Маленькие трагедии
Текст: Дмитрий Грей

Маленькие трагедии

Всё, что нас не убивает, делает сильнее?
30 августа 2007, четверг. 22:30. Футбол
Испытание, выпавшее на долю Станислава Черчесова и его подопечных, на деле оказалось ещё более тяжелым, чем мы предполагали. 120 минут игрового времени – и чем дальше, тем "валидольнее", – в общей сложности 12 пробитых пенальти, удаление на 85-й минуте, 60-тысячный хор "Селтик Парка", который, впрочем – уникальное для Глазго зрелище, – большую часть матча хранил молчание, однако в решающий момент сыграл ключевую роль в победе хозяев... Не думаю, что кто-то из нынешних спартаковцев, за исключением разве что Титова, когда-либо сталкивался с подобным. Зато потом молодым Шишкину с Торбинским будет, о чём рассказать внукам; непонятно только, умолчат ли они о своей "роли" в этом спектакле.

Лига чемпионов. Третий квалификационный раунд.

Селтик" – "Спартак" – 1:1 (по пенальти – 4:3).
Голы: Макдональд, 28 (1:0); Павлюченко, 45 (1:1).
Да, пусть "хэппи-энда" так и не случилось, но не все же футбольные пьесы со счастливым концом. "Спартак" же сыграл эту постановку не иначе, как по Шекспиру: это была самая настоящая трагедия с завораживающим дух сюжетом и обязательной смертью одного из главных героев в конце.

Это была трагедия Стипе Плетикосы, который, переходя в "Спартак" из донецкого "Шахтера" (который, кстати, успешно пробился в групповой этап Лиги), рассчитывал уж точно не на Кубок УЕФА, и в Глазго – в самый решающий момент – сделал всё, чтобы продолжить борьбу именно в Лиге чемпионов. Увы, некоторые партнеры его начинание не поддержали.

Это была трагедия Дениса Бояринцева, который, вновь выйдя на замену под конец игры, имел возможность одним ударом решить всё в пользу "Спартака", и стать если не почетным спартаковцем, то хотя бы твёрдым игроком основы. Увы...

Это была трагедия Радослава Ковача, который стал, по сути, единственным защитником "Спартака", полностью подтвердившим свой статус не только во встречах российского чемпионата с "Лучом" или "Ростовом", но и на международной арене. Не зря всё-таки чехом интересуются миланский "Интер"; и ещё одно "увы" для спартаковских поклонников может заключаться в том, что чех после этой неудачи решит всерьез рассмотреть предложение итальянцев, которые, как ни крути, в Лиге чемпионов играют почаще.

Это была трагедия Максима Калиниченко, который, по большому счёту, так и не заиграл в "Спартаке", несмотря на то что находится в клубе уже не первый год; который остался в команде (хотя мог уехать в Киев) по настоянию Черчесова, заявившего: "Нам этот игрок нужен", – но сейчас в основном выходит на замены (да и то не всегда). Украинского хавбека его же одноклубники часто называют человеком настроения, только вот это самое настроение посещает Максима крайне редко. Вроде и талант есть (в этом мы убедились на чемпионате мира), и голова на плечах (вспомните хотя бы его хитроумный "парашют" на исходе дополнительного времени, когда только длинная рука Боруца спасла "Селтик" от неприятностей) – но показать себя во всей красе Калиниченко так и не удаётся. Причина, на мой взгляд, нетривиальна: просто "Спартак" "не его" команда.

Это была трагедия Егора Титова, который провёл удивительные 120 минут, оказавшись "живее всех живых", в том числе гораздо более молодых Быстрова и Торбинского. Спартаковский капитан, выдавший партнерам несчётное количество фирменных разрезающих передач, был настоящим лидером на поле, от начала и до конца. Хоть и концовка – серия пенальти – получилась смазанной. Сам Титов ведь однажды уже говорил, что зарёкся бить пенальти. Но желание быть лидером именно "до конца" возобладало, и мы не вправе ругать за это Титова, одного из лучших в составе "Спартака". И всё же – при всем при том – пенальти с его-то опытом можно было исполнить и похитрее.

Вот, кстати, очень любопытная деталь: направление (и качество) ударов футболистов в серии послематчевых пенальти. Так вот: у "Селтика" 4 из 5 удара были нанесены точно в "девятки" (включая неудачную попытку Накамуры – от перекладины мяч отскочил в поле); у "Спартака" же – две "девятины" в исполнении легионеров – бразильца Моцарта и румына Шоавэ, – удар по центру (но с хитрецой) Павлюченко, и два слабеньких пинка в сторону ворот Титова и Калиниченко (оба – в левый от вратаря угол). Выводы делайте сами.

"Спартак" же сыграл эту постановку не иначе, как по Шекспиру: это была самая настоящая трагедия с завораживающим дух сюжетом и обязательной смертью одного из главных героев в конце
Можно сколько угодно говорить о том, что тренировать 11-метровые бессмысленно, твердить, что пенальти – это чистой воды лотерея, напоминать, что и великие промахивались с "точки". Всё это, как бы то ни было, – утешения. А факт – в том, что в таких, казалось бы, мелочах, как простой удар с 11 метров, и заключается разница между отечественным футболом и зарубежным. Разница в подготовке, в профессиональном отношении к делу, в психологии, наконец. Обыграть "кельтов", которые за всё время выступления в Лиге чемпионов уступили на "Селтик Парк" лишь однажды – "Барселоне", можно было только за счёт пресловутой психологии победителя. Красно-белые утратили её где-то на рубеже веков, а выработать новую пока не удалось; но если не будет у "Спартака" матчей, подобных Глазго – пусть даже трагичных, – то она и не появится.

В Шотландии мы убедились: у "Спартака" действительно есть команда, у которой есть характер. Но увидели мы и другое: явное несоответствие некоторых футболистов уровню основного состава участника Лиги чемпионов. Я веду речь прежде всего о Шишкине, Торбинском и Калиниченко. О достоинствах и недостатках последнего уже было сказано, поэтому остановимся на двух молодых спартаковцах. Шишкин проводит второй "взрослый" сезон, который всегда сопряжен с определённым трудностями (особенно если дебютный год удался). Торбинский и вовсе заиграл в основе только в нынешнем сезоне, причём во многом благодаря Гусу Хиддинку, доверявшему ему в сборной. Но если ошибки Шишкина ещё можно списать на "синдром второго сезона", то у Торбинского случился самый что ни на есть банальный "звездняк". "Лечатся" эти болезни просто: переводом в "дубль"; и я не вижу в этом ничего страшного: в Глазго "Спартак" фактически весь матч играл без двух этих футболистов (Шишкин запомнился разве что голевым "пасом" на Макдональда, а Торбинский – бездарным ударом по полупустым воротам с 12 метров), так что потеря будет невелика. Другое дело – решится ли на какие-то жесткие меры Черчесов в преддверии важнейшего матча с ЦСКА и вообще на финише сезона?

Это ведь и трагедия Станислава Черчесова – первое серьёзное поражение на тренерском уровне, да такое, которого и врагу не пожелаешь... И ладно бы – просто проиграть "Селтику". Но ведь уже через три дня – "супердерби" с ЦСКА, в котором "Спартак" после всего произошедшего в Глазго априори не может считаться фаворитом. А там, в случае неудачи, глядишь, и "Зенит" обойдет красно-белых в турнирной таблице. А дальше... Что ж, сейчас-то для молодого специалиста и наступает тот самый момент истины, первая серьёзная проверка на прочность, время "Ч", о котором мы говорили несколькими днями ранее. Но это уже немного другая история...

Все эти трагедии, может, и не стали какими-то глобальными в судьбе отдельно взятого футболиста или тренера. Скорее, это были маленькие трагедии (по одной для каждого спартаковца), которые неприятным образом сложились в одну, под названием "Спартак без Лиги чемпионов".

Но не будемё отчаиваться. В конце концов, нет худа без добра. В любой ситуации при желании всегда можно найти и оптимистические моменты. Не самая приятная для болельщиков история с телетрансляцией матча, которую нельзя было посмотреть по общедоступному ТВ (что, конечно, не есть хорошо), привела к тому, что кому-то, дабы лицезреть игру, пришлось проявить смекалку, кому-то – отправиться в близлежащий бар (и, полагаю, в солидной компании)... И бьюсь об заклад: те люди, которые вчера всю ночь смотрели футбол, получили колоссальный заряд эмоций и впечатлений, возможно даже на всю жизнь... Даже несмотря на поражение российской команды.

В Шотландии мы убедились: у "Спартака" действительно есть команда, у которой есть характер
Почему? Да потому что игра не разочаровала, не "отпускала" ни на секунду, и нам в кои-то веки не было стыдно за своих (ну разве что за отдельных персонажей). Высшей степенью признания может служить почти двухчасовое молчание 60-тысячного "Селтик Парка" (лишь изредка взрывавшегося, но – в самый нужный момент), одного из самых крупных стадионов в Британии, признавшего силу соперника. Именно так: послематчевые отзывы шотландских фанатов и прессы сводились к одному – русские были не слабее, а, по мнению некоторых, "Спартак" вообще стал одной из сильнейших команд, когда-либо приезжавших в Глазго.

Наконец, "Спартак" ведь не выбыл из еврокубков; вместо Лиги чемпионов красно-белые выступят в Кубке УЕФА. И если отбросить в сторону вопросы денег (едва ли клуб, спонсором которого является "Лукойл", может бедствовать) и престижа (который в Лиге гораздо легче потерять), участие во втором по значимости трофее выглядит даже предпочтительнее, с точки зрения российских перспектив в таблице коэффициентов УЕФА. Абсолютно очевидно, что в Кубке УЕФА у того же "Спартака" гораздо больше шансов продвинуться далеко, нежели в Лиге чемпионов. А каждый пройденный раунд, каждая победа – это дополнительные очки в рейтинговую копилку России (которая после сенсационного поражения "Аякса" обогнала Голландию и вышла на 7-е место в таблице коэффициентов). А если болельщики "Спартака", скажем, скучают по "Баварии", то – вот она, пожалуйста, тоже в Кубке УЕФА. Так что и здесь москвичам, если жребий вдруг сведёт их с мюнхенцами, будет, за что бороться.

И уж в одном-то у российской команды, по сравнению с остальными участниками Кубка УЕФА, точно будет преимущество. После Глазго этому "Спартаку" уже ничего не страшно. Ведь всё, что не убивает, должно делать сильнее.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →