Липпи: каждое утро вспоминаю победу в финале
Текст: Николай Петросян

Липпи: каждое утро вспоминаю победу в финале

Спустя год после победы на чемпионате мира экс-наставник сборной Италии Марчелло Липпи рассказал о перипетиях борьбы и поделился секретами успеха "Скуадры адзурры" на полях Германии.
11 июля 2007, среда. 13:55. Футбол
Спустя год после победы на чемпионате мира экс-наставник сборной Италии Марчелло Липпи рассказал о перипетиях борьбы и поделился секретами успеха "Скуадры адзурры" на полях Германии.

— Прошёл год после финала чемпионата мира. Что осталось от того триумфа?
— Эта победа не потеряла своей ценности, по крайней мере для меня. Понимаю, что, возможно, другие дадут иную оценку произошедшему.
Я живу воспоминаниями того чудесного вечера в Берлине, ежедневно вспоминая события финала.
Однако после чемпионата мира я не смог вернуться к повседневной жизни и каждодневной суматохе. Наоборот, я живу воспоминаниями того чудесного вечера в Берлине, ежедневно вспоминая события финала. Я просматриваю видеозаписи, прокручиваю в памяти какие-то моменты. После чемпионата мира остался опыт, чувство радости и неповторимые эмоции. Всё это я храню внутри себя.

— Продолжаете почивать на лаврах. Вероятно, именно по этой причине вы отклонили многочисленные предложения от различных клубов?
—Я остаюсь вне футбола по известным вам причинам (сын тренера Давиде Липпи проходит как обвиняемый по уголовному делу в отношении руководства агентства GEA World, которое подозревается в нарушении принципов честной конкурентной борьбы посредством угроз и насилия – прим. авт.). Моё решение не возвращаться к тренерской работе не мотивировано желанием продлить сон мундиаля, в котором мы победили. Наш мундиаль длился не один месяц, а два года – два восхитительных года, принесших удовлетворение в человеческом, моральном и профессиональном аспекте. Победа стала плодом двухлетней профессиональной работы игроков и всего персонала сборной. Я должен поблагодарить всех: от повара до капитана. Убеждён, что сборная продолжит свои успешные выступления, ведь команда стоит на том психологическом фундаменте, который мы создали за два года работы.
— Нелегко отказаться от сравнений. Какая сборная сильнее: образца 1982-го или 2006-го года?
— Даже под пыткой я бы не сделал выбор в пользу сборной 82-го года. Конечно, моя лучше! Это была фантастическая команда. Возможно, эффект нашей победы рассосался, исчез быстрее, ведь по сравнению с 1982 годом наше общество значительно изменилось – изменился темп жизни, люди быстро переживают эмоции, переходя к новым источниках острых ощущений, не успевая насладиться мгновеньями счастья и радости. К тому же, когда мы вернулись из Берлина, итальянский футбол переживал проблемные времена, что несколько сковывало радость людей, но только не мою – я продолжаю наслаждаться тем триумфом. Ежедневно я просыпаюсь и вспоминаю то, чего мы достигли в Берлине. Должен сказать, что в людях также сохранились положительные воспоминания о тех днях. Недавно я посетил несколько университетов, встречался со студентами, и везде меня приветствовали с безграничной теплотой.

— Однако федерация футбола не смогла воспользоваться эффектом победы на чемпионате мира.
— Я получил множество приглашений от зарубежных федераций и всегда чувствовал уважение к итальянскому футболу. Зачастую мы сами выставляем себя в невыгодном свете, однако за границей итальянский футбол пользуется уважением и популярностью. Мне часто говорили: "Да, у вас есть проблемы, но у кого их нет? Тем не менее вы, итальянцы, находите в себе мужество решать их".

— Назовите самое ценное, что оставил чемпионат мира.
— Всё было великолепно и волшебно от первого до последнего дня турнира. Мы адекватным образом восприняли проблемы, ребята смогли направить свою энергию в нужное русло. В результате Италия стала чемпионом мира.

— Однако не обошлось без шероховатостей. Например, когда Гаттузо и ещё несколько игроков дали понять, что хотели бы за счёт сокращения количества форвардов добавить на поле ещё одного полузащитника.
— Это ваша интерпретация событий. На самом деле несколько игроков просто озвучили принятое мною решение. Мы собирались играть с Тотти и двумя форвардами, но мне нужно было учитывать то обстоятельство, что Франческо находился не в лучшем своём состоянии, кроме того, было необходимо принимать во внимание игровые характеристики соперников. Перед матчем с чехами я знал, что победа позволит нам финишировать на первом месте в группе и избежать встречи с Бразилией. С другой стороны я знал, что нас устроит также ничья, и спросил сам себя: почему я должен уступить сопернику середину поля? Тогда мы пришли к новой схеме, при которой Тотти и Каморанези располагались позади единственного нападающего.

— Затем последовал тяжёлый поединок с Австралией.
— Та победа стал переломным моментом, после которого я уверовал в наш успех на турнире. Я всегда верил в победу, знал, что моей команде по силам бороться на равных с любым соперником, но именно тот выигрыш положил начало подъёму. Играя долгое время в численном меньшинстве, команда действовала строго и не допускала малейшего риска, а на 94-й минуте наш защитник сделал забег на 30 метров, заработав пенальти для Тотти. В этом матче на поле была объединённая, сильная, знающая себе цену команда, в составе которой выступали большие мастера. Настоящая команда.
 
— Гроссо стал символом той команды, которая превзошла все ожидания.
— Да, Гроссо стал олицетворением той великолепной работы, что мы проделали за два года. Мы достигли высокой степени уверенности, которая ни разу не переросла в самоуверенность. Кроме того, все игроки сыграли на максимуме своих возможностей.

— Несмотря на наличие веры в собственные возможности, вы всё же опасались некоторых соперников?
— Перед стартом турнира я, как и все, считал фаворитом Бразилию. Правда, потом события стали развиваться в ином ключе, и мне показалось, что лучшими шансами располагает Аргентина. Но ей не повезло в матче с немцами, в противном случае нас ожидал бы очень непростой поединок к аргентинцами.

— Многие итальянцы восприняли победу над немцами более эмоционально, нежели успех в матче с Францией.
— Разделяю ваше мнение. В тот вечер, на забитом до предела немецкими болельщиками стадионе, после целой недели антиитальянской агитации, мы преподали Дортмунду настоящий урок. После победы над Германией у меня исчезли последние сомнения относительно успеха в финале.

Я не боялся проиграть финал чемпионата мира в серии пенальти. Предвкушение чуда витало в воздухе, и оно, наконец, свершилось.
— Вы недооценивали Францию?
— Нет, просто я в был уверен в своей команде. Я вспомнил, что в 98-м французы выбили нас из борьбы в серии пенальти, а через два года в драматичной концовке отобрали у Италии звание чемпионов Европы. Однако я надеялся, что в этот раз всё будет по-другому, и самое главное – я не боялся проиграть финал чемпионата мира в серии пенальти. Предвкушение чуда витало в воздухе, и оно, наконец, свершилось.

— Удаление Зидана также было элементом этого волшебства?
— В отличие от многих, я достаточно спокойно оценил тот эпизод, так как тренировал Зидана и знал его как человека, и как футболиста. Мне жаль, что он завершил футбольный путь подобным образом, однако я не думаю, что это оставило след на его восхитительной карьере. Что же касается вашего вопроса, то я не считаю, что его удаление отразилось на конечном результате. Французы остались в меньшинстве в последние пять минут матча, когда обе команды всё равно думали только о предстоявшей серии пенальти. Возможно, будь Зизу на поле, Трезеге не стал бы бить в числе первой пятёрки, но это только домыслы. Просто наша победа была предначертана изначально.

— С чем связаны самые приятные воспоминания?
— Это не голы или объятия, а человеческие качества людей, с которыми я работал на протяжении двух лет.

— Какой был самый трудный момент на пути к победе?
— Неделя, проведённая на базе в Коверчано перед вылетом в Германию. То были относительные трудности, так как ребята работали в поте лица, не обращая внимание на события в отечественном футболе. Это произошло благодаря нашей двухлетней работе, в результате которой нам сначала удалось создать сильную команду, а затем убедить самих себя в собственной силе.

— Возможно ли повторение подобного чуда?
— Иногда я сам задумываюсь об этом. Признаюсь честно: не знаю. Та команда обладала неповторимой магией. Например, получает травму Неста, его заменяет Матерацци и сразу же становится главным героем матча. Италия продемонстрировала огромную сплочённость, доказав важность командного духа. Мои игроки были истинными чемпионами. Буффон, Каннаваро, Гаттузо, Дзамбротта и все остальные превратились в монолит, который был непобедим. Часто, говоря о звёздах, люди ошибочно представляют игроков, умеющих, например, забивать пяткой. На самом деле истинные звёзды – это мои парни.

— Трудно было найти применение Тотти, готовому лишь на 50 процентов?
— Команда поддерживала его. Игроки знали, что для нас мастерство Тотти имело неоценимую важность. Я вспоминаю свою поездку в Рим, когда я навестил его наутро после получения той злополучной травмы. Он сказал, что сделает всё возможное, чтобы восстановиться к чемпионату мира, и сдержал слово. Тем не менее он не был готов на все сто процентов, и я часто заменял его. Матч с Австралией он, наоборот, начал на скамейке запасных, но ещё до игры я пообещал выпустить его на замену. Наша система управления была безукоризненной, хоть журналисты и пытались выбить у нас почву из-под ног.

— В 1982-м году успех Италии принесли голеадорские способности Росси. На этот раз у сборной не было ярко выраженного бомбардира.
— Да, действительно у нас забивали многие игроки, что ещё раз подчёркивает высокий общекомандный уровень. Выходит Барцальи и играет великолепно, выходит Яквинта и сразу забивает, выходит Гроссо и предрешает исход матча. Я использовал 21 игрока из 23 заявленных. Это означает, что победила вся команда, а не отдельные личности. Бразилия не испытывала недостатка в исполнителях, но в какой-то момент команда сыграла без воодушевления и покинула турнир. Наша же, наоборот, была всегда сконцентрирована, сплочена, нацелена на достижение конечной цели.

Не будь проблем с сыном, имя которого оказалось замешанным в скандале, не будь тех нападок в первые дни подготовки в Коверчано, я бы остался.
— Сожалеете, что покинули свой пост?
— Возможно, потому что решение об уходе не было свободным и взвешенным. Очевидно, что не будь тех личных причин, не будь тех нападок в первые дни подготовки в Коверчано, я бы остался.

— Однако нельзя вечно жить воспоминаниями.
— Я и не собираюсь делать этого. Через несколько месяцев я готов вернуться к работе. Я остановлю свой выбор на первом же клубе, который предложит мне работу над серьёзным проектом.

— А вдруг вам предложат возглавить сборную?
— Сборная более не нуждается во мне. Она будет идти вперёд со своим новым тренером, который отлично справляется со своей работой. Эти парни – чемпионы мира, и магия этого титула будет всегда сопровождать их.

По материалам итальянской прессы.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →