Гаджиев: свою отставку считаю необоснованной
Текст: «Чемпионат»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.com”.

Гаджиев: свою отставку считаю необоснованной

"Чемпионат.com" публикует полную версию интервью Гаджи Гаджиева дагестанскому еженедельнику "Новое дело", в котором тренер подробно рассказал о своей работе в "Анжи" и дал оценку своей отставке.
7 февраля 2012, вторник. 16:30. Футбол

Мнения болельщиков «Анжи» относительно сентябрьской отставки Гаджи Гаджиева с поста главного тренера команды полярно разделились. Кто-то не скрывал радости, потому что, очень прилично укрепив состав, «Анжи» не показывал достойной игры. Многие до сих пор убеждены: тренера, безусловно, нужно было оставить как минимум до конца 2011 года – и только потом давать промежуточные оценки его работе. Немало и тех, кто принципиально не согласен с решением владельца клуба Сулеймана Керимова, полагая, что лучше Гаджиева с работой в Махачкале не справится никто. Сам тренер в бурных тематических диспутах замечен не был, однако его точка зрения хорошо известна: ошибок, негативно влияющих на результат, не допущено.

Плюсы и минусы весеннего пиара

— Как вы восприняли решение об увольнении, Гаджи Муслимович? Какие во всей этой истории превалировали эмоции – растерянность, философичность, агрессия, внутренний протест?
— Какими бы сильными ни были эмоции, их век короток. Позиция же моя с той поры совершенно не изменилась: свою отставку считаю необоснованной. По крайней мере, никаких сколько-нибудь серьезных, хотя бы относительно объективных аргументов услышать не довелось. А недовольство болельщиков, слухи, сплетни, домыслы, последствия эпидемии тотального пиара и прочие сопутствующие большой игре явления – все это не может служить критериями оценки работы тренера. Тем более в клубе, который претендует на высокий уровень организации процесса и позиционирует себя как масштабный, глубокий, многофункциональный проект.

— Говорят, вашу судьбу решила домашняя ничья с «Тереком».
— Матч с «Тереком» — это дерби, конечно, а дерби предполагает особые измерения, многие смыслы и необычные ракурсы. Однако в футболе, при всем уважении к антуражу, есть вещи куда более важные, чем стремление поставить ногу на грудь принципиальному сопернику. Например, то, что команда, пропустив второй гол, все-таки через несколько минут смогла вырвать ничью, и так было не в одном матче.

Роберто – отдельная тема. Он сыграл эксклюзивную роль в пиар-кампании «Анжи» и, безусловно, со знаком «плюс». Это так же верно, как и то, что к чемпионату Роберто Карлос готов не был. Две первые игры не оставили никаких сомнений в том, что в позиции крайнего защитника Роберто, к сожалению, не тянет: нужно перекраивать состав, наигрывать другие связки.

— Но ведь поражения бывают разными. И ничьи тоже…
— Конечно. При этом поражения, какими бы драматичными они порой ни получались, – неизбежная часть работы тренера. «Спартак» в прошлом году сгорел 0:4 в Ростове, «Рубин» вчистую проиграл дома «Анжи» — 0:3, «Арсенал» был в куски разорван «Манчестером» — 2:8, который, в свою очередь, не попал в плей-офф Лиги чемпионов, «Реал» испытал невиданное унижение, пропустив пять сухих мячей от «Барселоны», своего заклятого врага… Да, мы не смогли выиграть у «Терека», но у нас на финише оставалось 4 домашние встречи и только одна в Нальчике. Команда реально могла остаться на 4-м месте.

— «Терек» «Тереком», но ведь были у «Анжи» и другие матчи. Одна победа в Казани, о которой вы уже упомянули, чего стоит!
— Дома мы у «Рубина» тоже выиграли. Хороших матчей было немало: с «Локомотивом», с «Динамо», со «Спартаком». «Анжи» была одной из немногих команд в лиге, отличавшихся стабильностью: с 7-го тура по 23-й мы находились в четверке. «Локомотив», «Спартак», «Рубин» — все они были в таблице ниже нас. Неужели это менее квалифицированные, чем «Анжи», команды, скажите мне? Или у них потенциал послабее? И по каким причинам, если продолжить логику вопроса, «Анжи» уже в 2011-м обязан был стоять выше «Зенита» с ЦСКА?.. Но даже не результат я бы назвал главным достижением в работе. Главное в том, что за короткий период в Махачкале удалось создать новую команду. Именно команду. Коллектив, объединенный единой целью, способный на постоянной основе вести борьбу за высокие места.

— Стартом «Анжи» вы остались довольны?
— Задам встречный вопрос: была в январе-феврале 2011-го в Махачкале команда, готовая бороться за восьмерку?

— Сомневаюсь.
— Напрасно сомневаетесь. Она была. Именно за восьмерку, не более того. Мы подошли к сезону в очень хорошей готовности, но без звезд. Вот вам состав «Анжи» начала сезона: Ревишвили – Агаларов, Гаджибеков, Тагирбеков, Ангбва – Ахмедов, Роберто Карлос, Жусилей (Буссуфа) – Иванов (Гаджиев), Голенда (Прудников), Лахиялов (Тарделли). При этом у меня не было никаких сомнений в боеспособности «Анжи», потому что команду эту мы сами сложили и подготовили не упуская из поля зрения ни одной мелочи, ни единого фактора, способного оказать влияние на качество подготовки. Хотя если присмотреться к протоколам начала сезона повнимательнее, поймем: абсолютное большинство игроков еще год назад боролись со своими командами за выживание в премьер-лиге. А Гаджиев с Прудниковым вообще толком нигде не играли…

— Между тем ни об одном европейском клубе в начале прошлого года не говорили больше, чем об «Анжи».
— Пиар, так получилось, был в «Анжи» поставлен выше всей остальной работы, направленной на развитие клуба. Безразмерный пиар сформировал в обществе устойчивое мнение: Махачкала потеряла контакт с реальностью, Махачкала закупила оптом целую обойму топовых футболистов, Махачкала не видит краев. На самом деле из тех, кого мы взяли, до августа регулярно играли только Ахмедов, Роберто Карлос и Буссуфа. Жоао Карлос выбыл по травме в самом дебюте, Жусилей после 5-го тура полсезона лечился, позже Тарделли травмировался.

— Ну а как можно было купить Роберто Карлоса и не пиарить этот трансфер? Вполне естественный процесс, вполне естественный интерес к нему…
— Роберто – отдельная тема. Он сыграл эксклюзивную роль в пиар-кампании «Анжи» и, безусловно, со знаком «плюс». Это так же верно, как и то, что к чемпионату Роберто Карлос готов не был. Две первые игры не оставили никаких сомнений в том, что в позиции крайнего защитника Роберто, к сожалению, не тянет: нужно перекраивать состав, наигрывать другие связки.

Заигрывание с трибунами – не мое кредо

— На встрече с болельщиками, которая последовала вскоре после отставки, вы вели себя, против ожиданий, очень эмоционально, намеренно передразнивая реакцию трибун на то, что происходило в концовке матча с «Тереком». Что за сценарий, Гаджи Муслимович?
— Я преследовал вполне конкретную цель: хотел дать понять людям, что болеть за свою команду нужно в любой ситуации, как бы трудно ей ни было, как бы ни складывался отдельный матч или отрезок турнирной дистанции. Болельщик имеет право на любую критику без оскорблений и в игре и после нее, но он должен понимать, что его поддержка ценна именно в тяжелые минуты игры. Знаете, если бы вечером 26 сентября, когда трибуны начали скандировать «Позор!», я находился ближе к фанатскому сектору, если бы я был на скамейке, — я пошел бы после игры к ним. Они были злы на «Анжи» и на меня, я был зол на них, и я не собираюсь скрывать своего отношения к ситуации. Мне нет нужды заигрывать с болельщиками. Я немало сделал для развития футбола не только в Дагестане, но и в России, и я не стану делать вид, будто все эти «Позор!» и «Уходи!», звучавшие с трибун по ходу матча с «Тереком», прошли мимо сердца. Это было действительно больно – понимать, что к тебе не где-нибудь, а на родине, относятся как к врагу.

— А вы знаете, что задолго до вашей отставки болельщики просили о встрече с вами и с командой? Помогла бы такая встреча сгладить острые углы и найти общий язык, как думаете?
— Сложно сказать, потому что заигрывать с трибунами я, повторяю, не стал бы. Но скорее да, чем нет, потому что всегда – и в Дагестане прежде, и в Самаре, и в Подмосковье – у меня с болельщиками складывались добрые, уважительные и даже доверительные отношения. И не только потому, что их любимые команды достигали лучшего в истории своей результата, а во многом, как я думаю, именно потому, что я всегда был с ними честен, принципиален и открыт.

— А вот еще один всем известный секрет: Дагестан не принял того, что команда уехала жить в Москву, и перестал ее уважать.
— Не думаю, хотя бы потому что «Динамо» был всегда полон. Обиды, проистекавшие от желания почаще видеть футболистов, были у какой-то части болельщиков, у журналистов. Не более. Ситуация сложилась именно так, и с точки зрения чисто профессиональной она совершенно обоснована. Махачкала не готова принимать игроков уровня Роберто, Это’О – у нас нет необходимых условий для подготовки.

Но глупо отрицать, что в этом направлении у клуба были определенные недоработки. На послематчевых пресс-конференциях в Махачкале напряжение порой ощущалось буквально физически: почему, спрашивали меня местные журналисты, «Анжи» открыт для центральной и зарубежной прессы, а для Дагестана времени нет ни у кого? Те же вопросы звучали из «Дикой Дивизии».

«Где взять время? – отвечал я. — Прилетаем накануне матча, улетаем сразу после». На самом деле, конечно, нужно было встречаться с болельщиками, разговаривать с ними, держать плотный контакт. Но такие встречи должен был организовывать не я, наверное.

Спасая рядового Карлоса

— Болельщики писали в Интернете, что им не нравится футбол «Анжи»: незрелищный, скучный, медленный. У вас есть что возразить?
— Футбол такая многообразная штука, что разбираться в нем – мало. Футбол нужно понимать. Это, с одной стороны, спорт в чистом виде, где доминирует результат. С другой стороны – великолепное шоу. С третьей – гигантский бизнес. Яркая игра привлекает на трибуны зрителей – это хорошо понимают все, и я понимал даже тогда, когда в свои 26 лет работал с махачкалинским «Динамо».

Но играть зрелищно можно только в том случае, если мы переигрываем соперника, если мы быстрее, умнее и организованнее, чем он.

«Зенит», ЦСКА, «Динамо» — кто еще из нашей Премьеры стабильно играл феерично? Постоянно показывать яркую игру команде, конструируемой по ходу сезона-2011, было, поверьте, непросто. При таком «строительстве» важно, чтобы фундамент был крепким, иначе ты просто-напросто можешь и в 8-ку не попасть. Мы стали заметно грамотнее действовать в обороне, что прямо отражает статистика, хотя линия обороны по сравнению с позапрошлым годом практически не изменилась. Играть мы стали надежнее за счет того, что прибавили в мастерстве Агаларов, Тагирбеков, Гаджибеков, Ангбва появился.

— А как же великий Роберто Карлос, номинальный левый защитник, который, как теперь выясняется, не был готов к конкуренции?
— Все верно: изначально планировалось использовать Роберто на левом фланге обороны, причем его знаменитые подключения в атаку, предполагалось, должны были работать на зрелищность. Однако уже после первой игры – кубковой, с «Зенитом» — стало ясно, что у Роберто серьезные проблемы, связанные с исполнением своих основных обязанностей. С надежностью в обороне, проще говоря. Следующая игра эти наблюдения только подтвердила. Но здесь очень важно правильно расставить акценты. Проблема Роберто – не в кондициях. Природа наградила этого парня потрясающими, совершенно фантастическими физическими возможностями: при желании он и в 40 лет способен быть в полном порядке. Проблема Роберто – мотивация. Он не успевал за своим визави не потому, что медленнее, а потому, что ему психологически сложно догонять убегающего за спину. Роберто не раз говорил мне, что живет в противоречии: он устал от футбола, но без футбола жизни нет. Что в этой ситуации мог предпринять главный тренер? Скамейка запасных означает полный провал проекта под названием «Роберто Карлос» и, как следствие, впустую потраченные деньги. Быстро определили, что позиция в опорной зоне, где за спиной у Роберто дежурят два центральных защитника, – оптимальный на тот момент вариант. Может быть, не самый лучший с точки зрения эффективности командных действий, но единственно возможный именно в данной ситуации, когда встроить Роберто в состав я был обязан. Нужно заметить, что к вопросу относительно верности решения мы впоследствии возвращались не раз. Было очевидно: команде не хватает движения в средней линии, мы явно тормозим при выходе из обороны. Это понимали все – и игроки, и тренеры, но таковы были объективные издержки этапа становления команды. Я и сейчас убежден, что чисто тренерские мои решения были точными.

— Щадящий режим в отношении Роберто Карлоса предполагал дополнительные нагрузки на партнеров.
— Да, мы получили определенные ограничения, и было нужно активизировать крайних защитников и 2-го опорного — Ахмедова. Но ведь и Ангбва, и Агаларов заметно лучше смотрятся в обороне. Ставить вместо Ахмедова игрока группы атаки едва ли было резонно – мастерство и полезность действий Одила, думаю, ни у кого не вызывало сомнений. Получилось, что группу атаки «Анжи» составили Буссуфа, Голенда, Иванов(Гаджиев) и Лахиялов (Прудников). Хорошие игроки, но как только возрастала скорость в их взаимодействиях, терялась точность – первый признак не полного взаимопонимания. Было понятно, что такой расклад – явление временное, «Анжи» ждал новую группу игроков атаки. Нужно просто набраться терпения, дождаться, когда в команду придут новые игроки и постараться максимально быстро их «обстучать». Но даже до летнего усиления у нас был целый ряд качественных с точки зрения организации атаки матчей.

Время у «Анжи» есть

— Оборонительная концепция в проекции на «Анжи» оказалась очень непопулярной.
— Современный футбол исключает пренебрежительное отношение к организации игры в обороне. Даже «Барселона», чья атакующая модель является сегодня признанным эталоном, привлекает к игре в обороне, по существу, всю команду, не исключая Месси, которая начинает работать в отборе сразу после того, как потерян контроль над мячом, и делает это мастерски. Для того, чтобы больше атаковать, нужно быстро отбирать мяч и редко его терять. Если хотя бы один игрок не принимает участия в таком «прессинге», команда обречена на пустую беготню.

Так было с «Анжи». Мы много работали над «прессингом» на половине поля соперников, но часто вынуждены были отказываться от него в силу того, что двум-трем игрокам состава эту работу не по силам было выполнять.
Игра в обороне и игра в атаке – явления абсолютно взаимосвязанные, это части единого целого. И как только между ними намечается дисбаланс – ты тут же получаешь даже дома пять штук от ЦСКА. Фундаментальные принципы построения командной игры отменить невозможно, вот что я хочу этим сказать. Эти принципы объективны и не зависят от сознания того или иного тренера.

— Слишком тонкие футбольные материи…
— Таков современный футбол. Причем оборона и атака коррелируются не только позитивно: если команда надежно обороняется, ей и атаковать легче. Они связаны и негативно, потому что, перегибая в обороне, ты рискуешь качеством атакующих действий, и наоборот. При мне в «Анжи» этот баланс соблюдался строго, однако ни один из игроков обороны не ограничивался в желании участвовать в атаке. По мере адаптации Самуэля Это’О и Юрия Жиркова в команде атакующая мощь «Анжи» росла. Впрочем, дисбаланс в уровне подготовленности футболистов «Анжи», сохранялся до конца сезона.

— Имеете в виду, что в «Анжи» есть игроки как классные, так и вполне заурядные?
— Нет, я говорю именно о текущем уровне подготовленности. Дисбаланс же в уровне мастерства был очевиден всем, но и в этой ситуации есть способы двигать команду к совершенству. Вот только времени для этого нужно чуть больше.

— Время у «Анжи» как раз есть. Можно ожидать, что весной 2012-го команда выйдет на новый качественный уровень?
— Думаю, да. Потенциал, которым располагает «Анжи», в 2011 году полностью, конечно, реализован не был. Команда, к тому же, ждет усиления, и есть время для нивелирования характерных проблем прошлого года. Многое будет зависеть от единства всего коллектива – не только команды.

Ставка на своих

— Принято считать, что самая верная стратегическая ставка – ставка на своих. На своих футболистов, тренеров, менеджеров. Половина Дагестана недоумевает по поводу того, что генеральным директором клуба назначен «чужой» Алан Созиев, а не «свой» Саид Абдуллаев. Ваша позиция?
— В вашем вопросе видна логика. Несмотря на молодость, в активе Саида уже добрый десяток лет хорошей работы в клубе. Это верно, однако, вопрос не ко мне.

— Вы общались с новым генеральным директором «Анжи»?
— Да.

— Какое впечатление произвел на вас Алан Созиев?
— Позитивное.

— Еще немного о «своих», Гаджи Муслимович. В 2010-м «молодежка» «Анжи» заняла предпоследнее место в турнире дублеров, и ее наставника Руслана Агаларова критиковали в Дагестане нещадно. Теперь наш дубль финишировал шестым. В чем, на ваш взгляд, причины прогресса?
— Критиковать мы, дагестанцы, горазды, причем по большей мере своих. Кому доставалось больше всех? Алишке, Камилю, Махачу, Шамилю…. Руслана критиковали нещадно и в большинстве случаев необоснованно. 2010-й – это ведь был первый год участия дублеров «Анжи» в серьезном турнире и первый год его работы в команде. Агаларова знаю настолько хорошо, что легко могу дать оценку любым его качествам. Никогда не сомневался в тренерском потенциале Руслана – хотя бы в силу того, что считаю справедливой поговорку: «Чем иметь два высших образования, лучше иметь хорошее соображение». Руслан – креативный парень. Он и футболистом был таким – способным на нестандартные ходы, и в жизни его всегда отличала смекалка. У Руслана есть неоспоримый педагогический дар, есть характер, есть стержень. Ему недоставало профессионального образования, но теперь он получил лицензию категории A. Он обучаем, стремится к совершенствованию: я это видел в наших с ним беседах по вопросам игры и подготовки, на совместных тренировках.

Вообще же вопрос вы подняли очень серьезный, поскольку он касается развития футбола в регионе. Я верю в талант наших ребят, в их способность играть и работать на любом уровне, понимаю, что сегодня им не хватает условий для получения полного футбольного образования.

Всегда — и 40 лет назад в «Динамо», и в 2000-м, и в прошедшем сезоне, поддерживал и помогал развиваться нашим игрокам, тем, у которых видел задатки. Будунов, Сирхаев, Агаларов, Акаев, Бамматов, Гасанбеков, Лахиялов, Асильдаров, Рамазанов не случайно получили признание в российском футболе.

С «Анжи» проще и яснее. Но кто будет развивать футбол Дагестана? Ведь если не выстроить систему подготовки резерва, если не готовить своих тренеров, врачей, судей, управленцев, невозможно стабильно хорошо играть в премьер лиге на протяжении многих лет. Сегодня в качестве и условиях подготовки резерва мы заметно уступаем не только признанным центрам футбола – Москве, Питеру, но и начинаем отставать, например, от Чечни.

«Анжи» — это флаг, ориентир, который, начиная с первого выхода команды в премьер-лигу и особенно сегодня, гонит мальчишек в футбольные школы, где нет приблизительно равных условий подготовки, которыми располагают их сверстники в других регионах. В нашем главном центре, школе Маркарова, всего 2 поля плохого качества. И несмотря на это в основном составе «Анжи» играют пятеро дагестанцев.

Мне нет нужды заигрывать с болельщиками. Я немало сделал для развития футбола не только в Дагестане, но и в России, и я не стану делать вид, будто все эти «Позор!» и «Уходи!», звучавшие с трибун по ходу матча с «Тереком», прошли мимо сердца. Это было действительно больно – понимать, что к тебе не где-нибудь, а на родине, относятся как к врагу.

Какая еще команда в премьер-лиге имеет такое число собственных воспитанников? «Зенит»?.. Думаю, это хорошее доказательство одаренности нашей молодежи, нуждающейся в поддержке.

— Столько разговоров было о центрах подготовки футболистов…
— Так, но за прошедший год клуб не сделал в этом направлении практически ничего. С себя ответственности тоже не снимаю, ибо полагаю, что обязан был чаще возвращаться к этому вопросу на встречах с Керимовым. Но по существу – это участок работы администрации клуба, которых модно сейчас называть менеджерами.

— Каковы ваши дальнейшие планы, Гаджи Муслимович? Не хочется думать, что вас подкосила отставка, отлучение от работы в клубе, в котором мечтают оказаться многие…
— Нет, не подкосила. Я, по счастью, ментально выше всех этих интриг. Скажу больше: такие ситуации делают меня сильнее. Это, к слову, одна из моих любимых тем для разговора с футболистами: трудности сильную команду делают сильнее, слабая же под их влиянием разваливается.

— Вы остаетесь в «Анжи» в каком-нибудь качестве?
— Нет, мы с клубом разошлись. У меня к «Анжи» нет никаких вопросов. Несмотря на неприятный осадок, считаю, что я прожил хороший год. Один из самых интересных в жизни. Эту возможность подарил Сулейман Керимов, который взялся исполнить мечту нескольких поколений дагестанцев: юных и взрослых, любителей и профессионалов, футболистов и тренеров, — всех, кто болеет душой и сердцем за дагестанский футбол, независимо от статуса, возраста и профессиональной принадлежности.

— Получится?
— Да, если сохранится интерес. Важно пройти этот путь с наименьшими издержками. Совсем без издержек – невозможно, конечно, ибо это слишком сложный и неоднозначный путь.

Источник: Новое Дело Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 6
22 июля 2017, суббота
21 июля 2017, пятница
Партнерский контент
Лидерство "Локомотива" в РФПЛ - это...
Архив →