Евгений Помазан
Фото: Олег Лысенко, "Чемпионат.com"
Текст: Олег Лысенко

Помазан: теперь я готов конкурировать с Габуловым

Редкому триумфатору Евро-2006 среди юношей удалось проявить себя и во взрослом футболе. Один из них, вратарь Помазан, блеснул в составе "Анжи" осенью и надеется не осесть в запасе весной.
24 февраля 2012, пятница. 18:00. Футбол
Холл фешенебельного отеля "Кемпински" в обеденный час напоминает сонное царство. Умиротворяющая музыка плавно льётся из динамиков, на паре плазменных экранов беззвучно идёт футбол. Раз в пять минут тенью мелькает официант или коридорный – и никого. Ничто не нарушает покоя игроков и тренеров "Анжи". Они здесь единственные футбольные постояльцы, дорогие во всех смыслах слова гости.

Звёзды "Анжи" к такому обходительному, даже почтительному отношению к себе давно привыкли. Для молодого вратаря Евгения Помазана пока многое в новинку. Он один из немногих победителей юношеского Евро шестилетней давности, кто не заблудился по дороге во взрослый футбол. Хотя каков он на вкус, Женя узнал относительно недавно.

Грех было упускать возможность поиграть с такими мастерами, как Это’О, Роберто Карлос, Жирков.
— У вас не возникает ощущения ирреальности происходящего? Ещё год назад вы играли в первой лиге – и вдруг Роберто Карлос, Это’О, Хиддинк. Не чудо ли?
— Конечно, всё это необычно. Но так, наверное, и должно быть в клубе топ-уровня – звёзды на поле, именитый специалист – на скамейке.

— Можно сказать, что судьба начала потихоньку возвращать вам долги – за годы сидения на "банке" "Кубани", потом ЦСКА?
— Возможно. Но кто знает, что будет дальше? С приходом Володи Габулова конкуренция среди вратарей резко возросла. Я могу занести себе в актив период выступлений в Нальчике и несколько осенних матчей за "Анжи", однако это не гарантирует мне места в основе и впредь. За него нужно бороться, нужно доказывать новому тренеру, что я достоин этого. А других способов это сделать, кроме как усердной работой на тренировках, ещё не придумано. Надеюсь, что буду играть.

— Ваши дорожки с коллегой Габуловым причудливо переплелись: оба играли в "Кубани", потом, пускай и порознь, — в ЦСКА. Да и ваш переход в "Анжи" в какой-то степени способствовал временному возвращению Владимира в "армейский" клуб. Теперь вы снова вместе. Как это у вас так получается?
— Мы не специально (смеётся). Видно, на роду что-то такое написано. Футболисты вообще кочевой народ: сегодня здесь, завтра – там. Неудивительно, что при этом люди то и дело где-то пересекаются. Обычное дело.

— Вас можно назвать приятелями или уместнее всё-таки более официально-деловое определение "коллеги"?
— Приятели? Да, наверное. У нас очень хорошие отношения с Вовой.

— А как же профессиональная ревность, конкуренция?
— Конкуренция на работе не мешает нам сохранять добрые отношения в жизни. Тренер оценивает готовность футболистов и определяет, кому играть. Зачем нам портить друг с другом отношения? Я не вижу смысла в этом. Он, думаю, тоже.

— Вам известен хоть один пример крепкой вратарской дружбы?
— Мне кажется, не только в футболе, в спорте вообще закадычные друзья встречаются редко. Мы работаем в условиях постоянной, жёсткой конкуренции. Каждый стремится доказать, что он лучший. Сама среда не располагает к особой задушевности. Мы все в команде товарищи, партнёры, но дружба – это всё-таки немножко другое.

— В "Кубани" у вас объективно не было шансов выглянуть из-за широкой спины Габулова?
— Так я же совсем мальчишка был. 16 лет. Плюс после чемпионата Европы тяжёлую травму получил – порвал крестообразные связки. А у "Кубани" тогда и без меня вратарей хватало – Габулов, Дикань, ещё ребята… Даже не знаю, каким по счёту я в этой иерархии значился, но точно не первым и даже не вторым. Короче, шансов заиграть было ноль или около того. Один матч на Кубок провёл – на Кубок с "Металлургом-Кузбассом", после удаления Володи. И всё.

— Победа на юношеском чемпионате континента в комплекте со званием лучшего вратаря турнира не сбили подростка Помазана с пути истинного?
— Нет, я трезво смотрю на эти вещи. Золотая медаль, индивидуальный приз – всё это, конечно, замечательно, приятно. Вместе с тем я отдавал себе отчёт в том, что это детский, по сути, футбол. А мне хотелось играть и побеждать на взрослом уровне. Отдельное спасибо родителям. Если они вдруг замечали у меня какие-то опасные настроения – вовремя одёргивали.

Мне кажется, Гус очень хороший человек.
— Почему из той сборной почти никто не пробился в большой футбол?
— Не знаю. У каждого свои причины, своя история.

— А чем вы, интересно, руководствовались, добровольно записываясь в дублёры к Акинфееву?
— Я с самого начала понимал, что шансов заиграть в ЦСКА у меня мизер. И всё-таки в глубине души надеялся: а вдруг? В конце концов, в такие клубы не каждый день зовут. Я всё взвесил и рискнул.

— И что вам дали годы "службы" в столице?
— Опыт. Даже тренируясь с такими мастерами, растёшь. Вырванными эти годы точно не были.

— После того как ЦСКА арендовал вас сначала "Уралу", а потом "Спартаку" из Нальчика, думаю, не только у меня закралась мысль: покатилась карьера парня по наклонной. У вас её не возникало?
— Нет, в "Урал" я уходил осознанно, поскольку хотел играть, а не сидеть на лавке, пускай даже это лавка такой большой команды. Мне нужна была практика – за ней и поехал в Екатеринбург. Нальчик мне тоже очень помог – я получил опыт игры в Премьер-Лиге. Нисколько не жалею о времени, проведённом в этих командах. Напротив, благодарен им обеим.

Евгений Помазан на тренировке

Евгений Помазан на тренировке


— Получив предложение от "Анжи", не раздумывали ни минуты?
— Нет, конечно. Морально я уже был готов к уходу из Нальчика – как раз появились разговоры об интересе ко мне со стороны "Динамо". Я поговорил с тренером "Спартака" Ташуевым, всё ему объяснил, и он, надеюсь, меня понял. Грех было упускать возможность поиграть с такими мастерами, как Это’О, Роберто Карлос, Жирков. Приглашение "Анжи" принял моментально и не жалею об этом.

— В ЦСКА Жирков замечал молодого вратаря-дублёра?
— В этом плане проблем не было. Мы нормально общались тогда, хорошо ладим и сейчас.

В "Кубани" Владимира все, и я в том числе, воспринимали как вратаря ЦСКА, известного человека. Сегодня такого трепета перед известными фамилиями я уже не испытываю.
— Не поверю, если скажете, что ноябрьская победа над ЦСКА для вас ничем не отличалась от любой другой.
— А я и не стану кривить душой: было очень приятно. Очень (улыбается). Разумеется, мне хотелось показать себя с наилучшей стороны и именно этому сопернику.

— Удалось?
— Раз выиграли, значит, удалось…

— Теперь-то вы, наверное, более готовы к конкурентной борьбе с Габуловым, чем шесть лет назад?
— Безусловно. В "Кубани" Владимира все, и я в том числе, воспринимали как вратаря ЦСКА, известного человека. Сегодня такого трепета перед известными фамилиями я уже не испытываю. Все живые люди, поборемся.

— Красножан на вас рассчитывал – и во второй сборной, и в "Анжи". Вас его уход должен был огорчить едва ли не больше всех в "Анжи" — или я не прав?
— Если тренер с руководством так решили, значит, так тому и быть. Не в моей компетенции обсуждать такие вещи. Моё дело – играть в футбол, а не решать такие глобальные проблемы.

— У вашего нового тренера множество не только регалий, но и прозвищ. Одно из них – Волшебник Гус. Как он, похож на чародея?
— Что-то такое есть (смеётся). Мне кажется, он очень хороший человек.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 28
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →