Медведев: уход Гаджиева был воспринят болезненно
Текст: Игорь Брагин

Медведев: уход Гаджиева был воспринят болезненно

Форвард самарских "Крыльев Советов" Алексей Медведев рассказал о своей универсальности, специфике современного футбола, жажде гола и игре при незаполненных трибунах.
14 июня 2007, четверг. 12:10. Футбол
Форвард самарских "Крыльев Советов" Алексей Медведев рассказал корреспонденту "Самарского футбола" Ирине Зобниной о своей универсальности, специфике современного футбола, о жажде гола и игре при незаполненных трибунах.

Об уходе из ЦСКА: "Газзаев ушёл, а новый главный тренер Новиков не видел во мне игрока основного состава и не рассчитывал на меня. Практически целый год я промучился на лавке. Вернулся в "Сатурн", и тут стали меняться тренеры! Мне довелось поиграть и при Шевчуке, и при Шевченко, и при Романцеве, Тарханове, Игнатьеве… С одной стороны, было интересно поработать с разными специалистами, у каждого свой взгляд. Но с другой – хорошего мало. Слишком уж часто менялись тренеры, и приходилось под каждого перестраиваться".

О смене амплуа: "В принципе, всегда играл нападающего. Первый, кто стал меня в хавы двигать, – это Романцев. Но было это по необходимости – из-за того, что были кадровые проблемы. Он меня несколько игр ставил крайним полузащитником. А вот Гаджиев, например, видел меня как игрока атаки, но потом попробовал поставить на край. По его мнению, у меня неплохо получалось, и я начал играть крайнего полузащитника, хотя он называл меня крайним нападающим. Но при этом в функции крайнего нападающего входило покрывать всю бровку – от чужой штанги до своей. Бывало, что из-за большого объёма работы иной раз выгодные моменты впереди не мог использовать – не хватало свежести. Да и когда играешь на фланге, не так часто оказываешься в голевых ситуациях. Поэтому специалисты нормально к этому относились, они видели, что от меня нельзя требовать много голов, если я играю на позиции, где не так часто забивают. А вот болельщиков понять можно. Большинство из них приходит на футбол как на зрелище, где команда много атакует и создаёт много голевых моментов. В тонкостях игры не все же разбираются. Поэтому, раз пришёл нападающий, от него ждут голов. Логично? Считаю, да. Я ведь чувствовал недовольство трибун: "Кого взяли? Он же забил всего 4 гола за весь сезон..." И ещё, я считаю, нельзя сбрасывать со счетов и такой фактор, как везение. Кроме того, мы, нападающие, люди зависимые от коллективных действий. Если будет хорошая полузащита, нас будут снабжать большим количеством пасов, и у нас, естественно, будет больше моментов и возможностей больше забить".

О специфике современного футбола: "Футбол меняется. Когда смотришь футбол 80-х или ещё раньше, то обращаешь внимание на то, как игрок взял мяч и, не показывая ничего сверхъестественного, оббежал одного, другого, третьего – и забил гол. Сейчас такого дриблинга, когда можно обыграть по много соперников, не увидишь, за редким исключением. У нас футбол стал таким, что если удаётся обыграть одного, то на подстраховке тут же появляются второй и третий. Вспомним чемпионат мира – очень мало голов забивали, и в основном со "стандартов".

Об оборонительном футболе: "Сейчас много внимания уделяется обороне. И чемпионом мира стала команда Италии, которая в первую очередь играла больше от обороны, чем от атаки".

О "двуногости": "Правая получше, но у меня нет особого разделения. Я не испытываю дискомфорта, нанося удар левой. В своё время начал уделять внимание более слабой левой. Потом постепенно она подтянулась, и у меня не было проблем серьёзных в том, чтобы ударить или сделать передачу".

О том, какой гол считает красивым: "Всё равно, для меня нет разницы – красиво, некрасиво. Главное – чтобы мяч там, в сетке, оказался. А там – хоть чем…"

О зрелищности: "За основу берётся – забить, а красота дело второе, для болельщиков, а не для меня. Хотя в эстетическом плане приятно почувствовать от гола удовлетворение. Я понимаю болельщиков – им нравятся красивые голы. Но думаю, что они согласятся со мной: главное – забить, чтобы команда выиграла. Ведь после матча, мне кажется, они не будут вспоминать, ах, какой супергол был забит, если команда проиграла 1:4 или 1:5. Даже если этот единственный гол был забит с середины поля в "девятку". А если команда выиграла 3:0, вряд ли будут обсуждать, были ли мячи забиты корявенько, с метра…"

О памятных голах
: "Не столько красивые, сколько решающие. А на самом деле помню все".

О том, когда перестал составлять бомбардирский план на сезон: "Года три назад. У меня немного поменялись приоритеты. Стало главным отыграть сезон без травм, принести как можно больше пользы команде – так, чтобы тренерский штаб, руководство, партнёры и болельщики могли сказать мне спасибо за сезон".

О понятии "моя команда": "Моя команда – это дружный коллектив единомышленников, движимый одной целью. В моей команде в любой момент каждый может подставить плечо, а все конфликты, которые неизбежны в любом коллективе, решаются быстро и всегда в лучшую сторону. Такая команда может добиться многого".

Об универсализме: "Никаких проблем. Чистого нападающего из девяти туров в этом сезоне я сыграл три-четыре. Остальные получалось либо с краю, либо центрального полузащитника, ближе к обороне. Я не видел и не вижу в моей дислокации на поле особой проблемы. Возможно, это уже возрастное. По молодости думал: "Нет, ну как же так? Я должен быть впереди, мне надо забивать! Как это так – команда выигрывает, а я не забил?" А сейчас что-то произошло во мне, и когда забивает кто-то другой, а мы выигрываем, я получаю удовольствие не меньшее, чем когда забиваю сам. Поэтому если мне скажут играть ближе к обороне, я не испытаю дискомфорта. Я доверяю полностью тренерам, они специалисты – им видней".

О "голевом голоде": "Это то основное, что приносит радость и удовольствие. В тот момент, когда мяч трепещет в сетке, происходит всплеск эмоций, выброс адреналина, и, естественно, когда этих ощущений долго нет, возникает чувство неудовлетворенности, даже неполноценности. Нападающего, если он давно не забивает, это начинает напрягать психологически. Вы же обращали внимание, в таких ситуациях многие тренеры говорят: "Ему надо забить – и сразу с плеч груз сбросится". В этом действительно что-то есть. Хотя ещё и зависит от того, кто как к этому относится".

О том, каково играть при незаполненных трибунах: "Конечно, при полном стадионе приятней играть. И даже когда я играл в других командах, мне нравилось приезжать в Самару. В нынешнем году эта ситуация мне лично почему была неприятна? Да, я признаю, что игра была незрелищна, особенно в первых играх, но все видели, в каком безобразном состоянии поле. Причём не только мы жаловались, а все приезжавшие к нам команды. И они не отличались от нас ничем. Та же "Москва", которая шла в лидерах, приехав к нам, ничего сделать не могла. Думаю, это не могло не сказаться на заполненности трибун. Плюс болельщики очень болезненно восприняли уход Гаджиева, и сразу пошли некрасивые разговоры о том, что надо убирать Оборина, что у команды всё плохо. Я считаю, что все эти разговоры были необоснованны и незаслуженны. Всегда нужно дать время и определённый кредит доверия. У каждого тренера своё видение футбола, своя схема, свой тренировочный процесс. Как говорится, "Москва не сразу строилась"…

О благотворительности: "Меня очень удручало время, когда в городе никому ничего не было нужно, было обидно видеть закрытые секции и заброшенные стадионы. А ведь прежде спорт в моём городе был на высоком уровне! Отсюда возникло желание помочь людям, которые поддерживают спорт своим энтузиазмом, альтруизмом, стараются возродить его. Ведь я был таким же, как эти мальчишки! Кто знает, может, кто-то из них тоже вырастает в игрока Премьер-Лиги. Да даже если и не вырастет – ну и что? Зато они не околачиваются по улицам, подворотням, а играют в любимый футбол. Я стараюсь не ограничиваться финансовой поддержкой. Всегда, когда приезжаю, нахожу время, чтобы прийти пообщаться с ними".

О детях: "Дочку зовут Виктория, а сын – мой тезка. Я заметил, что есть у футболистов тяга к тому, чтобы называть сыновей своими именами. Наверное, они хотят видеть в своих наследниках продолжение своей футбольной жизни… Я хотел бы и мечтал, чтобы мои дочка и сын были ближе к спорту. Но всё будет так, как они захотят, никакого давления я оказывать не собираюсь, не буду напрягать или подталкивать. Хотя в какой-то степени это, быть может, и нужно".
Источник: Самарский футбол
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →