До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: Светлана Беликова

Каков вопрос, таков и ответ

"Чемпионат.ру" задася целью выяснить какие вопросы футболисты считают дурацкими и обратился за помощью к Радимову, Семшову, Титову, Макарову, Семаку и тренеру Слуцкому.
Футбол

Этот забавный опрос носит не спонтанный характер. Давайте начнём вот с чего. Все
мы любим футбол. И все мы обязательно читаем спортивные газеты. На бумаге или в
интернете – разницы никакой. И там, и там вопросы задают журналисты, а отвечают
на них футболисты. Из года в год, из тура в тур, от матча к матчу. Каждые
выходные кто-то обязательно включает диктофон, а кто-то обязательно наговаривает
на него несколько фраз о прошедшем матче. Обязательно – потому что работа такая.
И у одних, и у других. А вот успешным ли станет этот тандем – совсем не
обязательно. Потому что очень часто одни спрашивают, лишь бы спросить, а другие
отвечают, лишь бы ответить. Хотя, ситуация может быть и такой. Журналист
придумывает кучу интересных вопросов, да и футболист в целом не прочь поболтать,
а вот матчик получился не очень… Без забитых голов, без какой-либо искры, без
радости. Предмет для разговора отсутствует, как таковой. В результате мы,
открывая газеты, снова и снова наталкиваемся на массу одинаковых, серых, не
несущих никакого смысла, вопросов. И таких же – серых, обезличенных, скучных
ответов. Если убрать из такого интервью фамилию игрока, то станет совершенно
непонятно, кто же это: Шишкин или Жирков, Билялетдинов или Муджири…

Влад Радимов однажды сказал такую вещь, что по-настоящему искренним можно быть
только с теми журналистами, которых долго знаешь. А для всех остальных
существуют «заготовки». Шаблоны! Так значит, журналисты виноваты? Писатели, в
свою очередь, могут возмутиться и ответить, что на самом деле это игроки не
хотят интересно рассказывать или вовсе избегают общения. А, впрочем, это
замкнутый круг. Всё равно, что спорить о том, что появилось первым: курица или
яйцо. Но, по большому счёту, речь сейчас не об этом. Нам захотелось узнать вот
что: а какие, собственно, эмоции вызывают у футболистов вопросы, задаваемые
журналистами? Из года в год, от тура к туру, от матча к матчу… Веселят, злят,
раздражают? Сразу надо сказать, почему мы выбрали именно этих футболистов. Ну,
во-первых, про всех них можно сказать «хороший парень». Хотя в этом опросе
участвовали и другие хорошие ребята. Дима Сенников, Дима Кириченко, Саша Панов и
другие. Но они просто не смогли вспомнить что-то определённое. Поэтому
остановимся на этих.

Владислав Радимов. Тут сразу будет предыстория. Всё-таки, если уж взялась
рассуждать о вопросах, начинай с себя. В конце прошлого сезоне был матч
«Спартак» – «Зенит». В котором после упорного бодания «красно-белые» все же
забили мяч, причём на 90-й минуте встречи. Все помнят этот шок? Мне нужно было
брать интервью у Влада. Благодарю его за мужество – он не отказался. В общем,
мой звонок застал его в самолете, когда опечаленный и злой «Зенит» уже садился в
Питере. Зная импульсивность Радимова, я волновалась. Учитывая его настроение (а
этот человек всегда переживает после неудачных матчей) и, понимая значение всего
происходящего, радости от предстоящего интервью я, мягко говоря, не испытывала.
Ну что тут спрашивать?!.. Все и так ясно.

В итоге то ли от волнения, то ли даже от страха, я задала вопрос, который помню
до сих пор. Про такое ещё говорят: и смех, и грех. «ВЛАД, СКАЖИТЕ, БЫЛ ЛИ ДЛЯ
ВАС НЕОЖИДАННЫМ ЭТОТ ГОЛ?»… Описывать его состояние в тот момент я не буду. Но,
могу сказать одно – скидок женскому полу не было. После этого случая мы с Владом
сделали ещё несколько материалов, и я, можно сказать, реабилитировалась. Но над
тем вопросом смеёмся по сей час.

Возвращаясь к нашему опросу, Влад вспомнил забавную историю. Я её процитирую.
— На один мини-футбольный турнир должен был поехать Ролан Гусев. Но так
получилось, что приехать туда он всё-таки не смог. Но зато там оказался я. Можно
сказать, случайно. Я там с товарищем был. И вот подходит ко мне журналист и
спрашивает: «Ролан, как вы провели отпуск?». И потом что-то вроде: «Как вы
съездили в Арабские Эмираты»? Я говорю: «Я туда не ездил». Он: «Ну как же,
Ролан! Я знаю, что вы ездили!». Вот до сих пор вспоминаем с ребятами этот
случай. Ну до чего ж непрофессиональные у нас журналисты бывают! А так, в целом
не могу сказать, что меня что-то злит или сильно забавляет. Привык уже,
наверное.

Егор Титов. Этот человек тоже редко когда отказывает в общении, потому
что совершенно искренне признаётся в том, что ему просто нравится это делать.
Другое дело, дозвониться ему, в силу его занятости и загруженности, бывает очень
непросто. На вопрос о том, почему именно Титов даже после самого позорного матча
выходит к журналистам, Егор Ильич отвечает: «А кто, если не я? У нас полкоманды
по-русски двух слов не свяжет…». Резонно. Вот она, настоящая капитанская
ответственность. В отличие от Радимова, Титов более многословен, а уж если
застать его в хорошем настроении, можно услышать какую-нибудь красочную фразу
или даже историю. Вот одна из них.
— Был один смешной случай, когда в Самаре в автобус вошёл человек, а тренером
«Спартака» еще был Олег Иванович Романцев, и, обращаясь к нему, говорит: «Иван
Романович, можно у вас взять автограф?». Представьте себе, Иван Романович! Мы
потом долго смеялись. Это по теме смешных вопросов. Ещё меня в самом начале
карьеры путали с Максом Бузникиным, хотя мы абсолютные разные и по внешности, и
по росту. Есть ещё забавный вопрос, точнее, даже целая тема в прессе, где часто
спрашивается, почему я замедляю игру команды? Дескать «Спартак» бежал всю жизнь,
а есть один Титов, который замедляет игру. Меня это, честно говоря, достало уже.
Ну а в целом за то время, что я играю в футбол, научился спокойно относиться к
любым вопросам.

Александр Макаров. Выражаясь языком, выведенным в условиях всемирной
паутины, можно сказать, что Макаров жжот. Это человек с фантастическим чувством
юмора, про которое уже ходят легенды. За легендами далеко ходить не будем, вот
вам простейший пример. Наше первое телефонное интервью, я набираю номер и слышу
не «алло», не «да», а гораздо более изысканное «у аппарата». Также можно
нарваться на «смольный» или «кремль» – кому как повезёт. Очень открытый,
искренний парень, однако, стоит лишь включить диктофон, особенно если вы
собрались поговорить о вещах личного или клубного характера, Макаров становится
более чем корректным и аполитичным, взвешивая буквально каждое слово. В этом
случае каких-то откровений от него вы уже не добьётесь. Что же касается
послематчевых интервью, то Саша не прочь и подискутировать, особенно если речь
идет о вратарских ошибках.

— Вратарям задают не то чтобы дурацкие вопросы, скорее, специфические. И если
журналист сам не соображает, что спрашивает, тогда, конечно, это выглядит
комично. Всем очень нравится разговаривать о вратарских ошибках. Пропустил я
как-то пять мячей… Настроение, сами понимаете, далеко не праздничное. Подходит
мальчик из одной газеты и спрашивает: «Чувствуете ли вы свою вину за два гола?».
А я ему говорю: «Вы что – эксперт?». (Почему именно за два-то?) Он выдает фразу:
«А с трибуны так показалось». И добавляет: «Если кажется, наверно, креститься
надо?». Без комментариев… Помнится, предложил я еще тому парню свои перчатки.
Подарю, говорю, если встанешь, такой умный, в ворота и эти два не пропустишь.
Очень понравился вопрос в начале сезона. «Александр, как вы думаете, почему в
Самаре такое плохое поле?». Вот спрашивается, а я что – агроном? Или вот ещё:
«Александр, а почему вас не вызвали в сборную?». Ребята, всех, кто ответит на
этот вопрос, обедом угощу, честное слово!..

Игорь Семшов. К интервью этот полузащитник относится со всей
серьёзностью, можно сказать, по-деловому. Однако вместе с тем совсем не чурается
отвечать и на шутливые блиц-вопросы, например, такие как «боитесь ли вы
щекотки?». (Если кому интересно, он её боится). Более того, если Игоря
заинтересовать, то в процессе беседы он вполне может сам «отмочить» что-нибудь
эдакое. Ну, к примеру, рассказать о том, как они вместе с Серёгой Галаниным
записывали гимн «Торпедо», и рок-н-ролл, оказывается, всё-таки ещё жив. Или о
том, как когда-то сам сажал и копал картошку, да и сейчас не прочь завести себе
«домик в деревне». К журналистам Семшов относится спокойно. Добросовестно
старается выполнить свой гражданский долг, удовлетворив журналистское
любопытство. Отвечая на наш вопрос, что же вызывает больше всего эмоций в
общении с пишущей братией, он говорит:

— Совсем уж дурацких вопросов задают не так много. Вывести из себя каким-то из
них меня, наверно, не получится, однако, я искренне не понимаю таких вопросов, как
«с каким настроением вы едете в сборную?». Или после того, как мы проиграли –
«обидное ли было это поражение?». Наверно, просто эти люди сами никогда ни во что
не играли, чтобы понять, что поражение оно и в Африке поражение. В общем, на
первое место в ваш список я поставил бы однообразные и очевидные вопросы.

Сергей Семак. Само обаяние! Если не знать, что он футболист, никогда и не
подумаешь. Доброжелательный и уравновешенный, к журналистским вопросам относится
философски.

— Наверно, я не могу однозначно ответить на вопрос о том, что меня смешит или
бесит. Потому что журналисты, как и мы, тоже различаются по квалификации. И вот
как раз в данном случае многое зависит от этого. Вопросы бывают самые разные.
Приятые и не очень. Не могу сказать, что меня что-то явно раздражает. Хотя,
знаете, после провального матча всё будет раздражать. У всех же нервы, эмоции.
Но журналисты же не виноваты в том, что у меня может быть плохое настроение. У
них работа такая – добыть как можно больше информации. Да и интерес другой,
нежели чем у нас. Самый типичный вопрос, который я слышу после игр «что вам
тренер сказал в раздевалке?». Его, пожалуй, задают чаще других. Или, например,
«что нужно было бы сделать?». Вопрос, конечно, очень философский, на мой взгляд,
и ответить на него бывает очень сложно. Если бы мы сами знали, что нужно было
сделать… Из веселого могу сказать, что иногда люди путают моё имя. Уж не знаю
почему, но называют Сашей. Приходится аккуратно поправлять, что я не Саша, а
Серёжа.

Леонид Слуцкий. Даже не знаю, почему из всех тренеров выбрала именно
этого. Считайте это бонусом. Пять игроков и тренер. Но, если серьёзно, то,
Слуцкий сам по себе личность неординарная. С этим человеком всегда интересно
общаться, причём на любые темы, будь то обсуждение матча или экскурсий по
Италии. И я, в общем-то, была уверена в том, что Леонид Викторович и на этот раз
не отделается каким-нибудь стандартом, а расскажет нам что-нибудь занимательное.
Молодой тренер, он ещё толком не успел привыкнуть к журналистам. Ещё полгода
назад Слуцкий искренне удивлялся, как одни и те же люди сегодня возвышают тебя
до небес, а завтра уже гонят в отставку. А в этой наивности что ли, есть
какая-то своя прелесть. Когда ты звонишь и знаешь, что тебе всегда уделят время,
не нахамят, не отложат беседу на «после дождичка в четверг» и не будут лепить
никому не нужные штампы. Слуцкий, как правило, рассказывает с интересом. И в чем
я точно убедилась при общении с тренером «Москвы», так это в том, что интеллект
играет роль. Да-да, причём немалую. А если к нему добавить ещё и великолепное
чувство юмора, так это вообще находка. Уважаемый Леонид Викторович, я знаю, что
вы читаете этот текст, поэтому, пользуясь случаем, хочу сказать вам: не
меняйтесь!

Вообще сложно представить, чтобы Слуцкий в общении с другим человеком вышел из
себя. Человек, который смс-кой может послать подбадривающий стишок своему
игроку, вряд ли способен на агрессию.

— Бывает забавно, когда люди что-то путают, – отвечает на наш вопрос Леонид
Викторович. – Ну, например, могут спросить, «а почему вы две игры подряд
проиграли?». Хотя мы проиграли не две, а одну. Или: «почему не играл такой-то
футболист?». А у него просто дисквалификация, четыре жёлтые карточки. Как
правило, это непрофессиональные вопросы, когда люди оперируют неправильной
статистикой или не владеют темой. Самые часто задаваемые – это «что вы говорите
в перерыве?», «какие подбираете слова?», «как эти слова подействовали на
подопечных?» и так далее. В основном, всех интересует именно перерыв. Бывает,
раздражают такие вещи, когда журналисты уже сделали для себя какие-то выводы и в
ходе интервью пытаются привести тебя к ним. То есть стараются, как говорится,
притянуть за уши. А когда я начинаю говорить совершенно противоположные вещи,
они всё равно пытаются мои слова повернуть в другую сторону. Я говорю: да нет
же, я вам сказал вот так вот. Но человеку просто надо подогнать твои слова под
какой-то стереотип, или у него уже имеется какой-то материал определённой
направленности. Но иногда моё мнение не сочетается с этим. И когда журналисты
разве что не силовым методом пытаются заставить говорить какие-то вещи. Но и то
это даже не раздражает. Скорее, вызывает улыбку.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент