«Они считали, что Rodjer во всём лучше, как бы хорошо или плохо я ни играл»
Яна Медведева
Комментарии
Илья Lil Ильюк — о переходе в Natus Vincere, игре Владимира RodjER Никогосяна, близких друзьях и преодолении жизненных неудач.

Недавний переход Илья Lil Ильюка в состав Natus Vincere стал сенсацией для сообщества Dota 2. В Virtus.pro его заменил Владимир RodjER Никогосян, раньше выступавший в Na’Vi. В эксклюзивном интервью нашему сайту Илья рассказал, почему он лишился места в команде, что ему нравится в новой организации и что может помешать обновлённому составу VP показывать высокие результаты.

— Пару дней назад вы выкладывали фотографии из буткемпа VP. Сейчас вы уже игрок Natus Vincere. Что случилось в эти несколько дней?
— Да ничего такого не случилось. Мы приехали из Малайзии. У меня была возможность поехать домой, но, так как я живу в Подмосковье и добираться далеко, я решил поехать с ребятами в Москву на наш буткемп. Сидел на буткемпе, всё было нормально, ничего не предвещало беды, в моём понимании. Из игроков нас там было трое: я, Ramzes и Noone. В один из вечеров приехал главный менеджер. Я просто сидел за компьютером и играл в доту. Со мной начали разговаривать и сообщили, что со мной больше не хотят играть и я «кикнут».

— Никаких предпосылок к этому не было?
— Возможно, они были. Но в моём понимании — нет.

— Кто стал инициатором этих перестановок?
— Вероятнее всего, это были Роман Ramzes Кушнарев и Владимир No[o]ne Миненко. Они считали, что Владимир Rodjer Никогосян во всём лучше, как бы хорошо или плохо я ни играл.

— Джеки EternalEnvy Мао считает, что каждому игроку нужно дать возможность исправиться. Дали ли вам возможность поработать над ошибками или поставили перед фактом?
— Нет, в лицо мне никто ничего никогда не говорил. И мне это неприятно, как факт. Но ошибки свои я знаю, понимаю, в чём мне нужно расти. Но делать это буду в другой команде.

— Как вы лично оцениваете свои последние выступления? Действительно ли это спад формы, как кажется со стороны, или на это влияют другие факторы?
— Дота — это командная игра. И ты проигрываешь или выигрываешь вместе. Очень важна, как написал Вова в «Твиттере», атмосфера. И когда она подавляющая и ты чувствуешь давление, которое объективно ни на чём не основано, у тебя не всё будет получаться. Даже если ты видишь, что ты хорошо играешь, то всё равно создается ощущение, что люди скидывают свою вину на тебя. Понятно, что со стороны может показаться, что ты играешь хуже, чем раньше.

Но в любом случае всё зависит от взаимодействия игроков. Если ты играешь в команде, как было до этого, где доверяют каждому твоему слову и действию, то ты будешь раскрываться. А если тебя будут подавлять и ты будешь чувствовать напряжение, то у тебя не будут лететь скиллы и не будут жаться кнопки. Потому что огромную роль в доте играет человеческий фактор.

— На сегодня ваша история в VP закончилась. Какой момент в составе VP вы можете назвать самым ярким и запоминающимся?
— Думаю, я не буду рассказывать об определенных моментах. Это не связано с игрой, это больше о том, как мы отдыхали и как мы общались. Это было поистине круто. Я чувствовал, что для меня открывается новый мир. Не тот, к которому я привык, когда играл в другой команде. И люди немножко другие, и ценности у них иные. Это не команда из задротов, с которыми приезжаешь в Нью-Йорк, а они сидят в номере и аниме смотрят, а не идут гулять. Мир открылся для меня с другой стороны.

Если говорить об игровых результатах, то это победа на мэйджоре и финал The Kiev Major. Это было действительно круто.

— Есть ли что-то, о чём вы не будете скучать? Без чего вам станет только лучше?
— Учитывая то, что я сейчас чувствую, и в связи с последними обстоятельствами, я не думаю, что я буду о чём-то жалеть или по чему-то скучать.

— Оценивая со стороны, стала ли VP от этого обмена сильнее? И какие в этом переходе есть подводные камни?
— Возможно, на короткой дистанции они будут показывать определенные результаты. Сейчас большинство команд даже самого высокого уровня играют не лучшим образом — это раз. Второе — какими бы ни были люди, хорошими или плохими, они действительно сильны как игроки. Так что они могут показывать результаты просто за счёт этого, как и происходило в течение некоторого времени.

Возможно, потом им будет очень тяжело переживать поражения. Раньше я был человеком, который принимал удар на себя. На дистанции это может сказаться на их результатах.

— Это интересный момент о психологии команды. Сейчас большинство занимаются сравнением пула героев и передвижений по карте.
— Это только процентов 10 результата. В конечном счете, решает абсолютно не то. Выигрывает команда. Если мы посмотрим на чемпионов TI, то они действительно были командами. Это люди, которые общались друг с другом, взаимодействовали хорошо. И плюс ко всему они были хорошими игроками, но это сыграло не самую большую роль. Будь ты хоть суперсильным игроком, но если с тобой тяжело общаться, то ты никогда ничего не достигнешь.

— Natus Vincere для вас была единственным вариантом или за это время вы успели рассмотреть и другие возможности продолжения карьеры?
— Когда меня «кикнули», я пошел смотреть, какие у меня есть опции. Учитывая, что меня в очередной раз выгнали из команды перед закрытием трансферного окна, осталось всего пять дней и все закрепили свои составы. Вариантов у тебя не так много. Я бы с удовольствием попробовал поиграть в OG, Liquid или вообще в европейских составах, но у них всё хорошо и они уже зарегистрировали игроков. Я им написал, но понятное дело, что они мне просто пожелали удачи.

Единственным хорошим вариантом для меня были Na’Vi. Я не скажу, что я оказался здесь, просто потому что это была моя единственная возможность. То, что я писал в комментарии к новости — это правда. Я действительно давно мечтал сыграть под этим тегом, потому что он вызывает очень много ассоциаций. И я вижу, какие ребята тут играют, какая это организация, как она работает на всех LAN-турнирах. Мы же часто пересекались на турнирах. Я вижу, как они взаимодействуют. Для многих Na’Vi — это как пример для подражания.

Понятное дело, что с приходом спонсоров и серьезных людей не из киберспорта, ESForce и других, VP и Na’Vi встали на один уровень. А может даже Virtus.pro в какой-то степени за счет наших результатов стала выделяться. Но в течение всего времени Na’Vi были примером.

Так что я рад, что так получилось. Мне действительно приятно, когда люди в меня верят. Я понял это из нашего общения, мы даже поиграли немного. Для меня это чуть ли не самое важное по жизни. И не только в отношении игры, жизни или доты. Мне нужно, чтобы в меня верили, когда мне не хватает веры в себя. Поэтому я думаю, что у нас всё будет круто. И я смогу открыться для себя с другой стороны и повзрослеть.

И я очень рад, что мне не придется играть с людьми, которые у меня за спиной говорят обо мне не очень хорошие вещи и которые в меня просто не верят.

— Na’Vi вообще создают впечатление очень дружелюбной команды, где все расположены друг к другу.
— Да. И при этому у них куча хейтеров, отношение которых вообще ни на что не опирается. Каких-то причин ненавидеть игроков или отзываться плохо о результатах нет. Да, бывают люди, которые действительно вызывают какое-то отторжение или неприязнь. Но чтобы сказать такое про Na’Vi? Весьма забавно, откуда у них такая огромная хейт-база.

Но как правило, ты не можешь всем нравиться: чем больше людей знают о твоём существовании, тем больше людей будут тебя ненавидеть.

— Сайт Na’Vi пестрил комментариями вроде «я болел за команду n-ное количество лет, а теперь не буду, потому что там Lil». Что вы можете ответить этим ребятам?
— Это 12-летние школьники, которые ничем не руководствуются. Которые не имеют своего личного мнения, потому что это слабо похоже на высказывание зрелого и разумного человека. Это личное дело каждого, за кого болеть, а за кого нет

— Вам не кажется, что в социальных сетях вчера устроили как будто твои похороны? И хайлайты вспомнили, и фотографии создали, и цитатник. Как вы отнеслись к такому подходу?
— Я думал сегодня на эту тему. Возможно, все это немного неправильно восприняли. Мне кажется, что если бы Dendi ушел из Na’Vi в другую команду, то было бы примерно то же самое. Потому что первая ассоциация с Dendi — это Na’Vi. Парень, который всю жизнь играет за эту команду, который предан своему тегу и своему дому. И он всегда делал всё возможное для своей организации.

Учитывая, что я в VP играю уже три года, возможно, я тоже стал вот так ассоциироваться с командой. Со мной в составе команда и организация поднялись в плане всего: медийки, результатов, чего угодно, так что у людей сложилась ассоциация, что Virtus.pro — это Lil. Так что когда меня выгнали, у людей немного произошел разрыв шаблона. Я не считаю, что это было какое-то такое прощание.

— Сейчас все рассуждают о том, что в плане стиля игры вы и RodjER чуть ли не братья-близнецы. Чем ваша игра отличается от игры RodjER? К чему придется привыкать VP и Na’Vi из-за смены игроков?
— Лично я не считаю, что RodjER — тир-1 саппорт, сравнивая с теми же Jerax, GH или Yapzor. Эти парни порой творят реально крутые штуки. Их действительно сложно исполнить и в определенный момент это потрясно выглядит. Вова тоже иногда делает нормальные вещи, но это не «вау!».

Я не знаю, насколько вариативен RodjER, как он разговаривает в игре и как дает информацию. Возможно, VP будет даже немного проще, потому что они хотели играть именно с ним уже давно.

Если говорить про Na’Vi, то я нахожу себя весьма вариативным игроком. По моему мнению, в доте есть позиция саппорта, которая делится примерно на четыре роли: это 4, 4,5, 5 и 5,5 позиции. В зависимости от нетворсов, от того, что ты делаешь на карте, и всё такое. Я считаю, что среди этих ролей у меня чуть ли не самая большая вариативность. Я могу «роумить», я могу стоять на линии, я могу ставить варды, я могу играть очень жадно, я могу быть core-героем. И пул героев соответствует.

Такого я не замечал ни у одного из других саппортов в принципе. Jerax — это «роумер» и пул в три героя: Earth Spirit и что-то еще. GH — тоже три героя в свое время, сейчас может быть четыре: Earth Spirit, Earthshaker, Keeper of the Light, Io. Если говорить про Yapzor — Rubick, Earth Spirit и еще что-то. То есть у всех игроков примерно 3-4 героя и примерно один и тот же стиль игры.

Может, это и звучит высокомерно, но мне всё равно. Мне кажется, что я достаточно разнообразный игрок с огромным количеством опций того, что я могу делать и что я уже делал. И вроде все это видели. Хотя судя по комментариям, никто этого не помнит и не замечает.

Мне кажется, что это сейчас очень важно. Дота так работает, что чем больше ты можешь сделать на карте, тем легче тебе побеждать. Я знаю много таких игроков и сам таким был. Когда ты выходишь хотя бы минимально из своей зоны комфорта, ты начинаешь «руинить». Я до определённого момента не мог играть, если у меня низкий нетворс. Чтобы я покупал варды? Да какие варды, мне надо сапог и Blink на 10-ой минуте! И я чувствовал дикий дискомфорт, просто не чувствовал игру, казалось, что я очень слабый. Сейчас я могу делать что угодно.

И очень многие зависят от зоны комфорта, даже игроки других позиций. Например, посмотреть, как мы играли с EG. Не то чтобы они супер-круто играют, а мы супер-плохо. Просто они подстроились в игре и в драфтах. Они знают слабые стороны: надо выбить игрока из зоны комфорта. Пошли, выбили — выиграли игру.

— Между вами и Na’Vi существует такой «медиа-конфликт». Вы любили поразжигать на тему превосходства VP, подколоть игроков. Как игроки Na’Vi относятся к такому образу?
— Игроки к этому никак не относятся. Это просто инфоповод. Можем посмотреть не на доту, а на блогеров. Случается какое-то событие, которое попадает в телевизор. Какая-нибудь Шурыгина. И все начинают это обсуждать. Это отличный инфоповод, чтобы заработать подписчиков, зрителей и хайпа. По сути, то, что я делал с Na’Vi — отчасти было тем же. Возможно, где-то внутри из-за того, что я латентный фанат, я испытывал определённую ненависть. Возможно, я не знаю точно.

А ещё это насмешка над аудиторией. Вот заходишь ты в комментарии и видишь, как все радуются, что Na’Vi обыграли тир-4 команду. И ты такой сидишь: «Боже, как это происходит? Мы выиграли мэйджор и всем насрать, а тут Na’Vi играют в тир-3 квалификации — и все радуются». И у тебя случается разрыв шаблона: почему за них болеют, а за меня нет? И это всё выливается в насмешку над аудиторией. Na’Vi приехали на турнир, заняли последнее место — и ты пишешь: «И ради этого мы их на мажор пустили?».

Я думаю, что примерно то же самое будет в VP. Теперь у меня появилась новая жертва для насмешек.

— Если в Na’Vi постараются вас перевоспитать в плане поведения в медиа и соцсетях, поддадитесь ли вы? Насколько вам важно сохранить этот образ?
— Не думаю, что так будет вообще. Возможно, отчасти это и нужно киберспорту. Люди, которые говорят то, что думают. Это шоу, как и MMA. Как бокс. Очень многие виды спорта — это шоу. Взять тот же футбол. Людям платят не за то, что они бегают с мячом по полю, а за то, что они собирают стадионы. Зрители приходят посмотреть за своими любимыми игроками, последить, что и как они делают. Игровая составляющая имеет очень небольшую ценность.

Поэтому мне кажется, что всё даже наоборот. На это приходят спонсоры. И людям это нравится. Ты не просто обычный игрок. Ты играешь в доту нормально или хорошо, плюс к этому ты разжигаешь людей, высказываешь свое мнение, ты прямолинеен. На тебя подписываются люди, которые тебя понимают и которым твоё поведение близко. У тебя растет количество подписчиков. А потом приходят спонсоры и видят: вот этот парень всем интересен, так что давайте с ним сотрудничать.

Когда ты открываешься с человеческой стороны, это идет только в плюс. Когда зрители понимают, какой ты человек, их привлекает твоя харизма. Тогда люди интересуются тобой.

Никому не интересен пустой человек. Существует множество крутых игроков, которые отлично выступали, но потом их карьера закончилась и о них никто не помнит. Просто потому что они не были персонажами или интересными личностями.

Так что я думаю, что в Na’Vi будут только поощрять моё поведение. Даже это интервью может взорвать Сеть.

— Я надеюсь, что Na’Vi будет с умом использовать этот ресурс. Для СНГ это редкость. На Западе все-таки есть примеры подобных личностей.
— Да, тот же Питер PPD Дагер. Или Кайл Фридман из compLexity тоже прикольный. Он может играть как придётся, да и что это за compLexity, что это за команда? Но он просто забавный. Так что почему бы не посмотреть, что там Кайл расскажет.

— Все привыкли говорить о том, что у вас есть толпы хейтеров. А толпа ваших фанатов больше?
— Это сложно оценить. Мне всегда казалось, что толпа фанатов сидит по домам и тихонько за тебя болеет. Когда у тебя случается какой-то стресс, они идут и пишут тебе в личку. А хейтеры — это такие люди, которые сидят и строчат в комментариях, потому что у них нет личной жизни. Или они получают удовольствие от того, что выплеснут свой негатив в буквы в интернете. Поэтому всегда, когда ты заходишь в комментарии, ты увидишь меньше добра и больше плохих вещей. И у тебя возникает ощущение, что тебя все ненавидят.

А на самом деле процент аудитории, которая общается на форумах и в комментариях, минимальный. Это процента два. Поэтому сложно сделать выводы, насколько огромная у тебя фан-база или хейт-база.

— У вас есть фанаты, которые стали друзьями? Может, дружба с кем-то началась с сообщения «Lil, ты такой крутой! Я за тебя болею!»
— Те, кто вот так вот пишет, — это не фанаты, а фанатики. Есть люди, которым ты просто приятен как человек, они находят тебя интересной личностью. Да, у меня есть несколько таких друзей. Даже не друзей, это слишком громко сказано. Знакомых. Кто-то живет рядом, есть пара в Москве, в Киеве.

Изначально весь мой круг общения — это киберспорт. Но не потому что я успешный чувак. Ну, играю в доту, ну, играл в VP. Но такие люди есть.

— В критические моменты после обидных поражений или в тяжелый период вы предпочитаете переносить это в одиночку или ищете помощи и поддержки у друзей или семьи?
— Сложно сказать. Сейчас так получилось, что много всего навалилось в совокупности. Так что я немножко сошел с ума, скажем так. Беда не приходит одна. Всегда либо у тебя всё хорошо, либо у тебя всё идет по одному месту. И понятное дело, что в этом случае тебе нужно кому-то выговориться, найти веру в людей, жизнь, во всё.

В подобные моменты я с кем-то общаюсь. Таких людей у меня не так много. И, как оказалось, ещё меньше, чем я думал. Тех, с кем я могу поделиться, открыть душу, которые меня действительно поддержат. Важно, чтобы были люди, которые окажут тебе объективную поддержку и скажут свое мнение со стороны, а не просто потому что я родственник. Они видят несправедливость ситуации.

Всегда находятся люди, которые готовы меня поддержать. И это очень приятно, что есть неравнодушные люди, о существовании которых ты даже не догадывался. Вот прошел этот трансфер, и у меня в личке вместо 100 сообщений 1000. Просто люди пишут слова поддержки. Это прикольно и приятно.— Последнее время вы много писали и говорили о книге «Тонкое искусство пофигизма». Почему она оказалась для вас так важна и интересна?
— Возможно, она так хорошо заехала, потому что оказалась под рукой в конкретный момент моей жизни, когда всё пошло не в то русло, в которое я ожидал. Там было очень много вещей, которые были прям в тему. Это как если бы ты попал на необитаемый остров, а тебе на голову падает книга «Как разжечь костер». И ты понимаешь: «О, это то, что мне сейчас надо!»

Там много вещей, которые научили меня проще реагировать на сложности, которые возникли. И на самом деле книга очень умная, но написана простым языком. Мне дал её бывший менеджер Дима. Там много вещей о жизни, о восприятии, о самооценке, по поводу отношений, взаимоотношений. Жизнь и смерть.

Я её прочитал часов за семь, когда мы летели в самолете. Для меня это личное достижение, потому что я никогда не был фанатом чтения книг. И вот так что бы открыть книгу и с восхищением листать страницы — этого со мной никогда не случалось. Мне она очень понравилась. Я даже купил себе еще один экземпляр, чтобы перечитывать и ставить себе мозги на место.

Фото: Андрей Босенко

В школе тебя не учат, как реагировать на проблемы, как с ними справляться. Тебя учат каким-то базовым навыкам, а к остальному нужно прийти самому. И чтение таких книг немного меняет твое сознание.

— Одна из основных мыслей этой книги — это необходимость научиться встречать неудачи лицом к лицу. А вы умеете это?
— Я считаю, что да. Я такой человек, которого мотивируют неудачи. Мотивирует, когда в тебя не верят, когда тебя оскорбляют или кидают. Я подпитываюсь негативом. Раньше я еще подпитывался хейтом в комментариях, но сейчас немного меньше. Сейчас я нахожу мотивацию в себе. Мне нужно доказать в первую очередь себе, что я чего-то стою. Трудности делают меня сильнее.

Полтора года назад у меня была примерно такая же ситуация. У меня все начало рушиться, все корабли и иллюзии начали разрушаться. У тебя было всё, а в один день ты просыпаешься — и уже ничего нет. Тебя опять выгнали из команды, личная жизнь на смарку и ты болеешь… И сейчас я чувствую, что произошло то же самое, но я реагирую иначе. Я могу сделать вывод, что я стал сильнее, я стал взрослее. И это очень крутое ощущение. Ты сильный, ты можешь справляться со своими проблемами.

Так что да, я могу встречаться с проблемами лицом к лицу. И просто ломать их.

Комментарии
Партнерский контент