До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: Иван Батырев

Новые подробности в "деле "Юве"

Экс-управляющий "Ювентуса" Маурицио Капобьянко в интервью La Repubblica сделал скандальное заявление, раскрыв подробности работы печально известного дуэта Лучано Моджи и Антонио Джираудо.
Футбол

Бывший управляющий «Ювентуса» Маурицио Капобьянко в интервью La
Repubblica сделал скандальное заявление, в котором раскрыл некоторые
подробности работы печально известного дуэта руководителей Лучано Моджи
и Антонио Джираудо. Бывшие боссы «Юве» сыграли главную роль в
коррупционном скандале в итальянском футболе прошлым летом, в результате
которого бьянконери были лишены двух чемпионских титулов и отправлены в
Серию Б.

«Всё, о чём я говорю, я могу подтвердить при помощи документов» – таковы
первые слова Капобьянко. – Я начал работать в «Ювентусе» в 1984 году,
когда президентом был Джанпиеро Бониперти. Это была исключительная
личность. В 2005 году мои отношения с Джираудо испортились, что вынудило
меня покинуть клуб". Капобианко впервые раскрывает такие подробности, как
денежные суммы, которые выплачивались судьям, и схема, по которым эти
выплаты происходили.

«Только на начало 2005 года мне известны 4 случая, когда были выплачены
деньги двум судьям, функционеру футбольной федерации и члену ревизионной
комиссии», – сообщил Капобьянки.

— О каких средствах идёт речь?
— Это любые средства, которые легко перевести в денежный эквивалент. И
передавались они не лично, а через третьих лиц или третьи структуры,
имеющие прямой выход на арбитров.

— Когда всё это началось?
— С приходом на руководящие посты Моджи и Джираудо в 1995 году.

— Каких конкретно арбитров это касается?
— В данный момент я не хочу называть имена.

— А какова была стоимость подобных услуг?
— 20-25 миллионов лир за одну игру.

— По итогам расследования стало известно, что бывшие руководители
судейского корпуса Бергамо и Пайретто были в отличных отношениях с
«Юве»…

— Насчёт Бергамо не знаю, но Пайретто чувствовал себя в «Ювентусе» как
дома.

— И какие же «подарки» он получил?
— Я не намерен сейчас говорить об этом. Я хочу лишь пролить свет на всю
эту историю. Что касается Пайретто, могу сказать вот что: в 2000 году он
сам поднял шум вокруг часов «Ролекс», подаренных ему «Ромой», однако
осенью 99-го от «Ювентуса» он получил автомобиль, и я что-то сомневаюсь,
что он его вернул.

— Почему вы решили говорить именно сейчас?
— Потому что у этого коррупционного скандала есть своя предыстория.
Только сейчас я понял смысл тех деталей, что видел до того, как
разгорелся скандал. И только сейчас я понимаю, что в итоге была омрачена
репутация клуба, имеющего славную 100-летнюю историю. В этом скандале
помимо судий приняли участие и журналисты, и высшие инстанции.

— Начнём с журналистов?
— Что касается журналистов, то у «Ювентуса» давние традиции по «обработке»
представителей «четвёртой власти». Порой, чтобы заручиться поддержкой
того или иного журналиста, в начале сезона объявлялось о начале некоего
проекта, в который включали и его, а летом, если «Юве» становился
чемпионом, клуб сообщал, что лучшие идеи проекта будут реализованы, а их
авторам выплачивали деньги. Разумеется, сами эти проекты так никогда и
не осуществили.

— Премия за чемпионство для журналистов. Были ли эти факты упомянуты во
время разбирательств по делу «Кальчополи»?

— Да, отчасти. «Ювентус» не был замешан напрямую, поскольку действовал
через фирму «Семана», образованную в 2003 году Джираудо, и доля клуба в
которой составляла 30%. Однако об этой фирме говорили мало, хотя через
«Семану» Моджи и компания вопреки закону Пизану финансировали и фанатские
группировки. В расходах фирмы можно найти чеки на тысячи евро за матч,
шедшие на организацию хореографии на трибунах, плакаты, флаги и т.п.

— Чем конкретно занималась «Семана»?
— Она реально контролировала всё происходящее около стадиона и на нём.
До моего ухода в 2006 году у них были цены на 20% выше обычных, что
было, однако, предусмотрено контрактом с «Ювентусом». Напомню, что 30%
акций «Семаны» принадлежало клубу, остальные же 70 – непосредственно
Джираудо.

— Работает ли сейчас эта фирма?
— Мне кажется, да. Джираудо по-прежнему принадлежит 2% акций «Юве», что
делает его одним из крупнейших акционеров бьянконери. Помимо него, в
управлении клуба остался и Роберто Беттега, неизменный партнёр Моджи и
Джираудо, принимавший участие во всех совещаниях с ними. В данный момент
все решения принимает Алессио Секко, который раньше не мог и пальцем
пошевелить без согласия на то Моджи. Та же ситуация и с директором по
персоналу Сорбоне. Ренато Опецци остаётся правой рукой Джираудо.
Финансовый директор Микеле Берджеро и директор по маркетингу Фассоне
тоже остались на своих постах. Так о каком же «новом „Ювентусе“ Коболли»
можно говорить, если вся мафия осталась на своих местах?

— Бертолини – это он ездил в Швейцарию, чтобы купить специальные
сим-карты для Моджи?

— Да. Он всё ещё там. Осенью 2006 он был отмечен на сайте клуба как
официальный наблюдатель. Хотя, я вам говорю – этот человек напрямую
замешан в самом грязном скандале в истории нашего футбола.

— Вы что-нибудь знаете об этих сим-картах?
— Кое-что слышал. Однажды бывшая начальница администрации, госпожа
Гастальдо сказала мне: «Что этот Бертолини делает со всеми теми
швейцарскими сим-картами?». Она было отчаялась, ведь Бертолини, получив
очередное задание от Моджи, постоянно приходил к ней забрать 3-4 тысячи
евро наличными и уезжал в Швейцарию без всяких объяснений, что создавало
большие проблемы для бухгалтерии. А синьора Гастальдо, исключительно
честная женщина, предлагала мне продать часы и другие подарки клуба,
чтобы заполнить брешь в бюджете.

— Что за странная история связывает «Ювентус» и часы?
— За 10 лет, проведённые в клубе, я видел, как в клуб присылали сотни
часов самых престижных марок. Они предназначались в основном
дружественным журналистам, а также игрокам и персоналу.

— Видели ли Вы когда-нибудь спортивного директора «Мессины» Фабиани,
который вместе с Моджи проводил работу с судьями?

— Фабиани был членом «семейства», очень близким к Моджи. Я даже не
исключаю, что они родственники. Когда он приезжал в Турин, в его
распоряжении находился офис молодёжного сектора «Юве», который он
использовал как свой. Кроме того, «Ювентус» подарил ему автомобиль.

— Как обстояли дела с футбольными инстанциями?
— Моджи и Джираудо позволяли себе в футбольной федерации страны всё, что
хотели. Я был потрясён случаем, произошедшим в 1997 году, когда УЕФА
обнаружила положительную пробу на допинг у одного футболиста, употреблявшего
марихуану. Об этом было сообщено в федерацию футбола, и всё на этом
закончилось.

— После такого интервью наверняка Вы не будете пользоваться
популярностью в Турине?

— Первые 10 лет, проведённые в «Ювентусе» были самым лучшим периодом в
моей жизни в профессиональном плане. Считаю, что говорить правду после
этого – мой долг.

По материалам La Repubblica

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент