Евгению Яровенко - 50!
Фото: "Чемпионат.com"
Текст: Юрий Самоткан

Яровенко: ахтырский след олимпийского чемпиона

Отмечающий сегодня 50-летие Евгений Яровенко рассказал "Чемпионат.com" о своём переходе в "Днепр", об отношениях с Кучеревским и несостоявшемся трансфере в киевское "Динамо".
17 августа 2012, пятница. 13:38. Футбол
— С каким настроением встречаете 50-летие? – интересуюсь у олимпийского чемпиона Сеула-1988, заслуженного мастера спорта СССР и лучшего футболиста Казахстана ХХ века.

— Немножно с грустцой. Время быстро летит. Чего добился как футболист, ещё, к сожалению, не достиг как тренер. Времени – в обрез, а успеть нужно ой как много.

Я не считаю себя лучшим игроком Казахстана, было достаточно хороших, классных исполнителей, достойных этого звания, но выбрали меня


— Какая для вас награда дороже – олимпийское золото или признание УЕФА лучшим футболистом Казахстана за последние 50 лет?
— Конечно, золото Сеула! Почему не награда европейского футбольного союза? Я не считаю себя лучшим игроком Казахстана, было достаточно хороших, классных исполнителей, достойных этого звания, но выбрали меня. Наверное, по той простой причине, что в 1988-м стал олимпийским чемпионом, годом ранее вошёл в число 33-х лучших игроков союзного чемпионата и единственный из казахстанских футболистов, получивший звание заслуженного мастера спорта.

— Финальный матч с Бразилией (2:1) часто вспоминаете?
В финальном матче Олимпиады-88 сборная СССР обыграла Бразилию — 2:1

В финальном матче Олимпиады-88 сборная СССР обыграла Бразилию — 2:1


— Ой, вы знаете, первые годы очень часто прокручивал, пересматривал – эмоции одолевали. Со временем, конечно, всё поутихло. Сейчас реже смотрю, в основном, когда охватывает ностальгия. Семья, кстати, этот матч уже наизусть выучила (улыбается). Можете представить, сколько раз мы смотрели игру с Бразилией.

— В самом Казахстане футболиста Евгения Яровенко, надо полагать, помнят и любят, если неоднократно приглашали работать с тамошними клубами и молодёжной сборной. До сих пор зовут обратно?
— Друзья, коллеги, журналисты звонят, интересуются моими делами, а вот тамошние чиновники, не скрою, стали забывать. Уж не знаю даже, почему. Предложения в последнее время из Казахстана мне не поступали, да и не к чему они теперь – все мои мысли связаны исключительно с "Нефтяником", ни о каком-другом клубе я не думаю. Хочу с ахтырской командой добиться успехов и своей работой заставить футбольное сообщество с уважением относиться к "Нефтянику", его игрокам, болельщикам.

— В Украине, впрочем, вас не шибко жаловали: в последние годы тренера Яровенко игнорировали. От одного человека довелось услышать такую фразу: "мол, а чего ты хочешь, он слишком принципиальный, уж больно влюблён в футбол, а футбол это не столько игра, сколько – закулисье, а Яровенко – не из таких". Вы действительно "не из таких", Евгений Викторович?
— У меня есть жизненные принципы, через которые я не могу переступить. Знаю одно – футбол ни в коем случае нельзя обманывать, иначе жизнь потом обязательно тебя накажет. И ещё нужно любить футбол в себе, а не себя в футболе. Сейчас в большом спорте зачастую всё наоборот.

— После Олимпиады вы перешли в "Днепр", к Евгению Кучеревскому. Каким человеком был Мефодьевич? Глыба? Скала?
— Я знал куда шёл и к кому. Советовался со своим другом Антоном Шохом, который тогда выступал в "Днепре". Он-то мне раскрыл, как говорится, все карты и это я от него узнал, что Евгений Мефодьевич – тренер, каких ещё надо поискать! Действительно, это был не просто человек – скала, глыба, титан! Великолепный психолог, умелый стратег и тактик. С Леонидом Колтуном, считаю, они здорово работали в дуэте и смогли добиться прекрасных результатов с "Днепром".

Вообще, о Кучеревском можно говорить очень долго – часами. Уникальнейший человек! Интеллигент! Никогда не позволял себе оскорбить или унизить игрока. Накричать, пожурить – да, бывало, но чтобы публично "опустить" — никогда!

— Годом ранее сам Валерий Лобановский вас приглашал, но вы отказались, сославшись на то, что не хотите быть близко к Чернобылю. Как-то не сильно верится, что эта причина стала основной в вашем решении. Другая была?
— Лобановский впервые меня приглашал в киевское "Динамо" в 1987 году после матча сборных СССР и Югославии. Помню, позвал к себе и сказал: "Женя, давай к нам, в Киев". Я даже не сразу и поверил, с детства мечтал играть в этой команде. Но, подумав, всё же отказался от предложения. Нет, дело не в конкуренции – этого я никогда не боялся. Супруга была в положении, а годом ранее, как вы помните, произошла авария на Чернобыльской АЭС. Рисковать здоровьем жены и будущего ребенка я не имел права. Поэтому дал отбой "Динамо".

— Как думаете, Валерий Васильевич затаил на вас обиду? Ему ведь мало кто отказывал…
— Может, где-то в глубине души Васильевич поначалу и обижался. Хотя когда в январе 1989 года в очередной раз вызвал меня в сборную Союза, а я на тот момент уже перешёл из "Кайрата" в "Днепр", спросил меня: "Женя, ну скажи, как это так – летел ты в Киев, а приземлился в Днепропетровске?" Я мол, попытался оправдаться, что рейс отменили, и в Москву, где должна была собраться сборная, и по этой причине добраться вовремя не смог. А он говорит: "Ты меня не понял, ты ж в Киев должен был переходить, а в итоге в "Днепре" оказался". Понял, что Лобановский пошутил, а значит, зла на меня не держит.
Сейчас Евгений Викторович полностью посвятил себя работе в "Нефтянике"

Сейчас Евгений Викторович полностью посвятил себя работе в "Нефтянике"



— Что побудило вас покинуть в 2005-м вполне благополучный "Шахтёр-3", где были главным тренером? Могли бы, наверное, по сей день сидеть в Донецке и, как говорится, горя не знать…
— Работать ради работы – не для меня. Безусловно, в донецком клубе всё – на высочайшем уровне, ты только думаешь о футболе и ни о чём другом. В этом заслуга президента "Шахтёра" Рината Ахметова, который вкладывает не только средства в развитие футбола, но и всю душу. Мне же хотелось расти, совершенствоваться как тренеру, добиваться результатов. Я понимал, что в "Шахтёре-3" такой возможности у меня, скорее всего, не будет, поскольку основной задачей этой команды была и остаётся подготовка кадров для дубля и основного состава. Я бросил вызов судьбе. И могу сказать, что ни о чём не жалею.

— Как возник вариант с "Нефтяником-Укрнафта"? Вы ведь работали в скаутской службе "Днепре", но покинули великий клуб, решив в очередной раз бросить вызов судьбе. Сомнений не было – уходить или оставаться?
— Я – практик, который должен трудиться на футбольном поле, а не за его пределами. Поэтому когда в декабре прошлого года от руководителей "Укрнафты" поступило предложение возглавить "Нефтяник", не задумываясь дал своё согласие. Получил благословение от гендиректора "Днепра" Андрея Стеценко и вместе со своим штабом включился в работу. Верю, что сможем вывести ахтырский футбол на новый виток развития. Если буду видеть, что не получается, держаться двумя руками за кресло не стану – уйду. Деньги для меня никогда не играли определяющую роль, для меня на первом месте всегда был и остается футбол.

— В одном из интервью вы обронили такую фразу: "Жаль только потерянного времени". Будь у вас возможность всё начать заново, что изменили бы?
— Думаю, ничего. Как однажды сказал Леонид Колтун: "Сценарий написан там, наверху, его изменить нельзя…" Поэтому жил бы по своему сценарию. Жаль, повторюсь, лишь безвозвратно потерянного времени, особенно, когда сидел без работы. А с другой стороны – была возможность посвятить себя семье. Ведь семья и футбол – самое дорогое, что у меня есть в жизни. А что еще нужно для счастья?
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →