Мандрыкин: что, я никогда со "Спартаком" не играл?
Текст: Владислав Денисов

Мандрыкин: что, я никогда со "Спартаком" не играл?

Эксклюзивное интервью с резервным вратарём ЦСКА Вениамином Мандрыкиным, которому после тяжёлой травмы Игоря Акинфеева суждено стать номером один армейской команды.
7 мая 2007, понедельник. 15:35. Футбол

Эксклюзивное интервью с резервным вратарём ЦСКА Вениамином Мандрыкиным, которому после
тяжёлой травмы Игоря Акинфеева суждено стать номером один армейской команды.

— Веня, знаете уже про Акинфеева?
— Да, «кресты»… (так в футбольном обиходе называют травму крестообразных связок
– прим. ред.) Очень тяжёлое повреждение.

— Теперь вся надежда армейских болельщиков на вас.
— Что могу сказать? Я в себе уверен.

— Но лучше, наверное, чтобы следующая игра у ЦСКА была не со «Спартаком»? А
то не играли, не играли, и сразу такое испытание.

— Ну и что? Я что, в первый раз на поле выйду? Поверьте, специально страх на
себя нагонять не собираюсь. Что я, никогда со «Спартаком» не играл?

— Но ведь серьёзной практики у вас давно не было.
— Ну и что? Всё нормально со мной, не переживайте.

— Что скажете о матче с «Ростовом»?
— Игра нам давалась. Ничего не предвещало нервной концовки. И тут – такие
повороты. Замена вратаря – это всегда сумбур. К тому же, красную карточку получил
Вася Березуцкий.

— Какая была первая мысль, когда вы поняли, что вам предстоит выйти на поле?
— Поначалу я всерьёз тот момент не воспринял. Думал, у Игоря обычный ушиб. Но
потом стало ясно, что я ошибся. О чём думал? Да ни о чём таком не думал. Надо,
значит надо.

— Не испугались?
— А чего бояться-то? Я же ведь не юниор. Конечно, волнение было. Но страха –
точно нет.

— Сколько времени прошло, прежде чем вы почувствовали себя в «своей тарелке»?
— В таких ситуациях, когда вынужденно выходишь на поле в самой концовке, в
«своей тарелке» себя почувствовать сложно. Чтобы такие ощущения появились, надо
основательно размяться перед игрой. У меня же как таковой разминки не было. Так,
поперекидывал мяч… Это всё несерьёзно. Просто надо понимать, что вынужденная
замена вратаря – это момент из разряда ЧП.
 
— Что партнёры сказали, когда выходили на поле?
— Мы с защитниками похлопали друг друга ладошками. Таким образом они выразили
мне свою поддержку. Делаем ведь одно дело. И хотим, чтобы все мы хорошо играли.

— Как прокомментируете эпизод с пропущенным голом?
— Я стоял на ближней штанге. Футболист «Ростова» сделал передачу, которую я
никак не мог прервать. А на дальнюю штангу уже не успевал. Вот так (вздыхает).

— Перед этим вас выручил Шемберас.
— Да, момент был похожий. Я тоже уже не дотягивался до мяча. Такие моменты часто
бывают в футболе. На дальней штанге вратаря должны выручать полевые игроки.

— Газзаев после матча что сказал: похвалил, поругал?
— Хвалить точно не за что было. Мы ведь не выиграли. Но и критики в свой адрес я
не услышал. Газзаев сказал обычные слова: «Готовьтесь к следующей игре».

— Теперь вы готовитесь в статусе основного вратаря. А ведь по сути три года
были резервистом. Неужели вас устраивал такой статус?

— Конечно, не устраивал. Просто не было нормального предложения, которое
устроило бы всех – и меня, и ЦСКА, и клуб-покупатель.

— Знаю, вами в своё время интересовались «Рубин» и «Химки».
— Про «Рубин» я слышал. Однако там клубы в последний момент не сошлись в цене.
Насчёт предложения «Химок» у меня информации нет.

— И вопрос напоследок. Тяжело ведь будет заменить Акинфеева с учётом его
репутации и значимости для команды?

— Я выйду на поле не заменять Акинфеева, а играть, как умею. Подражать кому-то я
не собираюсь. У меня есть свои способности. Если я буду их проявлять, этого
будет достаточно.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 апреля 2017, воскресенье
22 апреля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Как вы оцениваете судейство в матче "Зенит" - "Урал"?
Архив →