне кажется, это какой-то миф. Хотя кто знает. Я не знаю так много профессиональных игроков в СНГ. Я играл только в Na'Vi и Team Spirit и общался только с ними. Могу сказать, что игроки, которых я встречал, были настоящими профессионалами. Даже если посмотреть на VP, они же не играют в то, что называют «СНГ-дотой». Они контролируют ситуацию.

— Совсем недавно в составе Team Spirit произошли изменения. Как этот процесс происходил внутри команды? Принимали ли вы участие в этом решении или оставили его своим тиммейтам?
— Я думаю, что я стал в какой-то мере инициатором этого. У нас было несколько проблем в течение долгого времени. Мы работали над их решением, но результатов не было. В какой-то момент я понял, что русский дается мне очень тяжело. Это не дало нужного эффекта по сравнению с усилиями и временем, которые я в это вкладывал. Я захотел играть в англоговорящей команде. А английский Боди [Богдан Iceberg Василенко] недостаточно хорош для такой коммуникации. В какой-то мере это и заставило нас сделать определённые изменения. Думаю, для любой команды, которая остановилась в прогрессе, необходимы какие-то перемены. Они всегда к лучшему, по крайней мере, в самом начале.

— Почувствовали ли вы какие-то изменения динамики внутри команды с приходом Illidan? Легче ли вам стало общаться с Ильёй?
— Да, определённо. Внутри команды многое изменилось, ведь мы теперь общаемся на английском. Для меня это многое изменило. До этого мы на 70% общались на русском и только на 30% на английском. Теперь это только английский. Да, с Ильёй мне комфортней общаться, но это исключительно из-за языка. У меня отличные отношения с Бодей — мы общались с ним, но кому-то постоянно приходилось переводить.

— А как вы чувствовали себя, когда товарищи по команде общались на непонятном языке?
— В игре это сложно. Но за её пределами я же не могу контролировать, как они общаются друг с другом. В общем-то, я понимал, на что иду, когда соглашался присоединиться к этой команде. Я знал, что это займёт какое-то время, а социализация будет немного трудной. Но я хочу побеждать больше, чем что-либо ещё. Так что не такая уж и проблема.

— Мы знаем, что Illidan хорошо говорит на английском. А как насчёт остальных игроков в команде? Их уровня достаточно для коммуникации?
— Да, все остальные игроки могут легко общаться на игровые темы. Может, только у Игоря [Игорь iLTW Филатов] английский ещё не так хорош, но его достаточно, чтобы общаться в игре и даже немного вне её.

— Может быть, вы и сами могли бы общаться в игре на русском?
— Это вряд ли. Я не знаю никаких предложений или больших фраз. Могу говорить только короткие слова вроде «вперёд», «пошли», «давай». Этого точно недостаточно, чтобы наладить коммуникацию. Знаете, в игре иногда нужно обсуждать более сложные вещи, чем «вперёд» и «назад».

— Иногда из интервью кажется, что вы очень застенчивый парень. В игре вы такой же?
— Я скорее просто скромный. Но я бы не сказал, что я в игре точно такой же. В игре я общаюсь столько, сколько это нужно для команды.

— Ваше главное достижение в этом сезоне — победа на квалификации к мэйджору Galaxy Battles. Для многих она стала неожиданностью. А для вас?
— Честно говоря, я не знаю, ожидал ли я этой победы. Я только приехал домой с WESG в Барселоне, а на следующий день нам нужно играть против Na'Vi. Предыдущий день я провел в дороге, вернулся очень поздно. Я просто сказал себе: «Я должен показать свою лучшую игру и будь что будет». Я понимал, что мы способны обыграть Na'Vi и был рад, когда нам удалось выиграть и финальный матч этой квалификации.

— В ближайшее время вас ждёт квалификация на ESL One Genting. Почему-то вы получили приглашения второго уровня даже после победы на Galaxy Battle, а сразу во второй этап позвали Effect. Почему так случилось?
— Я думаю, что мы лучше Effect. Но перед тем, как мы выиграли квалификацию на Galaxy Battles, у нас не было слишком серьёзных результатов. Может, в этом дело. Но это и не важно. Нам нужно выиграть всего одну серию — и мы так же окажемся во второй стадии. Как по мне, жаловаться на подобные вещи глупо. Ты просто зря тратишь своё время и энергию на это. Лучше сфокусироваться на игре или чем-то позитивном.

— Как думаете, игре нужны какие-то изменения после крупных турниров? Серьёзный патч, например?
— Я рад тому, в каком состоянии сейчас находится мета. Я всегда был человеком, который просто адаптируется к патчам, и я всегда был доволен тем, что происходит в доте.

— А как насчёт Morphling?
— Ну, может, он немного сильнее, чем должен быть. Его способность Morph, может быть, слишком хороша. Однако мне кажется, что ты все еще можешь строить стратегию вокруг этого героя с сайленсами и быстрым уроном. Да, персонаж очень силён, но я не думаю, что он сломан. Всё примерно так же, как и со старым Morphling. Ему просто сейчас не нужна мана. Но всё, что тебе нужно, — обезмолвить его и быстро убить.

— Усложнилась ли жизнь саппорта в новых версиях? Многие стартовые предметы подорожали.
— В начале игры всё стоит немного дороже, но тебе не нужно улучшать курьера, а это приятно. Да, смоки стали немного дороже, варды дороже. Но я не думаю, что это слишком многое изменило. Просто некоторым людям нравится на что-то жаловаться.

— Если вы продолжите добиваться успехов на СНГ-сцене, готовы ли вы перебраться сюда насовсем?
— Я готов постоянно приезжать в Россию на буткемпы, как мы делали это в Na'Vi и делаем в Team Spirit. Для игры этого достаточно, и это неплохо работает. А переехать насовсем — не думаю, что я к этому готов. Мне кажется, что я буду слишком сильно скучать по семье.

Комментарии (0)
Партнерский контент