Григорий Суркис: самое трудное – впереди
Текст: «Чемпионат»

Григорий Суркис: самое трудное – впереди

Президент ФФУ Григорий Суркис рассказал о том, как добывалось право на проведение чемпионата Европы 2012 и взаимоотношениях с Россией.
15 июля 2007, воскресенье. 00:50. Футбол
Теплое соседское чувство

"Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей", – считал Пушкин. Григорий Суркис – дельный человек. И деловой. Встречи с президентами Украины и Польши, ужины с Йозефом Блаттером, постоянные переговоры, заботы о друзьях и родственниках, собственный бизнес, полёты на персональном самолёте... И идеальные, ухоженные, покрытые бесцветным лаком ногти, которые привлекли наше внимание во время беседы, состоявшейся в кабинете Суркиса на пятом этаже украинского Дома футбола. Когда человек успевает ими заниматься, мы так и не поняли.

С другой стороны, через минуту-другую содержание ответов собеседника, представлявших собой, по сути, большие монологи, заставило забыть о любых отвлекающих факторах. Потому что говорил президент ФФУ о вещах для него очень важных, а для нас – очень интересных.

— После избрания Сочи столицей зимней Олимпиады-2014 россиянам стало чуть полегче. А до этого, признаться, душило теплое соседское чувство – ведь Украина получила чемпионат Европы, а Россия нет! Не поделитесь, как вам удалось сбить столь крупную цель?
— Рецепт очень простой: надо этим жить. Сконцентрировать на этом всё своё внимание, не забыв, однако, о друзьях, родственниках, мамах, папах, жёнах, братьях, детях, племянницах... И всё время помнить: ты поставил амбициозную цель, ты должен упорно идти к ней. Думать об этом во сне, за завтраком, обедом и ужином. А если точнее, лишив себя завтрака, обеда и ужина. Мне иногда не хватало времени вспомнить о том, ел ли вообще сегодня, хотя я привык к респектабельности и определённому уровню комфорта. И на тренажёрный зал ещё надо было выкроить время, чтобы предоставить здоровому духу тело, в котором он мог бы жить.

Что касается зависти – надеюсь, белой и доброй, – то надо чётко понимать: всё в мире имеет свою цену. Сегодня мне, допустим, ту часть жизни, которая имела место до 18 апреля 2007 года, когда победила наша заявка, хочется забыть – забот стало несоизмеримо больше. Раньше казалось: как это тяжело – получить, завоевать, пролоббировать право на чемпионат Европы! Доказать, обосновать, аргументировать... Теперь кажется, что всё это уже мелочи, самое трудное – впереди.

Вы спрашиваете – как удалось пробить чемпионат? Знаете, я уже человек зрелый и в жизни кое-чего добился. Были и раньше победы. Всё зависит от того, что вообще понимать под этим словом. Рождение детей, внуков – это ведь тоже победа. И новый брак, с точки зрения мужчины. И твои чувства к родителям, если их удалось сохранить. Но всё это – личное. А вот когда ставишь цель завоевать третий по значимости турнир в мире, должен понимать – это касается всей страны. И победа будет общей, и поражение тоже общим. То есть фактически на алтарь ты кладёшь надежды 50 миллионов жителей страны с великолепными футбольными традициями, замечательной культурой, славянским гостеприимством. Выиграешь – подаришь людям праздник, нет – отнимешь. И я ввязался в это дело, действуя по одному мне понятному плану, потому что не было времени даже делиться с кем-то своими замыслами.

Универсальный инструмент

– Вообще первый этап отбора был труднее, чем второй. Представьте, мы опередили Турцию, амбициозную туристическую страну с прекрасной инфраструктурой, и Грецию, только что триумфально принявшую Олимпиаду. Это уже дорогого стоило! Мы выстроились в ряд, три лидера: Италия с одиннадцатью голосами, Хорватия и Венгрия с девятью и Украина с семью. Это было шоком для моего турецкого коллеги и друга, первого вице-президента УЕФА, члена исполкома УЕФА и ФИФА Сенеша Эрзика. Он попал в прострацию! И представьте теперь мои противоречивые чувства: я вижу слёзы в глазах хорошо знакомого мне человека, испытываю триумф и при этом понимаю, что самое трудное впереди. Да, семи наших очков могло хватить на втором этапе. Но если конкуренты набрали больше, значит, их аргументы были весомее твоих. Как их опередить при полном отсутствии инфраструктуры, что, разумеется, снижало шансы Украины?!

Стали составлять заявку, заручаться гарантиями президента, правительства, лидеров всех политических партий, мэров, губернаторов. Стали думать, как уладить вопрос соответствия наших амбиций общеукраинскому уровню жизни. Ведь ты можешь думать, что чемпионат – это очень важно, а людей будут волновать совсем другие проблемы: как прокормить семью, как выжить. Ты можешь оказать помощь одному, десяти, ста людям – я был депутатом, знаю, – но не устранить корень бед. А тут речь шла о миллионах, которых нужно было увлечь, объяснить им, какие горизонты открываются, что этот турнир может дать.

Все шестнадцать лет украинской независимости многие учёные, политики и политологи, романтики, прагматики и так далее презентовали национальную идею. Каждый свою. Но никто не сказал, как её потрогать, понюхать, что это вообще такое? А вот Euro-2012 такую возможность даёт. Потому что сплочение вокруг футбола – это и есть объединение нации. Точнее, может им стать. Футбол – такой универсальный инструмент, такое состояние души, когда люди способны забыть на два часа о разногласиях между Западом, Востоком, Центром и Югом, о вероисповедании, возрасте, социальном положении, о политических взглядах.

Пролоббировать не значит заплатить

В общем, я понимал, с чем столкнулся. И понимал, что нужен опрос населения. Оказалось, 85 процентов поляков и 87 процентов украинцев хотят провести финал чемпионата Европы. Это стало началом пути. А сегодня я счастлив, что на этапе трёхлетнего предвыборного марафона мне удалось объединить политиков абсолютно разных воззрений. И все они предоставили гарантии: президенты Кучма, Ющенко, премьер-министры Янукович, Тимошенко, Ехануров, опять Янукович. Вдумайтесь – усилия разных людей, которые уходили и возвращались, были синхронизированы и объединены на благо футбола!

Не знаю, было ли подобное в истории ФИФА и УЕФА. Да, канцлер Шрёдер приезжал поддерживать заявку Германии на ЧМ 2006. A y нас на заседание в Кардиффе прибыли сразу два президента – Ющенко и Качиньский.

Все понимают, что добыть такой турнир без лоббирования нельзя. Некоторым кажется при этом, что лоббировать – значит материально заинтересовать. Разочарую таких людей. Не было в нашем случае ничего материального, а было моральное, нравственное, этическое. Мне приходилось, например, доказывать и объяснять людям из УЕФА – тем самым, что отдали нам затем победу со счётом 8:4, – что может принести Euro-2012 нашей стране, какие перспективы открывает Украине, как важно ей стать равной среди остальных европейских стран.

Спрашивал давнего знакомого, на тот момент президента Немецкого футбольного союза Герхарда Майера-Форфельдера, помнит ли он, что подняло Германию с колен после Второй мировой войны. И отвечал за него: выигрыш чемпионата мира 1954 года, фантастическая победа над венграми, которым футболисты ФРГ проигрывали по ходу финала 0:2. "Почему вы не хотите дать нам такую же возможность? – говорил ему. – Знаете, что означали немецкие флаги в каждом вашем окне после блестяще проведенного ЧМ-2006? Что Германию простил мир, и что она простила себя за свои прегрешения. Ваша страна объединилась вокруг футбола – пусть и наша объединится! Разорвите замкнутый круг избранных, у которых и так есть дороги, аэропорты, стадионы, рестораны. Нам нужен этот вызов – пустите футбол на Восток".

— Вы были уверены, что УЕФА заинтересован в помощи Украине?
— А почему нет? Там сидят нормальные люди, патриоты своих стран и патриоты футбола. Они следуют проводимой УЕФА политике демократии и равноправия, продвижения футбола на Восток. Вышло так, что в нашей заявке сошлись интересы как УЕФА, так и 85-миллионого населения Украины и Польши. Почему же этой футбольной организации было не пойти навстречу велению времени? Я так и сказал с трибуны на заседании в Кардиффе. А уж когда на сцену поднялись президенты Ющенко и Качиньский, когда слово взял первый президент Украины Леонид Кравчук...

Без сала не обошлось

В этом месте позволим себе прервать речь Григория Суркиса и предоставим слово другому непосредственному участнику событий, главе украинской исполнительной дирекции Euro-2012, бывшему президенту НОК страны Ивану Федоренко, поведавшему нам о деталях и тонкостях победы украинско-польской заявки в Кардиффе.

— Первое, что мы сделали в своё время – встретились с Александром Черновым, возглавлявшим заявочные мероприятия России на Euro-2008, – начал Федоренко. – После чего приступили к формированию собственной заявки. Шли к той же цели, но с другим подходом и другой идеологией. Изучали не только российский опыт, но и российские ошибки.

Украина решила сделать упор на то, сколь много может Euro-2012 дать украинским детям, следующим поколениям страны. Видеопрезентация нашей заявки начиналась с детей и заканчивалась ими. Детвора прислала в заявочный комитет миллион 700 тысяч футбольных рисунков! Заказ? Попробуйте, закажите столько! Картинки мы сброшюровали в специальный альбом, его и отвезли на презентацию. Наивные сюжеты, неуверенные линии, несочетаемые цвета. Но в каждом рисунке – футбол, мяч, мольба о будущем чемпионате. Миллион семьсот тысяч детских сердец и душ просили его для Украины!

Второй акцент – впервые большой футбол должен был прийти в Восточную Европу. Тут важны были и политическая составляющая, и рыночная. 377 миллионов человек – таково число потенциальных покупателей, которых можно вовлечь в товарно-денежный процесс в 2012 году. Сюда входит население Украины, Польши и жители приграничных районов соседних стран, которые совершенно точно не останутся в стороне.

А взять наш фокус с салом и горилкой на конгрессе УЕФА в Будапеште! Венгры с хорватами усилили экспозицию длинноногими миссис своих стран. А Украина терпеливо дожидалась, пока участники конгресса наглядятся на "миссок" и проголодаются. После чего специально изготовленные столы вдруг раздвинулись, и ошалевшему народу явились бутерброды из чёрного хлеба и сала с упоительно-розовой прослойкой в сопровождении рюмок студёной горилки.

А стенд Украины был технически самым совершенным на конгрессе. Два сенсорных экрана позволяли лёгким нажатием пальца получить максимальную информацию о каждом из городов-кандидатов Euro-2012. Кроме того, была отпечатана и распространена, как принято в Европе, газета к утреннему кофе: восемь страниц наглядной информации об Украине и Польше. Плюс журнал с подтверждением гарантий всех политических сил и партий страны. Итальянцы после этого конгресса прислали нам в ФФУ письмо с благодарностью за урок, который украинцы и поляки преподали им в Будапеште.

А в Кардиффе, на финальной презентации, собрался весь политический цвет восточных концессионеров: президенты Украины и Польши, президенты футбольных федераций двух стран, президенты обоих НОК, одним из которых был Сергей Бубка. Затем на сцену поднялся Андрей Шевченко, за ним Виталий Кличко, за ним Олег Блохин, а завершил этот парад первый президент Украины Леонид Кравчук в окружении детей. Он вручил руководству УЕФА тот самый альбом с миллионом и семьюстами тысячами детских рисунков. А тем временем на экране 5 на 10 метров, имевшемся в зале, но не используемом в своих презентациях ни венгро-хорватами, ни итальянцами, разворачивалось иллюзионное световое и видеошоу.

Российские ошибки помогли Украине. Икра, водка, севрюга и варьете барышень в кокошниках в день прилёта – всё это чертовски приятно, но малоинформативно. Проблемы у россиян начинались, как правило, наутро, когда надо было что-то показывать протрезвевшим инспекторам. А показывать было нечего. Мы же организовали гостям встречи на уровне мэров и губернаторов, банкеты в символичных местах. Во Львове, скажем, их усадили ужинать во дворце Потоцких с тремя роскошными залами, под сводами которых звучала камерная музыка. В Донецке – на крыше гостиницы "Виктория", откуда открывается вид на строящийся стадион. В Днепропетровске – в пределах прямой видимости стадиона и мэрии, в Киеве – в зале мэрии с тематической выставкой...

Специально размещали комиссию в новых гостиницах, возили на суперсовременные базы "Динамо" и "Шахтёра". Упор был сделан не на роскошь и пафос, а на сознательно заострённую мысль: строительство уже ведётся и будет вестись независимо от выигрыша или проигрыша украинско-польской заявки.

Главное чтобы горели глаза

Снова предоставляем слово Григорию Суркису.

— Мы говорим о европейских стандартах жизни, которых нет пока в Украине. Но разве украинский футбол столь же далёк от европейского, как всё остальное? Мы многого добились, мы живём в одном футбольном ритме с Европой. Так почему бы УЕФА не помочь нам подтянуть до этого уровня и инфраструктуру страны, быт украинцев?
— Признаюсь, долгие месяцы не спал перед победой нашей заявки. Но я и сегодня не сплю. Потому что испытания нам предстоят ещё большие. Пятилетка возрождения будет дьявольски трудной. "Днепрогэс", помните, как строили? Тогда ведь тоже никто не верил, что это возможно. Но была воля партии, аккумуляция ресурсов. И сейчас такое будет, уверен. Придется вкалывать, вкалывать и ещё раз вкалывать. Чтобы вспомнить, что такое патриотизм, чтобы получить новую генерацию молодых людей. Опозориться – слишком лёгкий путь, мы не пойдём им.

Знаете, когда хорваты с венграми лишились за два последних дня солидного преимущества в голосах, когда они не могли понять, как их вдруг обошли, начались спекуляции. Мне позвонил наш посол в Венгрии Дмитрий Ткач: "Все здешние СМИ цитируют президента Венгерской федерации футбола, который утверждает, что победила украинско-польская мафия. Я в растерянности, что отвечать?!" "Скажи им. – посоветовал я послу. – что, если по их мнению два действующих президента государств, первый президент Украины Кравчук, члены МОК и президенты НОК, звезды Бубка, Шевиньска, Блохин, Бенхакер, Дудек, Шевченко. Кличко – это мафия, то ты счастлив, что ты украинец. Точка".

— Вы сейчас очень хорошо разложили по полочкам идеологическую сторону вопроса. Но есть ведь ещё и технология.
— Главное – чтобы у тебя горели глаза. Если люди, в том числе и чиновники из УЕФА, чувствуют, что ты этим живёшь, что добиваешься чего-то не для себя лично, а для страны, то они невольно проникаются уважением к твоим идеям. Каждому, с кем беседовал, объяснял, что за 5 лет мы построим столько, сколько в обычной ситуации и за 30-40 не построим.

Скажу откровенно, многие из моих собеседников удивлялись – зачем это такому успешному человеку, как Суркис? Зачем ему мотаться по странам, не вылезая из самолета, недосыпать, не иметь возможности вовремя поесть? Они поражались моему остервенению – уж простите за это слово, но оно наиболее верно отражает суть дела. Могу, конечно, сейчас пожалеть о том, что в эти месяцы мало внимания уделял детям, внукам, родителям. Но ведь проиграй мы, папа и мама, которым 87 и 80 лет соответственно, восприняли бы это через рубцы на своём сердце. Ввязавшись в борьбу, нужно идти до конца. В этом плане я – воспитанник советской системы, причём ключевым является слово "система".

Последовательность, дисциплина и самодисциплина, которые подразумевались ею в любом деле, помогли мне в этой нелегкой дуэли с сильными соперниками.

Нам, конечно, сопутствовали обстоятельства. Европейская ассоциация не могла отдать чемпионат Италии со всеми её скандалами последних лет – коррупцией, гибелью болельщиков и полицейских, массовыми беспорядками. Но это не уменьшало объём нашей работы. Проблемы Италии – это проблемы Италии, а у Украине хватало своих. Сегодня я итальянцам, как и Хорватии с Венгрией, сочувствую, как проигравшим. Но пусть лучше буду сочувствовать я, чем сочувствовать будут мне.

Я не супермен, но…

— Известно, что одной из самых опасных проблем на вашем пути была ситуация с руководством польской федерации. Правда ли, что вы приняли активное участие в урегулировании скандала?
— Нас действительно могли исключить из списка претендентов, если бы ситуация в польском футболе не нормализовалась. Узнав о том, что министр спорта Польши Липец принял решение отправить в отставку руководство своей федерации, я был в шоке. Решение противоречило логике и здравому смыслу, ставило весь наш проект под удар. И это при том, что тот же Липец давал ранее все необходимые гарантии руководителям УЕФА.

Не хочу делать из себя героя или, тем более, супермена – это явно не моя роль. Но вмешаться и немедленно исправить ситуацию больше было некому. При этом понимал, что нахожусь в двусмысленной позиции – я ведь одновременно являлся и членом комитета национальных федераций ФИФА, который рассматривал вопрос, и заинтересованной стороной. Липец своим решением фактически оскорбил всю футбольную семью, в том числе и президента ФИФА Блаттера, присутствовавшего на соответствующем заседании нашего комитета. Надо отдать Блаттеру должное – он не закусил удила, а наоборот выступил миротворцем. Первым, кстати, он предоставил слово мне, и то была своеобразная проверка на вшивость: что я поставлю выше – корыстные интересы или приверженность общим правилам. Я сказал, что подобные действия недопустимы, что они нарушают уставные нормы ФИФА, но предложил решить проблему дипломатическим путём. И получил такое право.

Я поехал в Польшу и благодаря помощи Президента Украины Виктора Ющенко и премьер-министра Виктора Януковича смог встретиться с высшим руководством Польши и объяснить ему суть проблемы. Мы подготовили визит Блаттера в Варшаву, там он встретился с президентом Польши Качиньским. В результате всех переговоров конфликт был улажен и наша "гонка по вертикали" продолжилась. Именно по вертикали: ведь скандал в Польше выбил нас из колеи на несколько месяцев, что для такой предвыборной кампании – огромнейший срок.

Теперь встречи с коллегами для лоббирования проекта пошли по такому плотному графику, что выдержать его было крайне сложно. Очень помогло то, что все они видели – Украина будет строить стадионы и без Euro-2012. Арена в Днепропетровске должна вступить в строй в этом году, в Донецке – в следующем. Большую роль сыграло и открытие украинского футбольного дома. За него меня, правда, сильно критиковали: мол, при недостатке полей в стране строить такие дворцы – чрезмерная роскошь. Но руководители УЕФА, посетившие наш дом, оценили тот факт, что мы занимаемся не только футболом, но выполняем и некую гуманитарную функцию.

Мои оппоненты считали этот дом очередной фантазией Суркиса. Как считали фантазией и утопией саму заявку на Euro-2012. А сейчас на этих 8,5 тысячах квадратных метров работают все подразделения ФФУ, и люди идут сюда на работу, как на праздник. Чем не визитная карточка футбольной Украины для всех наших гостей? Тем более, что вокруг – настоящий футбольный заповедник со стадионом, где играют молодёжные и юношеские сборные страны, с двумя искусственными тренировочными полями, со всей необходимой инфраструктурой, вплоть до туалетов, по поводу которых вице-спикер нашего парламента высказался так: "Да здесь же жить можно!".

Спланировали открытие дома на 29 ноября прошлого года. Учитывали тот факт, что 7 декабря должно было состояться окончательное голосование по Euro-2012, но оно потом было перенесено на апрель. На открытие съехался весь мировой и европейский футбольный бомонд. Все не скрывали восхищения, признавая, что лучшего здания нет ни у одной федерации. Ну и естественно каждый из гостей задумался – а что же тогда мы можем построить за 5 лет при полной поддержке властей страны?

В этом же гуманитарно-спортивном русле было и введение урока футбола в школах. Для этого уже выделили около миллиона футбольных мячей и выделим ещё полмиллиона в нынешнем году. Мы даём детям: а) радость, б) здоровый образ жизни и в) шанс реализовать свой талант, если он есть. Примеры Блохина, ставшего звездой в Киеве, или Шевченко, выросшего в Киевской области, у всех перед глазами.

Все эти инициативы безусловно повлияли на выбор УЕФА, ибо лежали в русле его политики, его главных целей. Если по программе УЕФА "Хет-трик" нашей стране в 2004 году были выделены средства на строительство 40 футбольных мини-стадионов, то федерация футбола Украины изыскала инвесторов ещё на 400! А в 2005, 2006 и 2007 гг. мы построили ещё по 200 таких площадок. Всё это и есть слагаемые нашего успеха.

Платини оценил, что я не предал Юханссона

— Насколько по ходу дела пришлось корректировать первоначальный план, который вы себе намечали, ввязываясь в гонку за Euro-2012?
— Знаете, я вообще не признаю стандартных ходов. Поэтому всегда готов к неожиданным, не просчитанным заранее решениям. И перестраиваться действительно приходилось на ходу. При этом были и успешные шаги, и ошибочные тоже были. Единственное, в чём могу вас заверить – я не делал ничего такого, за что мне сейчас или потом было бы стыдно. Не пытался никого обмануть, не пытался унижать соперников, не вёл закулисных игр.

После презентации меня пригласил президент УЕФА Мишель Платини. Тепло поздравил, спросил: не возражаю ли я, если мы дадим проигравшим в качестве компенсации какие-то преференции – например, перенесём январский Конгресс УЕФА из Киева в Хорватию. Я не возражал. Сказал только, что не могу единолично принять такое решение – его должен утвердить исполком ФФУ.

Некоторые футбольные люди в Украине уже предъявляли серьёзные претензии по поводу моего личного решения поддерживать на выборах Юханссона, а не Платини. Эти люди, кстати, были уверены, что из-за этого Украина и не получит Euro-2012. Но они забыли, что кроме огромного желания победить существуют такие категории, как этика, порядочность. Я не мог предать Юханссона, который сделал для меня очень много и при котором, собственно, я и стал функционером европейского масштаба. И честно сказал об этом Платини. Тот понял такую позицию. Более того, оценил её. Может быть, поэтому у меня сейчас прекрасные отношения и с Юханссоном, и с Платини.

Есть понятие позирования, а есть понятие позиции. Так вот своей жизненной позиции я бы не изменил, даже зная, что мы проиграем тендер на Euro-2012. Всегда следовал таким принципам, буду следовать им и впредь. Возможно, не будь их, не было бы и нашей победы – неожиданной, фантастической, но от того ещё более желанной.

России буду помогать всегда

— Сколько километров налетали за это время?
— Не сосчитать. Не имей возможности в любой момент сняться с места в собственном самолете – тогда у меня и моей команды просто не хватило бы сил встретиться со всеми, с кем надо было.

— И какой основной способ воздействия вы применяли при этих встречах? Чем убеждали собеседников?
— Глазами. Импульсами, исходившими, видимо, от моего сердца.

— Это не последний тендер на проведение крупного футбольного турнира. И наверняка мы увидим среди будущих соискателей и Россию...
— Предвосхищу ваш вопрос: я готов помочь ей в подобных намерениях. В меру своих скромных сил уже помогал России в гонке за Олимпиаду-2014. И искренне поздравляю Сочи и всю вашу страну с замечательной победой. Я люблю Россию, у меня там много друзей, поэтому буду помогать ей всегда. Если от меня будет что-то зависеть в тендере-2016 или 2020, отдам свой голос вашей стране. И не верьте тем, кто утверждает, что победа Украины с Польшей отнимает шансы у России на проведение следующего чемпионата. Это не так, говорю вам как член исполкома УЕФА. Все зависит от того, как работать, как убедить всех, что чемпионат России действительно необходим.

Никогда не забуду, как генеральный секретарь голландской федерации футбола приехал в сентябре прошлого года в Украину в качестве главы делегации инспекторов УЕФА и как он сказал мне после той поездки: "Не знаю, получит ли Украина право на чемпионат Европы, но то, что я хочу приехать сюда ещё раз и вместе с семьей – однозначно! Я открыл для себя новую страну". И ещё он, помню, сравнил ночной Донецк с Лас-Вегасом.

Вот вам, кстати, ещё один из секретов нашей кампании, которые вы так хотите выведать: я всегда показывал самое лучшее. И самолёты для высоких гостей брал только из авиапарка Президента Украины, и Президент, понимая важность задачи, мне ни разу не отказал. Когда из Львова в Киев инспекционная группа летела одним президентским бортом, а из Киева в Донецк другим, но столь же комфортабельным, разве могло их мнение об Украине не улучшиться? А то, что они встретились с Президентом, с премьер-министром, со спикером парламента – разве это не сыграло свою роль в их оценках нашей страны и её желания провести Euro-2012? Они везде, на всех уровнях чувствовали энтузиазм и понимание того, какой шанс для интеграции Украины в европейское сообщество даст Euro-2012.

— Euro-2012, вы помнится, России предлагали разделить...
— Да. В Ливадии, в 2004 году, когда возникли определённые трудности с Польшей, я, понимая на какую реакцию могу нарваться, спросил у вашего президента: а вы могли бы заменить Польшу в столь престижном проекте? Путин ответил мне: Россия – великая страна, и на подхвате она ни у кого не будет. Но потом добавил: однако любое предложение Украины мы обязательно рассмотрим.

— Успехи национальной сборной Украины на последнем чемпионате мира сыграли свою роль в решении УЕФА?
— Этот фактор тоже был важным. Ведь за успехом нашей сборной стоит огромный труд – и футболистов, и тех, кто обеспечивал им необходимые условия. Такой финансовой мотивации, как у нашей команды, не было, пожалуй, в Германии ни у одной другой. И это ещё одно свидетельство особого отношения к футболу в Украине. Игроки чувствовали, что бьются за страну, что и дало результат.

Что забыл сказать... Иногда такое чувство, что в один момент совпало всё – вплоть до расположения звёзд. Но совпало только благодаря проделанной работе. Последние четыре месяца перед решающим заседанием исполкома УЕФА я просыпался в четыре часа утра – без всякого будильника. При этом всё время снился один и тот же сон: передо мной восседало будущее жюри, а я мучительно соображал, за счёт кого из этих людей мы будем получать большинство...

Впрочем, сейчас сплю ещё меньше. Если бы мы проиграли, то это была бы большая драма. Но провал при проведении самого чемпионата будет трагедией. Права на это у Украины просто нет.
Источник: Спорт-экспресс в Украине
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →