100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Рино Гаттузо – храброе сердце

Дженнаро Гаттузо – лучший среди футболистов, которым сродни смерти проиграть единоборство, которые никогда не позволят себе упустить соперника, не постелиться за мячом, уходящим в аут.
5 июля 2007, четверг. 23:55 Футбол

Есть игроки, которые рождаются с техникой, как у Роналдиньо, со скоростью, как у Роберто Карлоса, с пониманием и чувством игры, как у Андреа Пирло. А есть и такие, которым сродни смерти проиграть единоборство, которые никогда не позволят себе упустить соперника, не постелиться за мячом, уходящим в аут. И Рино Гаттузо, вне сомнения – лучший в мире среди футболистов такого рода. И дело здесь не в том, что он просто отрабатывает деньги, которые получает по контракту. Кому доводилось видеть Гаттузо не только в финале Лиги чемпионов, но и в товарищеских матчах, думаю, подтвердит, разницы – ноль.

«У меня с самого рождения было что-то, что заставляло всегда бороться до последнего». И сама жизнь Дженнаро закалила и развила в нём это чувство. Для многих покажется верхом героизма то, что Рино в возрасте 18-ти лет выбрался из Италии, отправившись в «Рейнджерс». Хе, это ещё цветочки! Знаете, сколько было лет Дженнарино, кода он уехал из дома, чтобы как-то найти себя в жизни? Двенадцать!!!

Сын Папы Карло

Рино Гаттузо – просто типичнейший южанин, из поселка Корильяно Калабро, где вся промышленность – это ловля рыбы

Хотя ему и до этого жизнь малиной не казалась. Рино Гаттузо – просто типичнейший южанин, из поселка Корильяно Калабро, где вся промышленность – это ловля рыбы. Калабрия вообще далеко не чуждый для сборной Италии регион. Отсюда родом и Симоне Перротта, и Винченцо Яквинта. Судьба этих трёх ребят очень похожа – все они вышли из самой глубокой провинции и вынуждены были пробиваться в большой футбол из самых низов. Ну а Перротта к тому же, как и Гаттузо, покинул дом, став взрослым ещё в детстве.

Семья Гаттузо в особом достатке не жила – отец, поиграв в футбол на любительском уровне, вернулся к профессии плотника, но любви к кальчо, конечно же, не оставил. «В моём доме футбол просто входил в твои легкие вместе с воздухом! Первую форму и мяч я получил, когда мне было всего четыре года. Пускай это была форма вообще непонятно какой команды, но я не расставался с ней никогда».

Впрочем, папа Дженнарино особо не баловал. Гаттузо рассказывал одну историю, из которой понятно, какой нрав у его родителя. Так как денег у его семьи периодически не хватало даже на бутсы, маленький Рино как-то решил подзаработать. Для этого он, прогуляв школу, вышел на автостраду и попробовал остановить машину, чтобы его подбросили в город. Одна из машин вскоре затормозила, Дженнаро подошёл к двери и увидел в салоне своего папу! Ему всыпали так, что… В общем, школу после этого Рино не прогуливал.

Rainooo!

Но научиться чему-нибудь в Корильяно Калабро было невозможно. В футбольном плане единственным местом, где Рино мог расти, был пляж с рыбацкими сетями вместо ворот. Но этот уровень Гаттузо перерос уже в 12 лет, когда переехал из Калабрии в Умбрию, в школу «Перуджи». И здесь он продолжал развиваться очень быстро. Пройдя просмотр, Рино был зачислен в секцию в команду, в юношескую категорию «алльеви». В 15 лет от его игры руководство и наставники «Перуджи» были без ума, в шестнадцать с половиной он уже дебютировал в Серии В, в семнадцать – в Серии А (на игре в Болонье на трибуне сидел его отец). Тогда же он участвовал в чемпионате Европы U-18, а в 1997 году был признан лучшим игроком чемпионата примаверы. Неплохо, правда? Можно сказать, что Дженнаро выполнил то обещание, которое дал родителям и друзьям — не возвращаться, пока не достигнет в жизни чего-то существенного.

Но «покой ему только снился». Под конец сезона с руководством «Перуджи» связались «Рейнджерс». Тренер шотландцев Уолтер Смит не просто покупал молодого игрока на перспективу, но и предлагал ему место в основе.

И он сдержал слово – Рино играл в старте, став одним из кумиров «Айброкса», где его нарекли Brave Heart («Храброе сердце»). «Лишь только я получал мяч, все кричали мне: Rainooo! Rainooo!» Любовь была взаимная, ведь у Дженнаро с Глазго связано много приятных воспоминаний. Здесь он забил семь голов за чемпионат – абсолютный рекорд для Гаттузо.

Кроме того, в Шотландии он познакомился со своей нынешней женой Моникой. Её родители были владельцами «La Rotonda», итальянского ресторана в центре Глазго, куда Гаттузо часто наведывался отужинать. Марио и Пина, так звали отца и мать Моники, были с Дженнаро в очень хороших отношениях, но их дочку ему долгое время увидеть не удавалось. Моника училась в Италии, так что о ней Рино ведал лишь из нескончаемых восторженных рассказов родителей. Но когда он с ней познакомился, то понял, что те не преувеличивали. Некоторое время Моника и Дженнаро держали в секрете то, что они встречаются. Но вскоре правда выплыла на поверхность. Голубки распланировали совместный отдых в Калабрии и Сорренто…

А когда пришло время вернуться с отдыха, оказалось, что в «Рейнджерс» настали совсем другие времена – Уолтер Смит перешёл в «Эвертон», а вместо него клуб возглавил Дик Адвокаат. Рино слегка опешил от того, что новый наставник определил ему место на правом фланге защиты. Но ещё больше он возмутился, когда узнал, что это не временное решение и в таком ключе ему надо будет играть на протяжении всего сезона.

Первый парень в Салерно

В Италию он возвращался уже совсем другим человеком, став тем «Рингьо», «Оскалом», «Рыком», которым его сейчас кличут болельщики

Тогда-то Рино и понял, что пора уходить. Были неплохие варианты в Премьер-Лиге, но Гаттузо всё-таки соскучился по Италии, так что он попросил своего нового агента Андреа Д'Амико подыскать ему варианты в Серии А. И вариант был найден, причем не самый плохой – Гаттузо стал самым высокооплачиваемым игроком в истории «Салернитаны»!
В Италию он возвращался уже совсем другим человеком, став тем «Рингьо», «Оскалом», «Рыком», которым его сейчас кличут болельщики. Кстати, уезжая из Глазго, Рино обещал вернуться, и поэтому в «Рейнджерс» не оставляют надежду увидеть этого игрока снова. В последние годы уже несколько раз возникали слухи о том, что «рейнджеры» уговаривают Гаттузо перейти к ним в команду. На все подобные разговоры Рино всегда отвечает одинаково: «У меня контракт с „Миланом“ до 2011 года, а там всякое может быть...»

А пока что Дженнаро Гаттузо переезжает в Салерно, прихватывая вместе с собой Монику. Она, взвесив все «за» и «против», решила бросить университет, дабы последовать за любимым, для которого этот сезон вышел не особо приятным. Рино, зная, что на него в «Салернитане» рассчитывают как на звезду, очень старался, но не сумел спасти команду от вылета из Серии А. Правда, к Гаттузо по этому поводу было меньше всего претензий – он-то играл как обычно – страстно и самоотверженно, и покупателей на него было хоть отбавляй. Президент «Салернитаны» синьор Алиберти уже практически ударил по рукам с руководством «Ромы», но, выслушав желание самого игрока (они, между прочим, до сих пор остаются большими друзьями), пошёл ему на уступки – Рино хотел в «Милан». Туда его «устроил» менеджер команды Рубен Буриани, находившийся в хороших отношениях с Галлиани.

«Миланский туман»

Спустя пару лет президент «Ромы» Франко Сенси, встретившись с Гаттузо, будет корить его за то, что Дженнаро «предпочел миланский туман римскому солнцу». Конечно же, это будет шутка, ведь пожалеть о своем решении будущий лидер «россонери» ну никак не мог.

У «россонери» особое значение имеет такое итальянское понятие, как ataccamento alia maglia, в буквальном переводе «приклеенность к футболке»

«Милан» всегда был командой особого склада, с особой, свойственной только ей политикой. Кстати, полностью противоположной «интернетовской» – у «россонери» особое значение имеет такое итальянское понятие, как ataccamento alia maglia, в буквальном переводе «приклеенность к футболке». Иногда и вправду кажется, что некоторые игроки просто приклеены к «Милану» и сдвинуть их оттуда нереально. Например, Билли Костакурта, уже на протяжении нескольких лет не приносивший особой пользы «россонери», оставался в команде. Это совсем другой подход к делу, нежели у «интеристи», которые по окончании сезона отсеивают тех, кто играл не так, как того ожидало руководство, и на их место берут новых звёзд. При этом под раздачу могут попасть даже заслуженные ветераны вроде Хавьера Дзанетти, который прошлым летом чуть было не ушёл из «Интернационале».

В «Милане» же многое прощается. Многое, но только не пренебрежение командой и её традициями. И Гаттузо, и другой новичок «Милана» того лета 1999 года, Андрей Шевченко, очень быстро это поняли: «Сначала я приехал на улицу Турати, потом в Миланелло и, побывав в музее, посмотрев на фотографии и кубки, я понял, что сделал правильный выбор. Я здесь познакомился с теми, кто по праву почитаются легендами клуба: Паоло Мальдини, Себой Росси, Деметрио Альбертини. Мне захотелось стать одним из них. Сила „Милана“ в том уважении, которое есть по отношению друг к другу и к нашей команде».

Первый сезон выдался вполне успешным. «Милан» в который раз доказывает, что его конек – не покупать игроков пачками оптом, а проводить мудрую, «точечную» селекцию. Шева, как вы помните, стал лучшим бомбардиром Серии А, ну а Рино – одним из самых полезных игроков чемпионата. В том сезоне он забил один гол, первый для него в «Милане» и Серии А, и в той же игре, кстати, выдал две голевые передачи – Бирхоффу и Шевченко!

Увы, тогда же потянулась бестрофейная для «россонери» полоса: «Ок, я в „Милане“ и играю вроде бы неплохо. Но вот уж три года мы ничего не выигрываем, а это для нас просто трагедия. И вот начинается четвёртый сезон, просто волшебный для нас...» Здесь в мемуарах Рино начинаются самые приятные моменты. Скудетто и Лига чемпионов, ещё одна ЛЧ, добытая против «Ливерпуля» спустя два года после трагедии в Стамбуле.

Эти несколько лет миланская машина продолжала работать на полную мощность. Красно-чёрные наконец подыскали ту «гремучую смесь» в полузащите, которой нельзя было ничего противопоставить: передачи Андреа Пирло, скорость и техника Кака, опыт и класс Зеедорфа и, конечно, неуёмная жажда борьбы Дженнаро Гаттузо.

Воистину незабываемые времена не только для клуба, но и для кое-кого из игроков «Милана»: три финала Лиги чемпионов за четыре года и победа на чемпионате мира в составе «Скуадры Адзурры». Именно благодаря замечательным выступлениям на мундиале Гаттузо был чуть ли не претендентом на завоевание последнего «Золотого мяча». Тем более, на ЧМОГе процветали именно разрушители… Кстати, именно Дженнаро с какой-то радости был признан лучшим игроком матча в поединке против Украины!

«Вперед, ребята!»

В Милане Дженнаро развился не только как футболист, но и как человек. Нельзя не рассказать про фонд Дженнаро Гаттузо «Forza Ragazzi» («Форца, ребята!»), который Рино основал для помощи малоимущим итальянским детям, в основном, на юге Италии: «Это люди, которые живут в тысяче километров от моего нынешнего дома, но всего в несколько сотнях метров от места, где я родился. Я просто хочу помочь тем, кому повезло в жизни меньше, чем мне».

Фонд открылся в декабре 2003 года и уже успел принести немало пользы. В первую очередь, это спортивная школа, которую соорудили в родном городке Гаттузо Корильяно Калабро. Здесь занимаются дети, которые по финансовым причинам не могут позволить себе нормальное образование.

Но и о бизнесе Рино не забывает. Нынче в Италии очень популярны ролики телефонного оператора Vodafone, в которых Дженнаро Гаттузо и Франческо Тотти выполняют миссию под названием «No Problem». Сюжеты в самом деле очень забавные, ну а актер из Рино, по субъективному мнению, даже получше Тотти. Несмотря на весь артистизм Императора в штрафной площади.

Думается, если бы Дженнаро Гаттузо сделал карьеру в США, его жизнь назвали бы «американской мечтой». Это тот редкий случай, когда человек, который не имел ничего, становится и великолепным спортсменом, и звездой экрана, и моделью… Но при этом остаётся тем же хорошим человеком, простецким парнем Рино из Корильяно Калабро.

«Иногда я вспоминаю о своих корнях, о матчах, которые я провёл на пляже в городе с населением в пятнадцать тысяч человек, вспоминаю о болельщиках на „Сан-Сиро“ и на „Айброксе“. Все эти картинки из прошлого вновь и вновь будоражат разум, я переживаю как чемпион мира, как победитель Лиги чемпионов и Суперкубка Европы...»
Всё-таки Галлиани был прав – такие вещи случаются только в «Милане»…

Источник: Football.ua Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 сентября 2017, вторник
Партнерский контент