Текст: «Чемпионат»

Глеб: в Англии всё давалось намного тяжелее

Белорусский полузащитник "Арсенала" Александр Глеб рассказал о жизни в Лондоне, бывшем клубе – "Штутгарте", отношениях с Венгером и делах в национальной команде.
13 июля 2007, пятница. 22:09 Футбол

Белорусский полузащитник «Арсенала» Александр Глеб рассказал о жизни в
Лондоне, бывшем клубе – «Штутгарте», отношениях с Венгером и делах в национальной
команде.

— Саша, как известно, новым чемпионом Германии стал «Штутгарт», в составе
которого ты провёл около пяти не самых плохих в твоей жизни лет. Поздравил бывших
одноклубников с победой?

— Разумеется, поздравил. Позвонил новому менеджеру клуба, сказал, радуюсь такому
успеху от всей души, посетовал в шутку, что не смог побывать на их праздничной вечеринке.
Честно говоря, действительно очень счастлив и горд за них. Добиться подобного —
дорогого стоит. Да и не чужой для меня этот клуб. У меня в памяти навсегда останется,
что это было замечательное время и замечательный коллектив.

— И не жаль, что тебя не было с ними в момент триумфа?
— Вы знаете, если ты хочешь расти, то всё равно делаешь шаг вперёд и принимаешь

Да, можно было бы, конечно, остаться в «Штутгарте» и продолжать там играть — коллектив-то очень хороший. Но я мечтал о большем: попасть в клуб уровня «Арсенала».

какие-то решения. Да, можно было бы, конечно, остаться в «Штутгарте» и продолжать
там играть — коллектив-то очень хороший. Но я мечтал о большем: попасть в клуб уровня
«Арсенала». И, разумеется, ни о чём не жалею. Хотя, действительно, в Англии всё давалось
намного тяжелее. Зато ты учишься, развиваешься, в Лиге чемпионов каждый год участвуешь.
Это просто здорово. Вот бы ещё выиграть и самый престижный европейский трофей, и
премьер-лигу! Надеюсь, у нас всё впереди.

— Два сезона в премьер-лиге — достаточный срок для того, чтобы полностью там
адаптироваться, почувствовать себя своим?

— Я думаю, да, вполне.

— Говорят, ты становишься все более популярной фигурой у болельщиков своего клуба…

— Как и все остальные. В Англии футбол любят и, конечно, узнают игроков своей
команды. Это не новость и не секрет, скорее, совершенно привычная вещь. А вообще
болельщики в Англии потрясающие. Их эмоции и энергия каким-то образом передаются
тебе, когда ты находишься на поле, и, конечно, хочется каким-то образом отблагодарить
их за поддержку.

— Догадывался ли ты о том, что, перед тем как пригласить тебя в «Арсенал», около
двух лет за тобой пристально наблюдали, просматривали, как выразился твой друг и
менеджер Николай Шпилевский, под рентгеном отслеживали каждый твой шаг?

— Узнал потом, со временем, когда подписал контракт. Да, было такое.

— А если бы знал об этом заранее?
— Наверное, было бы труднее. Я нервничал бы, выходя на поле. Как молодому и амбициозному
футболисту, хотелось бы уехать раньше в этот клуб. Как следствие — ошибался бы чаще.
А так, считаю, всё произошло в оптимальный срок, вышло как нельзя лучше. Что должно
было случиться, то случилось — я в «Арсенале» второй год.

— Есть выражение «государство в государстве». Можно применить его к твоему клубу
по отношению к Лондону или даже Англии? Настолько там всё отлажено, отрегулировано,
автономно…

— Не только «Арсенал». В Лондоне ведь есть и «Челси», и «Тоттенхэм» — команды с
огромными бюджетами. Каждая из них — просто система, которая работает, как часы.
Город в известном смысле поделен на зоны влияния, где сконцентрированы болельщики
той или иной команды.
— Английский футбол считается достаточно жёстким. Удалось ли тебе, по твоему ощущению,
вписаться в него, предохраняясь от серьёзных травм? Как чувствуешь себя в условиях
постоянного тотального прессинга?

— Нет, конечно, футбол там жёсткий. Но я бы не сказал, что оберегаю себя. Травму
колена получил в матче за сборную. А так, в принципе, хватает микротравм. После
каждой игры приходится их, как говорится, зализывать, лечить, это очень тяжело.
С другой стороны, ничего не поделаешь — такая профессия.
— Не сомневаюсь, тебе не понаслышке известны понятия «пахота по-чёрному» и «невидимые
миру слёзы»…

— Вы знаете, наверное, везде так. Я не думаю, что где-то в Европе сейчас позволяют
свободно принимать передачу и возиться с мячом…

— Имею ввиду не на поле — в жизни.
— В Англии? Да, конечно, было трудно привыкать к новым обстановке и игре. Но не
так тяжело, как в Германии. Это «втягивание» прошло более спокойно, без стрессов.
Конечно, хватало моментов, когда хотелось плюнуть на всё и вернуться назад, в Штутгарт.
Но, по-моему, у каждого игрока, круто меняющего жизнь, так бывает. Даже Андрею Шевченко,
звезде просто мирового уровня, который добился всего, можно сказать, в футболе,
ведь тоже пришлось несладко в премьер-лиге. И, вполне вероятно, придётся вернуться
в Италию.
— Необходимость быстрой адаптации требовала полного отречения от мирских соблазнов?

— Нет, скорее, наоборот. Мне надо было как-то раскрепоститься, не зацикливаться
на футболе, не впадать в «депрессняк», если что-то не получалось. Да, это непростой
новый коллектив, другая игра. Но в подобном случае полезно развеяться, выйти с друзьями
куда-нибудь в город. Тот же Николай Шпилевский приезжал ко мне, это помогало здорово.
Вот так потихоньку и проходила адаптация.
— С кем-то из команды быстро подружился?
— Да, с теми же Фабрегасом, Фламини, Ван Перси. С Росицки сейчас вообще отличные
отношения. В принципе, со многими молодыми ребятами нашёл общий язык.

— А что касается языка разговорного — перестраиваться с немецкого на английский
было сложно?

— Нет, не очень. Просто, когда перехожу с одного языка на другой, иногда немножко
теряюсь. А так, в принципе, английский уже достаточно прилично знаю, понимаю очень
многое. Я думаю, через годик буду общаться вообще свободно.

— У тебя контракт до 2010 года?
— Да.
— Это означает, что, в принципе, ты связываешь свою судьбу с «Арсеналом»?

— В футболе случается всякое: сегодня так, а завтра может сложиться совсем по-другому.
Но пока у меня действительно долгосрочные обязательства с одной из самых сильных
команд Европы, и я не считаю, что нужно куда-то уходить, менять клуб. У нас очень
молодой и перспективный коллектив, с высоким потенциалом и серьёзными целями. Потому
я в «Арсенале» и живу только этим.
— Писали, однако, насчёт твоих то ли продажи, то ли обмена в придачу с кем-то в
Италию.

— Это точно слухи такие кто-то распускает. В прошлом году тоже говорили, что я в
«Гамбург» уже ухожу за 12 миллионов. Кому это надо, не знаю. С тренером я беседовал,
и Венгер сказал, что это всё «жёлтая» пресса, а он не хочет со мной расставаться
ни за какие деньги и рассчитывает на меня в ближайшем будущем.
— Ты с Венгером часто общаешься?
— Достаточно часто. Мы созваниваемся, я ему рассказываю о своем самочувствии, о
том, как идут дела в сборной. Конечно, коуч должен быть в курсе моих дел, он сам
об этом просил.
— Можно считать, что ты очень удачно вписался в проповедуемую им командную игру,
схему, которую он выстраивает? И если да, то в большей степени благодаря своему
таланту или обстоятельствам?

— По-моему, на каждого игрока, кто приходит в «Арсенал», кого советует купить тренер,
он рассчитывает. Новый «винтик» дополняет всю эту систему. И я — не исключение.

— Что-то приходилось в себе менять, дабы соответствовать представлениям наставника,
или ты в эту игру привык играть?

— Нет, конечно, приходилось. В «Штутгарте» я в большей степени брал игру на себя,
верховодил, многое завязывалось на мне. Здесь пришлось перестраиваться, привыкать
к игре в одно-два касания, нужно много перемещаться по полю, не мешкая, отдавать
пас. Тут всё делаешь гораздо быстрее. Это главное различие. Я многому новому научился
в «Арсенале».

— В защите, отборе стал лучше действовать?
— Считаю, да.

— Зато забиваешь меньше, чем хотелось бы?
— Обидно, но что сделаешь. У нас много кто забивает меньше, чем мог бы. И нападающие
имеют кучу нереализованных моментов. Это футбол, надо делать какие-то выводы. Точный
и сильный удар, наверное, не мой конёк.
— А мне кажется, у тебя с ударом, причём с обеих ног, всё в порядке…
— Может, эгоистичнее надо к этому подходить. Не хочу ничего говорить. Буду стараться,
а что получится, посмотрим.

— Выход трёх британских клубов в полуфинал Лиги чемпионов можно считать убедительным
свидетельством того, что чемпионат Англии — сильнейший в Европе?

— Я и впрямь считаю английский футбол самым сильным. Да, конечно, есть такие команды,
как «Милан», «Барселона», «Реал». В Испании вообще клуба четыре, наверное, демонстрируют
высокий класс. Но в Англии можно уступать 0:2 и под занавес свести матч вничью.
Даже середняки бьются до последнего, выходят на поле, рвут и мечут просто. С ними
намного тяжелее играть, чем против тех же «Челси» и «Манчестера».
— А против «Портсмута», в последнем матче лишившего вас «бронзы»?
— Последняя игра, по большому счёту, ничего не решала, хотя нам, естественно, хотелось
выиграть. Третье место в любом случае лучше, чем четвёртое. Но, увы, не получилось.
Не забили пенальти, а потом, конечно, игра пошла на встречных курсах, открытая.
Так и закончилась — 0:0, и мы упустили медали. Ничего не попишешь, бывает и так.

— А если вспомнить ещё один драматичный поединок — прошлогодний финал Лиги чемпионов?
На твой взгляд, тогда в Париже «Барса» была объективно сильнее или ей больше повезло?

— Я думаю, лучше бы тогда засчитали забитый испанцами гол, но не удаляли нашего
голкипера Леманна. Не считаю, что «Барселона» была сильнее нас, просто, когда команда
имеет на одного игрока больше и умеет использовать это преимущество, она своего
добивается. Испанцы большинство реализуют очень хорошо. Жалко, конечно, но ничего
не поделаешь. Сейчас анализировать тяжело. Скажу только одно: когда один раз побывал
в финале, хочется ещё раз туда попасть и выиграть, конечно. Это моя мечта, так же,
как добыть «золото» премьер-лиги.

— Саша, а на какой позиции ты комфортнее всего себя чувствуешь?
— Раньше я думал, что самая выигрышная для меня позиция — в центре. А сейчас считаю
так: где бы тренер ни поставил, везде хорошо.

— Ты человек, зарабатывающий достаточно много. Каждую твою ногу можно страховать
на сумму, не меньшую, чем известную часть тела Дженнифер Лопес. При всём при том
постоянно приезжаешь в сборную, за игру в которой тебя без устали критикуют недоброжелатели
и где можно получить травму…

— Твоя страна — это твоя страна. Хочется добиться чего-то и с национальной командой.

Хочется добиться чего-то и с национальной командой. Выйти в финальную часть топ-турнира, чемпионата мира или Европы. Я понимаю, что это невероятно тяжело, но стремиться всё-таки надо.

Выйти в финальную часть топ-турнира, чемпионата мира или Европы. Я понимаю, что
это невероятно тяжело, но стремиться всё-таки надо. И, конечно, хотелось бы, чтобы
ребята, приезжая сюда, в сборную, были застрахованы на приличную сумму и, получая
травму, знали: их не оставят один на один с бедой, как случилось в своё время с
Мирославом Ромащенко. Это очень важно для каждого спортсмена, выступающего за родину,
безразлично, футболист ты или легкоатлет.

— Ты в Лондоне живешь, если не ошибаюсь, в престижном районе Хампстед?

— А что? Нормальный район. Там человек восемь живет из «Арсенала», и я в том числе.

— Снимаешь апартаменты?
— Да.

— Англичане говорят: My house is my Castle — «Мой дом — моя крепость». Ты домашний
парень и предпочитаешь одиночество или к тебе косяком ходят гости?

— Дом есть дом. И друзей люблю пригласить, и, если хочется побыть одному, не скучаю.

— Девушка твоя — из Белоруссии, её зовут Настя?
— Из Белоруссии. Но распространяться на эту тему не хотел бы.

— Как проводишь своё свободное время?
— Абсолютно нормально. Если хорошая погода, выбираюсь куда-то в парк погулять, в
город с друзьями. А так, в принципе, после тренировки устаю, прихожу домой, отдыхаю,
сплю, вечерком в ресторанчик с друзьями иногда выбираюсь.

— Когда гуляешь по городу, для тебя уже не экзотика лондонские достопримечательности
— Биг-Бен, Хайд-парк?

— Нет, конечно. Архитектура настолько старинная и популярная, такая энергетика от
зданий исходит — невероятно просто. Каждый раз, когда, гуляя, проходишь мимо, смотришь
и удивляешься, оцениваешь, как это всё строили в те времена. Очень красивый город.

— Тебе даже в Букингемском дворце на приёме у английской королевы посчастливилось
побывать…

— На приёме у королевы нас с одноклубниками угостили чаем. Она — замечательная женщина.
Сказала мне, что знает Белоруссию и даже бывала в нашем посольстве.

— Пешком часто приходится ходить?
— Конечно, а почему нет?

— Узнают на улицах?
— В Лондоне всех футболистов узнают, будь ты игрок «Арсенала» или «Тоттенхэма».
Англичане очень любят футбол, они живут этим.

— А машина у тебя с правым рулем или там это не обязательно?
— Нет, у меня обычная «Ауди». В Лондоне с этим никаких проблем нет.
— Твой контракт либо имидж обязывают тебя, к примеру, соответствующим образом одеваться,
носить костюм, галстук?

— Вообще-то нет. Там главный подход у всех — чтобы в первую очередь было не красиво,

Я практически всегда одеваюсь так, как мне нравится, не ищу нечто ультрамодное. Нравятся кроссовки, джинсы, майка обычная, значит, хожу в них.

а удобно. И я практически всегда одеваюсь так, как мне нравится, не ищу нечто ультрамодное.
Нравятся кроссовки, джинсы, майка обычная, значит, хожу в них. Для Европы и Англии
это абсолютно нормально…

— Здесь, в Минске, тебя часто видели на спортивно-светских тусовках, на дискотеках.
Там себе подобное можешь позволить или с этим строго из-за режима?

— Если иногда выбираемся с ребятами, раз или два в месяц, то это нормально.

— А почему отказался играть за сборную Европы, куда тебя приглашали? Веришь,
что это не последнее приглашение?

— Хочется верить, что не последнее. К слову, ведь я не один отказался. У многих
были проблемы, игры за сборную. Я надеюсь, что мои лучшие матчи ещё впереди.

Источник: Прессбол Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 сентября 2017, суббота
22 сентября 2017, пятница
Партнерский контент