«Такое ощущение, что другие команды в СНГ просто устали от доты»
Яна Медведева
Комментарии
Алексей Nongrata Васильев — о силе и слабости Fly to Moon, проблемах СНГ-сцены в Dota 2 и баскетбольном прошлом.

Команда Fly to Moon в течение пары месяцев вошла в топ СНГ. В ближайшие месяцы состав отправится на майнор StarLadder ImbaTV в Киеве Invitational и мэйджор Epicenter XL в Москве. И если имена большинства игроков команды давно знакомы поклонникам в регионе и в мире, то Алексей Nongrata Васильев только начинает свою большую карьеру. В интервью «Чемпионату» он рассказал, как начал пробиваться в киберспорт, какая атмосфера царит в Fly to Moon и кого он может назвать своим самым преданным поклонником.

— Почему из всех игр вы выбрали именно Dota 2? И когда вы начали ей увлекаться?
— Не думаю, что у меня какая-то особая история знакомства с игрой. Она скорее как у всех. Я просто после школы ходил в компьютерный клуб. Году, наверное, в 2007-2008-м, когда мне было 11 лет. Играть в доту у меня изначально получалось лучше, чем в другие игры. Мы ходили в клуб с одноклассниками, и как-то я сразу играл лучше, чем они. Наверное, этим меня она и зацепила.

— Какая первая игра вам больше всего запомнилась?
— Думаю, тут тоже было как у всех. Тогда предметы собирать было немного сложнее, чем в Dota 2, для этого нужно было проявить смекалку. Я прочитал описание одного рецепта, подумал, что это отдельный предмет и решил купить. Круто ведь — так много даёт и так дешево стоит. Покупаю и сижу довольный. А тут ко мне подходит какой-то парень постарше, который тут же был в компьютерном клубе и говорит: «Ты что, дурак? Это же рецепт, он ничего не даёт!». Было как-то неловко. Ему пришлось объяснять мне, как собирать предметы.

— Многие начинают с того, что постоянно играют на одном и том же герое. Был ли у вас такой любимый персонаж?
— Наверное, это была Mirana. Я просто смотрел видео, и там с ней всегда были какие-то крутые моменты, она могла прыгать и стрелу пускать из спины. За неё можно было делать много разных фишек: уворачиваться от спеллов, давать стрелу в невидимых. Мне нравилось играть на таких героях, чтобы на красоту. Вот смотришь — и хочешь повторить.

— Многих в киберспорт приводит соревновательный дух, потому что они раньше занимались спортом. У вас есть за спиной спортивное прошлое?
— Да, я в баскетбол играл. На юношеском уровне, даже выступали где-то по Москве. Особых успехов не было, занимали, может, 3-4-е место. Но я много играл на улице и не то что застудил почки, но начались какие-то проблемы в районе спины. И мне сказали, что больше нельзя этим заниматься. Нужно было сократить нагрузки.

— Для вас это было серьёзным ударом? Может, вы видели для себя спортивное будущее?
— Нет, мне просто нравилось играть. Не было такого, чтобы я с детства хотел стать профессиональным баскетболистом. Это всё глупости. Конечно, было обидно после болезни, но мне просто нравилась игра.

— Был ли определённый момент, когда вы решили, что будете заниматься киберспортом профессионально, или всё произошло постепенно?
— Можно сказать, что это случилось год назад. Я учился в магистратуре. Хожу в универ, учусь и вдруг понимаю, что больше не могу. Мне просто не интересно это! Я хочу играть в доту. Не то что бы передо мной стоял выбор между учебой и дотой, но мне просто надоел университет. Я отучился в бакалавриате на экономиста и пошёл после этого в магистратуру. А там происходит всё то же самое. Те же задания, я всё это проходил. Я просто ходил в универ и не понимал, зачем я это делаю. И я когда ушел, это было такое облегчение. Мне так хорошо стало!

— Достаточно стандартный вопрос, но вдруг за этим кроется какая-то интересная история. Почему вы выбрали себе такой никнейм?
— Помню, лет в 11-12 я смотрел рэп-баттл. Даже не смотрел, а слушал. Тогда это были онлайн-баттлы. На разных интернет-площадках участники просто сдавали материал, а жюри оценивали, кто лучше. Я сидел на каком-то форуме и увидел там этот никнейм. Подумал, что он очень крутой, возьму себе! Посмотрел потом, что это значит. Но я к себе это никак не отношу.

— Свои первые команды вы собирали самостоятельно или вас приглашали?
— Я ничего никогда не собирал. Меня всегда приглашали. Сначала это были какие-то московские ланы. Они были очень прикольные, и мне нравилось на них ходить. Это во время моего первого курса, мне было 16 лет. Помню, мы пришли туда командой, которая называлась Dagon5. Меня позвал мой друг, с которым я играл в доту. Он собрал команду из ребят, которые играли в компьютерном клубе.

Мы в тот день заняли второе место. И это были какие-то непередаваемые ощущения. Я ждал конца недели, потому что снова будет LAN-турнир, и я снова смогу пойти и играть. Мне нравилась и атмосфера, и конкуренция. А потом как-то качество ланов стало хуже, стали приходить другие люди — и я забил.

— Сейчас вы считаете киберспорт своей профессией или пока это просто хобби?
— Сейчас я ничем, кроме доты, не занимаюсь. И в ближайшее время буду заниматься ей же.

— В какой момент игрок может сказать, что он профессиональный киберспортсмен?
— Даже не знаю. Я о себе не могу пока такого сказать. Пока не хватает результатов, которые бы удовлетворяли хотя бы меня. Конечно, я в шутку могу сказать, что я профессиональный киберспортсмен, потому что я к этому ближе, чем к чему-то еще. Но пока точно себя так назвать не могу.

— У вас уже есть хорошие результаты, чтобы приблизиться к этой отметке.
— Да, я приблизился. Но результаты пока на уровне региона. В зависимости от того, что мы покажем на лане — это уже что-то продемонстрирует. А пока это ни о чем не говорит, на самом деле. Поэтому я не хочу что-то утверждать про себя.

— Пришлось ли вам отказаться от каких-то привычек или изменить своё поведение, когда вы стали играть в серьёзных командах?
— Я бы сказал, что у меня никогда таких «паберских» привычек особо не было. Я наоборот всегда удивлялся тому, как мои знакомые ведут себя в пабликах. Лет в 16-17 я играл и видел, что все пытаются обвинить в поражении своих союзников, постоянно недовольны. И я просто не понимал, почему люди так себя ведут. Я смотрел на это и думал: «А может, это так правильно? Может, если начну также делать, то буду лучше играть?». Тогда мне немного передались эти дурные привычки. Но я быстро понял, что это какое-то глупое и инфантильное поведение. Сейчас я могу сказать, что во мне этого нет вообще. В отношении командной доты, так точно. Хотя, конечно, в паблике бывают какие-то вспышки, но от этого никто не застрахован.

— В чём главная проблема молодых игроков, которые не могут найти себе место в хорошей команде? Плохо ищут?
— У молодых игроков, мне кажется, много других проблем. В основном, с взрослением. Они сами не могут себя идентифицировать, не знают, как себя вести в обществе. Наверное, из-за этого с ними не очень удобно играть. Они не готовы работать над собой. Считают, что всё вращается вокруг них.

— Большинство начинающих игроков находят себе кумира, по реплеям которого учатся и на которого равняются. У вас был такой игрок?
— В самом начале, конечно же, это был Yaphets. С ним выходила специальная серия мувиков с моментами его игры. Вот за ним я постоянно следил. Но это было давно. А сейчас почти нет такого, чтобы я за чьей-то игрой так следил.

— Правильно ли я понимаю, что вы начинали играть со средней линии? Почему сменили позицию?
— Я и на средней линии играл, и фармил, и саппортил. Всё было! А на сложную я пришёл случайно. На самом деле, в миде я играл довольно посредственно. Нужно очень много тренироваться, чтобы играть хорошо на этой позиции. А я как-то особо этому внимания не уделял, да и до прошлого года просто так играл в доту, у меня не было никаких целей. Так что по сравнению с топовыми мидерами я и рядом не стоял. И так получилось, что в команде ChewToy мы кикнули оффлейнера. Я позвал Undershok поиграть с нами. А он был мидером, так что я пошёл в хард. Это было полтора года назад, с тех пор я там и остался.

— Вам сложно далась эта смена роли?
— Да, переход дался нелегко. Я очень долго не понимал, как играть. Да я и сейчас явно не все понимаю. У меня был очень маленький пул героев. Я играл, грубо говоря на трёх героях. Тогда в мете были Slardar, Clockwerk и, по-моему, Sand King. Уже потом стал нарабатывать Batrider и всяких Earthshaker.

— Как вы думаете, почему харда так непопулярна среди молодых игроков?
— Для молодых игроков причина очевидна — ты молодой и хочешь быть в центре внимания. Как это можно сделать, если ты играешь на харде? А на миду у вас пацанская дуэль, показываешь, кто тут лучше. Да и проще выигрывать в начале, когда ты мидер или керри.

— Может, это связано с тем, что в рейтинговых играх сложнее играть на хардлайне?
— Да, в паблике играть в сложной намного сложнее, чем в соревновательной доте. Тебя просто бьют три человека, а ты вообще ничего не можешь с этим сделать. Когда такое происходит в соревновательной доте, скорее всего, в это время выигрываются остальные две линии. А в паблике на такое нет гарантии. Так что бывают ситуации, что ты вообще не можешь повлиять на игру. Но это даёт тебе хоть какой-то опыт.

— Что должен лучше всего делать хороший игрок сложной линии?
— Нужно понимать, что он не core-герой, а саппорт. Что у него есть два «кора», которые затащат ему игру. И он должен играть на них. Мне кажется, что правильно смотреть на игру именно так.

Нужно понимать, что другие игроки должны иметь фарм, помогать им перевернуть ситуацию, если это необходимо. Многие просто пытаются тянуть одеяло на себя, а это неправильно.

— Поговорим о вашей нынешней команде. Для начала расскажите, как вы попали в FTM, где играют ребята с достаточно серьёзным опытом. Кто вас пригласил?
— Меня изначально позвали в M19, это было в конце декабря. Там был Саша NoFear, Айбек TA2000 Токаев и Александр Nix Левин, по-моему. Мы играли недели две, и это всё было очень странно, у нас постоянно менялись игроки. В итоге организация объявила о роспуске состава. Как нам сказали, это не было связано с нашими результатами. А потом NoFear позвал меня играть дальше. А как они убеждали Айрата, что со мной можно играть, я уже не знаю!

— Как вы думаете, почему их выбор пал именно на вас?
— Мне кажется, меня было удобно пригласить в команду. Я человек новый, неопытный, меня легко подстроить под свою игру. Я в этом плане гибкий. Мне что-то объясняют, а я слушаю и делаю. Может быть, в этом дело. А может, просто некого было звать!

— По тому, как вы рассказываете о себе, вы просто мечта любого капитана! Далеко не все игроки готовы меняться и подстраиваться.
— У них слишком завышено самомнение. Особенно у тех, кто уже давно играет на про-сцене. Им в этом плане намного сложнее, чем мне. Потому что они играют долго и считают, что делают это круто. А на самом деле уже нет. И им сложно изменить и преодолеть себя. А у меня с этим проблем нет, в этом моё небольшое преимущество.

— Кого бы ещё из молодых, но не слишком известных игроков вы бы могли выделить? Кто ждёт своего звёздного часа?
— TA2000. Мне кажется, он сейчас в Gambit играет. Его пробовали в Team Spirit, но предпочли взять не его, а Сергея God Брагина. Мне кажется, это была ошибка с их стороны. Айбек молодой и старательный.

Из оффлейнеров есть Родион MYSmoon Фомкин. Не знаю, где он сейчас. Он ведь тоже поиграл в Team Spirit, а потом к ним вернулся Александр DKPhobos Фобос. И это, как мне кажется, их вторая ошибка.

Ещё есть Ильяс 1ls Ганаев. Он уже играл в разных командах, но у него были какие-то проблемы с учёбой и школой. Но он очень перспективный парень.

— По моим наблюдениям, в каждом составе есть один человек, который отвечает за то, чтобы всех всегда подбадривать и поднимать настроение, и ещё один, кто отвечает за то, чтобы охладить пыл и успокоить тиммейтов. Есть ли такие личности у вас в составе?
— Второй тип — это, скорее всего, я. Я немного стараюсь осаживать ребят. Бывает, мы входим в раж и просто идём вперед. Несколько раз мы так проиграли очень обидные игры. Я пытаюсь всегда сохранять хладнокровие в этом плане.

— И ребята слушаются?
— Ну а почему нет? Мы в команде стараемся держать такую атмосферу, где все друг к другу относятся одинаково. У нас нет одного конкретного человека, который говорит когда и что кому делать. Мы пытаемся коммуницировать и слушать друг друга на равных. И всегда прислушиваемся друг к другу.

— А есть ли вот такой клоун и заводила? Кто всегда пытается подбодрить команду даже в самых сложных ситуациях.

— Все это делают по чуть-чуть. Ярко выраженного человека, который этим занимается делает, у нас нет. И это к лучшему, на самом деле. По моему опыту, такое иногда очень сильно мешает играть. У нас и без того достаточно легкая атмосфера в команде, все играют без напряга.

— В чём секрет успеха FTM? Буквально за месяц вам удалось превзойти все команды в СНГ, кроме VP. И то вы с ними просто ещё не играли.
— Секрет в желании играть. Все хотят заниматься этим и развиваться, и это видно. Это даже заметно по тому, как мои тиммейты раньше играли и как они играют сейчас. И, наверное, в атмосфере в команде.

Обычно в составе есть человек, который мешает играть другим. В неудачные моменты он как-то вздыхает в тимспике, когда ему что-то не нравится. Это давит на тиммейтов. Вот ему что-то не по душе, а он молчит и вздыхает только. У нас такого нет. У нас всё сразу говорят прямо и никто не негативит. Нам комфортно и приятно играть.

А ещё у нас есть Бодян [Iceberg], который почему-то играет как зверь. Он просто на голову сильнее всех остальных. Я не знаю, правильно ли так говорить, но это моё мнение.

— Вы не считаете, что вы попали в такой период, когда другие СНГ-команды находятся на спаде?
— Мы точно попали в такой момент. Такое ощущение, что остальные команды просто не хотят играть. Вот как будто они уже так устали друг от друга, от доты, что им всё надоело. Вот ты в доту катаешь, а они там в тимспике ругаются или ещё что-то. Как будто им всё равно уже на доту, но они боятся себе в этом признаться.

— Может, сказывается общая усталость? Тяжёлый сезон, все отыграли десятки квалификаций.
— Не знаю. Мы так-то тоже играем без перерывов. Я несколько месяцев уже не выхожу из дома. Ничего другого не делаю, живу только дотой. Наверное, я тоже должен был устать, но нет. Какая разница, какую квалификацию ты играешь? Я думаю, люди просто устали, не хотят развиваться и не могут признаться сами себе, что им нужно что-то с этим делать. Может, им надо отдохнуть от доты? Прям совсем не играть, чтобы понять, действительно ли им это нравится.

— Недавно вы прошли через одни из самых необычных отборов — Madness-квалификацию на Epicenter. Как было там, в эпицентре событий?
— Когда мы играли основную квалификацию, я был уверен, что мы выиграем. Может, это была не прям уверенность, но я чувствовал, что надо брать! А когда играли Madness, я не верил, что мы сможем это сделать. Я знал, что у нас есть шансы, но это же рандом, best-of-1. Можно проиграть в любой момент. Так что я вообще на это не рассчитывал. Думал, что отлетим от кого угодно, накроют нас каким-нибудь Хускаром, как это обычно бывает. Но все собрано играли. Первый день прошли успешно, второй тоже прошел без проблем. Наверное, наша победа довольно закономерна. Всё-таки мы играли в финале закрытой квалификации.

— Как вы оценили идею открытых квалификаций на Epicenter? Из best-of-1-мясорубки — сразу на мэйджор.
— Это прикольно! Такого вроде никогда не было. Я, правда, думал, что будет больше участников. Мне казалось, что там будут все — и азиатские, и американские команды. А получилось, что кроме EG никого особо и не было. Как для игрока это было интересный опыт и возможность посоревноваться регионами.

Но было бы прикольней, если бы полуфинал и финал они тоже поставили в первый день. Вот это был бы настоящий Madness! И действительно тест на выносливость.

— Какая игра была для вас самой сложной?
— На самом деле, все игры в эмоциональном плане были сложные. Особенно когда играешь финал. Вот сейчас ты выиграешь одну карту у поляков — и ты уже на Epicenter. А до этого ты обыграл все СНГ, сыграл финал best-of-5… А теперь просто одна карта! Но в то же время игры сами по себе были не очень сложные. Наверное, труднее всего далась карта против Vega. Но там тоже спокойно выиграли минут за 30.

— За прошедшие квалификации была ли игра, которой вы лично гордитесь?
— Нет, такого нет. Это ещё впереди. Все матчи достаточно однотипные, потому что играешь всё время против одних и тех же команд. Играем против СНГ, и игры всегда такие «эсэнгэшные». И даже проигрываем мы всегда по одному сценарию: сначала мы ведем, а потом очень жестко закидываем. И так несколько раз. Постыдиться можно, а гордиться пока нечем.

— Тогда за какую игру вам хочется попросить прощения у зрителей и поклонников?
— Вот мы недавно Vega проиграли. За третью карту мне стыдно. Мы снесли две стороны, снесли две тир-4. У нас у всех есть байбеки, у коров 10 тысяч на руках — и мы умудрились это проиграть. И у нас было несколько таких же карт. Против Empire, например. Наверное, это наша слабая сторона. Хотя вроде сто раз уже обсуждали, что пока трон не упал, ты не выиграл. Но всё равно ситуация повторяется.

Видео можно посмотреть на YouTube-канале Dota 2 Tournaments.

— Расслабляетесь, когда набираете большое преимущество?
— Не то что бы мы расслаблялись. Просто немного теряется концентрация, а у соперников наоборот повышается. Наверное, это происходит даже неосознанно. Как-то появляется состояние, что ты уже выиграл. А противник наоборот только и ждёт, когда ты ошибёшься, а они смогут дальше играть.

— Starladder будет вашим первым большим лан-турниром? Или у вас уже был опыт выступления на сцене перед публикой?
— Да, крупный турнир будет первым. То, что было до этого, было не настолько масштабным.

— Какова ваша личная цель на первый крупный турнир с командой?
— Хорошо выступить. Наверное, это звучало бы странно, если бы я сказал, что мы едем за топ-1 на мэйджор или майнор. Я даже не знаю, как мы будем играть на лане. Может, мы разнесем всех, а может наоборот. Может, будут коленки трястись или кнопки не нажиматься. Я на таких ланах ни разу не был. В первую очередь, мы хотим показать хороший результат для самих себя. Моя личная цель — сыграть на уровне.

— Ваши родные болеют за вас?
— Болеют в таком, пассивном состоянии. Конечно, они не смотрят ещё. Если говорить про родителей, то они просто не увлекаются дотой, так что зачем им это смотреть?

— А кто тогда ваш самый главный фанат? Кто смотрит все ваши игры и поддерживает.
— У меня есть друг, он живёт в Америке. Он занимается математикой и вообще очень научный парень. Я даже сам до конца не понял, что он там делает. Это математика такого высшего уровня. По какой-то причине, он смотрит все мои игры, переживает, потом пишет мне, анализирует. Причём как человек, который далёк от доты, он всегда знает, какой правильный вопрос нужно задать. Заядлые игроки всегда спрашивают какие-то глупости, а вот он всегда находит интересные подходы. Мне кажется, это всё математика! Так что привет тебе, Вадим.

— Наверняка у вас уже появились свои фанаты и на СНГ-сцене. У вас есть возможность обратиться к ним.
— Я не уверен, что у меня появились какие-то фанаты. В большинстве своём это какие-то мои знакомые. Поэтому могу сказать им спасибо за то, что они меня поддерживают и верят. Это помогает.

Комментарии
Партнерский контент