Пирес: на мне успели поставить крест
Текст: Марк Воронцов

Пирес: на мне успели поставить крест

Получивший разрыв крестообразных связок за неделю до старта Примеры, французский легионер "Вильярреала" Робер Пирес возвратился в строй и уже успел стать лидером своего клуба.
2 мая 2007, среда. 17:25. Футбол

Получивший разрыв крестообразных связок за неделю до старта чемпионата Испании,
французский легионер «Вильярреала» Робер Пирес возвратился в строй и уже
успел стать лидером своего клуба.

— Как вы себя чувствуете?
— Я в полном порядке. Вот уже полтора месяца, как вернулся на поле – тренируюсь
и играю в полную силу. Я горжусь тем, что сделал за последнее время. Мне ведь 33
года. В таком возрасте уже заканчивают с футболом. Особенно, когда получают серьёзные
травмы. Поэтому многие успели поставить на мне крест.
— Каким образом вам удалось не сломаться морально после того, что с вами случилось?
— К счастью или к несчастью, вот уж действительно не знаю, как будет правильней,
у меня уже имелся опыт точно такой же травмы в 2002 году. Пять лет назад я пропустил
из-за неё чемпионат мира. Теперь я получил её после того, как решил круто изменить
свою карьеру – перебраться из Англии, где я отыграл шесть сезонов, в Испанию. Трудней
было сейчас, поскольку для профессии футболиста я уже не молод и понимал, что времени
впереди осталось совсем мало. Но я очень хотел вернуться в футбол, и это желание
помогло мне справиться с бедой.
— Что самое неприятное при подобных травмах?
— Отсутствие возможности тренироваться вместе со всеми, когда ты уже вроде бы здоров.
Процесс набора формы длится очень долго. Ты приходишь на тренировку, но занимаешься
по индивидуальной программе – отдельно от остальных футболистов. Это тяжело психологически,
поскольку ты всё ещё чувствуешь себя вне команды. И так проходят недели, месяцы.
— Помните свои ощущения, когда в первый раз вышли на поле?
— Ощущения действительно были такие, как будто мне предстоит дебют в футболе. Я
был заявлен на кубковый матч с «Реалом Сосьедад», и полтора тайма не находил себе
места на скамейке запасных. А когда меня выпустили на замену, я был подобен 18-летнему
юноше. Носился по всему полю, старался успеть везде и, конечно же, очень быстро
выдохся.

— У вас великолепная статистика выступлений за «Вильярреал» — два гола в пяти
матчах. Один из них – в ворота «Барселоны».

— Особенно важным был тот, который я забил каталонцам. Ведь свой последний официальный
матч перед травмой я сыграл именно против «Барсы» — в финале Лиги чемпионов.

— В «Вильярреале» вы играете на позиции Рикельме?
— К сожалению, Хуан уехал, и наш президент Фернандо Ройг ещё зимой сказал, что рассчитывает
на меня. Играть в центре для меня непривычно. Но, с другой стороны, эти перемены
послужили дополнительным стимулом. Всегда интересно научиться чему-то новому.

— Каковы успехи?
— О моём переводе с фланга в центр мы говорили ещё прошлым летом. В атаках я участвую
чаще, а вот в обороне приходится отрабатывать реже. Так что работа центрального
полузащитника оказалась не такой уж пыльной.

— Можно ли говорить, что в вашей карьере наступил абсолютно новый этап?
— Пожалуй, да. Новая страна, новый чемпионат, новая жизнь. Испанская примера заметно
отличается от английской Премьер-Лиги.

— Перейти из «Арсенала» в «Вильярреал» — разве не согласиться на понижение в
классе?

— В табели о рангах, «канониры», конечно же, стоят выше моего нынешнего клуба. Но,
давайте будем откровенны, «Вильярреал» — идеальный вариант, чтобы спокойно играть
в футбол и ни о чём не волноваться. Я, прежде всего, говорю об условиях жизни. Солнце,
море, фрукты, твоя семья в восторге. Словом, у нас есть все
предпосылки, чтобы добиться успеха на профессиональном поприще. В Лондоне многое
было по—другому.

— После относительно успешных сезонов «Вильярреал» идёт в середине турнирной
таблицы.

— Во-первых, от нас ушли два ключевых футболиста: Хуан Пабло Сорин подписал контракт
с «Гамбургом», а Рикельме не играл из—за конфликта с руководством команды. Во-вторых,
два других очень важных для нас футболиста – Гонсало Родригес и Нихат, как и я,
перенесли операции на крестообразных связках колена и пропустили по шесть-семь месяцев.
Поэтому «Вильярреалу» повторить прошлогодний результат было тяжело. Наша цель сейчас
– получить путёвку в Кубок Интертото.
— Когда вы подписывали контракт с «Вильярреалом», на что рассчитывали в плане турнирных
показателей?

— Я знал, что команда не испытывает проблем с деньгами, у неё очень амбициозный
президент, поэтому предполагал, что она будет бороться за путёвку в Лигу чемпионов.
Я же не думал, что в итоге «Вильярреалу» придётся играть без Рикельме, Сорина, Нихата,
Гонсало Родригеса. Но это часть футбола. Жизнь любого клуба состоит из таких вот
неожиданных поворотов.

— Вы знаете, что «Метц», в котором вы 15 лет назад начинали карьеру, возвращается
в первый дивизион?

— Я внимательно слежу за выступлениями своего родного клуба и радуюсь его успехам.

— Говорят, вы обещали повесить бутсы на гвоздь в качестве футболиста «Метца».
Это правда?

— Ради Бога, увольте меня от ответа на этот вопрос. Мой контракт с «Вильярреалом»
рассчитан ещё на один сезон. Тогда и посмотрим. Но в принципе я открыт для любого
предложения. Если «Метц» сочтёт нужным пригласить меня, то я буду вести с ним переговоры.

— Но вы сказали, что жизнь в Вильярреале – это сказка. Зачем же возвращаться
в Метц?

— Здесь на первый план выходит сентиментальный аспект. Благодаря «Метцу» я стал
классным игроком. Возвращение в родную команду – это красивое признание по отношению
к тому, кто сделал из тебя профессионального футболиста. Кстати, несколько дней
назад мы говорили по телефону с президентом «Метца» Карло Молинари. Он каждый раз
повторяет, что двери его клуба для меня всегда открыты.

— В глубине души надеетесь ещё хотя бы раз сыграть за сборную Франции?
— Уверен, этого не случится. Не надо обманывать самого себя. Приятно, что болельщики
хотят видеть меня в национальной команде. Я, как настоящий солдат, готов выйти на
поле и умереть за сборную Франции. Но решать, бросать ли меня в бой, должен генерал
– Раймон Доменек. Такова моя философия.

— Убеждены, что Доменек о вас не вспоминает?
— На двести процентов. Если бы вспоминал, то уже позвонил. Хотя бы, чтобы поинтересоваться,
как дела. Доменек давно сделал свой выбор и работает с определённым кругом игроков.
Не удивлюсь, если он даже не знает, где я сейчас играю!

По материалам французской прессы.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
22 июня 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Игра сборной России против Португалии вас...
Архив →