Ван Нистелрой: на поле я становлюсь другим
Текст: «Чемпионат»

Ван Нистелрой: на поле я становлюсь другим

Форвард "Реала" Руд ван Нистелрой рассказал о том, что нужно настоящему бомбардиру, из чего он извлекает пользу, как мучается после матчей и куда целится на тренировках.
19 июня 2007, вторник. 22:40. Футбол
Форвард "Реала" Руд ван Нистелрой рассказал о том, что нужно настоящему бомбардиру, из чего он извлекает пользу, как мучается после матчей и куда целится на тренировках. Всё, что написано о замечательном бомбардире до этого, послужит лишь аперитивом к настоящему пиршеству – интервью, которое голландец дал журналу "Champions".

О пользе сеток

— Каково это – забивать голы?
— Это ни с чем не сравнить. Когда мяч попадает в сетку, это – вау! Иногда я праздную голы даже на тренировках, настолько это классно. Многие нападающие говорят, что забивать сродни употреблению наркотиков, и ты садишься на эту иглу.

— А можно это с чем-то сравнить?
— Да уже сравнил... Когда случается что-то хорошее для всей твоей семьи, это тоже счастье, порыв счастья, но... это иное счастье. Вот почему я могу рассказать вам о каждом голе, который я забил. Это как будто ты слышишь песню и думаешь: "Ха, так я же слышал ее, когда мне было 17 и мы с друзьями рванули в Испанию!" Вы помните гол благодаря таким вот зацепочкам в мозгу.

— Даже в детстве голы - это наслаждение...
— Ненавижу играть без сеток на воротах, потому что опыт получается неполным. Вы должны видеть мяч в сетке и слышать звук, который он при этом производит. В юности я всегда отправлялся потренироваться на городской стадион, потому что там были большие ворота. Работники стадиона охотились на меня. Ну а я перепрыгивал через забор - и был таков!

О пользе оставшегося времени

— Если вы не забиваете, то чувствуется какое-то "недо-" – недоделанность, несвершенность, незаконченность?
(Эффект незавершенного действия, он же эффект Блюммы Вольфовны Зейгарник, известнейшая в психологии штучка. Говоря вкратце, такая пакость запоминается, въедается в тебя лучше всего... - Прим. ред.)
— Вообще-то, одних лишь голов недостаточно. Быть настоящим, полноценным форвардом означает нечто большее, чем просто забивать. Да, ничто не дарит такого удовлетворения, как голы, но есть вещи, которые приносят мне удовлетворение. Бывает, что я играю хорошо, но не забиваю... Черт! И чувствуешь себя всё равно не очень хорошо – как будто мимо тебя проскочило что-то важное.

— И как вы справляетесь с чувством упущенного шанса?
— Когда игра ещё продолжается, с этим вообще нет ни малейших проблем. Думаю: "Забью в следующий раз". А вот когда арбитр дает финальный свисток, а я не забил, то в голове моментально начинают прокручиваться все моменты, когда я мог, но не отличился! И думаю, и думаю... Это иногда сводит меня с ума. Иду домой, смотрю игру по ящику и анализирую до тех пор, пока не пойму, в чем дело, почему я промазал. И тогда наступает полный о'кей.

— Вы говорили, что если не забиваете пенальти, то можете исправиться, открыв счёт...
— Да. Мне такое удалось четыре раза. Даже когда я промахнулся в памятном матче с "Арсеналом" (тот самый, конфликтный, в сентябре 2003-го на "Олд Траффорде", когда Руд симулировал, заработал пенальти на 90-й минуте, а потом не забил – прим. ред.), я погнал себя вперёд. Ведь ещё оставалась минута или около того! Но... Мало, очень мало. Боже, как погано я чувствовал себя после той игры! И этот пенальти гвоздём торчал в мозгу... Нет, только возможность исправиться спасает в таких положениях.

— Однажды вы сказали, что нападающие – такие же ненормальные, как и вратари. Что бы это значило?
— Да то и значило... Наше общее сумасшествие. Сумасшествие одиночества. Каждое амплуа имеет определенные характеристики. На тренировках можно определить людей по их характеру – кто защитник, кто нападающий...

— Так форварды одиноки?
— Я вполне общительный парень, но иногда хочется послать всех куда-нибудь. Это менталитет нападающего. И я не волнуюсь, что обо мне подумают. Я такой, какой я есть.

О пользе продуманных решений

— Когда вы впервые сыграли в нападении?
— Как ни странно, до 19 лет я играл в центре полузащиты, успевая и на атаку поработать, и в защите товарищам помочь. Сейчас я не могу в это поверить! Однако на второй год моего пребывания в первой команде "Ден Босх" тренер сказал: "Ну-ка, мчи вперед и попытайся сыграть без оглядки на собственные ворота!" Я частенько забивал, будучи полузащитником, и они подумали, что если я не буду отвлекаться, то забью гораздо больше.

— Довелось читать: мол, вам ещё многому следовало научиться, но главным инструментом бомбардира вы уже владели.
— Точно. У меня был неплохой приём, первым же легким касанием я отправлял мяч себе на ход, и не просто, а удобно. Кроме того, я всегда неплохо двигался. Когда мне было 15, тренеры ставили меня играть за 18-летних. Это значит, что мне приходилось сражаться с куда более крупными соперниками. Тут уж был единственный способ: используй голову! В смысле, мозги.

Как Райкард и Гуллит упрямца сломали

— Партнёры по "Ден Босху" вспоминали, что вы не использовали много моментов, потому что были жутко нетерпеливы.
— Не только. Мне к тому же хотелось не просто забивать, а забивать красивые мячи, чтобы каждый представлял собой нечто особенное. Частенько это не срабатывало и...

— ...Вы играли проще?
— Отнюдь! Наоборот, старался сыграть еще эффектнее. Я очень упрямый.

— Что же случилось потом?
— Когда я уже играл за "Херенвен", Франк Райкард и Руд Гуллит пришли на нашу тренировку. Мне страшно хотелось произвести на них впечатление! Я попытался перебросить мяч через вратаря и попал в перекладину. Был доволен, потому что это должно было отменно смотреться со стороны. Но они сказали: "Если ты хочешь титулов, сынок, мяч должен попадать в сетку. И не важно, каким способом..." Так впервые я осознал, что необходимо для того, чтобы стать нападающим. Я перестал стремиться к красивостям и думать о внешних эффектах. Гуллит и Райкард сказали, что есть только одна по-настоящему важная вещь: голы, которые ты забил. Если ты играл и не забил, никто не напишет о тебе.

— Фоппе Де Хаан (тренировал "Херенвен" в 1985-2004 гг., а в 2006 году молодежная сборная Голландии под его руководством стала чемпионом Европы, обыграв в финале Украину. - прим. ред.) тоже сыграл свою роль. Он назвал вас "львом, выжидающим на солнце".
— Ха! Я знаю, о чём он. Я старался успеть всюду, сделать слишком много. А нападающий иногда должен просто выключиться из игры, скрыться за плечами защитников, чтобы они потеряли его из виду.

О пользе малого числа касаний

— Как вы обыгрываете защитников?
— Да проще некуда! Можно двигаться между центральным защитником и крайним или между центрбеками – важно, чтобы они не знали, кто именно должен вас опекать, и в глубине души надеялись один на другого. Можно ещё оттянуться в полузащиту, и тогда им придётся решать непростую задачу – кто последует за вами.

— Вы всегда маячите в явном офсайде, но в нужный момент возвращаетесь в игру.
—Когда вы барражируете вдоль ворот и защитники знают, что вы у них за спиной, они всегда ощущают дискомфорт и волей-неволей оттягиваются к рамке. Благодаря этому вы получается 20 лишних метров пространства для атаки.

— Когда вы с мячом, есть ли для вас существенная разница между штрафной и всем остальным?
— Да. В штрафной второе ваше касание должно быть ударом по воротам. Впрочем, где бы я ни был, стараюсь не делать больше двух, максимум трёх касаний мяча.

— Независимо от того, висит у вас на пятках защитник или нет?
— Независимо. Обычное соотношение в единоборствах с защитником – 50 на 50. Хотя кое у кого процент повыше...

— Вы часто бьёте "шведой".
— Стараюсь закрутить мяч, чтобы кипер его не достал. Или же в последний момент пустить его в другой угол, куда не ждут.

О пользе боковой части сетки

— Как вы тренируете удары? Иан Раш не просто попадал в ворота, а...
— ...Целил в боковые сетки – те, что между передней и задней стойками ворот! Знаю. При диагональных ударах я всегда целюсь именно в эту зону ворот. И ловлю изрядный кайф, когда попадаю. Нет, правда, класс! Но на тренировках я стараюсь отработать всё без исключения. Чтобы не случилось так, что в игре ко мне попадёт мяч, а я начинаю мучиться раздумьями: "Боже, что мне делать?!" Что мне нужнее всего, кроме физической формы, так это поддержание моего чувства мяча. Перед тренировкой я всегда делаю легкие касания – просто держу мяч. Каждый день нужны миллионы касаний мяча, ну, столько, сколько вы сможете сделать! И тогда ваше чувство мяча будет неколебимо.

— Спортивные медики считают, что у футболистов необычайно развито периферийное зрение. Вам это помогает?
— Хм. Мозг захватывает картинку и реагирует на то, что ты видишь... Но картинка захватывает лишь один момент, и когда в игре происходят какие-то изменения, мозг посылает сигнал тревоги. Картинка другая, другие решения.

О пользе пустой головы

— Какие мысли успевают промелькнуть в вашей голове, когда вы выскакиваете на свидание с голкипером?
— Как забить! Под каким углом к воротам я нахожусь? Где вратарь? И в последний момент я принимаю решение.

— Как-то вы сказали, что напряженно размышляете всю игру, но в этот момент голова должна быть пустой.
— Ага! Ничто не должно тебе мешать – так лучше. Уверенность – вот чувство, которое позволяет тебе правильно использовать такие моменты. Нельзя позволять сомнениям одолевать тебя.

— Перейдя в МЮ, вы забивали пенальти за пенальти. А потом не реализовали три подряд, включая тот знаменитый в матче с "Арсеналом". Что случилось?
— Вся проблема в голове. Один раз смазал и начинаешь каждый раз жутко переживать. Всё время приговариваешь: "Твою ж мать, ну сделай же ЭТО хоть теперь!" Ну ничего, рано или поздно всё возвращается на круги своя.

— Когда забили – вас попускает?
— О да! Если это можно так назвать. Потом смотрю видео, как я отмечаю гол, и думаю: "Неужели это я?" Этот я, судя по накалу страстей, только что выиграл чемпионат мира! Или Олимпиаду! Вот что это для меня значит.

О пользе killer instinct

— Правильно ли будет сказать, что вы умеете быть безжалостным?
— Быть нападающим означает прежде всего обладать инстинктом убийцы. Когда я возвращаюсь к важнейшим моментам моей жизни, то прихожу к выводу: так или иначе я всегда находил дорогу, сражаясь, когда мне бросали новый вызов.

— И откуда такой характерец?
— От дедушки по маме. Он тоже был футболистом и у него был характер. Однажды в Оссе старик в местном кафе сказал, что видит во мне его – моего деда.
(Как рассказывал Руд в другом интервью, оценки отца тоже играют большую роль в его жизни. Точнее, их отсутствие. Папа Ван Нистелрой просто произносит одну из двух фраз: "Неплохо сыграли" или "Ну и дерьмо же вы были сегодня!" – Прим. ред)

— Говорят, вы в молодости были очень вспыльчивы.
— Был. Я натворил много глупостей, но, думаю, научиться чему-то по-настоящему можно лишь на собственных ошибках, шишках, синяках и падениях. Я не собираюсь избавляться от этой стороны моей личности или скрывать ее. Знаю, что иногда в стремлении победить захожу слишком далеко.

— А сейчас?
— Ну... Что такое "слишком далеко"? Если это в рамках правил, можно заходить так далеко, как только пожелаете.

— Это довольно простой способ мотивации.
— В каждой игре вы стремитесь к успеху. Выиграть! Вот что зажигает во мне огонь. Рекорды, которые я уже побил, это хорошо, но это всего лишь вехи моей карьеры. Моя единственная настоящая цель – выжать из себя максимум в каждой игре.

— Ваш инстинкт убийцы проявляется в каких-либо других областях жизни?
— Нет! Даже в дорожных пробках. Никогда не буду устраивать с кем-то разборки, подобные тем, что разворачиваются на футбольном поле. Никогда. Я весьма практичен. Если я решу, что чего-то может рассосаться само собой, то пусть так и будет. Но в игре на такие вещи нет времени. На поле я становлюсь другим человеком.
Источник: Football.ua
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →