Яна Медведева
«Можно обсуждать и осуждать решение Valve только по окончании турнира»
Алексей Bafik Бафадаров — о приглашениях комментаторов на The International 8, работе Starladder в прошедшем сезоне и твиттер-войнах.
Киберспорт / Dota 2 0

Студия Starladder на днях завершила освещение последнего перед The International 8 международного турнира по Dota 2. В ближайшие недели четыре представителя компании отправятся в Ванкувер, чтобы принять участие в комментировании главного чемпионата года. Мы пообщались с Алексеем Bafik Бафадаровым и обсудили итоги работы студии за сезон, опыт комментирования других дисциплин и твиттер-войны. И, конечно же, приглашения комментаторов на The International.

— Студия Starladder завершила комментировать последний турнир в Dota 2 перед The International. Как вы можете оценить итоги этого сезона в своей работе? Удовлетворены ли вы результатами?
— Сезон получился достаточно сложным с точки зрения того, что доты было мало. Основная дисциплина не комментировалась даже близко в таком же объеме, как в прошлом году. Приходилось искать новые варианты для работы. Не хотелось куда-то переходить, хотелось и дальше работать на Starladder. И я, и многие другие ребята начали пробовать себя в других дисциплинах: Overwatch, PUBG.

Что касается дота-сезона, я считаю, что свои майноры мы провели неплохо, за исключением, наверное, второго. Второй мне совсем не понравился. Главная проблема в том, что комментаторов не везут в Китай, а от этого начинаются проблемы с лагами и т.д. Что касается первого Starladder, состоявшегося сразу после TI, он прошел на уровне.

Последний майнор перед EPICENTER, как мне кажется, был лучшим турниром от русскоязычной студии освещения за весь сезон. Это мое мнение. Если посмотреть контент, который мы сделали, рекламу и непосредственно само комментирование — уровень освещения на русском языке можно сравнить, наверное, только DAC. Все было сделано серьезно и качественно.

К тому же это было на LAN, а так в этом сезоне только RuHub комментировал EPICENTER. Но этот турнир, если честно, в плане комментирования для меня прошел смазано, потому что они много тестировали людей и пробовали разные пары.

Три майнора, два The Summit и WESG, которые мы провели в этом сезоне, — за эти турниры, в целом, не стыдно. Наверное, мне должно быть немного стыдно перед зрителями за квалификацию на The International: не удалось согласовать и выделить ресурсы на полноценное освещение, потому что в Минске параллельно шел крупный турнир по PUBG, квалификация от СНГ. Поэтому у нас не было возможности сделать освещение обширным. В итоге мы решили, что сделаем упор на открытые отборы, где мы собрали больше 10 тысяч зрителей. В основной стадии мы очевидно проиграли конкуренцию, хотя, по факту, в ней и не участвовали. Мы работали больше для себя, чтобы быть в форме. Ну и для зрителей, которым мы были интересны даже несмотря на то, что освещали не все регионы и не делали полноценную аналитику.

Фото: Starladder

А что касается других дисциплин, то в PUBG Дима [Дмитрий Droog Чумаченко] стал одним из лучших кастеров и хорошо там основался. Я тоже туда заглядываю, в том числе посидел на слоте ведущего. В Overwatch мы с Романом еще втягиваемся, потому что в нем практики пока мало, не хватает постоянного опыта.

В целом сезон по работе был неплохой, но хотелось бы больше доты.

— Не все сторонние зрители представляют, как происходит покупка прав на освещение турнира. Можете ли вы рассказать подробнее и объяснить, почему Starladder получил так мало чемпионатов в этом году?
— Возьмем пример PGL. Есть контакт их директора Сильвио. Мы можем ему написать и спросить, есть ли вариант приобрести права. Обычно он отвечает: «Да, такой вариант имеется, предоставьте свое предложение». Составляется презентация, предложение от студии на освещение: что и как мы будем делать. И таких предложений у турнирного организатора будет несколько. Он смотрит на них и выбирает.

Естественно, в плане денег все понимают, сколько это стоит. Если не ошибаюсь, v1lat говорил об этом: от 20 до 50 тыс. долларов. Иногда это может быть и меньше, и больше, но диапазон примерно такой. Я не эксперт, но, судя по словам v1lat и тому, что я слышал, это приблизительно так.

Есть какие-то дружеские отношения или связи на уровне бизнеса. Например, на данный момент все турниры ESL целиком и полностью принадлежат компании RuHub. Потому что у них и отношения хорошие, и к другому исходу предпосылок никаких не было. Поэтому купить этот турнир очень трудно. Это тот случай, когда права не то чтобы не продаются, но приобрести их практически нереально. Из тех турниров, которые проходили в этом году, можно было бороться только за PGL и DreamHack. Но, я так понимаю, наша компания предпочла не тратить такие деньги. Возможно, потому что они посчитали, что это не сможет окупиться.

Это лучше смогут объяснить наши менеджеры и директоры. Я за это отвечаю меньше всех, но по мне, как комментатору, это больше всех ударяет. Но я ничего с этим поделать не могу.

— Система мэйджоров и майноров как-то сказалась на положении студий и комментаторов?
— Все зависит от того, как ты умеешь вести бизнес. Если есть желание, ты можешь договориться практически с любым ТО, за исключением самых крупных, вроде ESL или Starladder. Одни не хотят привлекать других партнеров, у других есть своя студия освещения…

Англоязычным комментаторам стало удобнее. Их вообще перестали нанимать как полноценные студии. Их нанимают по отдельности и каждому платят контрактные деньги. В итоге это дешевле для организаторов и приятнее кастерам.

А в русскоязычном освещении все работает немного иначе. Здесь продают права, потому что организаторам не хочется возиться с русскоязычным освещением. До недавних пор это все рулилось RuHub, потому что у них были хорошие инвестиции, желание тратить деньги и достаточно много комментаторов, которым нужно дать работу. Соответственно, нужно было покупать как можно больше больше турниров.

А у нас всего 4 комментатора по доте. Основной упор студия делает на CS:GO. И, наверное, сама компания считает, что это более целесообразно.

Хорошо ли эта система отразилась на студиях? Да ничего не изменилось. Турнирные операторы остались те же, мэйджоры и майноры ни на что не повлияли. Как были ТО, так и остались ТО, которые продают права, как они хотят.

— Самая горячая тема сейчас связана с приглашениями комментаторов и аналитиков на The International. Как вы считаете, как должны распределяться квоты? Студия должна получать определенное количество мест, нужно основываться на количестве откомментированных матчей или что-то еще?
— Мне кажется, что количество отработанных матчей не должно стоять на первом месте.

Ключевым фактором должно быть качество итоговой трансляции. Хотелось бы мне верить, что есть люди, помогающие компании Valve, какие-то приближенные, русскоязычные сотрудники, которые смотрят на качество комментирования. И они формируют список людей, которые будут освещать турнир, согласно тому, что бы они хотели видеть в конечном итоге.

Я могу привести пример, как мы со своей студии формируем списки. Мы собираемся компанией комментаторов и менеджеров и обсуждаем: кого лучше взять, кого можно попробовать, как можно миксовать людей и использовать ресурсы. И исходя из всех этих факторов мы формируем список. Хотелось бы верить, что так же делает и Valve, невзирая на количество квот на студию.

Фото: Starladder

Главное, чтобы сформированная команда людей могла работать вместе. Почему, на мой взгляд, привлекают по несколько людей со Starladder, RuHub и v1lat вместе с кем-то с Maincast? Потому что люди год проработали вместе, и естественно им будет комфортно продолжить также работать на главном турнире. Грубо говоря, посадите меня с Casper или меня с v1lat, с которым я не работал с 2008-го года — и разница будет колоссальная. Поэтому когда Valve привлекают людей, они следят за тем, кто с кем и как работал в паре. Насколько это смотрится и слушается.

На мой взгляд, обсуждать инвайты — это вообще не совсем целесообразно. Мы должны получать итоговую картинку. Можно обсуждать и осуждать решение Valve только по итогу работы и по окончании турнира. Обсуждать их до начала — странно, потому что мы не видели, как люди проведут чемпионат. Мы все знаем, что на TI все работают в хорошем настроении, так что и качество трансляции выше.

Я считаю, что каждый, кто получает свое приглашение, по тем или иным причинам его заслужил. По каким причинам, мне неизвестно, и я не могу все инвайты объяснить или кого-то продвинуть. Это не моя задача. Моя задача — делать свою работу качественно. А люди обсуждают, потому что им это интересно, есть о чем поспорить, перемыть всем косточки. Они бы хотели видеть там своих любимчиков, но не всегда наши желания совпадают с нашими возможностями.

Больше всего меня удивляет, когда кто-то говорит: «А почему вот этот человек едет?». Это вообще странный вопрос.

«Почему он не едет?» — это целесообразный вопрос, если ты этого человека поддерживаешь, тебе нравится его работа и у тебя есть аргументы. Но почему кто-то начинает обсуждать, за какие заслуги кто-то получил приглашение, я не знаю. Решение принимают более чем компетентные люди, и я уверен, что им виднее, кого они хотят видеть в своем шоу и в своем формате.

— Подготовка к TI отличается от подготовки к любому другому турниру?
— Естественно, подготовка к самому TI проходит плотнее, потому что ты не знаешь, какие матчи тебе предстоит комментировать. Ты узнаешь об этом только перед стартом турнира. Поэтому нужно быть готовым к каждой команде. Подготовиться во время игровых дней и между ними практически невозможно: ты комментируешь и спишь, комментируешь и спишь. Так что нужно заранее познакомиться со сторилайнами по всем командам. А потом ты можешь поднять конкретное противостояние и сопоставить, чем эти команды интересны и почему это противостояние может заинтересовать зрителя с точки зрения истории, характеров игроков. Может, у кого-то есть зуб друг на друга. И ты должен рассказать зрителю, почему этот матч интересен не только потому, что две команды играют в доту, но и как история личностных отношений и персональных столкновений. Это очень важный этап подготовки.

К The International ты готовишься плотнее и больше. На первый TI в 2016-ом году я готовился где-то полторы недели. Потом я осознал, что этого мало. К седьмому TI я готовился месяц. И сейчас мне повезло, что нам попался турнир перед The International, а после него есть время посмотреть паб-мету и топ-MMR. В принципе, подготовка началась непосредственно с квалификаций на TI. Есть, что обдумать и преподнести зрителю. Что-то из наработок уже можно было услышать на The Summit.

— Есть ли какая-то ошибка, которую вы допустили на прошлых The International и постараетесь избежать в этом году?
— На самом деле, я считаю, что 6 и 7 TI я отработал весьма неплохо. Другое дело в том, что я работал только на групповом этапе. Поэтому хотелось бы, конечно, попасть на плей-офф. Я не могу сказать, что это была именно ошибка, но на TI6 я комментировал с Mobster, и нам было тяжело работать. И для Антона это был не лучший турнир, и нам было сложно сочетаться. Я понял, что нужно было больше пообщаться с ним, отдельно обсудить, как будет проходить трансляция. Пытаться работать во что бы то ни стало как есть — это главная ошибка.

Это касается любой трансляции, не только TI. Очень часто бывает, что кто-то не в настроении, кто-то хочет поговорить. В итоге в эфире начинается бардак. Так что нужно обсуждать с коллегой, как вы будете вести эфир.

А если я буду комментировать с коллегами, с которыми я работал весь год, совершенно никаких проблем возникнуть не должно.

— Широко идут обсуждения того, что крупные турниры по Dota 2 стали слишком серьезными. Особенно это касается The International. Вы тоже считаете, что стоит добавлять больше элементов шоу?
— Да, мы стали серьезными и так далее. Но я могу привести в пример TI7, где при всей серьезности и официальности мы получили несколько интересных шоу: и куклы, и разнообразные включения, и общение с фанатами от Слакса, и скетчи, и интересные истории. Все это разбавляет серьезный подход. Но на русскоязычной трансляции мы всего этого не получаем по ряду причин.

Ни разу за два TI не было такого, чтобы вся команда русскоязычного освещения собралась вместе, пообщалась, обсудила какие-то форматы шоу и видео, которые они снимают. У нас получается, как в известном выражении «ничего не знаю, моя хата с краю».

Не то чтобы сложилась конфликтная ситуация, но есть отдельно RuHub, есть Starladder, сейчас еще появляется Maincast. Хотелось бы поработать в общей команде, сделать целостный продукт, который понравится зрителю. А на деле выходит, что RuHub снимает видео для себя. На прошлый TI с командой приехала Тоня, которой ввиду определенных причин было тяжело работать. Она и так новый в этой среде человек, а здесь еще и не было сформированной команды. Если сравнивать по аналогии с киевским мэйджором, то там у нее была группа людей, занимающихся контентом. Они работали вместе, сделав в итоге интересный продукт. А здесь нужно договориться и согласовать, в процессе оказывается, что где-то занят нужный человек, другой что-то снимает для RuHub. Какая-то вакханалия получается.

Фото: Starladder

Я, например, еду как комментатор. Но и я могу сделать что-то интересное, если меня привлечь на какую-то общую историю. И у нас нет каких-то общих каналов, например, на YouTube, где этим контентом можно было делиться. Получается, что все зовут своих и из этого не выходит целостной картины. А если с каждого взять по крупице, то получится интересно, но у нас все пока очень неслаженно.

Приведем в пример шоу с включениями с улицы. В этом я тоже я не увидел никакой единой картины. Среди участников не было обсуждений, зачем это делается. Локация — это такое вводное пре-шоу, но все в итоге легло на ведущего. Если он справляется, он красавчик. Но остальные участники не всегда готовы работать с места в карьер.

Я надеюсь, что в этом году мы будем работать более командно. На мой взгляд, должен быть человек, который собирает участников эфира, общается с талантами, объясняет, каким он хочет видеть это шоу. Это должно быть что-то более веселое или серьезная атмосфера с врезками веселых скетчей? К сожалению, такого я на The International не видел. Может, кто-то на кого-то обижается. Может, кто-то считает себя лучше других. Я не претендую на правду. Но такая неурядица существует. Комментировать у нас в СНГ уже все научились, но если бы у нас была командная атмосфера и лидер (возможно, это будет v1lat), то мы бы могли достичь намного большего результата в эфире.

— Starladder среди студий можно назвать оплотом серьезности. Но этот подход, судя по всему, пока не оправдывает себя. Почему вы продолжаете отстаивать эту позицию и придерживаться серьезной подачи? Или вы планируете сменить курс?
— На самом деле, очень сложно понравиться всем. Я, например, исповедую, что должен быть основной комментатор, который ведет историю игры, подключая юмор и свои навыки шоумена. И второй кастер, не теряющий нить происходящего и держащий зрителя в курсе событий на карте. Он должен подмечать тонкости и моменты, которые основной кастер за своим веселым рассказом мог не уловить. Поэтому на тот же The Summit у нас не было ни одной пары, в которой хотя бы у одного комментатора не было высокого MMR. Например, у меня 5,7k, у 4ce [Никита Котков] 6,2k и PGG [Владимир Аносов], у которого 5,6k. Мы пытались сажать основного комментатора, в частности Casper или Feaver, и аналитика с высоким MMR. И это мое видение комментирования, с которым мои коллеги и компания согласились.

Фото: Starladder

Но, к сожалению, наши ресурсы ограничены. У нас всего 4 комментатора в Dota 2, и среди нас у меня наивысший рейтинг, так что я по максимуму работаю над пониманием доты, чтобы иметь возможность занять любую позицию. Ребятам еще нужно подтягиваться. Но я бы хотел видеть в эфире больше разбирающихся людей, поэтому мы стараемся подтягивать комментаторов и аналитиков с высоким рейтингом. Они могут и нашим ребятам помочь, и что-то новое рассказать, и донести до зрителя определенные вещи.

Что касается аналитики, то да, в этом сезоне у нас не всегда получался веселый формат, потому что мы не всегда имели возможность позвать желаемых людей. В частности, PGG, которого мы привлекли на The Summit. Его хотелось бы видеть чаще. Владимир будет хорошим дополнением к любой серьезной студии, потому что он может разбавить официальный диалог. Но при этом я не хочу кого-то звать просто балагуром. Это должен быть человек разбирающийся, потому что это все равно остается аналитикой. Это должен быть и разбор игры, и немного юмора.

— Вы тоже считаете, что зрителям в СНГ интереснее смотреть шутки и развлечения, чем серьезную аналитику? Почему она так сложно приживается?
— Я думаю, что все хорошо в меру. Если у тебя есть люди, которые умеют заполнять эфир и красиво это делают шутками и конкурсами с танцами, то почему бы этим не воспользоваться? Но не стоит забывать об основной аналитике. Ты можешь выделить тайминги: вот тут у нас будут хайлайты и серьезное обсуждение, а вот здесь вы веселитесь и рассказываете анекдоты. Если есть режиссер трансляции, то он может составить сценарий эфира. Хотя, конечно, многие вещи возникают спонтанно, и это замечательно.

На самом деле, проблема аналитики не в том, что она скучная. Проблема в том, что инструментарий на трансляциях сейчас очень скудный. Мы не видим нормальной статистики, тепловых карт передвижений игроков. Нет возможности даже взять человека, как Inmate, поставить его у доски, чтобы он показывал что-то интересное на конкретных примерах. Давайте сделаем аналитику в таком плане — и тогда человек поймет, что это увлекательно.

Сейчас он просто не улавливает смысла диалога, когда аналитики что-то рассказывают, а картинки нет. Он слушает, но не слышит. Человеку нужно визуализировать. Тогда ему станет понятней, аналитика для него станет интересней. А пока да, шутки — это лучше, потому что нет инструментария для другого подхода. Когда все это будет, тогда серьезный формат станет еще более актуальным, чем сейчас.

— Вы пригласили для освещения The Summit Никиту 4ce Коткова, Роман Casperr Лепехин сейчас отправился в путешествие с Виталием v1lat Волочаем. За коллаборацией студий будущее в СНГ?
— Да, безусловно. Нам давно пора размывать все эти грани. Хороший пример — англоязычная студия, где сотрудники перестали ругаться по поводу и без — и мы получаем хороший качественный продукт. Потому что каждая группа людей берет что-то лучшее от себя, вот и получается результат.

Для каждого комментатора участие в подобных активностях других студий — полезный опыт. Ты выходишь из своей зоны комфорта, без чего очень сложно развиваться. Нужно выходить за рамки, нарушать привычный ход вещей и менять окружение. Поехать в другую студию и поработать с Maincast или RuHub — это хорошая идея и для комментатора, и для студии, которая его туда отправляет. Это даст твоему комментатору эфирное время, предоставит ему возможность заработать нового зрителя. Ему в частности и студии в целом. Потому что потом эта аудитория придет смотреть за работой этого комментатора уже к тебе на трансляцию.

Я никаких проблем в этом не вижу. Кроме, может быть, вопросов бизнеса. Если у кого-то существуют конфликты, то это реализовать сложнее. Насколько я понимаю, у нас все потихоньку стабилизируется. И комментаторы Starladder по CS:GO ездят в RuHub, и наоборот. Сейчас мы без особых проблем можем привлечь 4ce благодаря тому, что RuHub пошел нам навстречу. И, я думаю, что с Maincast мы потенциально будем работать.

Видео можно посмотреть на канале Maincast.

Но моя идея в том, что везде для себя можно почерпнуть что-то нужное. Все ребята интересные, все в чем-то сильны. Где-то есть сильные аналитики, из других студий можно привлечь комментаторов. И это удобнее, чем брать сотрудника на постоянную основу, особенно если у тебя не так много турниров в сезоне. Потому что платить зарплату человеку, который работает только над пятью чемпионатами, нецелесообразно.

— Виталий v1lat Волочай утверждает, что сейчас новичкам не стоит идти в комментирование доты. Вы согласны с его мнением?
— Да, пожалуй, так. Потому что в доте сформирован пул комментаторов, конкуренция громадная. Пожалуй, все зависит от момента. Иногда ты можешь удачно ворваться, но получается у единиц. В частности, даже мое появление в освещении в Dota 2 — случайность.

Но в более молодых дисциплинах появляются новые комментаторы. Например, PUBG или Fortnite, скоро появится Artifact. Нужно, скорее, думать об этих сферах. Я не могу сказать человеку «не иди в Dota 2», потому что если ты любишь эту игру, ты все равно в нее пойдешь. Но если вам хватает просто поиграть в доту, быть в этой тусовке и иногда попасть в эфир в качестве комментатора, то ничто не мешает вам заниматься другими дисциплинами.

Рано или поздно, если вы станете профессионалом высокого уровня, то вас буду звать везде. Хорошим примером в этом является Степан Шульга. Его зовут ведущим на любую дисциплину, потому что тебе в этой работе не нужны глубокие познания в игре. Среди этих людей можно назвать и Пола ReDeYe Чалонера. Они умеют качественно вести эфир, готовиться и могут находить общий язык с коллегами.

Утверждение, что не надо идти в Dota 2, не стоит воспринимать как ультиматум. Но тут и правда громадная конкуренция. Если вы ее не боитесь, то вперед.

— У Starladder есть цель привлекать и выращивать молодых комментаторов для своей студии?
— Думаю, есть, но не в доте. Я как-то писал об этом на одном известном форуме: чтобы кто-то пришел в Starladder на постоянную основу, кто-то должен уйти. Либо я, либо Олег, либо Рома, либо Дима. Потому что объем контента, который создает студия в онлайне, не требует дополнительных людей. А на LAN ты всегда можешь привлечь кого-то со стороны.

Так что если такой интерес есть, то в других дисциплинах. Например, в PUBG объявили поиск комментаторов. А пока мы в свободное время занимаем эти позиции. Может, если бы мы не комментировали PUBG и Overwatch, нас бы уже уволили или сократили штат. Мне так кажется. А раз мы стали универсальны, то и относиться стали иначе. Люди ведь видят только вершину айсберга. Они видят, что мы работаем пять турниров в доте. Но если посмотреть на ситуацию шире, то будет понятно и чем мы занимаемся, и почему нас до сих пор не уволили.

— Как вы относитесь к молодым комментаторам, которые стримят игры ваших турниров или те же матчи, на которых вы являетесь официальной студией освещения?
— Я отношусь к этому нейтрально. Конкурировать со студиями практически нереально. Если есть человек, который в одиночку делает освещение лучше, чем студия, то тогда зачем нужна эта студия? Тогда это ей нужно задуматься, что она делает не так. Но на моей памяти такого прецедента не было, за исключением англоязычной трансляции ESL на Facebook. А так я не помню ни одного примера, где бы комментатор-одиночка набрал больше зрителей, чем студия. В комментариях могут набросать, что Папич запускал и перебивал какие-то трансляции, но можно поднять историю и увидеть, что комментируя популярный матч, он обгонял оставшиеся три стрима, но не основную трансляцию.

— В этом году вы попробовали себя в комментировании PUBG и Overwatch. Какая из этих дисциплин приглянулась вам больше?
— У меня нет предпочтений. Я занимаюсь тем, что мне нравится. Я считаю, что если ты занимаешься чем-то вопреки желанию, то это получается не очень хорошо. Это доставляет дискомфорт и тебе, и зрителю. Мне нравилось играть в Overwatch, и была ниша, которую можно было занять. Так или иначе, мне пока сложно освещать Overwatch, потому что нужно быть максимально сфокусированным, на карте происходит очень много событий. Мне в этом плане Overwatch помогает развиваться как play-by-play комментатору.

А что касается PUBG, то это более спокойная дисциплина, где тебе нужно заинтересовать зрителя, повествовать какую-то историю, попробовать не упустить события, рассказать веселую шутку. Это помогает тебе раскрыться как второй комментатор.

Получается, что и там, и там ты набираешься опыта и полезных вещей. В итоге все это помогает где? Правильно, в доте. Потому я всегда советую расширять свой список игр и дисциплин. Но только при условии, что это вам интересно.

— А есть ли игра, которая вам еще не подвернулась, но вы бы хотели попробовать себя в комментировании?
— Да. Artifact мне пока не подвернулся! Я не буду врать, я написал Valve за этот год около шести раз. Так получилось, что я в августе находился в месте, где мы смотрели The International, а рядом сидел Бруно. Я ему сказал: «Я вот видел вы там анонсировали Artifact, а можно мне ключик?». Он ответил: «Да, конечно, напиши мне осенью». Я написал, он ответил, что еще рано и ничего не готово. В итоге я писал ему пять раз точно. Где-то на четвертом он начал меня игнорировать, так что я решил его больше не напрягать. Я очень хотел получить Artifact как можно раньше, но сейчас копией игры обладают единицы. Все очень строго и секретно, пока кто-то не сольет. Над игрой работают очень умелые люди и тестеры. Как только мне подвернется возможность поиграть и покомментировать, я это сделаю. Я люблю карточные игры, и я люблю доту. Такая вещь на стыке должна быть для меня интересна.

— Вы один из тех людей, которые часто выражают свое мнение в твиттере и вступают в разные обсуждения, перерастающие в перепалки. Что заставляет вас участвовать в твиттер-войнах?
— На самом деле, с каждым новым разом я лучше понимаю, что это борьба с ветряными мельницами. Люди все равно все понимают. Те, кто выступят на твоей стороне, и так были в курсе твоей позиции. А люди, которые не понимают твоей точки зрения, продолжат поддерживать мысль, которая мне кажется неверной.

Единственное, что мной движет в этот момент — чувство несправедливости и ощущение, что я должен высказаться. С этим нужно бороться. Нужно прекращать заниматься этой фигней. С этого выхлопа нет. Ты только тратишь свою энергию и свои эмоции, а непробиваемых людей не изменить.

Я уже тысячу раз рассказывал этот пример коллегам и продолжу так делать. Очень часто я захожу в твиттер после трансляции и встречаю несколько отзывов о том, как хорошо мы прокомментировали. А иногда заходишь и видишь сообщения: «ты мудак», «ты придурок», «ты тварь» или что-то подобное. Я задаю написавшему резонный вопрос: «В чем причина негатива?». Они отвечают только: «просто» или «ты мне не нравишься». Я невероятно редко получаю какую-то аргументацию негатива в мою сторону. Как только мы начинаем с человеком общаться, я объясняю, что я не против выслушать его позицию, то разговор заходит в тупик, потому что люди переходят грань негатива.

При этом иногда ведь у этих людей есть удачные аргументы, которые помогают взглянуть на ситуацию с другой стороны. Но чаще всего это просто негативные высказывания формата: «ты мудак», «ты ничего не понимаешь», «у тебя 3k MMR». Во-первых, они не правы. Во-вторых, они так ничего не добьются.

Фото: Starladder

Я для себя понял, что когда я отвечаю негативом на негатив, я неправ. Я просто уподобляюсь человеку, который это написал. Но иногда мною движет чувство несправедливости, я хочу высказаться. Например, какой-то человек публично в мою сторону написал что-то негативное. Оставить это без ответа? Можно. Но очень часто мужское достоинство или моя вспыльчивость не позволяют мне обойти это стороной.

Я очень часто просто выражаю свое мнение, а не пытаюсь идти на конфликт. Если вспомнить ситуацию с EPICENTER, то я привел аргументы, почему я считаю нецелесообразным то, что происходило в эфире с рожками и так далее. В ответ я получил аргументы с другой стороны. Сообщение никакого негатива не несло, я просто выразил свою точку зрения. Если люди находят ее неправильной, они мне пишут, что я ханжа. И это их позиция, я не буду с ними спорить. Просто в этом случае мы находимся по разные стороны баррикад.

А в основном все конфликты, которые происходят в социальных сетях — это какая-то глупость. При этом даже нет какого-то негатива. Мы нормально общались и с Витей [Виктор GodHunt Волков] после прошлогодней истории перед TI, когда у нас случилась перепалка в твиттере и в VK. В основном мы все нормально общаемся, просто иногда мы допускаем ошибки, которых не следовало допускать.

— Питер PPD Дагер как-то сказал, что мы существуем в таком сообществе, где некоторые проблемы можно решить только так: вынести их на всеобщее обсуждение, устроить на его почве конфликт — и только тогда на это обратят внимание. Вы согласны с этой точкой зрения?
— Я хочу привести хороший пример. Я никогда публично не писал ничего плохого ни об одном из комментаторов, потому что это мои коллеги и уважаю их профессионализм. Например, есть Владимир Maelstorm Кузьминов. Я захожу на трансляцию, он комментирует матч. Допустим, он говорит что-то, что я нахожу неправильным. Я захожу в твиттер или телеграм, у меня есть контакт этого человека, и я пишу ему напрямую и высказываю свое мнение. Он мне отвечает: «Спасибо, Леха». Мы обсудили этот вопрос — и завтра он эту ошибку уже не допустит. Зачем мне выносить эту историю и писать это публично? Он мне доверяет, он меня услышал, и он не дурачок.

Если вы реально замечаете какую-то проблему и вас действительно волнует качество трансляции, напишите об этом напрямую. Поверьте, всех комментаторов, которые работают в эфире, на работу принимали компетентные люди. И сколько бы вы не хейтили, их с эфира не снимут. Это не ваше решение.

Вот то, что сейчас делает Иван Faker Демкин. Я с ним обязательно пообщаюсь лично и спрошу, откуда это берется. Почему это нужно выносить на всеобщее обсуждение, если это абсолютно не твоя сфера компетенции и ты не имеешь на это права?

Да, ты являешься частью сообщества, это твое мнение. Но ты должен быть еще и профессионалом. Все-таки нужно стараться о коллегах или не выражаться совсем, или говорить с позитивной точки зрения. Потому что тебе еще с ними работать на The International. Ведь именно отсюда берется проблема, когда на главном турнире года нет команды, которая делает качественный продукт. Да и ты не выигрываешь от того, что публично кого-то оскорбил. Ты только себя выставляешь в худшем свете, как человека, который уподобился любому хейтеру из интернета. А это не красит тебя как профессионала.

А вот некоторые проблемы, как, например, ситуация с NS [Ярослав Кузнецов] и читами, нуждаются в том, чтобы им дали огласку. Но не всегда на это адекватно реагирует разработчик игры.

Некоторые вопросы нужно обсуждать публично, но не стоит переступать черту и переходить на хейт. Я иногда эту черту переступаю, и из-за этого я себя не очень люблю.

— Под Новый год принято составлять New Year Resolution. В Dota 2 новый год наступает после The International. Каким будет ваш New Year Resolution на следующий комментаторский сезон?
— Я, наверное, скажу вещь для кого-то приятную, а для кого-то не очень.

У меня было много мыслей о том, чтобы закончить с комментированием после The International и заниматься чем-то другим. Сосредоточиться больше на организационных моментах и заниматься проведением турниров или попробовать себя в структуре какой-то киберспортивной команды.

Я, пожалуй, еще раз обдумаю это уже по итогам The International. Взвешу все за и против. Мне нужно сесть и написать список, что хорошего и плохого я могу ждать в следующем сезоне, буду ли я эффективен как комментатор. Потому что этот год в плане настроения был очень тяжелым. Сложно было настраивать себя на позитив, когда вокруг было много негатива и в нашу сторону. И не по праву. Я никак не могу влиять на свою организацию в плане покупки прав на какие-то турниры, а получаю за это негатив.

Конечно, все эти вещи влияют на тебя и на твое настроение. Абстрагироваться от аудитории я не могу. Я считаю, что это нечестно и неправильно. Но постоянно получать негатив тоже не хочется.

Поэтому я должен отработать The International как можно лучше. И уже после этого поговорить со своей компанией, менеджерами, обсудить планы на год. И если я пойму, что я буду нужен и эффективен в комментировании любой из дисциплин, что это будет интересной для меня историей, я никуда не денусь. Но ввиду отсутствия представлений о своем будущем и определенных обстоятельств, которые сложились в этом году, меня посещают мысли о том, что, возможно, с комментированием придется закончить.

Dota 2 •••
Комментарии (0)
Партнерский контент