Все новости

Йерро: готов в любой момент вернуться в футбол

Ференц Пушкаш, Уго Санчес, Фернандо Йерро... Мадридский "Реал" всегда был богат на легенды мирового футбола. Интервью с одной из них мы и предлагаем читателям сайта "Чемпионат.ру".
Футбол

Капитан «Реала» ушёл, когда чемпионские времена команды, казалось, не закончатся ещё лет пять. Однако так уж получилось, что после его ухода результаты клуба пошли на убыль и пропала романтика в игре королевского клуба.

— Что происходит в голове футболиста из числа элиты, когда он заканчивает карьеру?
— Нужно обладать определённой крепостью духа. Однажды ты просыпаешься, а целого ряда привилегий, с которыми ты жил очень долгое время, больше нет. И их уже не вернуть. Впрочем, лично у меня адаптация к жизни без футбола прошла довольно гладко. Я сыграл два сезона за пределами Испании, заранее знал, что мой последний сезон действительно станет последним, и что нужно наслаждаться им в полной мере, так как другого уже не будет. Решение о завершении карьеры уже было принято, и я знал, что если не буду готов к жизни, которая настанет сразу же после завершения карьеры, всё может сложиться очень-очень плохо.

Оглядываясь назад, понимаешь, что раньше футбол был более спокойным, более личным. В нём было гораздо больше чистого спорта.

— Сейчас футбол — это вид спорта, в котором переплетаются множество интересов. А какую роль в нём занимает игрок?
— Футболисты моего поколения играли в несколько другую игру. Оглядываясь назад, понимаешь, что раньше футбол был более спокойным, более личным. В нём было гораздо больше чистого спорта. Сейчас в футболе существуют экономические интересы, интересы масс-медиа, и на их фоне спортивная составляющая теряется, а значимость приобретают другие аспекты. Сейчас добиться успеха в роли игрока, тренера или президента команды гораздо важнее, чем просто быть хорошим человеком, и корректно вести себя по отношению к другим людям. Нынешний футбол приобрёл достаточно специфические формы, но это – свершившийся факт, и мы не в силах ничего поменять.

— Могут ли успешно сосуществовать экономические интересы со спортивными?
— Для команды-победителя спортивная составляющая всегда первостепенна. И только потом идут все остальные аспекты. Добиваться спортивных успехов тем сложнее, чем больше факторов будет отвлекать игроков от их непосредственной работы, т.е. игры в футбол. Сначала нужно спланировать работу игроков, каждодневные тренировки и только потом уже заниматься всем остальным, но, повторюсь, спортивная составляющая должна быть приоритетна и неприкосновенна. Нельзя, чтобы на первые роли выходили различные околофутбольные процессы, а тренировочный процесс был бы к ним лишь дополнением, формирующимся по принципу «потренируемся, если на это останется время». Несомненно, жизнь поменялась: реклама, маркетинг и продажа футболок – всё это очень важные аспекты, но надо понимать, что продать футболку команды, которая побеждает, гораздо проще, чем той, которая проигрывает.

— Ваша карьера была долгой и блестящей. Что послужило для неё отправным пунктом?
— Я всегда говорил, что моя жизнь похожа на сказку. Будучи ребёнком, я начал играть в футбол в своём селе. В 17 лет я перешёл в систему «Малаги», в первой команде которой играли два моих брата. В 18 лет я уехал из дома, чтобы провести предсезонку в одной из дочерних команд клуба. Я приехал в Росаледу, а тренер сказал мне, что я здесь никому не нужен. Всё, что мне оставалось, это собрать свои вещи, позабыть о мечтах и надеждах и вернуться обратно в своё село.

— О чём вы думали в этот момент?
— Представьте себе: ты приезжаешь в родное село, выходишь на автобусной остановке в двухстах метрах от твоего дома с сумкой в руке, и тысяча мыслей проносится у тебя в голове: «Сейчас мне надо будет войти в дом, а что я скажу своим родителям и братьям?» Было очень сложно забыть всё это, но, на моё счастье, мой брат Маноло тогда играл в Вальядолиде и поговорил обо мне с его тренером, Висенте Кантаторе. Маноло сказал, что у него есть брат, и что он был бы очень признателен, если бы Висенте смог на него посмотреть. Когда тренер узнал, что мне уже 19 лет, он сказал, что если в этом возрасте я ещё ничего не добился, то вряд ли уже что-то получится, но всё же согласился просмотреть меня. Я играл предсезонный матч за Вальядолид Промесас (в 1972-1992 годах так назывался нынешний «Реал Вальядолид Б» — прим. автора), а Кантаторе наблюдал за игрой с трибуны. Спустя пять минут после начала матча – так рассказывал мне позднее знакомый – Кантаторе спросил: «Кто этот долговязый парень?» и ему ответили, что это брат Йерро. А когда после игры они разговаривали с Маноло, Контаторе уже всё решил: «В этом году твой брат будет играть вместе со мной в Примере».

О профессии механика я забыл, когда уехал в Вальядолид. А уже через полтора месяца я вышел на поле Ноу Камп. Мне повезло, что я встретил Висенте Контаторе, благодаря которому я и стал профессиональным футболистом.

— Если бы не эти события, вы бы стали механиком в Велесе…
— О профессии механика я забыл, когда уехал в Вальядолид. А уже через полтора месяца я вышел на поле Ноу Камп. Мне повезло, что я встретил Висенте Контаторе, благодаря которому я и стал профессиональным футболистом. Он говорил мне: «Я поставлю тебя в состав, но если ты не выполнишь поставленные задачи, я уберу тебя из состава, и ты сам будешь виноват в том, что упустил свой шанс». Мне было необходимо, чтобы тренер так говорил, так как после своего первого возвращения в родные пенаты я очень много думал. И возвращаться в Велес с сумкой в руках второй раз, и говорить родным, что я не подошёл и Вальядолиду, мне совершенно не хотелось. Это была очень тяжёлая, но в тоже время прекрасная неделя, потому что в это время произошло самое важное событие моей жизни: встреча с Висенте Кантаторе.

— Фернандо Йерро действительно такой эгоистичный игрок, как о нём говорят?
— На мой взгляд, в футбольных грандах должно быть около двадцати игроков. Безусловно, если я играю, это гораздо лучше, чем если бы я был среди запасных, но у игрока всегда должно быть уважение к команде. И если слово «эгоист» рассматривать с положительной стороны, то оно принимает не такое уж и плохое значение. Если его применять к людям, которые хотят играть, которые знают, каким образом их работа может принести пользу клубу, то такой эгоизм мне нравится. У меня такие люди вызывают гораздо больше уважения, чем те, кто спокойно сидит в запасе, получает причитающиеся ему по контракту деньги и не стремится ни к чему большему.

— Расскажите о ваших тренерах.
— Все мне дали что-то полезное, и о каждом можно говорить очень долго. Так, Кантаторе открыл мне дорогу в большой футбол. Дорогу, которая и стала определяющей в моей дальнейшей жизни; Фабио Капелло показал мне важность характера игрока и единства команды для достижения успеха; Висенте дель Боске помог мне понять, что футбол на самом деле гораздо проще, чем я думал; Хавьер Клементе, с которым я был в отличных отношениях, на самом деле был гораздо большим сторонником атакующего футбола, чем о нём думали и писали, или чем Камачо, который почти тридцать лет учил меня защищаться. В футболе, как и в жизни, есть чему учиться до самого последнего дня.

Мне неприятно видеть, как выборы в клуб превращаются в «гонку» между его бывшими игроками.

— Вы не слишком задерживаетесь со своим возвращением?
— Когда я закончил играть, единственное, чего мне хотелось – это отдохнуть и привести в порядок свои мысли. Точно понять, где же теперь моё место в жизни. Своё возвращение в мир футбола я не рассматривал, как что-то неотложное. Сейчас прошло уже достаточно много времени, я по-другому смотрю на происходящее и готов в любой момент вернуться. И это нормально, так как футбол всегда был всей моей жизнью. Но я хочу просыпаться зная, что пойду на работу, которая будет целиком захватывать меня как профессионала и как личность.

— Почему на прошедших выборах в руководство «Реала» вы не выставляли свою кандидатуру?
— Времена выборов – смутные времена. Каждый должен чётко понимать, что речь идёт о «Реале» — величайшем клубе в истории футбола, не заслуживающем ничего, кроме уважения. Четырнадцать лет своей жизни я отдал «Реалу» и никогда не играл ради кого-то, лишь ради самого «Реала». Мне неприятно видеть, как выборы в клуб превращаются в «гонку» между его бывшими игроками. Я в такой ситуации чувствую себя неуютно.

— Что чувствует игрок, который только что выиграл чемпионат, которому устраивают овацию сто тысяч поклонников, когда он уходит с поля… а на следующие утро уже не знает, останется ли это поле его домом и в дальнейшем?
— Тогда я уже знал, что оно не будет моим домом. Таковым оно оставалось в моём сердце, но я сознавал, что это был мой последний матч на Сантьяго Бернабеу. Это была интуиция. Позже я спросил у Висенте дель Боске: «Вы заменили меня на последней минуте, так как знали, что это мой последний матч?». От ответил мне: «Нет, я просто хотел отдать должное Павону». Однако обдумывая эту замену и анализируя свои ощущения я понимал, что продолжения не последует.

— Почему вы не говорили об этом предчувствии вплоть до окончания чемпионата в примере?
— Рассказать всё для меня тогда было бы самым простым решением. Но у меня было устное соглашение с «Реалом» и моральные обязательства перед командой. Я понимал, что мы выступаем в чемпионате, боремся за чемпионство и всё должно происходить своим чередом. И что моя проблема гораздо менее значима, чем задачи команды.
— Что для вас оказалось более болезненным, сам факт того, что с вами решили попрощаться, или форма, в которой это произошло?
— Сам факт не вызвал вопросов. Мы с руководством «Реала» обо всём договорились за пару минут. Раз уж они решились на этот поступок, мы уладили все вопросы без проблем. Самым же неприятным в тот вечер было ощущение того, что из тебя пытаются сделать ответственного за всё и не понимать причин такого отношения…

По материалам испанской прессы.

Комментарии (0)
Партнерский контент