Все новости
Яна Медведева
«В Европе все друг с другом переиграли. Теперь им нужны кадры из СНГ»
Максим Shachlo Абрамовских — о потере мотивации, выступлении в одной команде с чемпионом TI и результате квалификации на DreamLeague Major.
Киберспорт / Dota 2

Прошедшая квалификация на DreamLeague Major в Европе оказалась особенно интересна для зрителей из СНГ. Сразу несколько игроков из России и Украины присоединились к составам из соседнего региона. Одним из них стал Максим Shachlo Абрамовских, который играет в The Real Deal. Мы пообщались с ним, чтобы узнать, чем он занимался последние месяцы и как попал в европейскую команду.

— После Comanche вы немного пропали из виду и переходили из стака в стак. Расскажите, как в это время складывалась ваша карьера?
— На самом деле, стоит начать с того, что происходило в самом Comanche. Получилась не самая приятная история. Нам не выплатили никаких денег, нас водили за нос в течение 3 месяцев и прикрывались контрактами, условия которых организация не соблюдала. Когда мы поняли, что денег нет, мы просто развалились.

Затем постепенно на разных отборочных начал появляться микс «Сложный мемас». В прошлом DPC-сезоне было много квалификаций на мэйджоры и майноры, и я пытался собрать что-то свое со своими друзьями. Два раза мы добивались переменных успехов. Сначала с 633 и yol, когда мы прошли в финал закрытых квалификаций. Состав этот собрал еще sQreen, но так получилось, что с ним мы попрощались еще в самом начале. Мы достигли с этой командой каких-то результатов, и после этого yol позвали играть в Clutch Gamers в Азию. У нас были проблемы с поиском спонсора, и он принял правильное решение, поехав играть под крылом организации.

После этого мне пришлось пересобирать команду. 633 у нас тоже украли, он ненадолго ушел играть в Gambit. То же самое случилось и после квалификаций на DreamLeague, когда нам второй раз удалось засветиться. Тогда мы играли с Velheor, и в итоге у нас его угнали в Na'Vi.

Держать микс, который показывает переменный успех, было очень сложно. Игроков у тебя постоянно забирают в какие-то именитые организации.

— Результатов особых не было, игроков угоняют. Что заставило вас остаться на про-сцене?
— Так получилось, что я с командой прошел квалификацию на Чемпионат России. Там мы заняли 1 место. Я получил такой прилив уверенности и мотивации после этой победы! Все же, это LAN-турнир — и победа там ощущается немного иначе.

— В эти месяцы, когда не удавалось зарабатывать на призовых, вы подрабатывали где-то еще?
— Нет, я жил на свои сбережения. Мало-помалу, но хватает.

— Можно ли в такие периоды зарабатывать на стримах в СНГ, если вы не топовый игрок?
— Я думаю, что стрим — это гринд. Если ты будешь запускать трансляцию каждый день в одно и то же время и стримить от двух-трех часов, то в итоге у тебя появится своя аудитория, какой бы у тебя ни был контент. А значит и заработок. Если, конечно, у тебя есть какая-то база. Но я ловлю себя на мысли, что если я и буду стримить, то я хочу, чтобы контент был хороший. А на это у меня хватает одного стрима в месяц — и вдохновение кончается.

— Что для вас качественный контент?
— Он может быть разный. Могу как-то удивить зрителя. Главное, чтобы было вдохновение на это занятие. Когда я чувствую, что стрим будет с позитивным настроем и я сам получу от него удовольствие. Только тогда я запускаю трансляцию. А когда настроения нет, обычно хочется просто поиграть в дотку, чтобы ничего не отвлекало.

— The Real Deal — это не первая ваша европейская команда. Как складывался предыдущий опыт?
— Первый раз я попал в европейскую команду очень давно. Я не назову полностью состав, но точно помню, что там был Arise. Это было после того, как меня кикнули из PR. Успехов там особых не было, так что и вспоминать об этом не стоит. И относительно недавно, год или полтора назад, я играл с греками вместе со Spartan и Thug. Но в тех коллективах я чувствовал себя не в своей тарелке. Не было никакого комфорта в игре, да и преодолеть языковой барьер было намного сложнее.

— Вы подтянули английский или просто люди в этот раз другие?
— Возможно, и то, и то. Английский особо не подтягивал, но в этот раз все как-то естественно и комфортно. Возможно, из-за того, что есть второй русский игрок. А может и потому, что сами игроки более понимающие.

— Как сформировался этот состав The Real Deal и на каком этапе в него попали вы?
— Все началось с того, что этим летом я не играл в доту. Растерял мотивацию, подустал и решил отдохнуть. После перерыва я понял, что я немного «заржавел» в плане доты. И чтобы вернуться в форму, начал играть чуть ли не по 20 игр в день. Изначально у меня были проблемы с рангом, я падал до топ-500, но постепенно нашел комфортных героев и внезапно оказался в топ-4 региона в матчмейкинге. Даже для меня самого это было сюрпризом.

Как бы глупо это ни звучало, но как только я попал в топ-10, срезу несколько команд предложили мне места у себя в составах. Среди них была одна русскоязычная команда и два европейских микса. И один из них как раз состоял из бывших игроков Bursaspor Esports, а теперь это The Real Deal.

— Почему вы выбрали именно The Real Deal?
— Изначально я играл с миксом Underdogs: отчасти это игроки «Сложного мемаса», и отчасти игроки Underdogs с осени прошлого года. Но спонсорская поддержка пропала, и никто из игроков не захотел продолжать играть. В итоге я выбирал между двумя европейскими миксами. Один из них — сегодняшние Vikings. А второй — трое игроков Bursaspor Esports и Miposhka. Выбор пал на них, потому что играть с ними было комфортнее и приятнее.

— Может быть, вы знаете, как туда попал Ярослав Miposhka Найденов?
— Когда меня звали туда в первый раз, о Miposhka речи еще не было. Для меня самого это было сюрпризом. В команду он попал в последний момент. Видимо, когда Empire анонсировали свой состав без Miposhka, менеджер Real Deal решил написать ему. Им не хватало капитана и драфтера, и они решили остановиться на его кандидатуре. Мы даже тестились в первый день вместе.

— Сейчас многие европейские команды обращают внимание на СНГ-игроков. Как вы думаете, с чем это связано?
— Я сам задавался таким вопросом, так что решил спросить у них самих.

Они ответили, что в Европе мало игроков, и они все друг с другом переиграли. Так что теперь нужны кадры из СНГ и стоит пробовать играть с ними.

Весь процесс проходит достаточно естественно. В СНГ ведь та же самая ситуация. Вот я, наверное, переиграл уже практически со всеми. Теперь мне проще играть с европейцами, потому что у меня нет никаких отношений с этими игроками, ни плохих, ни хороших. Чистый лист и только деловые отношения — это плодотворно влияет на игру.

— Вы считаете, что дружба мешает команде?
— Сейчас мне кажется, что это должны быть хорошие рабочие отношения. Они не должны быть накаленные, но особо друзьяшками вы тоже быть не должны. Мне кажется, это приводит к деградации. Судя по опыту «Сложного мемаса», дружеский троллинг может переходить границы, когда игрокам становится некомфортно. Вроде бы все смеются, а кто-то сидит с кислым лицом.

— Когда собиралась Real Deal, какие планы у вас были: серьезно работать на развитие или просто попробовать вместе поиграть квалификации, а там как пойдет?
— Если честно, то лично я очень сильно мотивирован. Думаю, что мой возрастной пик киберспортсмена уже прошел, так что если я не буду стараться сейчас, то когда мне вообще стараться? У меня были проблемы с нехваткой мотивации до этого, и я решил, что это больше не должно больше мешать. Теперь я должен отдаваться на все 100%.

Если честно, я даже не думал, какие мы ставим перед собой цели. Каких-то планов от менеджмента тоже не было. Но я просто хотел показывать лучшую доту, на которую я способен. Надеюсь, что и мои тиммейты тоже придерживаются такого же подхода.

— Многие игроки, которым выдалась возможность поиграть в одном составе с европейцами, рассказывают о том, насколько они профессиональней и серьезней подходят к делу. Это так?
— Сложно ответить. Я читал интервью DkPhobos, где он рассказывал, что европейцы очень любят обсуждать игры. И в моей команде то же самое. Мы очень долго можем разбирать матчи — и этот процесс продуктивен, он приносит свои плоды. Я замечаю, что благодаря этому мы очень быстро адаптируемся и приспосабливаемся к мете.

Но мне кажется, что это вопрос не менталитета. Я думаю, и в СНГ есть трудолюбивые игроки, которые точно также подходят к игровому процессу. Возможно, людям просто не везло оказаться с ними в одной команде. Или в Европе процент таких игроков, которые более серьезно подходят к игре, выше. Но пока что у меня впечатления только положительные.

— Когда играете с Джерри EGM Лундквистом, чувствуете, что играете с чемпионом TI?
— Да, однозначно. У него действительно профессиональных подход. Возможно, в каких-то моментах он не идеально нажимает кнопки, но он никогда не теряется в игре. Я даже не знаю, как это правильно описать. Есть у него какая-то аура чемпиона, я чувствую ее. EGM вообще один из самых приятных людей, с которыми я когда-либо играл в доту. Он рассказывал, что после победы на The International тоже терял мотивацию, но сейчас я вижу, что он хочет побеждать.

— В первой же карте региональной квалификации вы обыграли Team Liquid. Какие были ощущения?
— Если честно, Liquid в той игре по драфту просели. Мне кажется, что они сами себя перепикали. Они сделали несколько ошибок, и благодаря этому нам достаточно легко было выстроить наш пик. Поэтому и игра для нас оказалась не слишком сложной. В двух следующих картах они сделали работу над ошибками, и взяли верных героев.

Когда играешь, особых ощущений нет. Они появляются только после игры. Конечно, всегда приятно побеждать, тем более против тир-1 команд. Но как-то это приятное ощущение быстро закончилось, особенно на второй карте.

— Матч против Alliance был самым простым для вас. Как вы считаете, что происходит с этой командой и с чем связан такой спад?
— Мне кажется, что они не адаптировались по ходу турнира. Они еще не влились в новый патч. Им нужно еще поиграть и потренироваться. У них хорошие игроки в плане личного скилла, и у них есть капитан Insania — у них есть все, чтобы побеждать. Это просто был не их день. И, возможно, они не сделали правильных выводов из своих последних матчей.

— Расскажите, что случилось в третьей карте против Vega? Ведь победа была уже очень близка.
— Все получилось очень неудачно! У них остался ренжевой барак на один удар. Winter Wyvern нажимала тревела второго уровня на Chaos Knight, а CK в это время нажал Phantasm. И WW просто осталась на базе. Я не знаю, как еще более неудачно можно было проиграть эту игру. На самом деле, мы должны были выигрывать и вторую карту против Medusa, но закинули, после чего закономерно проиграли.

— Вы считаете, что это скорее неудачное стечение обстоятельств или заслуженное поражение?
— Любое поражение заслуженное. Были моменты, завязанные на неудаче, но если бы мы отыграли лучше, то победили. Всегда можно лучше, всегда есть пространство для роста.

— Это поражение не подкосило команду?
— Нет, на самом деле сохранили хороший моральный настрой после квалификаций на DreamLeague. Несмотря на финальный итог, мы показали достойную игру.

Нельзя сказать, что мы довольны именно результатом, но если учитывать возраст нашего коллектива и имена, которые участвовали в закрытой квалификации в Европе, то мы выступили хорошо. Мы дали бой тир-1 коллективам, мы показали, что мы можем сражаться с ними — и это нас греет.

Теперь мы будем играть открытую квалификацию на майнор. С нами же там будут Alliance, The Final Tribe — будет с кем подраться. Bo1, конечно, «це рулетка», но я думаю, что все будет хорошо. Мы все время выигрываем первую карту, так что у нас есть шансы. Не то чтобы я радовался bo1, просто ищу позитивные моменты!

— По вкусу ли вам текущая мета оффлейнеров? Чувствуете ли вы себя свободней в сложной линии?
— Если честно, мета не особо поменялась. По сравнению с 7.20 оффлейнеры просто перестали быть ауроботами. Если раньше на любом герое со сложной ты собирал как минимум три ауры, то сейчас у тебя есть пространство, чтобы взять артефакты для себя. Пуш мета ослабла, поэтому игры переходят в лейт. Но особой свободы в оффлейне я не чувствую, тем более в отношении лайнинга.

Если честно, в 7.20 я немного страдал с пулом героев. Персонажи, на которых я хочу и могу играть, были не в мете. Но сейчас они все потихоньку возвращаются. Doom, Night Stalker — я люблю этих героев.

— Откуда в регионе появилась идея Chaos Knight в сложной и в чем она состоит?
— У этого пика есть небольшая предыстория. Мы играли тренировочный матч против NiP, и они нас просто уничтожили 2 по 20. Мы тогда подумали: «Неужели мы так плохо играем?». И немного приуныли. А потом увидели, как NiP обыгрывают Secret 2:1, и поняли, что не все так просто. Когда мы играли против них скримы, мы прям почувствовали, что такое тир-1. И как раз тогда у 33 мы подсмотрели этого оффлейн-CK.

Во-первых, ему снизили кулдаун его пассивки. Это позволяет ему выживать на линии. Ты можешь брать меньше регена на здоровье, больше на ману, и ты можешь спокойно стоять на линии. К тому же сейчас большая проблема состоит в том, что в мете очень мало оффлейнеров со станом. И CK эту нишу заполняет. Это такая замена Sven, который уходит в первых банах.

— Каких еще нестандартных героев вы бы хотели опробовать в сложной линии?
— Мне казалось, что Shadow Demon может быть хорошим героем для сложной линии. Я его брал в каждом паблике, мне очень нравится играть на нем. И тут неожиданно он приходит в мету, неожиданно мы его пикаем — и я иду на нем в оффлейн. И это та первая игра против Vega, которую мы выиграли за 20 минут и не испытали никаких проблем.

Shadow Demon закрывает всех метовых керри. По крайней мере, он делал этот в прошлом патче. Он хорош против TB, которого очень часто пикали, сейчас он хорош против Luna. И самое главное — против Lifestealer, который уже везде в первых пиках. SD против него силен за счет своего ультимейта.

— Киберспорт — ваше единственное дело или вы занимаетесь чем-то еще, подготавливая «плацдарм для отступления»?
— Если я и начну чем-то заниматься, то это будет какая-то медийка около доты. Это либо личные стримы, либо студия аналитики. Ну чем может интересоваться человек, который всю жизнь играл в доту? С этим могут возникнуть проблемы, кругозор не очень большой. И вот я вижу этот мир вокруг себя, и, пожалуй, я в нем и останусь. Пока планы такие.

— Если бы вам пришлось сменить профессию здесь и сейчас, то что бы это было?
— В детстве я хотел стать водителем большого грузовика. Может быть, я бы сел в большой грузовик и поехал! Ничего амбициозного мне в голову не приходит. Не хочу быть ни космонавтом, ни пожарным.

Если мы говорим о любой профессии, то я бы занялся какой-то наукой, если бы у меня был багаж знаний. Физика, астрофизика… Или большой грузовик!

— Когда выключается интернет или свет, что вы делаете?
— Если выключается интернет, то звоню провайдеру. Если выключается свет… Если светло, то иду гулять, если темно, то иду спать! У меня нет каких-то конкретных увлечений. Если есть возможность, то я иду и чиню что-то в своем доме: где-то, может, кран потек, где-то что-то подтянуть надо. Занимаюсь своими мужскими обязанностями.

— В 2015 году в интервью вы говорили, что в 25 нужно уже задумываться о медийке и заканчивать карьеру. Но вот вы все еще здесь и продолжаете играть. Что изменилось?
— Это как в детстве! Когда тебе 10 лет, ты смотришь на 20-тилетних и думаешь: «Ой, какие дядьки ходят!». Когда тебе 20 лет, ты смотришь на 40-летних и думаешь: «Какие старики!». Тут то же самое. Проходит время, а начинка твоя не меняется. Ты какой есть, таким и остаешься. Это какой-то внутренний обман. В плане желания играть у меня ничего не поменялось. Пока мне здоровье позволяет, я хочу этим заниматься. И пока что так и есть.

Если честно, сейчас я вдохновляюсь дедушкой Fear. Если он может играть, то почему я не смогу?

Dota 2 •••
Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент