Ромащенко: я учусь каждый день
Фото: Денис Целых, "Чемпионат.com"
Текст: Денис Целых

Ромащенко: я учусь каждый день

Мирослав Ромащенко, работающий сейчас в "Тереке", рано закончил игровую карьеру из-за травмы и рано начал тренерскую. В интервью "Чемпионат.com" он вспоминает ступени своей карьеры и думает о будущем.
22 января 2012, воскресенье. 12:30. Футбол
"РАБОТАТЬ С ЧЕРЧЕСОВЫМ ИНТЕРЕСНО"

— Побыв какое-то время главным тренером "Томи", вы после этого стали помощником Станислава Черчесова – сначала в "Жемчужине", а теперь в "Тереке". Как вам эта работа?
— Она идет только в плюс. Есть возможность посмотреть на многие вещи со стороны. Я приобретаю опыт. Работа многогранная. Это и просмотр матчей соперников, и помощь в проведении тренировочного процесса, и в каких-то ситуациях индивидуальные занятия с игроками. Мы вместе планируем подготовку к сезону, обсуждаем ее. У меня есть свое мнение, которое я высказываю главному тренеру, после чего мы приходим к общему знаменателю. Я благодарен Станиславу Саламовичу за то, что он мне дал такую возможность сначала в "Жемчужине", а теперь здесь, в "Тереке".

С дублем мы выиграли три чемпионства, после чего я понял, что пришло время переходить на новую ступеньку. Мне хотелось роста. Работа моя была видна.
— С Черчесовым просто или сложно?
— Он профессиональный человек, который занимается футболом 24 часа в сутки. С ним интересно работать. Он полностью отдается своему труду и требует того же от остальных. Это касается и персонала, и, разумеется, игроков. Мне с Черчесовым совершенно не сложно.

— И вы, и он сначала играли, а потом работали в "Спартаке". Объединяющий нюанс?
— У нас схожие взгляды на футбол. Есть вещи, которые близки и мне, и ему. Они касаются построения командной игры, ведения тренировочного процесса, взглядов на то, какими качествами должны обладать футболисты, выступающие на тех или иных позициях.

— После работы главным тренером было тяжело становиться помощником?
— Перед тем как Черчесов возглавил "Жемчужину", мы встречались с ним, и он задал мне похожий вопрос. Некоторые люди, поработав главным тренером, уже не хотят становиться помощниками и не могут справиться с этой ролью. У меня такой проблемы нет. Я живу футболом, дышу им, я хочу помогать и работать. Конечно, это другая роль. Здесь меньше ответственность. Но самой работы у меня меньше не стало. Я учусь каждый день. Про какие-то вещи Черчесов сознательно говорит: "Это тебе на будущее". Мы идем с ним плечо в плечо. Какие-то личные амбиции на данном этапе мне совершенно не нужны.

"С ПАРШИВЛЮКОМ НЕ ХОТЕЛИ ПОДПИСЫВАТЬ КОНТРАКТ"

— Вы достаточно рано получили роль главного тренера в клубе Премьер-Лиги. Это хорошо или плохо?
— У меня было достаточно своих ступенек. В 2001 году я начал работу в спартаковской академии – с ребятами 1988 года рождения. Потом стал помощником Ильи Цымбаларя в дублирующем составе, после чего помогал Сергею Родионову. Затем сам стал тренером дубля. Параллельно обучался в ВШТ, получил сначала лицензию "Б", а потом "А". С дублем мы выиграли три чемпионства, после чего я понял, что пришло время переходить на новую ступеньку. Мне хотелось роста. Работа моя была видна. Достаточно посмотреть на имена тех игроков, которые работали в то время в дубле. Это Паршивлюк, с которым ближе к окончанию выпуска в спартаковской школе не хотели подписывать контракт, Дзюба, которого я вел еще со школы, Макеев, Федя Кудряшов, Андрей Иванов, Тарасов. И тут последовало предложение от "Томи" попробовать себя в качестве главного тренера. Да, я не работал в первом дивизионе. Я сам много думал на эту тему, пекло это или нет. Но есть примеры, когда люди были тренерами дубля, а потом пробивались наверх. В том числе в Москве. В любом случае полученный опыт идет в личную копилку.

— Вы упомянули про Паршивлюка, с которым не хотели подписывать контракт. Все так и было?
— Да. Я просматривал какой-то их матч, после чего сказал нашему техническому директору Евгению Смоленцеву: "Присмотрелся — очень хороший мальчик". После чего услышал: "У него нет контракта". Я удивился: "Как нет"? А это было за полгода до выпуска.

— В чем были ваши главные ошибки в "Томи"?
— Наверное, нужно было идти туда не по ходу сезона, а после окончания, чтобы иметь какое-то время для подготовки команды. Другой вопрос: а был ли у меня выбор? Ведь к концу сезона ситуация могла измениться. Возможно, мне тогда надо было больше общаться с руководством "Томи", чаще делать акцент на тех моментах, которые кажутся мне неправильными. После "Спартака" я увидел колоссальную разницу в работе. Возможно, и я сам бы пересмотрел какие-то взгляды на отношения с командой. Их выстраивал в слишком доверительной форме. В любом случае, я ни о чем не жалею. Я посмотрел на команду Премьер-Лиги с другой стороны. Увидел, что там происходит. Ну и приобрел неоценимый опыт.

— Вам не жалко "Томь", которая может досрочно покинуть Премьер-Лигу?
— Очень жалко. Ведь это первая команда Премьер-Лиги, в которой я имел возможность для самостоятельной работы. Жаль болельщиков, которые приходили на стадион, несмотря на то что результаты не всегда были удачными, дарили команде подарки. Жаль ребят, которые оказались в этой ситуации. Нечто подобное у нас было в Сочи.

"СЫН ИГРАЕТ В СПАРТАКОВСКОЙ АКАДЕМИИ"

— У вас в работе широкая география: Томск, Сочи, теперь Грозный. Как реагирует семья?
— Они привыкли к этим особенностям моей жизни. Семья у меня образовалась, когда я еще играл в Екатеринбурге за "Уралмаш". С тех пор прошло 17 лет, и супруга давно ко всему привыкла. Другое дело, что сейчас я сам гораздо больше скучаю по семье, по детям. Они растут, а время уходит. Поэтому все небольшие выходные, которые у меня есть, я стараюсь проводить с сыном и дочкой.

— Ваш сын занимается футболом, не так ли?
— Да, ему 15 лет, и он обучается в спартаковской академии. Играет, как и папа, в центре защиты. Иногда справа.

— У сына есть что-то от отца в плане футбола?
— Думаю, что есть. Просто это надо развивать.

— Как у него удар?
— Пока далековато до моего. Равно как и до удара Максима, моего брата (улыбается).

Я до сих пор иногда вижу сны, в которых я играю. Понятно, что сейчас тоска уже не та, что раньше. Но все равно, сейчас смотрю на ребят и ловлю себя на мысли: жаль, что все так случилось.
— Кстати, как у него дела?
— Мы созванивались в Новый год, поздравляли друг друга. Готовится к продолжению сезона в брянском "Динамо".

— Долго еще планирует играть?
— Мой совет он знает.

— Играть как можно дольше?
— Естественно. Окунувшись в первый дивизион, я понял: там есть футболисты, рядом с которыми можно играть до 40 лет (улыбается).

— Вижу: у вас в душе остается неудовлетворенность в связи с тем, что так рано закончили из-за травм.
— Конечно. Я до сих пор иногда вижу сны, в которых я играю. Понятно, что сейчас тоска уже не та, что раньше. Но все равно, сейчас смотрю на ребят и ловлю себя на мысли: жаль, что все так случилось.

— В чем видите свои цели, как тренера?
— Пока учиться. Мне это нравится. Хочу расти дальше и быть в этой профессии востребованным. Я себя без футбола не мыслю.

— Футболисты, поигравшие в "Спартаке", мечтают когда-нибудь возглавить эту команду.
— Об этом я никогда не думал. Куда мне пока до "Спартака"? У меня сейчас своя ниша, и я доволен, что нахожусь в ней. Когда-нибудь я, конечно, хотел бы вернуться в "Спартак". Например, в роли помощника. Почему нет? Но так далеко заглядывать пока рано…

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →