Юрий Заварзин: хорошо, когда есть проблемы
Текст: «Чемпионат»

Юрий Заварзин: хорошо, когда есть проблемы

Юрий Заварзин - личность масштабная и необычайно целеустремленная. Ключевые посты в "Спартаке", "Динамо", РФПЛ – лишнее тому доказательство.
5 октября 2005, среда. 13:04. Футбол
Заварзина модно критиковать. Более того, стремление повесить на Юрия Владимировича всех собак – сегодня чуть ли не правило хорошего тона. От нас, например, генеральному директору «Динамо» тоже досталось изрядно. И, как думается, по делу. Но между тем трудно не признать, что человек этот непростой. Личность. Личность масштабная и необычайно целеустремленная. Ключевые посты в «Спартаке», «Динамо», РФПЛ – лишнее тому доказательство. Вот сегодня мы и попробуем разобраться, что же Юрий Владимирович из себя представляет, чем живет, чем дышит, какими принципами руководствуется, ну и самое главное, за счет чего же он столько времени пребывает на ведущих ролях в нашем футболе.

– Юрий Владимирович, вы по утрам читаете газеты или следуете принципу профессора Преображенского?

– Ну, до него мне далеко. А газеты читаю. С утра – всегда две спортивные, «Коммерсант», «Российскую» и «МК». Останавливаюсь, как правило, на материалах, которые касаются футбола и спорта в целом.

– На книги, видимо, времени не хватает.
– Дело не во времени, а в желании. Я читаю много и с большим удовольствием. Как и все подверженные рекламе и информационным страничкам люди, прочел разные версии «Кодов» и другие ныне модные книги. Даже в машине у меня импровизированная библиотека.

– Какие книги производят наибольшее впечатление?
– В моем условном рейтинге сейчас на первом месте Акунин.

– А героизм в стиле Фандорина – продуманный, рациональный – хотели бы на себя примерить?
– Это, лично для меня, очень привлекательная черта. Я вообще люблю аккуратность в жизни, люблю понимать, что у меня находится в правом кармане и знать, что в левом. Определенный жизненный уклад всегда позволяет планировать, и у людей, обладающих этой самой фандоринской чертой, даже в непредсказуемых ситуациях всегда все бывает по порядочку.

– Но, уж если говорить о планировании в жизни, то ведь вы наверняка и не предполагали, что после окончания юридического факультета будете заниматься футболом?
– Нет, конечно. В детстве, как и многие, играл в футбол, благодаря чему сейчас не стесняюсь ударить по мячу как левой, так и правой ногой. Тогда я, конечно, не предполагал, что моя жизнь будет с ним связана и что знание игры изнутри мне будет напрямую помогать. Точно так же, как не предполагал, что с юридическим образованием так получится. Кстати, прошло уже почти три десятка лет после защиты диплома, а мы каждый год в третью субботу сентября собираемся всей группой. Все 22 человека!

– Сколько аксиом со времен ранней юности и детства в вашей жизни перешли в ранг все-таки требующих доказательства?
– В общем-то, не много. Для меня, например, в то время была понятна ситуация, что есть два года в армии – хочешь или не хочешь, а эту преграду надо преодолевать. Это та самая аксиома, заданная величина, и ее не надо даже обсуждать. Так что я отслужил, даже не задумываясь: командовал химическим отделением. Аксиомой для меня были и школа, и высшее образование. То, через что нужно пройти в жизни.

– Для людей, которые на долгие годы связывают жизнь с футболом, он становится одушевленным. Человек начинает чувствовать, когда футбол на него обиделся, когда он к нему благоволит, когда он карает. Ваше детское ощущение футбола от нынешнего отличалось: был он к вам добрее, ближе?
– Ну, в детстве мы все буквально жили футболом. В свое время он играл очень важную роль, отвлекал от улицы. Так что без него еще вопрос, как сложилась бы судьба. Ну, а был ли он тогда добрым к нам?.. Соревновательный принцип, к сожалению, заставляет расталкивать друг друга локтями, а естественный отбор заключается в умении выжить. Эти прописные истины в футболе выражены очень четко. Газон формирует и духовные приоритеты личности – либо ты хочешь быть лидером, либо быть, условно, в запасе. В свое время футбол дал мне именно ощущение лидерства в жизни.

– Кумиры, наверное, были. Кто из них не разочаровал?
– Мой тренер из детства – Дегтярев Александр Сергеевич. Мы и по сей день поддерживаем отношения. Ну, а если говорить о громких футбольных личностях… Когда-то они были для меня портретами из газет и журналов, а на сегодняшний день со многими знаком лично, со многими в друзьях-товарищах, кого-то узнал со стороны положительной, кого-то с отрицательной. Но это не имеет ровно никакого значения в оценке того, что они в свое время, в качестве примера для подражания, сделали для меня лично, для всей молодежи, для своей родины. Сегодня эти люди, к сожалению, забыты и живут (дай Бог им здоровья) непонятно как. Такое отношение к ним, конечно, не оправдано их заслугами перед СССР.

– В ваших словах о Советском Союзе раз за разом звучит ностальгия. Что доброго вспоминается из того времени, а что даже тогда хотелось изменить?
– А на мой взгляд, в этой ностальгии ничего плохого нет. Сейчас на наших глазах логика жизни подсказала Европе объединение. А мы некогда искусственно разъединились. Ну что хорошего случилось из-за того, что перестал существовать Советский Союз? Сегодня, когда читаешь газеты, становится не по себе: некоторые республики через два-три года на русском языке говорить не будут, а через пять-шесть лет вообще о России планируют забыть. Глупость, на мой взгляд. На данный момент экономический потенциал России, даже этого кусочка, остатка от Советского Союза, во всем мире считают просто сумасшедшим. Мы на самом деле развиваемся семимильными шагами. Не случайно, наверное, сейчас во многих европейских странах стали внимательно относиться к нашей культуре, учить наш язык. Развитие бизнеса связывают именно с Россией...

– В родном Оренбурге часто бываете? Наверное, видите и знаете, как в глубинке люди живут?
– В Оренбурге уже года четыре как не был: у меня там практически никого не осталось – мама и сестра давно обосновались в Москве, папы уже нет. Только школьные друзья. Но как в провинции живут, я вижу и знаю: с командой каждый раз выезжаю на матчи. Могу сказать, что там, где развивают экономику, люди чувствуют себя нормально. Год назад, когда впервые прилетел в Пермь, в центре, на светофоре возле музея увидел два «Хаммера». Это серьезный показатель: в то время их в Москве на душу населения было меньше, чем в Перми. Не вся глубинка живет плохо.

– Если говорить о развитии провинции, то оно ведь во многом зависит от бизнес-элиты, и местной, и столичной. Вы – бизнесмен уже на протяжении многих лет. Какие из его законов, с точки зрения человека, воспитанного другим временем, не хотелось принимать?
– Противоречащие здравому смыслу. Такие, например, как закон о запрете алкоголя. Все и тогда понимали, что Россия испокон веков пила, пьет и пить будет. За один день страну не вылечишь.

– Лично вам в каком времени уютнее жилось или живется? В какой период было меньше проблем?
– А я не гонюсь за их отсутствием. Когда совсем нет проблем – это плохо, это значит, что человек не живет или не работает. Что же касается времени, то мне всегда комфортно было. И сейчас тоже.

– Как вы думаете, самураи правы были во мнении, что для процесса самосовершенствования нужен враг или серьезное противодействие?
– Да, сама природа подсказывает, что человеческая жизнь – это всегда борьба противоположностей. Все должно быть в движении. А для этого нужен какой-то рычаг. Ведь если все станет инертно развиваться, жизнь перестанет быть интересной. Проснулся в одиннадцать часов, поел, почитал и снова лег спать – это, конечно, не для меня.

– Кстати, если говорить о режиме дня. Насколько изменился ваш распорядок с того времени, как стал футбольным?
– Можно сказать, что остался прежним. Я очень рано встаю, в шесть часов, полшестого. Раньше, правда, ложился пораньше, сейчас не удается.

– Ваши домашние как относятся к тому, что вы львиную долю своего времени проводите на рабочем месте?
– Ну, семья-то привыкла. Дело в том, что мы с супругой отметили тридцатилетие совместной жизни, поэтому разговоры о понимании у нас давно позади.

– Познакомившись, вы сразу поняли, что это ваш человек и что когда-нибудь вы будете отмечать тридцатилетие совместной жизни?
– Да нет, что вы… Такое любому студенту только в кошмарном сне может присниться. Шучу. А если серьезно… Мы не всегда можем жить по прописанным правилам, которые как «Отче наш». Обстоятельства порой диктуют свои условия, и тогда приходится многое корректировать. На сегодняшний день, да, у нас все прекрасно – дети, внуки. Может быть, потому, что мы своевременно поняли, что человеку, который рядом, многое нужно прощать, какие-то трудности вместе перетерпеть, пережить, что-то понять раньше, в чем-то уступить, в чем-то настоять. В общем, искать во всем компромисс. Если два барана сталкиваются на одной узкой тропе и начинают бодаться, то оба обязательно рухнут в пропасть. Отстаивать свои позиции всегда и вне зависимости от обстоятельств – это неправильно.

– Вам везет с титулованными командами – футбольные империи «Спартака» и «Динамо», с огромными традициями, с ревностными болельщиками, с громким именем. Когда впервые ступили на спартаковское поле в качестве руководителя, что сразу бросилось в глаза?
– «Спартак» был империей скорее не изнутри, а внешне. Команда не подкреплялась мощной клубной инфраструктурой, не отличалась внутренним содержанием, но она была емкой и большущей по своей болельщицкой аудитории и традициям. Участие в еврокубках и титулы, которые «Спартак» завоевал, позволили ему сплотить вокруг себя огромное число людей. Ореол успехов создал неимоверную мощь посредством того количества зрителей, которые приходили на каждый матч и сейчас приходят. Ведь команда может обладать крепкой клубной инфраструктурой, отличаться прекрасным подбором игроков, но если нет людей, для которых все это делается, то она все равно ничто.

– До того, как пришли в руководство клуба, болели за «Спартак»?
– Нет, не совсем. Если откровенно, то с ранних лет болел почему-то за «Динамо». Это не подыгрыш нынешней ситуации – на самом деле, есть тому свидетели.

– Кто из спартаковской плеяды, с которой познакомились, придя на руководящий пост в клубе, произвел на вас наибольшее впечатление?
– Я имел счастье общаться с Николаем Петровичем Старостиным. Это был человек государственного масштаба, глобального мышления, и основы успеха, основы веры в то, что команда должна побеждать, он закладывал посредством своих спокойных мудрых речей. Николай Петрович создал ту команду, воспитал ее. Старостин и «Спартак» – это, наверное, вещи неразделимые.

– Есть вообще какие-то критерии, по которым вы оцениваете значимость той или иной фигуры, решаете, сможет ли она стать сегментом вашего круга общения?
– Да, есть. Человек всегда оценивается по результату, неважно, когда он достигается – сегодня, завтра или послезавтра. Время всегда расставляет все на свои места. Можно себя стучать кулаком в грудь, рассказывая, что ты прекрасный специалист, но если это не будет доказано делом – грош тебе цена. Я считаю, что роль руководителя не только на футбольном поле, но и за его пределами очень сложна. Если ты отвечаешь сам за себя или за какой-то технологический процесс – это одна ситуация. А когда работаешь с людьми, прежде всего, надо собрать вокруг себя коллектив единомышленников, который будет твои мысли претворять в жизнь. В противном случае получится разнобойная команда, с которой результата точно никогда не добьешься. Самым ярким критерием профессионализма руководителя, на мой взгляд, является стабильность состава его окружения, когда люди годами, десятилетиями работают вместе с этим человеком, и нет текучки. На сегодняшний день самая большая проблема, которая с трудом решается, это проблема кадров.

– Но под вашим руководством на данный момент коллектив, в котором через полтора месяца наверняка будет текучка – Российская футбольная премьер-лига. Как там складываются отношения между президентами клубов?
– Это отдельная тема. Я не раз озвучивал свою позицию, что президент премьер-лиги не должен быть руководителем какого-либо из клубов, в нее входящих. Во-первых: те люди, которым посчастливилось возглавлять этот институт, объективно подходили к решению любых проблем, но всегда оставалась ситуация, когда тень сомнения в этом могла возникнуть у коллег. Во-вторых, возглавляя РФПЛ, многие действия ты вынужден проводить не в пользу своего клуба, а порой ему в минус: даже если что-то предпринимать на уровне нулевой значимости для себя, то опять же воспринимается это как действия ради выгоды. Здесь есть груз ответственности, заставляющий делать многие вещи совсем не так, как хотелось бы, если бы ситуация наблюдалась тобой со стороны. Ну и плюс ко всему, эта должность отвлекает от основной работы. Вообще, по моему мнению, премьер-лиге как институту нужен коллектив, который объединял бы людей, работающих вместе годами. Специфика работы в РФПЛ, на мой взгляд, связана с тем, что на сегодняшний день наш футбол развивается очень мощно, что предполагает параллельное развитие экономики. Она обязательно должна давать дивиденды, причем не только самой премьер-лиге, но и непосредственно участникам процесса, то есть клубам.

– Как относитесь к участившимся в последнее время разговорам о необходимости централизации всего нашего футбола, возвращении его в лоно РФС?
– Ну, это же все, как говорят, хорошо забытое старое. С моей точки зрения, нет смысла возвращаться в те времена. Каждый должен заниматься своим делом, а лучше нас никто эту работу не знает и никто эту работу не сделает. Как можно решать основные вопросы шестнадцати клубов высшего дивизиона в рамках ста других? Клубам второго дивизиона совершенно не интересно, какие проблемы у их коллег из премьер-лиги; премьер-лиге, к сожалению, совершенно неинтересно, какие проблемы у тех, кто рангом ниже.

– Есть среди руководителей футбольных клубов, представленных в РФПЛ, люди, на ваш взгляд, случайные, к футболу отношения не имеющие?
– Неэтично обсуждать своих коллег. Тем более, здесь даже по результатам сезона об их профессионализме трудно судить: можно быть хорошим руководителем, но клуба, который идет, скажем, на пятнадцатом месте. На сегодняшний день не все зависит от президентов и генеральных директоров. Очень мало времени прошло от СССР до России. При Советском Союзе все клубы были на сто процентов дотационными, а задача стояла одна – потратиться в рамках той суммы, которая утверждена бюджетом. На сегодняшний день надо думать о том, как выжить, готовить команды, которые могли бы зарабатывать какие-то суммы самостоятельно, потому что завтра, если на каком-то местном уровне будет решен вопрос об урезании бюджета, клуб просто развалится. Руководители, которые не адаптировались к этой действительности, либо уже ушли, либо уйдут в скором будущем.

– Как вы относитесь к мнению, что многие рычаги управления руководителями были потеряны, потому как оказалось, что в российском клубном футболе не все зависит от денег?
– В принципе, в нормальных коллективах действительно не все зависит от них. Конечно, то, что футболисты должны получать полностью в свой срок суммы, оговоренные в контрактах, обсуждению не подлежит. Но если человек помимо этого пытается выжимать искусственно какие-то поощрения, то он, по меньшей мере, уже не игрок, это по-другому называется. Футбол на самом деле зависит от денег не более, чем любой другой вид работы: если в шахтах не выплачивают заработную плату, то горняки тоже выходят на забастовки и стучат касками.

– Известно ведь еще одно ваше бизнес-увлечение – ювелирное дело. «Динамо» тоже своего рода ювелирное произведение – и веса в одном его имени много, и дорогое оно, и безусловная для России драгоценность. Что не так в этом механизме?
– Я, когда пришел в клуб, обратил внимание на то, что здесь было совершенно инфантильное отношение к турнирной таблице. У нас есть футболист, играющий в «Динамо» долгие годы, он в то время, три года назад, после занятого нами восьмого места спросил: «А будут ли нам премиальные?» Честно говоря, я даже сначала не понял, о чем он. Говорю: «За что премиальные? Чем отличается восьмое место от двенадцатого или четырнадцатого?» В его словах – весь тогдашний подход: есть пятое место – нормально, можно премию дать и получить, есть четвертое – еще лучше, нет никакого – тоже ничего. На сегодня нам нужно возродить в команде дух лидерства, выветрить неверие в то, что мы можем выигрывать чемпионат, добиваться серьезных результатов на футбольном поприще. К сожалению, с обратным все уже свыклись: «Динамо» более сорока лет не выигрывало медали. Надеюсь, что сможем ситуацию исправить.

– Что для этого нужно в большей степени – деньги, энтузиазм или терпение?
– И то, и другое, и третье в разумных пределах. Без денег развитие невозможно. Терпение нужно – само собой. Прежде всего, я хотел бы попросить об этом наших болельщиков, потому что все должны понимать, что на сегодняшний день мы все делаем для того, чтобы команда была в лидерах. К сожалению, не все получается. Но быть человеком, которого устроили бы в футболе вторые роли – это не про меня и не про Федорычева Алексея Михайловича уж точно. Мы приложим все силы для того, чтобы добиться своего.

Если не брать «Динамо» и «Спартак», мое мнение о которых, безусловно, не может быть объективным, то с точки зрения игры очень хорошо выглядит «Зенит». Это команда целенаправленная, всегда настроенная на игру, у каждого из ее игроков сумасшедшая самоотдача, чего, к сожалению, нет у нас. У питерцев ни одна игра не проходит без борьбы. Им можно только позавидовать белой завистью.

Очень волнует ситуация с «Крыльями Советов». Эта команда сегодня на первом месте по посещаемости. Тот состав, который в прошлом году ворвался в призовую тройку чемпионата, стал заложником либо ошибочного подхода к ведению хозяйства, либо несогласованности между администрацией региона и футбольным клубом. В итоге команда сегодня может вылететь из премьер-лиги. Лично для меня это очень печально. Симпатичный клуб – и вдруг в зоне вылета. Жалко.

На экстренном заседании премьер-лиги внимательно выслушали руководителей «Терека», которые для всего мира написали открытое письмо. Мы эту ситуацию обсудили и осудили, потому что на момент написания письма не были исчерпаны все те лимиты, которые для каждого клуба существуют – лимит отношений внутри РФПЛ, в РФС. В принципе, все прекрасно понимают, что никто за тебя не будет решать твои личные проблемы, которые, к тому же, ты и устроил себе сам. Неважно, к кому в этом случае апеллировать – к руководителю страны или премьер-министру. Есть рабочие ситуации, которые на сегодняшний день напрямую связаны с профессиональной деятельностью. И призывать президента страны «Помогите, меня обижают!» – это, по меньшей мере, смешно. Мое отношение к такому новому опыту абсолютно отрицательное. Более профессионального специалиста по судейству, чем в «Тереке», нет ни у кого: генеральный директор Лом-Али Ибрагимов в прошлом профессиональный судья. И если бы он считал до того момента, что матчи его команды судьи обслуживают предвзято, то, поверьте, он бы давно уже об этом всем рассказал. А от каких-то текущих проблем, связанных с турнирным положением, отвлекаться путем таких писем – это несерьезно. Лучше сегодня сосредоточиться на том, как играть, как решать свои проблемы на футбольном поле, а никак не на страницах газет.
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →