Яна Медведева
«Любой человек, который разбирается в игре, может стать аналитиком»
Максим ТРОН Верников — об опыте работы на The International 8, разнице в работе студий и надуманном конфликте между PGG и Olsior.
Киберспорт / Dota 2 0

Максим ТРОН Верников за прошедшие сезоны стал постоянным участником студии аналитики разных турниров. Он участвовал в освещении чемпионатов от Starladder, поработал в эфире “МатчТВ” и получил приглашение от Valve на The International. Мы пообщались с TPOH, чтобы побольше узнать о его опыте работы, взглядах на аналитику и переменчивой любви к Dota 2.

— Каков был ваш первый опыт в качестве аналитика? Настолько я знаю, это было на Game Show.
— Когда я был полупрофессиональным игроком, к аналитике относился более предвзято. Тогда она примерно существовала около одного-двух лет, и я видел, что туда в основном приезжают «старички», у которых в соревновательной доте дела шли не лучшим образом. Так что более продуктивно мне тогда казалось играть, чем ездить на эту аналитику.

Меня первый раз позвали на Game Show освещать TI6 из студии в Литве. К тому времени я уже полностью завязал с дотой и не играл около полугода не только на про-сцене, но и пабы в целом. Мне свёл Дима Удотов, владелец Fantastic Five, последней команды, в которой я играл, с комментатором Boroda, набиравшим стафф на проект. С Бородой мы были знакомы еще со времен Moscow Cyber Stadium, он комментировал наши игры составов M5 и Vega.

В Литве мы жили около недели. В целом, мне понравилась эта поездка, как новый опыт в этой сфере. Первый раз выступал в качестве аналитика, увидел изнутри работу такой большой студии, с огромным количеством камер, освещением, звуковых устройств. Но это все шло на телевидение, поэтому и формат был немного другой. Люди, которые смотрели эфир, могли вообще первый раз в жизни видеть доту. Приходилось объяснять базовые вещи, что это сложно было назвать аналитикой. Мы могли провести эфир, а потом спросить режиссера, как все прошло. Он отвечает: «Все отлично! Правда, мы ничего не поняли, но выглядело круто!».

Так что это была часть развлечения аудитории, способ привлечь тех, кто может и в доту никогда не играл. Мне удалось это совместить со своей основной работой, взяв просто отпуск. В следующий раз я снова согласился поучаствовать в аналитике на Game Show уже на бостонском мэйджоре. А после этого у них начались какие-то проблемы со студией, я долго писал Бороде, спрашивал, будут ли еще эфиры, мне самому уже хотелось поучаствовать. Они уже были не заинтересованы, для них это были пробные проекты и они были заняты тем, что перевозили студию в Москву. В общем, им было не до этого. Но сейчас, насколько я знаю, они вернулись к освещению, и на TI8 вещали уже из Москвы.

— Вы были довольны своим первым выступлением или первый блин комом?
— Как новый опыт в этом амплуа, более чем. По большей части, ты просто приезжаешь и рассказываешь об игре, в которую ты играешь тысячу лет. Раньше ты обсуждал стратегии, героев и какие-то истории с игроками, а теперь приезжаешь на аналитику и делаешь то же самое. Просто делишься тем, в чем ты неплохо разбираешься на публику, а не только между игроками в своей команде.

— Может ли аналитиком быть человек без опыта на про-сцене? Например, пабер с высоким MMR.
— Не скажу, что и сам-то я про-игрок. Раньше старался держаться около тир-1, но до этого было как до неба. Да и огромного опыта LAN-выступлений у меня не было. Но если говорить о паберах, то да, может. Вообще любой человек, который разбирается в игре, может стать аналитиком.

Но дело в том, что соревновательная сцена сильно отличается от пабов. В рейтинге каждый за себя, все борются за рейтинговые очки, а они не пахнут. А на соревновательной сцене у вас общая идея и цели. Поэтому про-игроки из тир-1 команды могут делиться инсайдами, которые интересно услышать человеку, не посвященному глубоко в индустрию. Например, опытом в коммуникации и командном взаимодействии.

А если к аналитике подключится просто пабер с высоким MMR, то он может объяснить механику конкретных героев, сетапы персонажей. Он может рассказать о каких-то микро-моментах. И это тоже полезно и интересно.

— Главным событием этого сезона для вас стало приглашение на The International. Помните, как получили его?
— Это забавная история. Запомнил этот день. Это был выходной, суббота или воскресенье. Мы у друга играли в покер 1v1, выигрывал на тот момент свою месячную зарплату. В 9 утра мы сидели уже «плавленные» с ночи — и тут раздается звонок с неизвестного номера. Обычно в таком случае трубку не беру, потому что это скорее всего по работе, а на тот момент помочь бы ничем не смог. Потом мне в телеграме написал v1lat (Виталий Волочай), перезвонил ему и он попросил прислать адрес электронной почты для инвайта.

Сначала подумал, что речь пойдет об EPICENTER. Может, им нужна помощь на аналитике. Но потом понял, что тогда бы он рассказал все сразу, ведь плей-офф начинался через пару дней. Уже после Bafik мне объяснил, что такое происходит каждый раз перед раздачей инвайтов. Но все это так рандомно, что не стоит заморачиваться. На следующий день уже пришло само приглашение.

На тот момент хотел поехать на The International. Но если бы я думал, получу я приглашение или нет, начал рассчитывать на что-то, то потом мог сильно расстроиться. Поэтому относился к этому нейтрально. Поеду — отлично, не поеду — ничего страшного. Тем более, все говорят, что это рандом и от тебя ничего не зависит.

Вообще мне очень хотелось попасть на The International еще с тех пор, как я играл на полупрофессиональном уровне. Но при этом я даже не играл на квалификациях к нему, потому что каждый раз, когда подходило время, я или сам перегорал к лету, или команды не было. Всегда хотелось попасть туда не просто как обыватель, потому что так может каждый, у кого есть финансы, а именно как работник. Мне было неважно, кем работать. Поэтому возможность поработать аналитиком и посмотреть, как все происходит изнутри на самом крупном турнире года — это очень круто.

— Многие тогда обсуждали заслуженность некоторых приглашений, в том числе вашего. Как вы считаете, вы заслужили инвайт?
— По большей части, обсуждения среди людей из нашей индустрии я воспринимаю как их работу, каждый должен что-то написать, чтобы внести свою лепту. Появляется какая-то новость — и ее нужно обсудить, написать что-то в твиттер. А для обычных зрителей это новость года.

А как я отношусь? Даже не знаю. Мне прислали инвайт. Что мне, отказываться что ли? Условно говоря, я ездил на все турниры, куда звали. Даже сам напрашивался. Вышло так, что я не поработал с RuHub. На всех турнирах Starladder я был, к сожалению хоть их было и не так много. Прислали — отлично. Но сам я точно на это не рассчитывал.

— В чем главное отличие работы аналитика на TI от работы на любом другом турнире?
— Главное отличие — это работа из зала прямо со стадиона. Это 20 тыс. человек, которые постоянно кричат. У меня такого опыта никогда не было. Я работал только из студии, даже на майнорах мы сцену слышали только краем уха. Так что это был фантастический опыт. На тебя одевают наушники, ты слышишь гул толпы и тебе нужно абстрагироваться от этого и продолжать вести диалог. Я сразу вспоминал свои первые турниры, когда играл на сцене. Это еще были «Техлабсы», когда от сабвуферов на сцене пол трясся, музыка или комментаторы орали так, что ты своих тиммейтов не слышал и переписываться в чате приходилось. Вот и на TI я вспомнил эти моменты.

— Как сосредоточиться в такой обстановке?
— Просто смотришь на своих коллег, стараешься поддерживаешь диалог и не обращаешь внимание на окружающие звуки.

— Вы волнуетесь перед выходом в эфир?
— Самое главное начать. Это всегда самое тяжелое. Ты приходишь в эфир, проходит пять минут — и ты уже с своей колее. Нужно просто не думать о том, что ты работаешь на камеру, чтобы не чувствовать давления. Но при этом все равно нужно следить за языком и словами, но не напрягаться и не думать постоянно о том, правильно ли ты все сказал. Думаю, в этом-то и проблема многих про-игроков, которые хотят поучаствовать в студии аналитики и могут рассказать что-то интересное. Им не комфортно работать на камеру или просто банально скучно несколько дней подряд только говорить.

— Вы читаете комментарии о своей работе в соцсетях и на разных форумах и сайтах?
— Да, иногда почитываю. Но часто бывает столько комментариев, что большая часть из них — это люди, которые как будто пришли, чтобы от балды что-то написать. Вот захотелось им высказаться. У меня нет никаких пабликов и соцсетей, ничем таким я не занимался. Так что лично моей аудитории, которая бы за мной следила и могла подсказать, в какую сторону мне развиваться, у меня нет.

По большей части, советуюсь с коллегами по работе. Например, о чем стоит или не стоит говорить в эфире. Но все в этом плане очень лайтовые: «Это нормально, это зашло! Больше фанься!». Особенно важно общаться с коллегами и вне эфиров постоянно, проще найти потом синергию в дискуссии. Например, на Starladder мы уже на одной волне после стольких ивентов, а на TI были люди, с которыми мы работали впервые, было поначалу непросто.

— Самые полезные советы, которые вам давали?
— Держать спину ровно, смотреть в камеру и не размахивать руками. Со спиной — это действительно правда. В большинстве студий аналитики очень неудобные стулья. А если эфир продолжительный, то на второй-третий день спина действительно начинает болеть. И ты мечтаешь просто пойти в зал и размять мышцы, чтобы снять напряжение.

В основном стараюсь прислушиваюсь к советам от коллег из режиссерской студии по эфиру.

А что касается зрителей, то редко случается так, что твоя работа идеально заходит всем. Кому-то ты нравишься, кому-то нет. Поэтому решает медийка. Чем больше ты находишься в эфире, чем чаще стримишь, тем больше у тебя своей аудитории. Она приходит на стрим, она готова тебя слушать, и уже не даже не важно, что именно и как ты говоришь.

— А почему тогда вы не занимаетесь медийкой?
— Даже не знаю. Мне и друзья говорят, что этим нужно заниматься и просто относиться к этому как к работе. Но это не мое. Я даже во «ВКонтакте» на своей личной странице фотографии обновляют раз в год. То руки не доходят, то времени нет. Да и сам я не такой человек, который постоянно строчит что-то в интернет по поводу и без.

Когда начал ездить на Starladder, решил, что этим нужно заняться. Но эфиры тогда проходили раз в несколько месяцев. А давать контент так редко — это такое. Мне хотелось или начать стримить, или чаще появляться на турнирах. Иначе какой во всем этом смысл?

Стримить на Twitch просто не хватало времени. Помимо доты параллельно есть очень много дел, которые тоже требуют внимания. Относился к игре как к части работы, вспомнить механику каких-либо заклинаний или просто потестить лайн-апы. Захожу в доту, чтобы поддерживать определенный уровень где-то на 7k MMR и в основном просто потому что это нужно.

— После TI у вас была возможность поработать со студией Maincast. Как прошло знакомство?
—С Maincast работал и до этого. Это было на «Матч ТВ» в июне, когда мы освещали Supermajor. У меня нет никакого контракта со Starladder, я работаю как фрилансер, поэтому хорошо общаюсь с ребятами, но могу и свободно работать с другими студиями.

Когда люди говорят, что сейчас откроется новая студия, будет прилив новых лиц, они немного не правы. На деле в студиях работают плюс-минус одни и те же люди. Сначала все были в Starladder, потом ушли в RuHub, теперь часть перешли в Maincast. А большое количество аналитиков и вовсе фрилансеры, так что ты со всеми часто пересекаешься.

— Увидели ли вы какие-то различия в работе Starladder и Maincast?
— Самое первое, что меня удивило на квалификациях — это когда нам выслали дресс-код. Они хотели отойти от официоза. Не нужно было приходить на эфир как на TI: в рубашке, пиджаке и с галстуком. Нельзя было приходить в ярко выраженной брендовой одежде, нужно было стараться поддерживаться кэжуал-стиля. Было приятно работать: ты себя ощущаешь еще более комфортно и расслабленно.

На Maincast весь стафф занимается конкретно дотой, а на Starladder у ребят помимо доты есть еще куча направлений. Например, девушка-обсервер пришла из другой дисциплины работать на нашей трансляции. Но они делают это грамотно: если по одной игре не идет турниров, то у них работники не простаивают, а занимаются другой дисциплиной. Поэтому ты мог поработать несколько эфиров с одним звукорежиссером, уже познакомиться с ним, а на следующий эфир приезжаешь — а он уже на CS:GO работает.

Еще Maincast акцентирует внимание на самой подготовке к освещению турнира. Даже перед квалификациями на мэйджор Faker съездил на буткемп к Virtus.pro и записал там несколько видео. Благодаря этому студия может использовать дополнительный контент перед стартом игры команды. Также было с квалификациями на The International, когда v1lat поездил по тренировочным базам. Разыгрывали путевку на TI 8. Такого я не видел ни у RuHub, ни в Starladder.

В общем, они не только освещают игры, но и создают какой-то собственный контент — и это круто. Это показывает их заинтересованность.

— А как насчет самого эфира? Со стороны кажется, что у Starladder установка на более серьезную аналитику, чем у того же Maincast.
— Установок нет. По большей части, все зависит от людей. Когда работаем с Володей PGG, он может привнести в эфир какой-то юморок, который разбавляет сухую аналитику. Так происходило и на Maincast, и на The Summit. Так что это действительно зависит от людей, работающих в эфире. Также многое зависит от ведущего, его опыта и того, куда он будет уводить эфир и обсуждение.

— С каким коллегой-аналитиком вам было комфортнее всего и интереснее работать?
— Еще в июне на «Матч ТВ» мне понравилось работать с Goblak (Артуром Костенко). С Артуром очень приятно общаться и работать. Можно все разложить по полочкам. А еще он делал такие вещи, которыми я никогда не занимался: говорил зрителям, что происходило в течение дня, какие были интересные карты. Конкретно в камеру обращался к аудитории, советовал им зайти на YouTube и что-то посмотреть. И это не просто потому что он хочет что-то прорекламировать, а потому что это действительно был интересный матч.

Да и со всеми приятно работать. И с Bafik у меня неплохо всегда получалось, и с PGG общаюсь хорошо. Конечно, все зависит от его настроения. Иногда он бывает злым, а иногда веселым.

Сложнее всего было на TI, потому что там со многими работал впервые, и понадобилось время, чтобы получше пообщаться и привыкнуть друг к другу. Возможно, даже на самом The International мне нужно было попроситься к «драфтологам».

— За время этих квалификаций у вас была возможность поработать с Михаилом Olsior Зверевым. Как вы оцените его выступление?
— Для меня работа с Olsior была приятным шоком. Он пришел в дисциплину буквально только что. А в плане комментирования ты прямо чувствуешь, что это человек, который занимается этим далеко не первый день. У него отлично поставлен голос, он умеет контролировать эмоции. И при этом в доте он неплохо разбирается, как play-by-play комментатор! Мне с ним было невероятно удобно работать: он отлично комментирует все игровые моменты, а потом я анализирую и мы вместе разбираем все по полочкам. Обычно когда ты начинаешь комментировать с новым человеком, вам нужно время на адаптацию, неразбериха неизбежна. А с Olsi в этом плане невероятно комфортно и легко.

И по общению с ним я понял, что он тщательно готовится к эфирам. У нас может быть трансляция на 12 часов, а потом он приходит домой, читает новости, играет в доту, что-то тестирует, готовится к следующим дням, по его словам. Просто машина какая-то! Условно говоря 12 часов работы, 6 часов подготовки, потом немного поспал — и снова в эфир. И при этом всегда бодрячком, на позитиве и просит побольше матчей. Сложилось впечатление, что он очень заинтересован в возможности попробовать себя и в плане комментирования, и как ведущий, а квалификации как раз хороший момент для тестирования себя в новом амплуа.

— А что насчет того эфира, когда PGG «душил» Olsior. Действительно это выглядело как конфликт?
— Внутри обстановка была суперположительная. Конфликта вообще никакого не было. Я понимал, что это рофлы, да и Olsior на это отлично реагировал. Может, в эфире это выглядело иначе — очень жесткое душилово, что все так восприняли. Но конфликта вообще даже близко не было, и вне студии все отлично общаются.

Просто так вышло, что пауза затянулась и эфир длился около 50 минут. Наверное, в один момент диалог зашел не в ту сторону. Но даже во время эфира у меня не было ощущения, что что-то идет не так. Я это понял, когда после последовал шквал негатива.

— Вы рассказали о подготовке Olsior к эфирам. А как готовитесь вы?
— Конкретно к этим квалификациям ничего особо не готовил. Меня пригласили за пару дней до старта, потому что случилась какая-то неразбериха с правами. До последнего момента я думал, что отборы будет комментировать RuHub. Да и начало сезона сейчас, так что все играют миксами, команды пока только формируются, многие отдыхали после TI и готовиться особо не к чему, только составы просмотреть.

Обычно делаю себе таблицу в Excel с информацией о том, кто на какие турниры ездил, какие места занимал, сколько очков набрал, оставлял какие-то заметки, чтобы в любой момент было удобно к ним обратиться. После этого чувствуешь себя наиболее комфортно. Плюс можно почитать интервью и вынести для себя интересные факты, которыми можно поделиться во время эфира. Причем есть много интервью с китайскими и азиатскими игроками, на которые наши читатели и внимания не обращают. Есть новость с цитатой известного игрока из СНГ — там 150 комментариев. Интересная новость с китайским игроком — 3 комментария. А ведь там люди тоже важные вещи рассказывают.

Еще в плане подготовки перед эфиром важно поиграть в доту. Особенно если развилась мета или вышел патч. Нужно изнутри прочувствовать, попробовать это все на высоком рейтинге. Конечно, это не сравнить с соревновательной сценой, но хоть что-то. Не знаю, как о доте рассказывать, если ты сам не играл и не пробовал своими руками изнутри. Есть люди с большим опытом, которые много всего прошли, и для них нет ничего страшного в том, чтобы не поиграть и месяц. Но лично мне удобнее работать в таком режиме.

Также из подготовки важно хорошо выспаться перед эфиром. Бывает, что тебя ждет по 4 дня 12-ти часовых трансляций. Это дома ты смотришь доту, закинув ноги на стол — так хоть сутки анализируй. Иногда когда играют слабые регионы или совсем новые миксы тир-2 сцены, где проходят матч с большим количеством шлака и брака, кажется, что такие эфиры длятся в два раза дольше.

— Как вы считаете, может ли аналитик позволить себе жесткую критику игроков и команд?
— Зависит от уровня турнира. Кто-то может себе такое позволить, но я стараюсь такого нигде не говорить. Особенно если идет ивент, где ребята играют на сотни тысяч долларов. Они могут делать, что захотят. А наша работа от этого отталкиваться. Вся игра и складывается из ошибок. Если бы никто не ошибался, игры бы так не заканчивались. В любом случае кто-то оступится: кто-то на банальным моментах, а кто-то на почти незаметных деталях. Но гнобить игроков уж точно не стоит, у всех бывают плохие выступления или просто не их день.

— Чего не хватает аналитике, чтобы удерживать зрителей во время перерывов?
— Мне понравилось, когда Maincast во время квалификаций на The International проводил игры «Что? Где? Когда?». Я даже пересматривал их в записи. Вот каких-то таких активностей очень не хватает. Что-то развлекательное, но при этом связанное с дотой.

Но это все сильно зависит от доступного времени. Когда матчи идут 24 на 7, ты можешь себе позволить подобные вставки, если паузы между играми затягиваются.

— С тех пор как вы начали заниматься аналитикой, ваше видение или понимание игры как-то изменилось?
— Наверное, начал проседать в плане личного скилла. Когда играл на полупрофессиональном уровне, знал лучше все детали механик, лучше понимал все игровые моменты. И чем выше уровнем команда, тем лучше игрок в этом разбирается. К сожалению, далеко не у всех про-игроков есть желание и возможность совмещать свою карьеру с аналитикой.

— Лучшая часть работы аналитиком?
— Очень люблю путешествия. Все эти поездки, когда у тебя есть возможность выбраться в новые места. Это всегда было моей мечтой. Еще в школе начал играть в первую доту и запомнил момент, когда на одной из страниц с обновлением или загрузочном экране увидел фотографию с Nirvana.int. На ней был очень молодой Puppey со своей командой, там были DeMoN, Azen, Fear и еще кто-то. И вот они стоят такие счастливые, кажется, во Франции. Тогда мне в голову пришло, как же круто им! У меня столько проблем с тем, чтобы просто поиграть в эту игру, а они путешествуют, на турнирах какую-то копеечку зарабатывают. Занимаются своим любимым делом, им это оплачивают. Так еще и путешествуют. Для меня это было такой полу-мечтой.

И когда ты занимаешься аналитикой, у тебя есть возможность посмотреть разные страны. Причем такой шанс есть не только у аналитиков, но и других людей в индустрии.

— Аналитика для вас — это профессия или хобби?
— Не могу назвать себя профессиональным аналитиком.

— Почему?
— Ну это вот «драфтологов» так называли, как будто это какая-то профессия. Но это же не так.

— То есть вы не считаете работу в аналитике профессией или вы не считаете это своей профессией?
— У меня есть основная работа, и вот там занимаюсь аналитикой. Нам руководство дает конкретные задачи, мы оформляем таблицы, оцениваем, формируем, выводим статистику и все это отправляем. Вот это и есть сухая и плотная аналитика. Но там я не делаю никаких выводов. Мне дали задачу, я ее выполнил, предоставил какие-то аналитические базы. Ничего веселого, в общем. А здесь мы просто рассуждаем, кто почему выиграл, кто хорошо сыграл, а кто плохо, подмечаем моменты. Это только называется аналитикой, но внутренне отношусь к этому по-другому.

— Как бы вы назвали тогда эту работу?
— Даже не могу назвать это работой или профессией. Это просто хобби, которое позволяет мне хоть как-то держаться в этой атмосфере и сообществе. Возможность участвовать в турнирах жизни киберспорта, даже если ты не про-игрок. Это просто хобби, когда ты приходишь и рассказываешь о том, в чем ты неплохо разбираешься. А тебе сверху еще и заплатить за это могут.

Сейчас все это выходит на более высокий уровень, так что и к тебе предъявляют более высокие требования. Поэтому появляется и подготовка, и дисциплина. Это какая-то полу-работа для меня, что ли.

Вот ты спрашивала о том, что поменялось со временем. Раньше мне нравилось играть, мог посвятить этому по 12 часов в день. А сейчас поменялось мировоззрение. Я не то что не могу играть по 12-16 часов. Просто не хочу этого делать. Хочется чем-то еще параллельно заниматься, чтобы была личная жизнь.

— Если бы вам не платили за это, вы бы продолжали заниматься аналитикой за идею?
— Тебе ведь не только платят. Если турнир проходит в другой стране, тебе оплачивают перелеты и проживание. Часто бывает так, что у тебя свободны 2-3 дня, а то и больше. и ты можешь погулять по другому городу, другой стране. Так что все зависит от турнира. Думаю, на тот же The International практически любой согласился бы съездить и бесплатно: и Канаду посетить, и на стадионе игры посмотреть лучших команд мира. Ну, и зависит от того, какая эта работа. Можно прийти на двухчасовое включение, а можно отпахать неделю по 12 часов.

— Именно отработать турнир в обычном формате.
— Думаю, да, почему бы и нет. Особенно если это LAN-турнир, на котором я бы хотел побывать. Я бы просто нашел, чем еще заняться, помимо доты, какие то интересные места посетить. Совместил приятное с полезным и отнесся бы к этому больше не как к работе, а как к полу-отпуску.

— Когда вы стояли на сцене The International, не было желания вернуться в про-доту и попробовать еще раз?
— Врать не буду, мысли такие были. Но это раньше я горел игрой. А сейчас с возрастом это куда-то ушло.

Я знаю, как это все происходит, какой у тебя режим, если ты хочешь добиться высоких результатов. Практически никакой личной жизни, ты целыми днями играешь и живешь только этой игрой. Для этого нужно действительно иметь огонь в глазах. Если твоя мотивация заключается только в деньгах, ты далеко не уйдешь.

Дота — это как любая творческая профессия, от которой ты должен получать удовольствие, постоянно импровизировать и придумывать что-то новое. Это не работа в банке, где ты выполняешь поставленные задачи независимо от настроения. От настроя в доте очень много зависит. Если у тебя нет боевого настроя и желания бороться до конца, пробиться куда-то на про-сцене будет невероятно сложно.

Раньше я играл из компьютерного клуба. Приезжал туда и мне вообще не хотелось уходить. Думал, что сейчас бы пойти поспать, но может вообще никуда не уезжать? Тогда очень много играл, не уверен, что вообще кто-то из про-игроков уделял доте столько времени. Но если сидеть играть сутками с плавленной головой, пользы личному скиллу это особо не принесет.

В этом плане аналитика дает тебе возможность заниматься параллельно еще каким-то вещами, которые тебе нравятся. И при этом находиться в этой сфере. Таких профессий становится все больше, и это круто.

— Вы говорили о том, что дота требует много времени и иногда даже выматывает. Что в ней такого, что вы продолжаете играть в нее столько лет?
— Честно говоря, сейчас не так много играю. Поэтому она и не надоедает. (смеется) От этого многое зависит. Когда играл каждый день, ощущал это как работу. Только где-то в офисе ты работаешь 8 часов в день, а тут еще больше. При этом постоянно нужно быть сконцентрированным и поддерживать хорошее настроение. А сейчас могу позволить себе и отвлечься, и расслабиться.

Честно говоря, не очень люблю компьютерные игры. Играю только в доту и в покер. Потому что если начинаю, то могу засесть чуть ли не две недели. Знаю такую свою особенность, так что стараюсь держать себя в руках.

Даже если играю в доту, то делаю это с какой-то целью. Не захожу просто убить время, а чтобы поднять рейтинг или изучить какую-то механику. И когда выполнил эту цель, закрыл игру. И у меня всегда есть на что переключиться, если игра мне надоедает.

— Если бы вы не работали аналитиком, вы бы продолжали приходить домой и включать доту?
— Я ее не включал около года, когда завязал и решил закончить карьеру. Только периодически смотрел турнирные игры по вечерам, как обычный зритель. При этом съездил на две аналитики от Game Show. Только когда вышел глобальный патч со шрайнами и талантами, я понял, что для работы в студии все подробности в патч-нотах не изучить. Нужно все пробовать и тестировать руками. Так и начал потихонечку возвращаться.

Тогда мне даже пришлось купить новый аккаунт, потому что старый продал, чтобы не возвращаться в доту. До такой степени она мне надоела в свое время. Хотя я понимаю, что это и запрещено, и никому не советую этим заниматься, так как это ломает игру. Взял тогда аккаунт с 5k, добил его до 7k и продолжаю на нем иногда поигрывать.

Зачем мне тратить на паблики по 10 часов каждый день и стараться поднимать высокий рейтинг до 8к, если я не собираюсь вступать на соревновательной сцене? Паблики — это просто метод держать себя в хорошей форме, если ты хочешь играть в какой-то команде. Не имеет смысла тратить на рейтинг много времени, если ты не получаешь от этого колоссальное удовольствие или не преследуешь цель попасть в про-команду. Если ты уже возрастной игрок, то тебе нужно хотя бы стримить свои игры, чтобы получать какой-то доход. Нельзя сутками напролет только играть, если это только не является твоей работой, как у стримеров. В общем, нужно все в меру.

— То есть если у вас исчезнет эта цель, вы перестанете играть в доту?
— Нет, почему. Иногда мы с друзьями выбираемся поиграть в Yota Arena для развлечения. Но мне не всегда с ними интересно, потому что мы играем где-то пати-игры на уровне 3-4k, а для меня это как в замедленной съемке. Они много ошибаются, могут сидеть и просто фаниться или дайвить специально. Это просто дружеское развлечение. Могу поиграть в доту, просто чтобы хорошо время провести.

Dota 2 •••
Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Читайте также
Партнерский контент