«К Илье были вопросы, мы их озвучили ещё в конце декабря»
Георгий Ядвидчук
Комментарии
Генеральный менеджер Virtus.pro Роман Дворянкин — о причинах обмена Ильи Lil Ильюка в Natus Vincere, штрафе и выборе RodjER.

3 февраля Илья Lil Ильюк, который совсем недавно перешёл из Virtus.pro в Natus Vincere, дал большое интервью «Чемпионату». В нём он рассказал о том, как разворачивались события перед его трансфером. Мы связались с генеральным менеджером Virtus.pro Романом Дворянкиным, чтобы выяснить, как развивалась ситуация с переходом с его точки зрения.

— Илья Ильюк сказал, что за его уходом из команды стоят Роман Ramzes666 Кушнарев и Владимир No[o]ne Миненко. Давайте восстановим хронологию событий. С чего всё началось и по каким причинам состоялся этот трансфер в Natus Vincere?
— Как я говорил до этого, мне было странно читать слова Ильи о том, что за его «киком» стоит Вова [Миненко] и Рома [Кушнарёв], о том, что ему об этом никто не говорил. Хронология выглядела следующим образом.

Во-первых, хочу сказать, что решение было единогласным. Под единогласным я подразумеваю всех шестерых людей, которые должны были принимать это решение: четверо игроков, тренер ArtStyle [Иван Антонов] и я, собственно, как генеральный менеджер Virtus.pro. Могу сказать, что это был длительный процесс.

Одной из важных составных частей было вот что: в конце декабря после того, как ребята вернулись из Макао и с турнира The Summit, мы все вшестером собрались на конференции, где, собственно, поняли, что на текущий момент уровень игры Ильи, а также его жизненные приоритеты, не соответствуют требованиям команды. Итогом этого общего разговора было то, что мы с Ваней, как тренер и представитель организации, поговорили с Ильёй, обрисовали ему претензии, которые есть у остальных игроков и у нас, и объяснили ему, что в течение ближайшего месяца (то есть в Маниле и Гентинге) по итогам того, как он будет относиться к игре в целом и строить жизненные приоритеты, мы будем принимать решение о его будущем в составе команды.

Мы прямо сказали Илье, что команда недовольна игрой, и что ему нужно менять отношение к доте в целом. По итогам Гентинга и тех тренировок, которые были перед и после турнира, мы поняли, что такое решение необходимо принять.

— Когда вы начали переговоры о трансфере?
— Что касается переговоров с RodjER [Владимиром Никогосяном], то, естественно, мы подходим к этому моменту максимально профессионально. То есть, мы не разговаривали с игроком предметно ни о каких условиях за спиной у Natus Vincere. В тот момент, как только мы приняли решение по Илье, мы связались с RodjER и спросили у него, скажем так, не будет ли он против того, чтобы мы начали переговоры. Вова сказал: «Нет». После этого я связался с Женей Золотарёвым (генменеджер Na’Vi), мы обсудили все коммерческие моменты и пришли к согласию.

Там было две опции: VP просто выкупает RodjER; или VP выкупает RodjER, а Na’Vi — Lil. Всё, естественно, зависело от того, что скажет Илья, потому что мы не могли принудить его перейти в Na’Vi. Именно тогда я и приехал на буткемп, поговорил с Ильёй, объяснил ему причины нашего решения. Действительно там в тот момент присутствовали Вова, Рома и наш менеджер Дима Шишков. Это заняло довольно много времени. Мы разговаривали впятером, потом втроём (я, Дима и Илья), потом вчетвером ещё с Вовой. Мы подробно ему рассказывали о причинах нашего решения.

В итоге Илья на следующее утро принял решение о том, что он готов принять предложение Na’Vi, и мы, собственно, объявили о трансфере.

— Евгений Золотарев, генменеджер Na’Vi, не раз упоминал, что Virtus.pro давно хотела заполучить RodjER. Почему?
— Я бы не стал однозначно говорить, что VP хотела заполучить RodjER. Мы с уважением относимся к контрактам других игроков с их организациями, поэтому мне сложно сказать, что заставило Женю Золотарёва думать о том, что мы давно присматривались к RodjER.

— Чем так хорош RodjER?
— С момента выхода седьмого патча в целом и всех последующих обновлений, дота очень сильно поменялась. И игрок на четвёртой позиции стал, по сути, ключевым во всей игре. Это видно лучше всего на примере GH [Маруна Мерхея] из Team Liquid, которые после того, как взяли его в состав, быстро сыгрались и показали свою игру… В общем-то, во многом благодаря ему они выиграли The International.

Илья очень скилловый игрок. В этом никогда не было сомнений. Он сильный игрок. К сожалению, стиль его игры, его коммуникация с командой в режиме макро-игры немного не соответствуют сегодняшним требованиям. Поэтому мы это решение и приняли.

RodjER — тот игрок, который обладает именно теми навыками игры на своей позиции, которые требуются от него в конкретной мете. Плюс его задатки с точки зрения технических скиллов дают ему большой потенциал. Руководствуясь именно этим, мы остановили свой выбор на нём.

— Как так вышло, что сейчас Илья считается игроком Na’Vi, но его контракт с Virtus.pro не истёк?
— Да это стандартная практика. Мы не можем отменить контракт с игроком одним днём. Ну то есть прийти и сказать: «Илья, ты «кикнут». Так не работает. Есть определённая юридическая процедура. В соответствии с этой процедурой, когда мы приняли это решение, направили Илье уведомление о расторжении контракта через три рабочих дня после этого уведомления. Эти три рабочих дня ещё не истекли. Именно поэтому чисто формально до 4 февраля Илья считается игроком VP.

— В «Твиттере» вы написали: «Лично я для себя узнаю, какой суммы в итоге лишится Илья, если решит, что хайп ему всё же дороже заработанных дотой денег и отношений с бывшими коллегами». По какой причине игрок может расстаться с деньгами и насколько большой может быть эта сумма?
— Естественно, ни мы, ни игрок не можем раскрывать условия контрактов. Тем не менее, я скажу об общем принципе. В контракте, безусловно, есть пункт о следующем: игрок не имеет права во время действия контракта, а также после его окончания, высказываться таким образом, чтобы это повредило деловой репутации его команды, его тиммейтов. Я не буду вдаваться в детали этих пунктов, но смысл именно такой: не нужно говорить плохо, не нужно говорить так, чтобы это нанесло вред деловой репутации и т.д. Поэтому мы будем действовать в полном соответствии с контрактом Ильи.

— Как вы относитесь к реакции сообщества, которое считает, что «вы кинули игрока, а теперь глумитесь над ним и угрожаете штрафами»?
— Во-первых, киберспорт в России и во всём мире профессионален. Поэтому всё это выглядит следующим образом: ты подписываешь контракт и принимаешь его условия. От тебя требуются определённые действия: хорошо играть, ну и всё, что предусмотрено контрактом. Когда ты не выполняешь эти действия, команда предупреждает тебя: «Дружище, мы сомневаемся в тебе». Дальше у тебя есть время на исправление.

С нашей точки зрения, ситуация выглядела следующим образом: к Илье были вопросы, мы эти вопросы ему озвучили в конце декабря, объяснили ему, чем это угрожает. К сожалению, он не внял нашим просьбам и получил заслуженный результат. Дальше мы решили расстаться по-доброму. Я поблагодарил Илью публично, абсолютно все игроки также поблагодарили его. Solo [капитан команды Алексей Березин] сказал, что это были лучшие годы в его карьере. Для нас на этом вопрос был закрыт.

Даже Ramzes, который известен своими критичными высказываниями на стримах, когда он стримил, сказал всё максимально корректно, шутил и уходил от ответов на вопросы. Это была моя большая просьба ко всем игрокам.

После этого Илья запускает стрим, в котором начинает, по сути, оскорблять наших игроков, в том числе Вову. Затем он выпускает интервью, в котором говорит неправду: о том, что для него это как снег на голову, что его кикнули Вова и Рома, хотя это было совместное решение всех игроков. Стоило ли нам рассказывать о том, как происходил кик Ильи? Возможно, стоило. Но мы бы вообще не хотели называть это «киком». Я рассказал, как всё на самом деле произошло. И очень благодарен, что вы мне задали эти вопросы.

Комментарии
Партнерский контент