Павел Бородин
Фото: Руслан Кривобок, "РИА Новости"
Текст: Алексей Золин

Бородин: нарушители правил расстанутся с футболом

Глава комитета по этике Павел Бородин объяснил, почему согласился занять эту должность, а также поведал о том, какие задачи поставлены перед ним главой РФС Сергеем Фурсенко.
8 февраля 2012, среда. 22:15. Футбол

— Павел Павлович, ваше назначение на пост главы комитета по этике РФС стало одним из главных сюрпризов прошедшей Конференции РФС. Не раскроете секреты вашего возвращения в большой футбол?
— Я поддерживаю отношения с футболистами с 1973 года. Перебравшись в Москву в 1993-м, практически до 2000 года я общался с российскими игроками из футбольного клуба «Торпедо» и сборной России. Мы ездили на базу в Подмосковье, посещали футбольное поле, гостиничный комплекс и раздевалки. Всегда поддерживал ветеранов. Можно сказать, что я просто «отморожен» в отношении футбола.

Те унизительные вещи, которые творятся в современном футболе, мы с Фурсенко, Васильевым, Газзаевым и Гершковичем обсуждали очень подробно. Необходимо принять определённую этику футбола, обращения и взаимоотношений. Это и постарается сделать комитет, который я буду возглавлять.

Начал играть в футбол в городе Кызыл Тувинской ССР, шесть лет там играли улицей на улицу. Когда я в 1964 году поступил в Московский институт химического машиностроения, из «Лужников» просто не вылезал. Мы покупали три мороженых, и на стадион нас пропускала очень хорошая женщина, бывшая директором музея в «Лужниках». Я с ума сходил по футболу. Вообще-то я бывший профессиональный баскетболист, три года играл за «Буревестник», потом в Ульяновске пять лет. Был в Ульяновской области и баскетбольным тренером, но на футболе я просто помешан. Вспоминаю, когда мы были на матче «Спартак» — «Торпедо». Тогда торпедовцы выиграли со счётом 5:1. Два мяча забил Миша Гершкович, два забил Эдуард Стрельцов – сто тысяч человек стояло! Помню, как нас провели на матч против сборной Бразилии, тогда мы проиграли 0:3. Сто тысяч зрителей стояло. Футбол для меня – это образ жизни. Вот почему я согласился возглавить комитет по этике.

— Какие задачи были поставлены перед вами в разговоре с руководителем РФС?
— Мы обсуждали эти вопросы на протяжении 2-3 часов. Мы говорили о корпоративном, коллегиальном подходе к рассматриваемым вопросам. Не должно быть так, что комитет по этике занимается одними вопросами, а РФС и другие комитеты – другими. Все мы должны работать в одной команде, и у нас должен существовать единый подход ко всем вопросам, которые возникают в российском футболе.

— Вашим заместителем был назначен бывший замглавы МВД Владимир Васильев. С чем связан выбор его кандидатуры на этот пост?
— Мы с ним дружим с 1993 года, когда я стал управляющим делами президента России. С Владимиром Васильевым мы играли в футбол, дружили, и я знаю его профессиональный подход к делам. В любом деле важно, чтобы им занимались профессионалы. Для меня Владимир Васильев – это суперпрофессионал. Вопросы, которые возникали в российском футболе в 90-х годах, мы с ним обсуждали и прекрасно решали. Те унизительные вещи, которые творятся в современном футболе, мы с Фурсенко, Васильевым, Газзаевым и Гершковичем обсуждали очень подробно. Необходимо принять определённую этику футбола, обращения и взаимоотношений. Это и постарается сделать комитет, который я буду

возглавлять.

— Комитет фактически полгода был без руководства, и за это время накопилась масса нерешённых вопросов. За какие из них вы планируете взяться в первую очередь?
— Самое главное – руководствоваться коллегиальным корпоративным подходом для того, чтобы вернуть нашему футболу первое место в спорте. Необходимо, чтобы футболисты понимали, что существует такое понятие, как «этика».

— Комитет по этике всё ещё не рассмотрел «дело Веллитона». Изучали ли вы этот вопрос и считаете ли, что высказывания представителей ЦСКА и «Спартака» подлежат рассмотрению комитетом?
— Тут речь не об отдельной комиссии или комитете. Речь о глобальном подходе к этому виду спорта. Существует человеческая культура, футбольная культура, существуют правила игры. Все должны вести себя нормально. Игроки и тренеры должны знать, что есть общий подход к футболу. И если они нарушают правила игры, то футболом они заниматься не будут.

— Собирается ли комитет сам инициировать рассмотрение каких-либо вопросов, или работа будет строиться, как и прежде: для созыва членов комитета нужно будет ждать обращений со стороны клубов, РФС и РФПЛ?
— Мы не будем ничего инициировать. Мы будем работать в одной команде, вместе с Российским футбольным союзом. Что касается членов нового комитета, то этот вопрос мы только обсуждаем. В число членов комитета могут войти Паршиков, Мовчан, Маркин, Газзаев, Сергеев, Тугарин и Романцев.

— В прошлом году апелляционный комитет РФС отменил два решения комитета по этике. Не считаете, что в этом есть некое противоречие?
— Именно о том и речь, что у нас должен быть единый подход. Я не спорю, что каждый может иметь своё мнение, каждый может его высказать. Однако и футболисты, и тренеры, и специалисты, и сотрудники структур должны чётко понимать, что для них и для нас существуют единые правила игры. Если правила нарушаются, то за них отвечают. Такие нарушители расстаются с футболом.

— Выступая на конференции, Сергей Фурсенко заявил, что бюджет РФС должен быть существенно больше. Стоит ли ожидать прогресса в этом отношении с появлением в составе исполкома миллиардеров Авена и Керимова, а также главы ОАО «РЖД» Якунина?
— Я считаю, что нам нужно перенять мировую практику. Необходимо поднять финансовый уровень для того, чтобы развивать детский и юношеский футбол. Давайте направим деньги на спорт, на наше будущее, на наших детей.

— Одна из основных долгосрочных целей РФС, по словам Фурсенко — победа на чемпионате мира 2018 года. Насколько реалистичным выглядит выполнение подобной задачи?
— Приведу такой пример: в 1959 году мы в составе баскетбольной сборной Тувы поехали играть против сборной Красноярского края.

В лиге может быть и 18, и 20, и даже 25 команд. Самое главное, чтобы турнир был правильно организован.

Проиграли им со счётом 2:124. Два очка у нас набрал легкоатлет. Через три года мы играли в Абакане на чемпионате Сибири и Дальнего Востока. Вышли на первый матч и обыграли ту же команду со счётом 78:75. У соперников отвисли челюсти: как?! Они проигрывали нам 124:2, а тут отыгрались! А всё потому, что в спорте самое важное – это настрой, желание и воля. Я тогда из 78 забросил 27 очков, а при росте 186 был защитником. И в хоккее, и в лёгкой атлетике, и в зимних видах спорта мы демонстрировали, что Россия – это первая страна.

— Валерий Газзаев выступил с предложением расширить состав Премьер-Лиги до 18 команд, сократив при этом количество клубов ФНЛ. Кажется ли вам данная идея рациональной?
— В лиге может быть и 18, и 20, и даже 25 команд. Самое главное, чтобы турнир был правильно организован.

— И напоследок пара личных вопросов. В свое время в прессе часто писали о ваших бомбардирских подвигах. Продолжаете ли вы играть футбол и ведёте ли личную статистику забитых голов?
— Я начал играть в 46 лет, и за всё время забил 12 691 гол. Господин Фурсенко ошибся, сказав, что у меня было на 8 мячей больше. Сборная мира великому вратарю Ринату Дасаеву забивает два гола, а я забиваю ему 4 гола за то же время.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 4
24 июня 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Станет ли матч с Мексикой последним для России на Кубке конфедераций?
Архив →