Валерий Карпин
Фото: "Чемпионат.com"
Текст: Олег Лысенко

Карпин: трансферную кампанию провели на "4+"

В обстоятельном интервью "Чемпионат.com" и "Р-Спорт" гендиректор "Спартака" Валерий Карпин рассказал о взаимодействии с Эмери, приоткрыл детали громких трансферов и оценил старт команды в сезоне.
10 августа 2012, пятница. 22:00. Футбол
СЕЛЕКЦИЯ

— Главный тренер "Рубина" заявил на днях, что его команда уже завершила летнюю комплектацию состава, новичков больше не будет. Можете ли вы сказать то же самое о "Спартаке"? И как в целом оцениваете уже проделанную на этом фронте работу?
— По поводу того, завершена трансферная кампания или нет, говорить пока рано, поскольку селекция беспрерывный процесс, который проходит круглогодично. Да, мы планировали укрепить несколько позиций и на данный момент, считаю, с этой задачей справились: приобрели одного центрального защитника и двух опорных хавбеков. Все три трансфера — Ромуло, Чельстрёма и Инсаурральде — на наш взгляд, удачные. Ромуло всего 21 год, но он уже является игроком не только олимпийской сборной Бразилии, но и национальной. Исходя из суммы, заплаченной за него, считаем, это большой трансферный успех "Спартака", а Инсаурральде и Чельстрём — опытные игроки как раз на те позиции, которые необходимо было усилить. Наша команда нуждалась именно в опытных футболистах, потому что коллектив у нас молодой и опыт выступлений на международной арене у игроков не столь велик. А тот же Чельстрём провёл около 50 матчей в Лиге чемпионов и более 90 — за сборную Швеции…

Исходя из суммы, заплаченной за Ромуло, считаем, это большой трансферный успех "Спартака", а Инсаурральде и Чельстрём — опытные игроки как раз на те позиции, которые необходимо было усилить.

Сегодня уже можно констатировать: основа команды, занявшей второе место в прошлом сезоне, сохранилась, за исключением двух футболистов, которые не всегда попадали в стартовый состав — Рохо и Родри. При этом продажу Рохо считаем удачной сделкой с экономической точки зрения: наш клуб не только не потерял на его трансфере, но и заработал. Конечно же, мы покупали аргентинца не для того, чтобы продавать, но из-за определённых нюансов он не смог у нас раскрыться. Надеюсь, ему удастся заиграть в лиссабонском "Спортинге".

— Как вы оцениваете уже проделанную на трансферном фронте работу?
— С учётом всех приобретений и потерь на данный момент её можно оценить на "четыре с плюсом". Но, естественно, всё будет зависеть от результатов команды, ведь можно привезти с десяток футболистов, из которых заиграет лишь один, но при этом команда завоюет золото, и все восхитятся качественной селекцией. А можно взять пять хороших футболистов в основной состав, но команда не займёт первое место, и все скажут, что с трансферами клуб ошибся, ведь ситуацию можно развернуть как угодно. Не исключаю, что до 6 сентября возможны ещё какие-то приобретения — если возникнет приемлемый для нас вариант. Но поскольку у нас любят цепляться к словам, подчеркну: это вовсе не означает, что кто-то появится в команде в обязательном порядке.

— На эти процессы могут повлиять результаты квалификационных матчей Лиги чемпионов?
— Это ещё один нюанс, который будем учитывать, хотя он и не является определяющим: нельзя обещать, что если мы пройдём в групповой турнир Лиги чемпионов, то обязательно кого-то возьмём, и наоборот. Конечно же, любой тренер хотел бы иметь в своем распоряжении как можно больше игроков основного состава. А он, как известно, состоит не из 11 человек, а как минимум из 17-18, в идеале — из 22 равноценных футболистов. И если бы не сломались Сергей Паршивлюк и Кирилл Комбаров, сейчас бы у нас было как раз плюс-минус 22 равноценных игрока, практически по два человека на позицию.

— Существовал ли список пожеланий Унаи Эмери по проблемным позициям с указанием конкретных фамилий?
— Ещё до прихода в "Спартак" Эмери просмотрел большое количество матчей и получил от меня исчерпывающую информацию по каждому игроку, по каждой позиции. В этом плане нам повезло. Конечно же, трудно представить такую ситуацию в каком-нибудь другом клубе. И всё же это было его первое впечатление со стороны. Поэтому на первых порах Эмери, естественно, нужно было время, чтобы познакомиться с командой в целом и каждым футболистом в отдельности. На это ушло две-три недели, и по тем позициям, которые клуб планировал усилить, мнение Унаи полностью совпало с нашим.

РОМУЛО

— Трансфер Ромуло, наверное, получился самым хлопотным для гендиректора Карпина?
— Не сказал бы: все переходы — трудоёмкая работа, и в любом трансфере существуют свои сложности и нюансы. Самое главное, что Ромуло, как и Чельстрём с Инсаурральде, сами готовы были к нам перейти. Сложнее было согласовать условия перехода с их прежними клубами.

— С Ромуло "Спартак", конечно, оперативно сработал. Наверняка после Олимпиады его рыночная стоимость поднимется ещё выше.
— Наверное, да: на Играх Ромуло, вероятно, заметили клубы, которые прежде не обращали на него внимания. Хотя покупатели на бразильца имелись и до турнира. Уже после того, как мы с "Васко да Гама" ударили по рукам, бразильцам поступило предложение по Ромуло от одного европейского клуба на 15 миллионов евро…

— Появление у руля команды Эмери — молодого, но уже известного в Европе специалиста — сделало сговорчивее потенциальных новобранцев "Спартака"?
— Нет. Такое бывает, когда покупаешь исполнителя, который ранее играл у этого тренера. Ни один из приобретённых нами футболистов с Унаи прежде не работал. Поймите, едут не под тренера, едут в клуб. Завтра того или иного тренера в команде может не быть — что в таком случае прикажете делать футболисту? Уезжать вместе с ним? Политика "Спартака" такова, что люди берутся не под конкретного специалиста, а исходя из того, будут ли они полезны клубу и тренеру.

— Как разрешилась ситуация с "Васко да Гама"? Бразильскому клубу действительно было запрещено осуществлять любые трансферные операции?
— Нет. У нас, как обычно, бездумно перепечатывают всё, что вылезает в заграничной прессе. На самом деле никакого запрета не было и быть не могло. Федерация футбола Бразилии занялась самоуправством — вот и всё. В Европе подобную ситуацию сложно даже представить.

Поймите, едут не под тренера, едут в клуб. Завтра того или иного тренера в команде может не быть — что в таком случае прикажете делать футболисту? Уезжать вместе с ним?

— Федерация и клуб что-то не поделили?
— У "Васко да Гама" существовала задолженность перед национальной федерацией. Но это никак не могло повлиять на уже свершившийся переход. Бразильская федерация была обязана выслать трансфер Ромуло, однако кто-то там решил иначе. В конце концов трансферный лист отправили: деваться им было некуда.

ЧЕЛЬСТРЁМ, ИНСАУРРАЛЬДЕ

— Насколько корректно говорить о том, что "Спартак" перехватил Чельстрёма у "Рубина"?
— Естественно, это притянуто за уши. "Рубин" интересовался футболистом, как и мы, ещё три года назад. Просто наш интерес не был публичным, и три года назад ни "Лион", ни Чельстрём не были готовы к такому повороту событий. Насколько нам известно, казанцы интересовались шведом зимой, и тогда даже велись какие-то конкретные переговоры. Но летом, полагаем, от "Рубина" никакой конкретики не было, поэтому говорить, что мы Чельстрёма у кого-то перехватили, в принципе неправильно.

— Инсаурральде до последнего времени считался одним из лучших центральных защитников аргентинской лиги. Насколько тяжело было убедить его в том, что у него есть перспективы роста здесь, а не где-то в Западной Европе?
— Повторюсь: ни с одним из наших новичков проблем при переговорах не возникло, никого из них долго убеждать не пришлось. Больше трудностей было с клубами: вот они-то как раз отпускать своих ведущих футболистов не хотели. Что касается конкретно Инсаурральде, то он очень быстро откликнулся на наше предложение, понимая, в какой клуб едет и зачем. Аргентинец настоятельно попросил свой бывший клуб отпустить его в "Спартак", и это заметно помогло нам в переговорах с "Бока Хуниорс".

— А не кажется ли вам, что с появлением Чельстрёма и Ромуло у "Спартака" возник перебор центральных хавбеков? Ведь есть ещё де Зеув, есть Кариока, Зотов, наконец…
— Этот вопрос не ко мне: он находится в компетенции главного тренера. Как решит Эмери, так и будет. Но перебор всегда лучше, чем недобор.

КОНКУРЕНЦИЯ

— Кажется, что обострение конкуренции уже подстегнуло отдельных игроков. У вас такое же ощущение?
— Это не ощущение, а данность: разумеется, конкуренция подстёгивает. Поэтому в течение четырёх последних лет "Спартак" как раз и стремился к тому, чтобы иметь в обойме 22 равноценных футболиста и чтобы между ними была реальная борьба за место в стартовом составе. В нынешнем сезоне после трансферной кампании мы к этому пришли, и, естественно, некоторые игроки стали относиться к ситуации иначе.

Разумеется, конкуренция подстёгивает. Поэтому в течение четырёх последних лет "Спартак" как раз и стремился к тому, чтобы иметь в обойме 22 равноценных футболиста и чтобы между ними была реальная борьба за место в стартовом составе.

— Существует расхожее выражение: команда строится три года…
— У нас как раз на строительство столько и ушло — с 2008 года до лета 2011-го. Когда прошлым летом закончилась череда травм, когда Пареха и Рохо вернулись с Кубка Америки, а Сухи — с молодёжного чемпионата Европы, когда к нам перешли Эменике с де Зеувом, команда дала тот результат, который от неё ждали. Да, первый круг получился провальным, но по объективным причинам, а во втором и третьем этот "Спартак" показал, что может бороться за чемпионство. Сейчас добавились ещё три классных футболиста, которые, несомненно, обострят конкуренцию.

— Как оцените старт команды в текущем сезоне?
— Как великолепный: девять очков из девяти возможных, восемь голов забито, два пропущено! Однозначно — великолепный старт, тут двух мнений быть не может. Дискутировать можно о чём угодно: кому-то нравится игра, кому-то не очень, но результат говорит сам за себя.

ЭМЕРИ

— Обратили внимание, что Эмери уже третий чемпионат подряд, с учётом двух испанских, начинает с трёх побед…
— Не придавал бы этому большого значения. Важно не терять победный темп на длинной турнирной дистанции. Как говорят у нас в России, цыплят по осени считают. В нашем случае — по весне.

— Владелец клуба Леонид Федун как-то признался, что поначалу очень удивился, когда узнал от вас, что "Спартак" может заполучить главного тренера Унаи Эмери. Расскажите, как вам всё-таки удалось его уговорить?
— Естественно, в нашем списке было несколько кандидатур. Собрав информацию на каждого из специалистов, предложили Эмери в качестве одного из претендентов на пост главного тренера "Спартака". Леонид Арнольдович поначалу засомневался: поедет ли? Но после первой же встречи стало ясно, что Унаи готов принять этот вызов.

— Российские специалисты в списке были?
— Нет, российских не было.

— Как часто у вас происходит общение с главным тренером? Нуждается ли он в ваших советах? Ведь сам Эмери признаётся, что для него чемпионат России пока ещё в достаточной степени загадка.
— Общаемся по мере необходимости. Тренировочный процесс, естественно, мы не обсуждаем: это прерогатива Унаи. В основном обсуждаем трансферные вопросы. О специфике же нашего чемпионата Эмери всегда могут подробно рассказать и Игорь Ледяхов, и Дмитрий Попов, который теперь постоянно находится рядом с командой. Таким образом, с приходом Эмери функции нашего спортивного директора расширились: он стал ещё и тренером, который помогает донести мысли главного тренера до игроков и наоборот.

ДОНЕЦК

— В середине недели "Спартак" провёл встречу против донецкого "Шахтёра". Товарищеская игра по ходу сезона — довольно необычная практика для наших клубов. Как возник вариант со столь серьёзным соперником?
— Это нормальная практика. Спасибо "Шахтёру" за приглашение. Дай бог, чтобы такие спарринги были всегда. "Зенит", например, посреди недели играл со своим молодёжным составом, а мы — с "Шахтером". Нашему главному тренеру потребовалась эта игра, и клуб её организовал. Думаем, будет и ответный матч с донецкой командой в Москве. Когда? Решим позже.

— Какие новости о спартаковском стадионе?
— Всё нормально, строительство идёт по плану…

— В среду вы побывали на "Донбасс Арене". Используете ли опыт "Шахтера" при строительстве спартаковского стадиона?
— Естественно, опыт надо перенимать: для этого и встречался с генеральным директором "Донбасс Арены" Александром Атаманенко. Дай бог, чтобы при строительстве своего стадиона мы учились на чужих ошибках, а не на своих.


08.08.08

— Существует такая присказка: "Чтобы стать тренером, нужно убить в себе футболиста". А чтобы стать успешным гендиректором, нужно убивать в себе тренера?
— Без понятия. Не знаю, надо убивать кого-то или нет (смеётся).

— Валерий Георгиевич, а вы помните, какой в среду был день?
— 8 августа, а что?

— И дата 08.08.08 вам ни о чём не напоминает?
— Ну да, приступил к работе в качестве генерального директора "Спартака". Одни восьмёрки… Наверное, символично. Посмотрим по результатам, всё от них будет зависеть.

— Какие изменения произошли в российском футболе и "Спартаке" за эти четыре года?
— В российском футболе многое произошло и происходит до сих пор. Но для оценки происходящего ещё требуется время. А в отношении "Спартака" отметил бы в первую очередь два главных положительных момента. Во-первых, за эти четыре года перестали появляться скандалы, связанные со "Спартаком", а во-вторых, теперь нам удалось создать команду, которая может реально бороться за первое место. Плюс появился очень хороший, квалифицированный тренер, поэтому сейчас всё должно идти только по нарастающей.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 70
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →