Медведев: поиграл даже в воротах
Текст: Александр Занфиров

Медведев: поиграл даже в воротах

Нападающий "Крыльев Советов" Алексей Медведев рассказал в интервью корреспонденту "Самарского футбола" Ирине Зобниной о своём детстве, карьере и первом контракте.
5 июня 2007, вторник. 04:09. Футбол
Нападающий «Крыльев Советов» Алексей Медведев рассказал в интервью корреспонденту «Самарского футбола» Ирине Зобниной о своём детстве, карьере и первом контракте.

О том, как увлёкся футболом: «В футбол меня за руку никто не приводил. Мой отец работал на „Экситоне“. И там же играл в футбол в любительской команде. Я часто ходил на игры и тренировки с папой, и он был для меня примером. В то время у нас в городском чемпионате было две лиги: 10 команд в первой и ещё 8 – во второй. Когда я смотрел, как папа играет, мечтал выступать на хорошем уровне, чтобы меня могли показать по телевизору».

О школе: «В школе был „твёрдым“ хорошистом. Класса до 7-го. А потом, когда стал жить в московском спортинтернате, где контроль родителей свелся до минимума, я стал давать себе поблажки и изучать в основном то, что было интересно. Математика давалась мне неплохо. Очень интересовали история, география, в отличие от химии и физики. И, хотя я всегда любил читать, школьная программа по литературе почему-то не вызывала особого энтузиазма. Уже после школы, с годами, я, конечно, читал классику. Но в школьном возрасте меня больше притягивали исторические романы, приключения и особенно фантастика. А когда нужно было рассказать произведение по программе, то я вспоминал прочитанное краткое содержание и „на голубом глазу“ приблизительно к тексту пересказывал со словами: „Тут вот запамятовал, тут, простите, подзабыл“… Удивительно, но этот трюк всегда проходил».

О детстве: «Я всегда был неконфликтным человеком. И у меня были хорошие и ровные отношения со всеми, за редким исключением. Я был активистом, постоянно участвовал в разных мероприятиях. Хотя особого времени посвящать себя школьным мероприятиям у меня всё же не было из-за футбола».

О том, на каких позициях играл в детстве:
«На позиции крайнего полузащитника. Сначала, впрочем, играл впереди. Но затем в атаке стали приветствоваться мощные высокие ребята, и меня постепенно начали „сдвигать“ подальше, назад, на край. Те тренерские эксперименты сейчас дают знать о себе: смена позиции мне даётся легко, и для меня непринципиально, кого играть – крайнего или центрального полузащитника или форварда».

О конкуренции в то время в детской команде ЦСКА: «Конкуренция там была нешуточная – ничуть не слабее, чем сейчас в „Крыльях“. Представьте: по 20–25 ребят в каждом возрасте, а играют-то одиннадцать. Поэтому место в составе нужно было заслужить. Я, в отличие от тех, которым пророчили очень звёздное будущее, не считался перспективным. Потому по окончании школы у меня не было особых вариантов или каких-то выгодных предложений. Кроме того, физически я был не особо развит и ростом не из высоких – ведь расти я начал лет в 17. У меня, наверное, было замедленное развитие (смеётся)… А если серьёзно, то, естественно, я чувствовал себя скованно какое-то время. Хотя бы из-за того, что я из провинции».

О том, что успел поиграть и вратарём: «Причём сыграл голкипером в официальной игре, на профессиональном уровне. Года четыре назад с „Сатурном“ мы играли на Кубок ответный матч со „Звездой“. В Иркутске сыграли 0:0, а дома выигрывали 5:0, из пяти мячей три забил я в первом тайме. Незадолго до окончания игры наш вратарь Евгений Корнюхин получил травму, а замен уже больше не было. Я и говорю: „У меня давно мечта была такая – давайте я в ворота встану!“. Поскольку этот пламенный спич был не на пустом месте – я на тренировках, в принципе, в воротах поигрывал, „баловался“, так сказать, – то мне доверили последние 15 минут защищать ворота. И хотя за все это время явной угрозы со стороны соперников не было, пару раз мяча всё же коснулся. Поэтому получается, что я на всех позициях поиграл».

О том, как попал в профессиональную команду: «В период самоопределения, когда после окончания школы предложений не было ни по одной лиге, я поступил в вуз и полгода вообще к мячу не притрагивался. Учился в институте физкультуры в Малаховке, а перед этим два месяца летом подрабатывал на стройке вместе с отцом. Тогда мысли были даже, что больше вообще не вернусь в футбол, если только на любительском уровне. Но тут мне позвонил мой детский тренер и предложил играть за одну из двух команд в Орехово-Зуеве. Приехав в „Химик“, игравший в КФК, я потренировался с ним, но не задержался там больше месяца. Потому что меня заметил тренерский штаб команды „Знамя труда“, выступавшей во второй лиге, и пригласил со „знаменосцами“ на сборы. Эксперимент завершился тем, что по окончании сборов мне предложили подписать первый контракт в моей жизни. С тех пор футбол стал моей работой, а учиться я продолжал по возможности».

О первом контракте: «В первом контракте предложили 250 рублей, это был 1995 год. Скажу по секрету, как у самого молодого игрока в команде у меня были самые маленькие деньги. Через три года, на момент моего ухода в Премьер-Лигу, я по-прежнему получал меньше всех – 800 рублей. И это после того, как я был в команде два года подряд лучшим бомбардиром. Мне говорили: „Ты ещё пока молодой, у тебя всё впереди, семьи нет, и денег тебе не надо“. Во второй лиге в те времена это тоже имело значение. Как бы я хорошо ни играл, против возрастного, опытного игрока, у которого семья и детей кормить надо, шансы на то, что у меня условия будут лучше, сводились к нулю. Поначалу меня это не сильно задевало, но со временем стало угнетать. Мне 21 год, а зарплата не позволяет ни родителям помогать, ни на себя потратиться, я даже девушку не мог пригласить в ресторан.

О том, как попал в команду Премьер-Лиги: „Шанс мне дал Сергей Павлов. Тогда “Сатурн» лидировал в первом дивизионе и выходил в Премьер-Лигу, а «Знамя труда» шло первым во второй лиге и успешно выступало в Кубке России. Павлов приезжал на наши последние игры. Правда, когда он приехал в первый раз, я из-за карточки пропускал матч. А мне сказали, что он, по слухам, приехал смотреть меня и ещё пару человек. «Ну почему же мне так не везёт! – думал я. – Тех парней он увидит, а я-то не играю! Вот свой шанс и упущу!» Но потом в 1/8 финала Кубка мы как раз принимали «Сатурн». Основное время закончилось 0:0, а по пенальти мы проиграли".

О том, как перешёл в «Сатурн»: Ну, «Знамя труда» немного посопротивлялось, конечно. Правда, дело кончилось тем, что вмешалось руководство области и объяснило «политику партии»: есть две подмосковные команды, и «Сатурн» области нужнее, потому что он играет выше. Так вот и получилось, что всё сложилось удачно в нужный для меня момент. За что я благодарен всем, и Павлову, и Господу Богу. Если бы та встреча не состоялась, до сих пор я играл бы во второй лиге и остался бы незамеченным.

О «Сатурне»: «Прижился в Раменском быстро. Уровни, конечно, были разные, но получилось так, что ребята были нормальные и адекватные. Да и у меня как-то всё получалось. По-видимому, огромный внутренний всплеск помог – я готов был рвать, метать, не останавливаясь! Парни видели, что я работаю, а если ты не филонишь, то и относятся к тебе нормально. Даже поддерживали и подбадривали. А в середине первого круга меня пригласили в „молодежку“.

О Павлове: „Продолжаю с ним созваниваться. Я ему очень благодарен за то, что он в меня поверил. Кстати, в каких бы командах он ни работал потом – всегда звал к себе, но наши пути разошлись“.
Источник: Самарский футбол Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 марта 2017, воскресенье
25 марта 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какие эмоции у вас вызвало поражение сборной России от Кот-д'Ивуара?
Возмущение
565 (8%)
Досада
745 (10%)
Стыд
1888 (26%)
Радость
598 (8%)
Безразличие
3461 (48%)
Проголосовало: 7257
Архив →