Сабитов: не было единого коллектива
Текст: Игорь Брагин

Сабитов: не было единого коллектива

Наставник юношеской сборной России Равиль Сабитов рассказал о причинах неудачного выступления на Евро, дисциплине в команде и о том, поможет ли России программа развития футбола.
31 июля 2007, вторник. 08:09. Футбол
Наставник юношеской сборной России Равиль Сабитов рассказал корреспонденту
«Советского спорта» Олегу
Соколу о причинах неудачного выступления на Евро, дисциплине в команде и о том,
поможет ли России программа развития футбола.

Ставилась задача не ударить в грязь лицом и показать хороший футбол. Это сделать удалось.

О том, что выход в финальную часть – уже успех: «Мне кто-то говорил:
пробившись в финальный раунд, мы уже добились большого успеха. Если провести
аналогии со взрослым чемпионатом Европы, то мы вышли в четвертьфинал. Ведь в
турнире участвовали всего восемь команд. Я согласен с этим мнением».

О том, какую задачу поставил сборной Виталий Мутко перед началом Евро:
«Не ударить в грязь лицом и показать хороший футбол. Это сделать удалось. Хотя,
считаю, нам было по силам выйти из группы».

О матче с Германией: «Германия – команда, которая любит играть активно и
много атаковать. Мы не позволили им делать этого даже в отсутствие
дисквалифицированного лидера обороны Сергея Голяткина. И я не ожидал, что без
него мы способны показать столь мощную игру. Она получилась открытой, мы чаще
владели мячом. И реализуй хотя бы пятьдесят процентов голевых моментов, победили
бы с крупным счётом. Тот же Дзюба провёл два мяча, а мог – пять. Не реализовали
моменты Камболов и Салугин…»

О том, что матч производил впечатление дворового «дыр-дыра»: «Это
свойственно юношескому футболу. Тренерская установка выполняется в стартовые
пятнадцать минут матча, пока её помнят игроки. Потом включаются эмоции и
появляется огромное желание „потаскать“ мяч, побить по воротам. Тактическое
задание отходит на второй план».

О том, чем стало поражение от сербов со счётом 2:6: "…шоком! Провальная
игра! Ещё никогда в тренерской карьере мои команды так много не пропускали. И в
«Химках», и в «Титане», и в юношеской сборной 1985 года рождения. Считается, что
мой любимый счёт – 0:0 или 1:0. А тут… Теперь я отлично понимаю Андрея Талалаева.
Если помните, его юношеская сборная уступила Исландии – 5:6".

О том, в чём причина разгрома от сербов: «Рассказываю, как всё
получилось. Жара, плюс 43 градуса. Я смотрю на ребят и вижу, что в такую погоду
обеим командам играть не хочется. Футболисты выходят на поле, как на каторгу.
Матч начинается с медленного розыгрыша мяча. Потому как если чуть-чуть
прибавить, можно сразу на „скорой помощи“ уезжать в реанимацию. Скорость – как в
ветеранском футболе.
Сербы подают угловой, наш вратарь выходит из ворот и отбивает мяч на дальнюю
штангу. Там стоит неприкрытый серб – он просто пришёл и встал в эту точку. Как
памятник недвижим! Гол. У нас шок. Парни не понимают, как можно пропустить при
такой пешеходной игре!
После этого ничего не меняется, но сербам удается выйти один на один и ещё раз
забить. Перед перерывом вышедшему на замену Дядюну удается отквитать один мяч.
Ребята поняли, что и при такой игре можно забивать. В перерыве я объясняю, как
перестраиваемся, – вышел ведь третий нападающий. Договариваемся: главное – не
пропустить в первые пять минут. В результате из-за ошибки защитника нам забивают
через две!
Тут же меняется психология команды: все, даже защитники, лезут в атаку. Теряется
игровая дисциплина. Назад никто не возвращается. В результате сербы почти все
мячи забивают после выходов один на один».

О том, пытался ли остановить анархию: «Конечно. Но из-за жары мозги у
ребят начали вариться. Не нашлось на поле людей, которые бы остановили
партнёров».

После матча с сербами в раздевалке парни плакали. Я каждому
пожал руку и поблагодарил.

О том, как психологически восстанавливали ребят после матча с сербами:
«Начну с того, что после матча с сербами в раздевалке парни плакали. Я каждому
пожал руку и поблагодарил. Ребята действительно молодцы, поскольку старались изо
всех сил.
Перед матчем с французами я сказал следующее: этой игрой заканчивается
существование нашей команды. Сейчас вы думаете, что слабее Германии и Сербии.
Если ещё уступите и французам, то как вы будете играть против них, когда
попадёте в национальную команду? В итоге парни провели встречу блестяще.
Дисциплинированно, сильно, мощно».

О том, какие выводы можно сделать из трёх матчей: «Главное, что
футболисты в будущем способны многого добиться. Как ни парадоксально это звучит
– лишь по той причине, что выступили в Австрии неудачно. Амбиции остались
неудовлетворенными. А вот попади мы в призёры, команду могли бы потерять».

О том, каково мнение иностранных специалистов о выступлении сборной:
«Из-за того, что мы прошли Англию, Голландию и Чехию на отборочном этапе, к
России относились с большим уважением. Но увидев команду в финальном раунде,
скауты клубов удивлялись: как вы вообще сюда попали? На их взгляд, команда не
проявила характера».

О том, согласен ли с такой оценкой: «Полностью. Зная ситуацию изнутри,
добавлю: не было единого коллектива. Он разбился на группы. Некоторые начали
разбираться, кто из них круче. Люди, прочитав много хвалебного о себе в прессе,
всерьёз посчитали, что они – мастера. Начали выяснять отношения. Доходило до
небольших ссор, даже стычек».

О том, были ли в команде лидеры: «Они есть – Дзюба, Мамаев и Голяткин. От
их игры и поведения в быту зависит успех команды. Если они вместе – можем
порвать кого угодно. А если как в басне Крылова про лебедя, щуку и рака – совсем
другое дело...»

О низком проценте реализации моментов Дзюбой: «Проблема Артёма в
следующем: в молодом возрасте он попал в „основу“ „Спартака“, стал капитаном
юношеской сборной. На нём большая ответственность, от парня ждут голов. Плюс на
него обрушилось внимание СМИ, и он полностью зависит от общественного мнения. Не
хочет никого подвести. Всё, что нужно сделать, – просто успокоиться и не
обращать внимания на то, что творится вокруг. А забивать он умеет».

О том, сказалось ли то, что Дзюба перестал попадать в основной состав:
«На игре Артёма сказалось очень много факторов. В первую очередь то, что между
первым и вторым кругом чемпионата России был перерыв. У многих футболистов
получился микроотпуск, когда они отдыхали, а не работали. Сказался и недостаток
игровой практики. Причём не только у Дзюбы».

О том, что медосмотр показал у футболистов ужасное физическое состояние:
«Хорошее функциональное состояние сердечно-сосудистой системы было у Мамаева,
вполне удовлетворительное – у Дядюна, Першина, Максима Андреева,
удовлетворительное – у Дзюбы, Песьякова, Салугина и Смольникова,
неудовлетворительное – у Хасянова, Никиты Андреева, Бородина, Курочкина,
Иванова, Балова и Голяткина. И из этого состояния выйти так и не удалось. Если с
немцами, несмотря на жару, мы выглядели убедительно, то вторую встречу с сербами
провалили».

О том, почему не получилось подтянуть «физику»: «Не хватило времени. Мы
готовились к турниру всего четыре-пять дней».

О том, как это делали соперники: «В Европе у клубов в разгаре предсезонка.
За месяц до турнира они начали готовиться в клубах. У них всё шло по
нарастающей. У нас же наоборот».

О том, следовало ли давать игрокам недельную паузу: «Вы правы. Я начал
сбор седьмого июля, а мог сделать это первого или четвертого. Но я не хотел
сильно нарушать регламент чемпионата страны. И так забрал игроков из команд на
три дня раньше, чем положено. Кроме того, отнесся к ребятам как к
профессионалам. У них завершилась первая половина сезона, и, естественно, они
хотели какое-то время провести дома. Предложи я им сразу работать, началось бы
нытьё и непонимание. Я пошёл парням навстречу. Но, увы, профессионалами у нас
многие считают себя не из-за соответствующего поведения, а из-за высокой
зарплаты…
Зато эта ситуация добавила опыта, и теперь мы знаем, как готовиться к подобным
турнирам. Напомню, что мы не участвовали в них почти двадцать лет.
Сейчас бы я начал сбор, наверное, третьего числа. А проблему нехватки игровой
практики решил бы с помощью трёх товарищеских матчей. Это помогло бы войти в
игровой тонус».

О словах Александра Тарханова о том, что Россия не умеет играть столь
скоротечные турниры
: «Согласен. Только я бы поправил: это не отсутствие
умения, а отсутствие опыта. После матчей с Англией, Чехией и Голландией ребята
стали самоуверенными именно из-за этого.
За два месяца мы встретились с пятью ведущими сборными мира – Англией,
Голландией, Чехией, Францией и Германией. И если сегодня ты побеждаешь англичан,
это вовсе не значит, что завтра одолеешь немцев. Даже если они намного слабее.
Игроки этого не понимали».

О том, почему мы так уступаем соперникам в физической мощи:
«Действительно, у всех команд ребята мощнее. Особенно у сербов: раньше не
представлял, что футболист в девятнадцать лет может быть одновременно столь
высоким, мощным и координированным.
У Франции, кажется, средний рост команды 189 сантиметров. Я заметил, что в этих
странах выработана специальная программа. Там определили, что классный футболист
будущего должен быть атлетичным и ростом не менее 185 сантиметров.
Соответственно производится селекция. Даже если в 14–15 лет человек не
соответствует уровню сборной, но имеет задатки, его всё равно берут и
наигрывают. Для таких людей создаётся индивидуальная программа. В результате в
19 лет он превращается в готового футболиста, умеющего на поле очень многое».

О том, есть ли такая программа в России: «Нет, и её очень не хватает. Да,
сегодня у нас есть Гус Хиддинк, человек авторитетный, знает весь мир, смотрит на
сборную с позиций завтрашнего дня. Но, предположим, завтра голландец уедет. Ему
на смену придёт специалист с другими взглядами. И что мы получим? Я знаю, что в
Европе, вне зависимости от смены тренера, вектор развития остается одним и тем
же. В испанской „Валенсии“, к примеру, тренера подбирают под систему игры –
короткий, средний пас, стеночки…»

О том, какой он видит эту программу: «Если мы решаем делать атлетичную
команду, то уже с юных лет надо собирать таких футболистов, как Дзюба,
Прудников. Если хотим, чтобы два центральных защитника у нас были „столбами“, а
два крайних — „бегунками“, то об этом нужно думать с детских лет и во все
сборные выбирать кандидатов именно по таким критериям.
Сегодня мы уступаем в антропометрических данных на уровне юношей. А
раз так, то будем проигрывать в этом компоненте и через пять-семь лет на уровне
основных сборных.

Повторюсь: сегодня мы уступаем в антропометрических данных на уровне юношей. А
раз так, то будем проигрывать в этом компоненте и через пять-семь лет на уровне
основных сборных».

О том, что брали с собой даже еду: «Мы около двадцати лет не участвовали
в финальных стадиях крупных турниров и шли на ощупь, как слепые котята. Поэтому
перестраховались и захватили всё: еду, напитки, медикаменты, медаппаратуру,
столы для массажа, экипировку. Набрали всего с тем расчётом, что выйдем в
финал».

О том, было ли всё в порядке с едой: «Я считаю, что да. Мы жили в
пятизвёздочном отеле в центре города. Меня лично, а также французов и немцев всё
устраивало».

О том, что не устраивало футболистов российской сборной: «Ребята мне
говорили: то, чем нас кормят, есть нельзя».

О том, как питались: «Вместе с сербами бегали в „Макдоналдс“… Даже
известный в прошлом защитник немецкой сборной Маттиас Заммер, который
присутствовал на турнире, обратил на это внимание. До сих пор не могу понять,
почему наши бегали в фастфуд!»

О том, чем наши и сербы отличались в быту: «Все команды „сидели“ в
ноутбуках. У немцев и французов это вообще словно любимая книжка – везде
таскают с собой. А вот у наших футболистов они есть не у всех – даже стыдно
стало!»

О том, есть ли ноутбуки у сербов: «Ни у кого не видел!»

О том, что для того чтобы заработать на тот же ноутбук, сербы землю грызли, а
наши ребята все сытые
: «Согласен. Слишком рано они становятся финансово
независимыми и – расслабляются. Они не понимают, что подобным отношением к делу
способствуют завоеванию рынка труда в Премьер-Лиге теми же сербами! Они же
мечтают играть в России из-за хороших зарплат.
Приведу пример: в квалификационном раунде мы досрочно заняли первое место, и
последняя встреча со Словакией ничего не решала. Уступили 0:1, и после игры
ребята попросили меня отпустить их в город за покупками. Я не был против.
Словаки, думал, закатят грандиозный банкет – от них ведь никто не ждал победы. А
они после успешного матча взяли мячи и отправились играть в теннисбол во дворе,
представляете? Вот вам и разница в отношении!»

О том, что матерок наших звезд в лобби австрийского отеля изрядно надоел
персоналу
: «При мне даже слова матерного не говорят. А вообще подобная
проблема в воспитании существует».

О том, был ли в команде психолог: «Нет, но я считаю, что он необходим. И
не столько из-за воспитания. Если тренер говорит, что матчи против немцев и
сербов очень серьёзные, а игроки слова не воспринимают и самоуверенны, это
плохо. Проблема нашего футбола – в самоуспокоенности. Зачем россиянам „Челси“ и
»Барселона", если столько же, как там, можно получать и на родине?! Вот Кержаков
поступил как настоящий спортсмен. Пожертвовал деньгами ради выступления на
высоком уровне. К этому и нужно стремиться".

О том, какие призовые были обещаны за победу в турнире: «Пять тысяч
долларов за победу на турнире».

О том, что такие деньги для многих недостаточная мотивация: «Не думаю.
Несмотря на запись в контракте, Виталий Мутко готов выплатить больше. Об этом
ребята знали. Тем более в команде были люди, для которых пять тысяч долларов –
серьёзные деньги. Не все ведь выступают в Премьер-Лиге...»
Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 6
28 марта 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Как завершится матч сборных России и Бельгии?
Архив →