Мишель Платини
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Галина Козлова

Платини: футбол никогда не был таким качественным

В заключительной части интервью российским журналистам президент УЕФА Мишель Платини рассказал о премии "Золотой мяч", борьбе с договорными матчами и собственном характере.
19 января 2012, четверг. 19:00. Футбол
Часть 1. Платини: счастлив, что доверился Польше и Украине

Часть 2. Платини: не болельщик клубов, а болельщик игроков


— Как бы вы оценили работу Антонио Конте у руля "Ювентуса"? Способна ли, на ваш взгляд, эта команда бороться за скудетто в нынешнем году?
— У меня совершенно особые чувства к "Ювентусу". Этот клуб сделал из меня настоящего игрока. Но прошло уже 25 лет с тех пор, как я оттуда уехал.
Не было никакого скандала в том, что Месси выиграл "Золотой мяч", просто привычной традиции решили не следовать. Но лучше я не буду говорить об этом, потому что если я скажу, что награду следовало вручить кому-то другому, то подумают, что я просто завидую Месси.
Там уже не работает практически никто из тех, кого я знал. Даже в руководстве я мало кого знаю — многое изменилось. У меня остались тёплые чувства и привязанность к этому клубу, к его президенту. Нужно отметить, что они играют лучше, чем в предыдущие годы.

— Тогда давайте вспомним то время, когда вы были футболистом. Вы выиграли три "Золотых мяча". Как считаете, не утратила ли доверия болельщиков эта награда после того, как в прошлом году её завоевал футболист, который не выигрывал чемпионат мира?
— Система голосования изменилась. В прошлом году я тоже думал, что награду получит кто-то из игроков сборной Испании. Действительно, полувековая история сложилась таким образом, что её выигрывал только привилегированный игрок. Теперь же система голосования устроена так, что награду получает не привилегированный, а абсолютно лучший футболист. Не было никакого скандала в том, что Месси выиграл "Золотой мяч", просто привычной традиции решили не следовать. Но лучше я не буду говорить об этом, потому что если я скажу, что награду следовало вручить кому-то другому, то подумают, что я просто завидую Месси. Хотя я думаю, что он в итоге этих "Золотых мячей" выиграет больше меня.

— Если бы вы решали, кому отдать "Золотой мяч", кто стал бы его обладателем?
— Хави, потому что он потрясающий. Но Лионель Месси — лучший игрок нынешнего поколения футболистов. Но, конечно, футболист, который выиграл чемпионат мира, безусловно, заслуживает того, чтобы получить "Золотой мяч".

— Вы три раза подряд завоёвывали эту награду, но теперь вы уже не единственный, кому удался этот подвиг. Что чувствуете в связи с этим?
— Я совершенно нормально к этому отношусь. Голосование ведь вещь субъективная. Я никак не мог на него повлиять – ни когда голосовали за меня, ни когда голосуют за нынешних футболистов. К тому же я получил "Золотой мяч" France Football, а теперь это "Золотой мяч ФИФА". Но когда я говорю, что Месси выиграет ещё больше "Золотых мячей", может, я и ошибаюсь. Потому что Роналдиньо я пророчил то же самое, но в итоге не вышло. Всё-таки это совершенно особая награда – это индивидуальный приз. Победы в футболе делает команда, решение о наградах же всегда субъективно.

— В этом году исполняется 20 лет с того момента, как вы зажигали олимпийский огонь…
— Я вообще-то не хотел этого делать. Считаю, что другие заслуживали этой чести больше меня. Но Жан-Клод Килли сказал, что не отстанет от меня, пока я не соглашусь нести олимпийский огонь. И поскольку он действительно от меня не отходил, я согласился. Но это было совершенно не моё. Я бы предпочёл дать круг почёта вместе
со своей командой с кубком в руках, чем одному бежать с олимпийским огнем. Может быть, это покажется странным, но таков уж я.

— Не считаете ли вы, что Лига чемпионов привлекает гораздо больше зрителей, чем международные турниры национальных сборных?
— Это разные люди и разные болельщики. Крупные соревнования всегда привлекают множество людей. Я уверен, что чемпионат Европы в Польше и Украине станет огромным успехом. То же самое касается и чемпионатов мира в Бразилии и России. И, конечно же, Лига чемпионов будет успешна всегда.

— Какую главную цель вы преследовали, решив с 2016 года увеличить число участников чемпионата Европы до 24 команд?
— Это было тяжёлое решение – с точки зрения политики и демагогии. Я поддержал его по двум причинам. Во-первых, чтобы позволить национальным ассоциациям быть успешными и участвовать в крупных соревнованиях. Потому что есть страны, которые никогда не участвуют в международных турнирах, а это очень плохо для спорта. А во-вторых, дело в городах-участниках, потому что в них инвестируется очень много денег. Пусть уж тогда на эти деньги проведут побольше матчей — это будут более эффективные инвестиции.

— В последнее время в России ведётся борьба с договорными матчами. Расскажите, если не секрет, во сколько обходится система быстрого оповещения и советуете ли вы национальным федерациям внедрять её?
— УЕФА это и делает для национальных ассоциаций. Мы наблюдаем за высшим и за первым дивизионами. Мы ведём наблюдения и платим национальным ассоциациям за эту систему. Зачем вообще играть в футбол, если заранее знаешь результат? Нужно защитить себя от этого – как футболистам, так и всем тем, кто просто любит эту игру. И всех тех, кто занимался такими нечестными делами, нужно отстранять от футбола навсегда. А обходится эта система в 7-9 миллионов евро в год – для первого и второго дивизиона 53 национальных ассоциаций.

— Как вы считаете, имеют ли право спортивные власти наказывать участников договорного матча, если недостаточно доказательств для привлечения их к уголовной ответственности?
— Мы можем дисквалифицировать виновных. Теперь у нас есть новая система: в каждой ассоциации будет работать специальный человек, наделённый особыми полномочиями. Именно он будет получать данные с помощью системы быстрого оповещения. Сама федерация тогда сможет обращаться к прокурору страны, чтобы завести уголовное дело. Потому что это вообще-то довольно тяжкое преступление.

— Представители оргкомитета "Россия-2018" говорили, что будут перенимать опыт стран-хозяек чемпионатов Европы и мира. Общались ли они уже с вами на тему наиболее актуальных вопросов организации мундиаля в России?
— Нет, ко мне ещё никто не обращался. Может, они не знают моего адреса? Но если я им понадоблюсь, я всегда в их распоряжении. Потому что я считаю, что, когда ставится такая цель, все должны сплотиться вокруг одного проекта. Это очень важно. И прежде всего речь идёт о правительственных службах.

— Вы были блистательным игроком, были и тренером, но когда вы впервые задумались о том, чтобы стать футбольным чиновником?
— Я думаю, здесь следует говорить о возрасте. Если бы мне было 20 лет, я бы предпочёл играть в футбол. Но сейчас мне легче быть президентом УЕФА, чем футболистом. Здесь всё дело в мотивации, в развитии карьеры, много и других субъективных причин. Но прежде всего это всё-таки возраст.
Я стал более сдержанным, дипломатичным. Я очень люблю шутки, люблю делать глупости. Но я стал спокойнее и внимательнее к людям, менее вспыльчив, более сдержан, научился слушать, как я сейчас слушаю журналистов.
Хотя я точно знаю, что не хотел бы быть тренером.

— После Евро-1992?
— Да.

— Президент ФИФА Зепп Блаттер в своих интервью называет вас лучшим кандидатом на его пост, когда он его покинет. Что скажете?
— Но нас ведь только что переизбрали – меня в УЕФА, его в ФИФА! Следующие выборы состоятся лишь в 2015 году. Тогда и поговорим.

— В продолжение разговора о возрасте: можете сказать, что сами как-то изменились за годы работы функционером? Или в вас по-прежнему живёт тот молодой футболист-романтик?
— Думаю, я стал более сдержанным, дипломатичным. Я очень люблю шутки, люблю делать глупости. Но я стал спокойнее и внимательнее к людям, менее вспыльчив, более сдержан, научился слушать, как я сейчас слушаю журналистов. Это ведь тоже вопрос возраста, профессии и жизненного склада.

— Сейчас в России сразу два клуба сыграют в Лиге чемпионов. Может ли это говорить о том, что в нашей стране неплохие команды и сильный чемпионат?
— У вас в плей-офф сыграет столько же команд, сколько от Англии и Франции, и при этом в два раза больше, чем команд с Кипра. Сейчас всё решает только игра на поле. Футбол ещё никогда не был таким сильным и качественным, как сейчас. Если вы оказались в плей-офф Лиги чемпионов, значит, вы того заслужили. Главное сегодня – это та игра, которую показывает команда, и не важно, кто на поле: "Барселона", "Ювентус" или "Манчестер Юнайтед". Это и есть бесконечная история футбола. И задача президента УЕФА в том, чтобы она продолжалась. Поэтому и нужно бороться против договорных матчей, потому что это действительно реальная угроза.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →