Все новости

Юран: рано к нам Хиддинк приехал

Семимильными шагами направляется в Премьер-лигу ярославский "Шинник", и уже мало кто сомневается, что этот механизм даст сбой.
Футбол

Сергей Юран рассказал корреспонденту «Московского комсомольца» Юрию Бутневу о своей семье, «Шиннике», взаимоотношениях «Шинника» и «Терека», особенностях первого дивизиона и возможности продолжить тренерскую карьеру за границей.

Если дома нет поддержки и понимания, а есть жалобы на одиночество и усталость, – о нормальной работе не может быть и речи. К счастью, мне в этом плане повезло.

О том, чем занималась супруга до рождения второго ребёнка:
«Вела передачу на одном из спортивных телеканалов. Каждую неделю к ней в гости приходили жены известных футболистов – например, Игнашевича, Сенникова, Овчинникова, Евсеева. Темы для разговора были самые разные, но с футболом напрямую не связанные. Мне нравилось, как Люда работала. И ее „куратор“ Анна Дмитриева считает, что нужно продолжать. Только вот Ромка пусть чуть-чуть подрастет…».

О том, не просил ли на ТВ за свою вторую половинку:
«Нет. Люда сама пробивалась. Сначала год ездила на телевизионные курсы при „Останкино“, а после их окончания придумала такую вот программу. Так что она у меня не „блатная“.

О том, почему не помог супруге:
»Я привык всего в жизни добиваться сам. И Люда у меня такая же. Она родом из Красногорска. Танцевала в знаменитом ансамбле «Березка». Как и я, всю Европу объездила".

О том, что жёны футболистов предпочитают жить в более комфортных странах, чем Россия:
«У нас такой проблемы никогда не было. Принцип простой: где моя работа – там и наш дом».

О надёжном тыле:
«Да, у меня надежный тыл. Для тренера это особенно важно. Если дома нет поддержки и понимания, а есть жалобы на одиночество и усталость, – о нормальной работе не может быть и речи. К счастью, мне в этом плане повезло. Хотя все равно ради футбола приходится многим жертвовать. Но по-другому, к сожалению, нельзя. То есть можно, но тогда не будет серьезных успехов. Так получилось, что я играл в основном в известных клубах, где задачи ставились самые высокие. С тех пор максимализм у меня в крови. Я не могу работать просто так – без четких целей. Поэтому зимой выбрал именно „Шинник“, хотя имелись и другие предложения».

О том, что труднее – «Ставрополь» поднимать в первый дивизион или с Ярославлем выходить в Премьер-лигу:
«Конечно, второе. У „Шинника“ сумасшедший график – 42 матча только в чемпионате, по два в неделю. А есть еще Кубок. Плюс перелеты. Вдобавок команду пришлось собирать фактически с нуля. От прошлогоднего состава к 1 декабря, когда я подписал контракт, оставалось всего лишь три игрока. Был бы костяк – было бы проще. Но вроде бы ни в ком из новичков не ошибся. А их, замечу, у нас больше двадцати человек».

О том, что шокировало в первом дивизионе:
«Многое. Например, отсутствие горячей воды в Махачкале. Мы что, в каменном веке живем?! Неужели это такая большая проблема? А еще шокировали поля в Новотроицке и Стерлитамаке. На них нельзя играть в футбол. На эти матчи установка была очень простая: бей вперед, а там как получится!».

Об отношениях между «Шинником» и «Тереком»:
«Да нет никакой неприязни! Просто столкнулись две команды, которые хотят выйти в элиту с первого места. Амбиции у тех и других высокие, понимаете? А так, уверяю вас, ничего личного…».

О том, почему перед матчем с «Тереком» поднимал судейскую тему через прессу:
«Потому что на наши игры стали постоянно назначать арбитров из южного региона. Я никого ни в чем не обвиняю, но зачем лишний раз нервы тренерам трепать: они у нас и так – как натянутые струны».

О том, помогает ли советами Владимир Федотов:
«Честно говоря, после того как он не по своей воле покинул „Спартак“, мы не общались. У меня вообще-то словарный запас неплохой, но в данном случае я просто не знал, что Григорьичу сказать. Его отставка – для меня это нонсенс».

О том, что Федотова мог сгубить мягкий характер:
«Я так не думаю. Уверенности в своих силах – вот, пожалуй, чего ему не хватило. И еще контракта, где было бы четкое деление на зоны ответственности. Конечно, хочется верить людям на слово. Но лучше закреплять все на бумаге. А то помните, что творилось в „Динамо“? Накупили легионеров, которые тренеру были не нужны, а потом его же и уволили».

О том, что один нефтяной магнат оценил роль тренера в современном футболе жалкими 10 процентами:
«А я бы дал 99!».

Рано к нам Хиддинк приехал! Мы еще не готовы иметь дело со специалистами такого уровня. И молодежь, на которую голландец сделал ставку, пока только на подходе.

О том, нужен ли России Гус Хиддинк:
«На мой взгляд, рано к нам Хиддинк приехал! Мы еще не готовы иметь дело со специалистами такого уровня. И молодежь, на которую голландец сделал ставку, пока только на подходе. С другой стороны, благодаря Хиддинку наши футбольные руководители озаботились созданием для национальной команды необходимой инфраструктуры. Уже только за это ему следует сказать спасибо. А если, Бог даст, попадем в финальную часть ЧЕ-2008, будет совсем замечательно».

О необходимости омолаживать тренерский цех:
«Еще бы! Надоело смотреть, как одни и те же люди ходят по кругу. Я их уважаю, но новые имена должны появляться. Иначе не будет никакого прогресса. А разговоры о том, что в 38 лет у человека еще нет опыта, меня просто умиляют. В ответ хочется сказать: ребята, когда мне стукнет 65, я уже буду сидеть с удочкой на берегу и дышать свежим воздухом. А пока есть силы и желание работать – не мешайте, если уж помогать не хотите».

О феномене Черчесова:
«С удовольствием отвечу. Главная заслуга Черчесова в том, что он сумел достучаться до игроков, заставил их отрабатывать свои зарплаты и нести ответственность перед болельщиками. У меня такой же подход. Каждому футболисту перед подписанием контракта я объясняю свои требования. Они, в общем-то, простые: тренировочный процесс и игра – это святое. Все остальное – шутки, прибаутки и т.д. – приветствуется, но только в свободное от работы время».

О деньгах:
«Они не должны быть на первом плане. В Германии национальная федерация ввела в регламент очень дельное правило: хочешь, к примеру, зарплату 50 тысяч долларов – вот тебе 25, а другую половину получишь, если будешь выходить на поле хотя бы минут на 15. Заметьте: речь идет не о премиальных и всяких там бонусах, а о заработной плате. И сразу видно, чего игрок хочет: денег „срубить“ или делом заниматься».

О том, долго ли уговаривал Черчесова насчёт аренды Динеева:
«Ни минуты! Черчесов понимает: для молодого футболиста пройти обкатку в серьезной команде первого дивизиона – полезно во всех отношениях. То же самое касается и Павленко. У меня были насчет него некоторые опасения, но они, к счастью, не подтвердились. Парень растет буквально на глазах, никаких вопросов у меня к нему нет».

О предчуствиях перед ответным матчем «Селтик» – «Спартак»:
«1:1 дома – это, конечно, неудачный результат. Но все равно шансы, считаю, 50 на 50. „Селтик“ силен. К тому же на своем поле шотландцам обеспечена мощнейшая поддержка трибун. В этой ситуации спартаковцам важно не проиграть в Глазго еще до первого свистка. Психология – вот где спрятан ключ к успеху! Потому что по всем другим параметрам „Спартак“ и „Селтик“ – одного поля ягоды».

О том, консультируется ли с кем-то из тренеров:
«Я никогда не стесняюсь спросить, если мне что-то непонятно. Вот недавно с Семиным разговаривал. Он спрашивает: „Сколько даешь выходных после матча?“. „Один“, – отвечаю. „Во втором круге давай два дня отдыха“. Я так и сделал. Теперь вижу: правильно Юрий Палыч посоветовал. Чем ближе конец сезона, тем больше игроки устают – как физически, так и психологически. Еще с Андреем Владимировичем Лексаковым часто общаюсь. Он в моей судьбе большую роль сыграл. Я ведь первый раз поступил в ВШТ, не понимая до конца, зачем мне это нужно. В итоге был отчислен за непосещаемость. Лексаков со мной потом долго беседовал, убеждал, что даже самые великие игроки должны сидеть за партой, если они хотят чего-то добиться на тренерском поприще. И, знаете, убедил! Второй раз я уже пошел учиться осознанно».

О словах Романцева, что «для Юрана мой телефон всегда включен»:
Так и есть. Но я не могу просто так Олегу Ивановичу позвонить. Вроде уже давно не игрок «Спартака», а Романцев – не главный тренер. Но барьер между нами все равно остался. Как через него переступить – не знаю. Хотя зимой мы встречались на семинаре в Лужниках и нормально пообщались. Романцев, помню, обрадовался, узнав о переходе в «Шинник» Павленко. Он к этому футболисту неравнодушен".

О том, получается ли соединить киевскую агрессивность со спартаковским контролем мяча:
«В отдельных матчах – да. Особенно в начале сезона, когда игроки были еще свежими. После победы над „Торпедо“ в Москве мне многие известные специалисты про игру „Шинника“ добрые слова говорили. Не скрою, было приятно».

О том, почему отказывался тренировать детей:
«Во-первых, у меня терпения не хватит мальчишкам все объяснять и показывать. Это каторжный труд! Во-вторых, чтобы быть детским тренером, нужно убить в себе все амбиции. А я всегда привык быть на виду. Для себя решил: лет через пять уеду работать в Европу».

О том, ждут ли его в Европе:
«Когда „Шинник“ проводил сбор в Португалии, местные журналисты постоянно интересовались, не планирую ли я вернуться в их страну в качестве тренера. Желание такое, если честно, есть. Связи со старых времен тоже остались. Бывший президент „Байера“ Райнер Кальмунд – мой давний знакомый. Как и чемпион Европы-96 Томас Штрунц. Хорошие отношения у меня сложились и с президентом „Порту“ Нуну Пинту да Коштой. В общем, в этом плане все нормально. А по поводу „ждут или не ждут“… Скажу банальную вещь: нужно нормально работать – и тогда тебя заметят».

Спартаковцам важно не проиграть в Глазго еще до первого свистка. Психология – вот где спрятан ключ к успеху! Потому что по всем другим параметрам «Спартак» и «Селтик» – одного поля ягоды.

О том, не оставит ли в следующем году «Шинник»:
«У меня с ярославским клубом действующий контракт. Есть поддержка со стороны властей. Если и дальше все будет так же серьезно, обязательно доведу дело до конца. Моя задача после выхода команды в Премьер-лигу состоит в том, чтобы „Шинник“ там играл, а не мучился. Вот к этому и буду стремиться».

О том, как давно начал курить:
«Еще когда был игроком. В „Бенфике“ Свен-Йоран Эрикссон к курящим футболистам спокойно относился. Правда, если тогда я ограничивался тремя сигаретами в день, то сейчас порой за сутки целая пачка „улетает“.

О том, напоминают ли о себе старые травмы:
»Нога, которую сломал еще в дубле киевского «Динамо», у меня как термометр. На смену погоды сразу реагирует. Голова тоже иногда побаливает, но все это мелочи. Я на них внимания не обращаю".

Комментарии (0)
Партнерский контент