Все новости
Яна Медведева
Из Heroes of the Storm — с любовью. История одной игры в лицах
Комментаторы, обсерверы и игроки в Heroes of the Storm — о своих историях любви к игре, развитии сообщества и будущем после закрытия HGC.
Киберспорт / Heroes of the Storm

13 декабря Blizzard сделала неожиданный анонс: компания решила закрыть киберспортивное направление HotS, отказаться от проведения официальной лиги Heroes of the Storm Global Championship и студенческой лиги Heroes of the Dorm, а также перевести большую часть разработчиков на другие проекты.

Игроки, комментаторы, аналитики, обсерверы — несколько сотен людей, потративших около пяти лет на развитие сцены HotS, теперь ищут свой новый путь в киберспорте и за его пределами. А мы рассказываем их истории любви к Heroes of the Storm.

Их связал HotS

«Несколько месяцев назад я встретил несколько своих бывших тиммейтов из LoL на Gamescom. Мы разговорились, обсуждали, как сложились наши дела с тех пор, как я ушел в HotS, а они остались в Лиге. Оказалось, что я путешествую по всему миру, был во множестве стран, ездил в Корею на турниры, наслаждался соревнованиями. А мои бывшие тиммейты сидят дома в Германии и играют на местных турнирах. Разве что временами выбираются в Австрию. Так что я, видимо, сделал правильный выбор».

Нильс Nurok Гебхардт рассказывает эту историю с улыбкой. В его карьере было много разных игр. В детстве он играл в настольных и большой теннис, но никогда не чувствовал тяги к победам. Настоящий соревновательный дух он познал только на своем первом LAN-финале в League of Legends.

Когда он начинал играть в MOBA, речи о киберспорте еще не шло. Как говорит сам Нильс, он просто оказался достаточно хорош и везуч, чтобы попасться на глаза кому-то из менеджеров и игроков и получить приглашение в немецкую команду. Они приезжали на LAN-турниры и не занимали места, ниже четвертого. На его странице в Liquipedia до сих пор красуется история о том, как он за несколько недель поднялся с 800 до 2200 Elo ровно перед концом сезона. Может быть, из него получился бы топовый игрок LCS. Но Нильс решил просто бросить LoL.

«В каком-то смысле я перегорел. У меня был шанс присоединиться к Mousesports, которая хотела пробиться в LCS, они даже практически сделали это. Может, со мной у них бы даже получилось, кто знает. Но тогда я привык играть в немецких командах, мне было некомфортно говорить на английском. Так что я просто решил завязать с игрой. Шансов на LCS у меня практически не было, на английском говорить мне не хотелось, я перегорел — много факторов привели к этому решению», — объяснил он. И просто бросил игру, полностью забыв о ней на несколько лет.

Потом была небольшая MOBA Infinite Crisis, где ему удалось выиграть турнир на Gamescom, стать чемпионом первого сезона и забраться в топ европейских команд. Но игра развивалась недостаточно быстро, не смогла привлечь своего зрителя, так что в конце 2014 года вся команда, выступавшая под тегом Team Dignitas, решилась на еще одну резкую перемену — переход в новую MOBA от Blizzard — Heroes of the Storm.

«HotS другая. Она быстрее, сильнее наказывает за индивидуальные ошибки, а коммуникация — самое главное в этой игре. Из-за быстрого стиля игры вам приходится отдавать огромное количество команд в каждой карте, так что иногда это может превратиться в настоящий хаос», — рассказывал Nurok в интервью командному сайту.

Первые сезоны в HotS были насыщены и хаотичны. Сначала онлайн-турниры, которые сменяли друг друга и максимум приносили команде по паре тысяч долларов на пять игроков. За месяц команда могла принять участие в десятке таких «фаст-капов», параллельно пытаясь отобраться на крупные LAN-финалы. Глядя на возрастающую популярность игры, на HotS обратили свое внимание ESL и DreamHack, сделав новую MOBA постоянной дисциплиной на своих турнирах. Nurok вместе с командой провел весь 2016-ый год в разъездах, путешествуя из города в город, из страны в страну в борьбе за трофеи. И все это, чтобы потом вернуться на пару недель домой ради новой квалификации на следующий турнир.

«Да, иногда в голове возникали вопросы, что я вообще делаю в своей жизни и к чему это приведет. Но это происходило очень редко. Я наслаждался этой игрой и своей жизнью. Я наслаждался возможностью быть профессиональным игроком. Может, когда-то я и подумывал о том, что хорошо бы сменить игру, но в конечном итоге никогда не жалел о потраченном времени».

Команды под руководством Nurok становились одними из лучших в Европе. С mYinsanity ему удалось выиграть DreamHack All-Stars — Tours 2016, не проиграв ни одной карты. С Misfits он вышел в финал Gamescom, где уступил в финальной карте Team Dignitas. Но уже через несколько недель EU Nexus Games он привел команду к победе, дважды за сетку обыграв своих главных соперников. Не удалось сделать только одно — попасть на BlizzСon.

Однако HotS принес Нильсу победы на не только киберспортивном поприще. Благодаря одному из тиммейтов Nurok заинтересовался изучением русского языка и решил заглянуть на один из русскоязычных стримов. Выбор пал на трансляцию Анастасии BrainEverest Федотовой. Он написал ей сообщение на английском, но девушка ответила не сразу. Только когда Настя поняла, что с ней хочет пообщаться профессиональный игрок, она осмелилась набрать ответ. А все потому что она не говорила на английском и стеснялась сказать хоть слово!

Знакомство переросло в дружеское общение. Ребята стали играть вместе на стримах, хихикая как школьники на задней парте. А Настя через переводчики рассказала свою историю интереса к киберспорту.

Играть в компьютерные игры она начала еще в 13 лет. Ходила в рейды, заваливала боссов и чувствовала себя комфортно в мальчишеской компании. Затем один из друзей показал ей League of Legends, а следом за ней и соревновательную сцену.

Тогда в СНГ только начались турниры, один из которых проходил в Сокольниках. Я пришла как зритель, но не выдержала и просто подошла к кому-то из менеджеров и сказала: «Боже, это так классно, вы такие крутые! Мне так нравится то, что вы делаете. Я бы в будущем тоже хотела бы этим заниматься!» И через полгода он написал мне, что им нужны волонтеры для Студенческой лиги, — рассказала Настя.

Именно там она узнала, что в студии открылась вакансия обсервера, своеобразного оператора в компьютерных играх. Его задача — показать зрителям и комментаторам игру так, чтобы они не пропустили ни одного важного момента. После нескольких недель тренировок Настя отправилась на свой первый эфир в студию Riot Games. Только первая же игра запомнилась конфузом — в один момент мышка вышла из строя, курсор залип на краю экрана, а изображение понеслось за ним. Конечно, к Насте тут же подбежали помощники и исправили технические проблемы, но этот эфир девушка до сих пор вспоминает с улыбкой.

«Все было отлично, я только перенервничала! Первый день, первый эфир. Буквально ладошки потели! Ты как олень стоишь в свете фар и просто не знаешь, что дальше делать. Но команда была настолько крутой, что никто мне и слова плохого тогда не сказал. Все только посмеялись».

Обсервинг в League of Legends стал ее постоянной работой, хоть это и сложно назвать обычной карьерой. Для знакомых не из киберспорта она называет себя режиссером эфира или просто оператором, чтобы не вдаваться в подробности. Найти обычную работу параллельно было практически невозможно, ведь турниры и лиги — штука сезонная, а замены или даже помощника у Насти не было еще долгое время.

Время без турниров, когда нужно было чем-то занять себя и зарабатывать на жизнь, BrainEverest занималась стримами. Изначально устраивала трансляции по «Лиге Легенд», но потом почувствовала, что начинает уставать от обилия LoL в своей жизни.

«Лига уже как-то приелась и стала приторной: ты играешь в Лигу, работаешь в Лиге, смотришь стримы по Лиге, чтобы набираться опыта у других обсерверов. Хотелось чего-то нового, какого-то экшена и новых знакомств. Так я снова наткнулась на HotS. На тот момент вокруг него уже началась шумиха, начала следить за стримерами и профессиональной сценой», — поделилась Настя.

В итоге частым гостем ее трансляций стал именно Nurok. Через некоторое время Нильс решился перебраться в Москву к своей девушке, чтобы она имела возможность продолжать работу в студии Riot. А сам играл официальные матчи и квалификации из однокомнатной квартиры, которую они снимали вместе. Пока у Нильса идет игра, Настя передвигалась по комнате на цыпочках, стараясь не произвести ни единого лишнего звука — ничего, что могло бы отвлечь ее молодого человека от игры.

Настоящим прорыв для карьеры Nurok стало появление лиги HGC в 2017 году. Blizzard представила не только структурированную систему турниров и квалификации на Blizzcon, но и возможность содержать себя и свою семью.

«Если ты в Лиге, то у тебя есть зарплата и гарантированные призовые, так что давления стало намного меньше. До старта HGC у нас было достаточно турниров, но если ты хотел зарабатывать, тебе обязательно нужно было пройти квалификации. Хоть мы и проходили на большинство чемпионатов, ты все равно постоянно чувствовал это давление и понимал, что если не показать этот результат, то ты лишишься средств к существованию», — объяснил Нильс.

Изменения были кардинальным. Хаос разнообразных турниров сменился на размеренное расписание лиги с несколькими матчами в неделю. Вместо постоянных перелетов — больше времени на тренировки, подготовку, изучение соперников. Конечно, Nurok скучал по LAN-финалам и новым залам, но был благодарен открывшемуся времени для отдыха. Его мечтой была та же самая система, только с матчами оффлайн, а не из дома. «В этой лиге было слишком много «лиги»», — заключил Нильс.

Помимо постоянного турнирного опыта для Nurok, лига HGC подарила и еще одну работу Анастасии. После сомнений и метаний она решила попробовать себя в качестве обсервера не только в LoL, но и в HotS. Кто-то боится отправить резюме в небольшую фирму по соседству, а Настя собралась и отправила письмо прямо в офис Blizzard с просьбой рассмотреть ее кандидатуру.

«Они попросили у меня все записи игр, изучали кто я и откуда, какой у меня опыт работы. Может, благодаря моим знакомствам и была какая-то лояльность, но они изучали все достаточно долго. Мне повезло, что Western Clash тогда проходил в Киеве, и добраться было не так дорого. Blizzard мне ответили и сказали, что обычно они так не делают, это беспрецедентный шаг, но они хотят попробовать меня на позицию обсервера».

В этот раз обошлось без технических проблем. В эфирной группе ее приняли как свою, впервые решив использовать троих обсерверов вместо двух. А уже после первых эфиров к ней подходили сотрудники и зрители, чтобы похвалить ее работу за камерой. Настя постоянно прислушивается к фидбэку от комментаторов и аудитории, тренируется и любит наблюдать за работой коллег. Если кто-то становится голосом сообщества, кто-то — лицом, то она стала его глазами и руками.

Так в HotS появился небольшой почти семейный подряд. Настя за камерой на эфирах, Нильс — играет в Team Liquid и борется за высокие строчки в европейском дивизионе. И у обоих одна цель на двоих — попасть на Blizzcon. Но если поездка Анастасии полностью зависела от желания Blizzard, то Nurok приходилось бороться с сильнейшими командами мира.

В 2016 году он не смог пробиться на BlizzСon, сыграв в день больше десятка игр, но уступив в самых важных. В течение двух сезонов HGC ему с командой не удавалось отобраться на «Межсезонную Потасовку». После одного из поражений на квалификациях он даже сменил роль и весь месячный отпуск провел в HotS, сыграв больше 300 матчей. Когда Team Liquid вылетела в первый же день Western Clash, у Nurok осталось одно желание — пробиться на BlizzСon, чего бы это ему ни стоило.

«Наша цель — попасть на BlizzCon со второго места просто из-за нервов и стресса. Я больше не вынесу, если нам снова придется пробиваться через плей-офф и мы опять почему-то не пройдем. Это… это разрушит меня», — рассказывал он в интервью.

Когда Team Liquid играла решающий матч лиги, Настя и брат Нильса сидели в другой комнате и смотрели игру на большом экране. После победы девушка хотела ворваться в комнату, чтобы его обнять, но сначала пришлось дождаться окончания интервью в эфире. Настя с трудом помнит, что тогда творилось у нее и Нильса в голове. Помнит только, что рада была до слез, а своими криками они, наверное, разбудили весь дом.

Nurok за свою карьеру лишь пару раз не попадал в топ-4 на LAN-финалах. BlizzСon не стал исключением. Team Liquid вернулась с главного турнира года, заняв 3-4 место, но у этой бронзовой медали был немного золотой отблеск. Им не хватило одной карты, чтобы обыграть будущих чемпионов, корейцев из Gen.G, а ведь финалисты Dignitas не взяли ни одной! Домой Нильс вернулся в предвкушении следующего сезона и еще больших свершений. Но все сложилось иначе.

Когда вышел анонс от Blizzard, Nurok стримил. Ему скинули ссылку на пост на официальном сайте, и он не сразу поверил в происходящее, думал, что это какая-то шутка. После пошел в комнату к Насте и просто сказал, что HGC закрывают. А потом еще долго не мог уснуть ночью.

Все расстроены, огорчены, в депрессии — весь букет негативных эмоций. И дело не только в самом факте отмены лиги. Дело в том, насколько непрофессионально это было сделано. Ни предупреждения, ни обсуждения, ни компенсации — ничего. Нас выбросили за борт, и теперь мы просто боремся за выживание, — поделился Нильс.

Для него это конец игровой карьеры в дисциплине, которую он так любил. Как говорит Настя, если бы не закрытие лиги, Nurok был готов играть еще лет пять. Сама Анастасия ушла с работы в Riot Games, чтобы переехать со своим молодым человеком в Германию и сосредоточиться на работе в HotS. Но теперь и этого у нее нет.

«Если бы они сказали заранее, то у игроков была бы возможность найти ходы отступления. Кто-то мог бы начать стримить, осваивать другие игры, копить деньги. Создали бы какую-то подушку. А сейчас они остались практически ни с чем. Например, тиммейт Нильса переехал из Австралии в Великобританию, чтобы играть. Он снимает квартиру, но сейчас у него не будет на это денег», — объясняет Настя.

Team Liquid в ближайшие месяцы продолжит поддерживать своих игроков. Они не собираются в одночасье оставлять их без работы и средств к существованию. Однако всем им теперь нужно искать новый путь. Нильс уже объявил о своем сотрудничестве с League of Legends. Он планирует попробовать вернуться в игру, где у него когда-то были большие перспективы, пусть и пять лет назад. HotS пока он даже не хочет запускать — игра вызывает слишком негативные эмоции.

Настя решила сосредоточиться на стримах. Но и она думает постепенно отказываться от HotS. Просмотры игры постепенно падают, так что трансляции не спасет ни английский язык, который она выучила благодаря этой игре и своему молодому человеку, ни игровой опыт. Так что теперь она переводит свой аккаунт в League of Legends на европейский сервер. И даже думает о том, чтобы когда-нибудь отправить свое резюме в берлинскую студию LCS. Может быть, однажды она снова будет обсервером на играх Нильса. Только теперь уже в League of Legends.

Голоса СНГ-сцены HotS

Артем Купер работал с RuHub, Virtus.pro, Starladder и более мелкими студиями. Мэтры комментаторского ремесла на постоянной основе предлагали ему заняться сценой Dota 2 и задавались вопросом, зачем вообще ему сдался этот HotS. А Артем не отступился. После закрытия направления HotS в RuHub он решил открыть собственную студию — H1VE/Production. Именно она стала голосом HotS на территории СНГ.

«Последние 4 года каждый день, даже если я не заходил поиграть в HotS, я заряжался этой дисциплиной», — рассказал он в подкасте после анонса от Blizzard, посвященному закрытию профессиональной сцены дисциплины.

У Артема за спиной 15 лет организационной деятельности. Он работал в сфере дубляжа, ведущим на телевидении, организовывал производственные процессы, создавал студию и помогал развитию сообществ. А потом в его жизни появился Heroes of the Storm. По словам Артема, он сам не большой фанат компьютерных игр. Он вообще не человек из интернета. Просто ему всегда нравился подход Blizzard с их желанием сделать что-то качественное. Поэтому он решил последовать этому пути и начал его с проведения «фаст-капов» по HotS.

Затем обратил внимание, что на русском языке матчи турниров практически не освещены на приемлемом, по его мнению, уровне, поэтому решил взяться за это сам. Открывал Liquipedia, находил чемпионаты, проводил подготовку и запускал трансляции. Часто даже тех соревнований, до которых не доходили руки англоязычных комментаторов. Таким образом он принес азиатскую сцену на просторы европейского сообщества. Через некоторое время его начали приглашать в студии в качестве кастера и аналитика, а после того, как интерес широких масс поутих, Купер решил создать что-то свое.

«Мне тогда предложили остаться в RuHub. Но переходить в доту я желанием не горел. И тем более бросать начатое дело в HotS тоже не хотелось. Поэтому с RuHub мы просто разошлись, как в море корабли. Но я сторонник мнения, что крупные проекты нужно делать сообща — продуктивность повышается. Поэтому решил, что следующим логичным шагом будет запуск собственной студии».

В H1VE народ потянулся быстро. Артему удалось собрать вокруг русскоязычных трансляций сообщество, которое разделяло его взгляды и принципы. Когда комментатор собирался работать в студии, ему объясняли сразу: больших денег и славы ждать не стоит. Не будет ничего того, ради чего люди бегут в киберспорт, а работать придется много. Все, что делает H1VE, должно делаться на высоком уровне, или не делаться вовсе — для себя и для людей. И кастеры оставались.

До последнего года это всё работало сугубо на альтруистических началах — перебивались сторонними проектами и рекламой. Да и контракт, который мы получили на последний сезон HGC, достаточно смешон по сравнению с тем, какие деньги крутятся на киберспортивной сцене. Так что все это делалось ради людей и ради идеи.

Сам Артем был готов спать по три часа в день и работать до потери пульса и здоровья. И команду вокруг себя собирал такую же. Он уверен, что если человек заинтересован в том, чем он занимается, он будет готов выкладываться больше, чем на 100%.

Постепенно в H1VE собралась достойная команда, которая освещала крупнейшие турниры по HotS и стала официальным партнером Blizzard. Они комментировали, анализировали, создавали контент по игре и продвигали ее сцену в СНГ. Артем представлял СНГ-сообщество на официальных встречах с Blizzard, отстаивал его интересы и добился открытия официального русскоязычного канала HotS на Twitch. Комментаторы и аналитики его студии получили контракты на освещение европейской лиги. Артем боролся с Blizzard за повышение качества трансляций, даже когда понимал, что представители компании перестали прислушиваться к советам и просьбам.

В его планах было даже подписание собственной команды, но состав, для которого уже были готовы контракты, не смог пробиться в HGC, а значит мог распасться в любой момент. И это не говоря уже о договоренностях по проведению LAN-турниров в Москве, для которых на руках было все, кроме одного — игроков. И все это Артем делал из простого побуждения — любви к игре и желании сделать что-то стоящее.

У меня моментов, когда я хотел всё это бросить, было вагон и маленькая тележка. Но есть какое-то чувство ответственности за людей. Есть эти 6 тысяч человек, которые смотрят трансляцию и пишут слова поддержки в социальных сетях. И нас некому подменить, некому выйти в эфир. Кто, если не я? Ребята из студии вместе даже договариваются с трудом, если меня на месте нет. И просто так бросить людей, даже если они не знают, кто я такой и чем занимаюсь, — это неверно по морально-этическим соображениям, — объяснил он.

Помимо того что Артем практически с нуля создал русскоязычное освещение HotS, он еще и открыл путь в комментаторскую деятельность нескольким кастерам, заручившимся поддержкой аудитории. Среди них был и Андрей AndyLendi Пищиков.

Свою киберспортивную карьеру Андрей начинал еще в Dota 2. Поклонники этой игры могут помнить его под никнеймом AndroidP в составе Lions Pride, на тестах в Team Empire или на замене в RoX.KIS. Серьезных результатов он добиться не смог, так что решил попробовать силы в новой MOBA — Heroes of the Storm.

«Изначально у меня был диссонанс по сравнению с дотой. Я думал: «Боже мой, ну что за казуальщина? Куда я попал? Я же был нормальный!» Потом собрался, оценил все, понял, что это тоже игра, просто другая. А когда появились уже первые ростки и результаты, тогда я начал любить HotS всей душой. Это игра, в которой не так важен личный скилл. Здесь команда стоит на первом месте. Если в Dota 2 или LoL важны действия конкретного человека, то в HotS все зависит от того, как что-то делают все пятеро. Это игра в игре. Ты не только тренируешься с командой, ты выстраиваешь с ней взаимоотношения, взаимодействие, пытаешься сделать так, чтобы все работало идеально. Ты не только тренируешь героев, ты тренируешь свое умение общаться с людьми. Это то, что меня всегда привлекало», — поделился Андрей.

У Андрея было ощущение, что он сможет ворваться, начать все с чистого листа и вырваться в топ. Но оказалось, что проблема была совсем не в игре, а «где-то в голове». Андрею удалось покорить любительскую сцену и благодаря этому попасть в состав Virtus.pro. Но несмотря на повсеместную поддержку организации и амбиции, высоких результатов команда не показывала. Когда им удавалось пробиться на LAN-финалы, игроки возвращались домой с последними и предпоследними местами. После расформирования первого состава VP Андрей пробовал поиграть в разных командах, но результат не менялся — последние места и постепенное разочарование в собственных силах и возможностях. А после поражения на ESL в Катовице в 2016 году он понял, что выбрал неправильный путь.

Когда команда Андрея не прошла на очередной турнир, Артем Купер предложил ему присоединиться к студии освещения. Отказываться от такой возможности смысла не было.

«С первого дубля для меня все вышло отвратительно. Я такое там творил! Идет эфир, а я решил жвачку пожевать, например. А мне Артем в перерыве настойчиво говорит: «Может, ты не будешь это на трансляции делать?» А я все удивлялся тому, как все это работает. Мне очень понравилось чувство, что могу что-то дать людям. И не только свои знания, но и свои эмоции, поделиться своей любовью к игре», — делится воспоминаниями о работе Андрей.

Andy не просто сел и стал крутым комментатором. По его словам, у него ушло полгода только на понимание того, как он хочет работать и что хочет дать зрителям. Он занимался постановкой голоса, прислушивался к комментариям зрителей и замечаниям Артема. Зрители его приняли тепло. Сам Андрей смеется, что в HotS все совсем не как в доте. Это там новых комментаторов принимают в штыки. А здесь аудитория более взрослая, гибкая и отзывчивая. Они будут советовать и поправлять, а не прогонять со стрима. А параллельно с работой над собой Андрей пытался доказать родным и близким состоятельность своей карьеры.

«Открывается моя дверь. Стоит мама. Просто стоит и смотрит. Она ничего не может сказать, у меня же эфир. Но просто стоит и смотрит, как бы намекая, что уже 3 часа ночи и пора бы сворачиваться. А я не могу! Тут финалы идут! Какой спать, мама?»

В течение сезона HGC эфирная студия могла работать по 16 часов. В 12 часов начинаются матчи в Корее, а это значит, что в 11 уже нужно начинать настройку звука. После окончания первого региона есть пара часов на перекус, а в 8 вечера уже стартует Европа. Сразу после этих матчей пора включать стрим из Америки — и так до 5 часов утра. Конечно, студия работала сменами, но иногда случались и долгие изматывающие эфиры. Что уж говорить о ночных включениях с Blizzcon и других американских чемпионатов.

Когда я спрашиваю у Андрея о зарплате, он многозначительно молчит. Заработок кастеров в HotS вряд ли сравнится с их коллегами в более популярных дисциплинах. Но Andy этого и не нужно, он работает, потому что любит зрителей и игру, а не чтобы роскошествовать и сколотить состояние.

Я хочу жить так, как я хочу. Я хочу дарить людям эмоции, меня это вдохновляет. И я хочу этим заниматься, пока у меня есть такая возможность. Это потом у меня будут какие-то другие обязательства, жена, ребенок, и мне придется сместить свои приоритеты. А пока мне позволительно этим заниматься. Не шиковать, не откладывать на квартиру. Просто жить и кушать доширак. И если мне это приносит кайф, то почему нет?

Андрей, как и его коллега Артем Купер, не представляет себе HotS без киберспортивной сцены. Сам Andy видит в ней не столько рекламу и продвижение игры, сколько способ поддерживать интерес. Даже если ты порядком подустал от HotS, просмотр крутого матча на турнире дарит тебе такой заряд энергии, что хочется идти и разваливать, где бы ты ни играл!

Наверное, в том числе и поэтому Андрей так остро отреагировал на сообщение от Blizzard:

«Я просто ржал. Я смеялся в голос! Я запустил стрим и смеялся. Наверное, это была какая-то истерика. Но я не мог поверить, что все это реально и просто смеялся в голос. Это какая-то чушь! А потом пошел в магазин и купил вина… Потому что, ну, не может такого быть! Не верю! Я не могу зайти в HotS, потому что мне просто обидно. Я бы с удовольствием покомментировал что-то, но я ничего не чувствую. Только опустошение и ощущение, что меня продали. «Это решение пойдет на пользу другим играм» — то есть их уже не волнует, что дальше будет с HotS. Они просто принесли его в жертву», — до сих пор с трудом собирает мысли Андрей.

Сейчас, пока ему сложно бороться с обидой на Blizzard, Andy снова начал стримить Dota 2 и присматриваться к ее профессиональной сцене. Кто знает, может, у него получится начать комментаторскую карьеру здесь, хоть ему и сложно снова привыкнуть к совсем другому сообществу. Зрители на его трансляциях, привыкшие к отсутствию всякой нецензурщины, пока чураются несдержанных игроков в Dota 2, которые могут использовать ругательства вместо предлогов.

«У меня амбиции есть, но это очень агрессивный и насыщенный рынок. Могу ли я что-то им предложить? Да, могу. Но, во-первых, по доте ли? Во-вторых, есть ли у меня имя и медийная составляющая? В-третьих, достаточно ли у меня знакомств? Может, мне стоит попытаться комментировать турниры у себя на канале или побираться по студиям. Скажу, что я из HotS, может, пожалеют немножко!», — заключает Андрей.

Пока Andy смеялся на стриме, Артем подготовил свой подкаст о закрытии HGC и разбирал личные сообщения, наполненные лонгридами со словами благодарности и поддержки. Из своих источников он знал о подобных планах Blizzard, заранее подготавливал своих сотрудников, но до конца верил, что разработчики передумают. Не передумали. Теперь, обсудив все с ребятами, он может официально начать новую главу в своей истории.

Его детище прекратит свое существование как комментаторская студия, сотрудники разлетятся по другим играм, а H1VE превратится в сообщество стримеров. Сам же Артем подумывает о том, чтобы запустить серию подкастов и удариться в блоггинг. Всех тех, кто все это время поддерживал студию на Patreon, он уже наградил памятными подарками, а новогоднюю ночь будет проводить на стриме со своими зрителями. И возможно, разыграет на память целую коробку сувениров с HGC.

«Для меня это уже пройденный этап. Когда-то у меня было мебельное производство, я диваны собирал, а потом продавал. Когда-то сериалы озвучивал, когда-то сюжет с Кубка Мэра по танцам снимал, когда-то ездил по школам Москвы детям о киберспорте рассказывать. А потом нашел возможность позаниматься вот этим. Я люблю открывать для себя новые сферы, чтобы не стагнировать, как личность. Все течет, все меняется. Так что у меня нет какого-то дикого рвения заниматься именно комментированием киберспорта, во что бы то ни стало.

Да, печально, что четыре года, которые ты положил на эту сцену, улетают куда-то в трубу. Но в таком деле важен не результат, а сам процесс. Это как отношения. Люди зацикливаются на том, как все закончилось, как они разошлись. А нужно думать о тех годах и тех моментах, которые вы провели вместе. Когда что-то кончается, что-то начинается».

Есть ли жизнь вне HGC?

Историй, затронувших сотрудников Blizzard, игроков HGC, комментаторов и аналитиков десятки и сотни. Но закрытие лиги отразится не только на них. Стримеры, киберспортсмены и просто игроки тоже теряются в догадках, что будет дальше и ищут пути отступления.

Об Александре Stalk Мелдере в сообществе говорят разное. Он начинал киберспортивную карьеру в DotA и Dota 2, а уже в конце 2014 года перешел в HotS. В его послужном списке множество команд разного уровня, участие в онлайн и оффлайн-турнирах и даже конфликт с Blizzard, после которого компания пообещала изменить систему репортов. Stalk так и не удалось вырваться на высокий соревновательный уровень, но несмотря на это он продолжал играть в HotS.

Александр прошел весь киберспортивный путь в этой игре. Он начал с участия в «фаст-капах» за несколько сотен долларов, затем играл в многочисленных квалификациях, когда в год проходило несколько LAN-турниров с высокими призовыми. Вместе с Andy он ездил на ESL в Катовице и отбирался на турнир в Лестер, куда команда не смогла поехать из-за визовых проблем. По словам Stalk, игроки слишком долго ждали, что спонсоры оплатят им оформление документов, так что когда паспорт был получен, оказалось уже поздно. Blizzard сообщили, что нашли им замену.

«Я стою с паспортом на руках, с британской визой. А мне говорят, что я уже никуда не поеду. И наша команда не выдержала такого стресса и просто развалилась, больше не сыграв ни одной игры вместе», — рассказал Александр.

После этого было еще несколько крупных турниров, а затем Blizzard анонсировали HGC. Как кажется Stalk, таким образом компания хотел контролировать качество турниров и трансляций, задать высокую планку. Но совсем забыла о тех игроках, которые не смогли пробиться в лигу. Среди них оказался Александр.

Для таких игроков, как он, Blizzard создала Open-дивизион — способ попасть в основную лигу HGC через серию квалификаций. В течение 4-5 месяцев молодые команды играли свою собственную лигу, где зарабатывали очки и немного призовых. По сумме баллов за семь недель составы отбирались в плей-офф, а затем сталкивались с худшими представителями HGC, чтобы побороться за место в высшей лиге. Со стороны это выглядит как отличный способ развития киберспортивной сцены, но на деле это никак не помогло.

За семь турниров за полгода Blizzard разыгрывали $7 тыс. Команде, одержавшей победу на неделе, доставался приз в $600. На пятерых человек. Прожить на эти деньги было невозможно. Со временем Open-дивизион превратился в рулетку, где команды не развивались, а просто собирались на одну две недели, чтобы попытать удачу и, возможно, выстрелить.

Александр постоянно пробовал свои силы в Open-дивизион, в надежде пробиться в HGC. Постепенно игроков, которые также верили в успех, становилось все меньше. Они теряли мотивацию, потому что даже если ты проходишь стадию плей-офф, то дальше тебя ждут команды из HGC. Те, кому не нужно было стримить, как Stalk, или искать работу, чтобы обеспечивать себе средства к существованию. Но при этом он продолжал получать удовольствие от игры.

«Цена ошибки в этой игре крайне велика. Нет возможности выкупиться, бараки не восстанавливаются. Все зависит от каждого конкретного момента — и это очень интересно. И ты занят не тем, что ты набираешь преимущество по золоту или собираешь артефакты. Ты ищешь мелкие ошибки соперника, кторые ты можешь превратить в свое преимущество и за счет этого победить. И очень жаль, что Blizzard не смогли донести это до масс».

Ситуацию могли спасти сторонние турниры, но Blizzard создала слишком строгие условия для их проведения. Постепенно организаторы отказались от этой затеи. Для игроков остались только еженедельные турниры от ESL, где можно было выиграть по 100 евро на команду. Ко второму сезону HGC интерес турнирных операторов спал настолько, что играть просто было негде. По информации Liquipedia в 2018 году составы из СНГ могли сыграть только на одном стороннем чемпионате — Agon League с призовым фондом в 15 тыс. рублей.

«Blizzard нужно было продумать какую-то систему, чтобы игроки из Open-дивизиона тоже могли существовать. Это бы только увеличило конкуренцию на сцене. И не только в опен-дивизионах, но и в самой HGC, потому что тогда игроки там понимали бы, что их поджимают сзади», — объясняет Александр.

Теперь же не осталось и HGC — последней надежды киберспортсменов в HotS. Но именно закрытие лиги вызвало подъем в сообществе и желание заниматься сценой изнутри. Heroes Lounge решила организовать свою собственную лигу — Division S. Она задумана как чемпионат для топовых европейских и американских команд, призовой фонд которой собирает само сообщество. На текущий момент в копилке турнира $15 тыс. — сумма, далекая от HGC, где за последнее место команды получали $50 тыс. и достойную зарплату. Но игроки хотят участвовать, кастеры — комментировать, а оставшееся вокруг игры сообщество — смотреть.

Stalk тоже планирует принять участие в этом турнире, если будет такая возможность. Но все это уже не ради денег и киберспортивной карьеры. Сейчас он намерен возвращаться в Dota 2, хоть и все еще любит HotS.

«Они не имели морального права вот так закрывать эту лигу. Но ведь сама игра-то не виновата. Она все также интересна и притягательна. И если есть возможность отдать какие-то последние почести этой игре еще одним турниром, то почему бы и нет?»

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент