Баскетбольный тренер Евгений Гомельский поведал о проблемах футбола
Фото: "Авторадио"
Текст: «Чемпионат»

Е. Гомельский: тренер должен быть тщеславным

На страницах журнала ООТФ "Футбол: трибуна тренера" Евгений Гомельский рассуждает о сегодняшних проблемах в российском спорте и в частности о проблеме иностранцев в России.
3 февраля 2012, пятница. 20:00. Футбол
НУЖНО ВСТАТЬ С КОЛЕН

В начале декабря мне довелось пообщаться с большой группой российских футбольных тренеров. Откровенно говоря, я готовился к нравоучительному разговору с молодым поколением, а увидел в аудитории Газзаева и Непомнящего, Долматова и Эштрекова, Павлова и Бердыева. В большинстве своем это мои старые добрые знакомые, с которыми всегда интересно обменяться мнениями. Диалог у нас, на мой взгляд, получился. В частности, было найдено общее понимание вот какой проблемы: я, вероятно, многим надоел с этим посылом, но я никогда не смирюсь с тем, что Россия встала на колени перед иностранцами. Сегодня все в курсе: зарубежные специалисты значительно интеллигентнее наших, они независимы, прозорливы, терпеливы и умны. Они умеют все, а мы тут ложкой щи хлебаем и ничего не хотим. Мы очень легко расписались перед всем миром в статусе неумеек.

Всякого легионера, приезжающего в Россию, волнуют ровно три вопроса: деньги, снова деньги и еще раз деньги. Я в этом глубоко убежден и имею все основания быть убежденным. Один из агентов – не стану называть фамилию – заявил вслух, прилюдно: "Пока эти дураки русские платят такие "бабки", я буду впаривать им все, что шевелится, — и все прокатит, все будет о’кей".
Переоценка ценностей в российском спорте совпала по времени с притоком больших денег. Большие деньги дали нам много хорошего, но плохого – еще больше. Финансовая самооценка тех, кто приезжает в Россию играть или тренировать, превышена на бешеный размер. Вот задайтесь простым вопросом: с чего бы вдруг все они сюда ринулись, как мухи, почуявшие знакомый запах? Да к гадалке не ходи: в России насыпят полный кошелек, помогут уйти от налогов и еще в пояс при этом будут кланяться. Нет в мире другой такой страны! Один иностранный тренер говорит мне как-то: "Евгений, у меня к тебе просьба: подпиши справочку для моей налоговой". Я смотрю – там зарплата занижена в шесть раз. "Знаешь, май френд, — говорю, — ты меня извини меня, но с такими бумагами больше ко мне никогда не подходи". Совершенно объективный показатель того, на какие деньги рассчитывал человек в своей стране.

Всякого легионера, приезжающего в Россию, волнуют ровно три вопроса: деньги, снова деньги и еще раз деньги. Я в этом глубоко убежден и имею все основания быть убежденным. Один из агентов – не стану называть фамилию – заявил вслух, прилюдно: "Пока эти дураки русские платят такие "бабки", я буду впаривать им все, что шевелится, — и все прокатит, все будет о’кей". Так что достоинства и недостатки людей, приглашенных из-за рубежа поднимать отечественный спорт, я воспринимаю исключительно через финансовую призму. Наверное, я слишком непримирим, но я говорю о том, что вижу. И всегда – то, что думаю.

ПОД ЗНАКОМ НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМА

Есть резон взглянуть на проблему и с другой стороны: мы несовременны, мы не умеем себя подать. Тоже совершенно оправданный взгляд, глупо и спорить. Исторический комплекс русской интеллигенции состоит в том, что она не может за себя постоять. Открытой борьбе она предпочитает уход в себя, в скорлупу, в самоедство и самокопание. А иностранцы – да, они куда более раскованны и артистичны. Они умеют себя держать и преподносить, они дипломатичны, они прекрасно общаются с журналистами. Вся баскетбольная журналистика России влюблена в Дэвида Блатта. Пресса готова носить его на руках, потому что Дэвид Блатт – чемпион мира по пиару, это несомненно. Равных нет! Хороший, грамотный тренер и предприимчивый человек, он прощупал эту струнку и виртуозно на ней играет. Поэтому его восьмое место – всегда максимально возможное, а седьмое – уже фактически призовое. Российская пресса регулярно и с огромной радостью пишет о том, какая же Блатт умница, а я видел его в других ипостасях, когда ему было сложно, а виноватыми оказывались все, кто угодно, но только не Дэвид Блатт. Блатт ведь поработал в "Динамо", у меня с ним совершенно нормальные отношения, но это не значит, что я готов перед ним преклоняться. Я вообще не готов называть приглашенных гостей Наполеонами, Императорами, Гусами Ивановичами и Нашим Всем только потому, что они прибыли из-за границы.

Мне очень бы хотелось, чтобы высокие наши руководители, а также олигархи, для которых что-то значит слово "родина", дали себе труд задуматься над простыми вещами. Ведь не в гонке за дорогими покупками заключается смысл жизни, друзья мои, а в том, кто больше сделает для своей страны. Вот примерно по этой причине я сейчас болею за Сергея Силкина – болею так, как не болел никогда в жизни ни за одного из своих коллег. Мне совершенно ясно: человек находится на своем месте в самом полном смысле этого термина.

В целом же все наши беды сегодняшние рождены под знаком непрофессионализма. Отечественным спортом с большим энтузиазмом рулят сейчас неудачники, которые, как вдруг выяснилось, лучше всех знают, какого ставить тренера и какому игроку давать время. Страшно даже представить себе, сколько непрофессиональных людей проникло в спорт на волне больших денег! Один из моих руководителей, помнится, как-то попросил меня растолковать ему, что такое пробежка и как это вообще понимать – два ведения? Я, конечно, все ему объяснил. А уже через пару месяцев он учил меня разбивать зонный прессинг, не испытывая ни малейших сомнений в своей правоте. Никаких, поверьте, преувеличений. Такова действительность.

ПОБЕД БЕЗ ПОРАЖЕНИЙ НЕ БЫВАЕТ

У моего покойного брата было выражение: "Не тренер тот, которого никогда не снимали". Я понимаю, конечно, что, падая и вставая, мы растем, что очень важно не закармливаться. Но ведь нет и не было никогда альтернативы труду, правильно? Тренеру же сегодня чаще всего просто не дают трудиться, потому что терпения у тех, от кого зависят решения, не хватает. Ни терпения, ни понимания. Никто не хочет знать, что побед без поражений не бывает. Я не призываю проигрывать, я победитель по натуре и хочу выигрывать всегда, но относиться к поражением нужно не истерически, не философски, а профессионально. Истерик рвет на себе волосы, философ уходит в запой, а профессионал ищет и находит причины поражения – вот вся между ними разница.

Каждый специалист, приезжающий в Россию из-за рубежа, — профессионал, разумеется. И поэтому ему многое, как мы говорим, до лампочки. Ему нужен результат сразу, сегодня, сейчас. Ему некогда думать о том, кто и когда в этой стране вырастет. Ему не хочется размышлять о будущем, потому что за это не платят. Я не хочу быть святее Папы римского, я до черта делал ошибок, будучи тренером, и отнюдь не всегда готов был в них признаваться. Но я, например, всегда был убежден в том, что нельзя платить сумасшедшие деньги людям, которые нигде и ничем себя пока не проявили. Молодые ребята с большим удовольствием соглашаются сидеть в России на "банке", потому что полмиллиона зарплаты никто уже у них не отнимет. С молодыми сегодня трудно разговаривать. Первый встречный вопрос в диалоге: "Сколько?". "Что сколько?" – уточняю я. – "Платить сколько будете?". А дальше начинаются беседы о жизни: я стараюсь объяснить человеку, что мама с папой его родили, Господь бог дал немножко таланта и приделал ноги прямо к лопаткам, тренер чуть-чуть научил играть в баскетбол, а он им всем даже спасибо пока не сказал. "Вы несовременны, Евгений Яковлевич", — говорят они мне.

Каждый специалист, приезжающий в Россию из-за рубежа, — профессионал, разумеется. И поэтому ему многое, как мы говорим, до лампочки. Ему нужен результат сразу, сегодня, сейчас. Ему некогда думать о том, кто и когда в этой стране вырастет. Ему не хочется размышлять о будущем, потому что за это не платят.
Я, вероятно, несовременен еще и в том, что касается подачи спорта в целом. Мне не может нравиться, что новость о том, как пописала собачка Папалукаса, лидирует во всех рейтингах. Кто что ел, кто с кем спал, у кого какая татуировка на заднице – вот что сегодня продают публике. Был в НБА такой великий баскетболист Деннис Родман, дай ему бог здоровья. Здоровенный эпатажный парень с разноцветными волосами, с кольцами везде, куда их только можно воткнуть, весь в татуировках – без живого места на теле. Жизнь Родмана проходила под прицелом тысяч фотокамер, потому что он дня не мог прожить без того, чтобы не покуролесить. Все его похождения описывались и иллюстрировались в малейших деталях, но никто никогда не говорил о том, что после каждой тренировки, после каждой игры Деннис Родман уединялся в тренажерном зале, основательно подкачивался, брал в руки карандаш, смотрел игру следующего противника и тщательно выписывал сильные и слабые его стороны. До сих пор рекорд Денниса Родмана не побит – 19 подборов в среднем за игру. Разбирающийся в баскетболе человек поймет, что это за цифра. Это совершенно невероятная для НБА цифра – 19 подборов! Но разве она кому-то интересна? Главное, сколько женщин было у Родмана и сколько драк он учинил в ночных клубах.

ИДЕАЛЬНЫХ НЕ НАЙТИ

Возможно ли представить модель идеального тренера? Конечно, нет. Тренер должен быть разным. Но, скажем, если тренер ни разу не улыбнется за тренировку – жди беды. Ходить по площадке с деревянной мордой и говорить, что все плохо – это не здорово. Не иметь чувства юмора – тоже не здорово. Между тем Николай Васильевич Карполь как-то не особо склонен улыбаться, а тренер между тем – великий. К огромному сожалению, в Карполе всем тоже интересен антураж. Громы и молнии, которые он извергает по ходу игры, заслоняют главное. А Карполь, если вдруг кто не в курсе, — отец родной для своих девочек, и они знают об этом лучше всех на свете. С какой теплотой он относится к этим девчушкам, сколько для них делает, – как на площадке, так и за ее пределами… Он, и улыбаться умеет, и шутить. Карполь – очень остроумный и душевный человек. Я в друзьях с ним не хожу, но знаю точно: он великий педагог.

Мне очень бы хотелось, чтобы высокие наши руководители, а также олигархи, для которых что-то значит слово "родина", дали себе труд задуматься над простыми вещами. Ведь не в гонке за дорогими покупками заключается смысл жизни, друзья мои, а в том, кто больше сделает для своей страны.
Томас Натанович Цвиклич, один из прежних руководителей "Динамо", однажды сказал, как припечатал: существуют три вида спорта – королева легкая атлетика, партийный футбол и все остальное в виде гарнира. Так вот, выступая от лица гарнира, я заявляю: человечество не придумало и никогда не придумает более умной, тонкой и многогранной игры, чем баскетбол. Нет вида спорта, где в подготовке не использовались бы элементы баскетбола. Когда американские социологи захотели выяснить, кто является абсолютно лучшим спортсменом ХХ века, им признали Майкла Джордана. Баскетбол, безусловно, достоин полных трибун, чего в России, к огромному сожалению, сегодня нет…

Летом прошлого года я был удостоен огромной чести: меня включили в Зал славы ФИБА. С точки зрения спортивной, сугубо карьерной – это вторая позиция после "золота" Барселоны. Хочу, чтобы была понятна моя личная мотивация. Тренер должен быть тщеславным, и я, как все Гомельские, несомненно, тщеславен. Это, полагаю, не самая плохая из свойственных человеку черт. Не я изобрел фамилию Гомельский, не я первым прославил ее на весь мир. Но мой старший племянник – один из лучших баскетбольных комментаторов на российском телевидении. Мой средний племянник успешно руководит училищем олимпийского резерва имени моего великого брата Александра Яковлевича Гомельского. Я всегда хотел не только подражать брату, но и не подвести его. Я четвертый отечественный тренер, введенный в Зал славы. Двоих уже нет в живых – Владимира Петровича Кондрашина и моего брата. Жива Лидия Владимировна Алексеевна и жив ваш покорный слуга. Мы единственные братья в мире, которые выиграли золотые медали Олимпийских игр с разными командами, и мы оба оказались в Зале баскетбольной славы. И я этим горжусь.
Источник: Объединение отечественных тренеров
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →