Юханссон: досадно, что меня обманули
Текст: Николай Петросян

Юханссон: досадно, что меня обманули

Недавно Леннарт Юханссон сложил с себя полномочия президента УЕФА. В своём интервью он рассказывает о творческих планах после того, как на протяжении 17 лет руководил европейским футболом.
17 мая 2007, четверг. 10:56. Футбол
Недавно Леннарт Юханссон сложил с себя полномочия президента УЕФА. В своём интервью он рассказывает о творческих планах после того, как на протяжении 17 лет руководил европейским футболом.

— Какое самое важное изменение произошло в футболе после 1990 года, когда вы были избраны на пост президента УЕФА?
— Одним из самых значимых изменений стало увеличение количества национальных сборных. В 1990 году в организацию входили 32 ассоциации. После распада Советского Союза и Югославии число членов достигло пятидесяти двух, и ещё две страны готовятся присоединиться к УЕФА. Трудно управлять кораблём, когда имеешь дело с таким количеством представителей различных культур и религий. Я пытался выслушать все точки зрения, потому что не люблю авторитарный подход к работе.
Тем не менее самым важным изменением, конечно, является увеличение вкладываемых в футбол финансовых средств. Когда я вступил в должность, УЕФА имел 7 служащих и годовой оборот в 15 млн. швейцарских франков. Сегодня число сотрудников перевалило за две сотни, а годовой оборот составляет 2 млрд. франков. Это следствие растущей роли телевидения. Сейчас вы можете смотреть по телевизору футбол в любой день недели. Не думаю, что это позитивное явление. Трудно предугадать, сколько ещё продлится футбольный бум. А вдруг это мыльный пузырь, который рано или поздно лопнет?

— То есть нельзя исключать, что футбол придёт в упадок?
— Негативной стороной крупных вложений в футбол является то, что владельцы клубов хотят как можно скорее получить дивиденды от инвестиций. Или, к примеру, на сегодняшний день сфера зарплат футболистов никоим образом не контролируется. Да, я согласен, что футболист должен получать то, чего заслуживает, но должны существовать какие-то рамки. В настоящее время владельцы клубов настолько одержимы желанием победить в национальном чемпионате или Лиге чемпионов, что приглашают не только многообещающих игроков, но и футболистов, которые давно превратились в товар. А болельщики ещё и негодуют, что приезжие звёзды не переживают за клуб так, как это делает выросший на окраине их города паренёк.
Кроме того, в футболе видны проявления прямого финансового давления: взяточничество, договорные матчи, незаконный тотализатор и конечно же – расизм и насилие. Добавьте к этому махинации, происходящие в крупных клубах, где люди видят в команде не спортивную единицу, а всего лишь доходное коммерческое предприятие.

— Как вам удалось достичь поста президента УЕФА?
— В футболе я никогда не блистал и осознавал, что достичь больших высот не удастся. Видимо это послужило причиной того, что в 15 лет я начал работать писарем на предприятии, которое занималось производством линолеума. Потом я стал агентом по продаже, а 12 лет спустя – исполнительным директором. В свободное от работы время я создал в своём района Стокгольма футбольную команду. Позднее с целью помочь брату моей девушки, на которой я впоследствии женился, я стал президентом клуба хоккея с мячом АИК. Совсем скоро мне был предложен пост президента одного футбольного клуба. Из любви к футболу я дал согласие. Позже я занял пост президента ассоциации футбольных клубов Швеции.
 
— Ваш самый успешный проект.
— Лига чемпионов. Вначале нас было двое – я и генеральный секретарь УЕФА. Это была наша идея, у которой, правда, было много противников, в том числе, и внутри организации. Ситуация изменилась в нашу пользу лишь после того, как немецкая телекомпания RTL поняла суть нашего проекта и купила права на телетрансляцию. Сейчас матчи Лиги чемпионов транслируются на 194 страны мира, а финал турнира является одним из грандиозных событий года.

— Ваше самое крупное поражение?
— Надо признать, что нас сильно поприжал Евросоюз. Мы не представляли, какую важную роль он играет в системе, недооценивали его решения. Мы не представляли, что "дело Босмана" будет иметь такие серьёзные последствия. Позже пришло осознание важности сотрудничества с Евросоюзом. Сегодня двое сотрудников УЕФА находятся в постоянном контакте с ЕС.
Мы обязаны считаться со свободным перемещением рабочей силы, денег и услуг, с другой стороны, УЕФА искал варианты участия в этом процессе. Ярким примером может служить правило о доморощенных игроках. Мы не против покупки клубами иностранных футболистов, но считаем, что клуб должен иметь, как минимум, такое же количество местных игроков, дабы команда не теряла свою индивидуальность.

— Что вас больше всего раздражало в годы работы президентом УЕФА?
— Организация G-14, которая представляет интересы лишь отдельных клубов – её членов. Будучи президентом УЕФА, я ни разу не встречался с этой организацией. Я отказывался признавать её существование. Настоящие футбольные организации – это национальные федерации, лиги и входящие в них клубы. Если президент какого-либо клуба просил о встрече, двери моего кабинеты были всегда открыты. Но если кто-то хотел встретиться со мной в качестве представителя G-14, я отвечал отказом. Я был неуступчив в этом вопросе...

— Как президент УЕФА вы должны были получать солидные гонорары. Не намереваетесь ли обосноваться на одном из райских островов?
— По правде говоря, УЕФА мне начала платить, только начиная с 2000 года. В предыдущие десять лет я снимал деньги с моего счёта в пенсионном фонде. К счастью, впоследствии УЕФА и ФИФА решили платить зарплату своим сотрудникам. До 2000 года беспокоился о своём финансовом положении, но при этом не хотел бросать работу из-за зарплаты, так как знал, сколько людей работают безвозмездно на благо футбола. Одним словом, УЕФА оплачивала мои командировочные расходы, но жалованья я не получал. Когда же организация начала выплачивать мне зарплату, переводя деньги в швейцарских франках на счёт в швейцарском банке, газеты подняли шумиху и мне пришлось закрыть этот счёт. Я открыл счёт в шведском банке и стал платить 50 процентов подоходного налога.

— В 1998 году вы уступили на президентских выборах ФИФА Зеппу Блаттеру. Девять лет спустя его соратник Мишель Платини выиграл у вас в борьбе за пост президента УЕФА. Поражения были обидными?
— Я отказался от комментариев по поводу хода предвыборной кампании в 1998 году и сейчас не отойду от своих принципов. Я знаю, что произошло на самом деле, но не хочу рассказывать об этом, как какой-то неудачник. В течение трёх дней после выборов я был обозлён и раздосадован, но затем решил оставить всё негативное в прошлом. Мужчина в моём возрасте должен уметь уступать, но однако, с другой стороны, зло берёт, когда вспоминаю, что меня обманули.
Перед последними выборами Блаттер заявил, что хочет видеть на посту президента УЕФА "футболиста, а не чиновника". Когда при встрече я попросил его разъяснить суть этих высказываний, он заметил, что я стар для этой работы. При этом ему самому уже 72 года, и он никогда в жизни не играл в футбол...

— Вы считаете, что ошиблись при организации своей предвыборной кампании?
— Вообще-то я не вёл предвыборной кампании. Семнадцать лет безупречной работы, создание объединённого исполнительного комитета, участие европейских сборных в полуфиналах четырёх чемпионатов мира и инфраструктура, превосходящая ту, что имеет ФИФА, – все эти факторы свидетельствовали в мою пользу. Я выдвинул свою кандидатуру по предложению президента ФИФА, который в дальнейшем всячески способствовал моему противнику. Я не выступаю против Мишеля Платини. Он самостоятельный руководитель и по-своему любит футбол. Во время предвыборной кампании он вёл себя корректно, а после победы написал мне любезное письмо. Я негативно отношусь к совершенно другим людям, которым чужды принципы честной игры.

— Каковы ваши планы на будущее?
— Я почётный президент УЕФА, что даёт мне право присутствовать на матчах и участвовать в заинтересовавших меня мероприятиях. Я намерен воспользоваться этим правом и принимать участие в обсуждении важных вопросов, на окончательное решение которых я в состоянии повлиять. Если же это невозможно, то мне лучше остаться дома и сходить на рыбалку. Привыкаю к новой жизни, хотя мою супругу начинает раздражать, что я всё время хожу по квартире в поисках подходящего занятия. По этой причине я решил начать писать мемуары. Думаю, мне есть о чём рассказать...

По материалам английской прессы.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →