Любовь Семина: вязанный петушок принесет удачу в Словакии
Текст:

Любовь Семина: вязанный петушок принесет удачу в Словакии

Сегодня на него, на главного тренера национальной команды, смотрит вся страна, и вся страна за него переживает. Но особенно сильно волнуются за Семина его самые близкие люди: жена и сын.
12 октября 2005, среда. 12:53. Футбол
Тяжело ему, Палычу дорогому. Десятки лет каждый день ни свет ни заря просыпался на тренировки, жил в насыщенном командном режиме, а тут – в сборной все по-другому. Вообще все! Да еще груз психологический – тяжелей не бывает. Сегодня на него, на главного тренера национальной команды, смотрит вся страна, и вся страна за него переживает. Но особенно сильно волнуются за Семина его самые близкие люди: жена и сын.

– С возрастом Юрий Палыч стал сдержаннее воспринимать поражения и победы?
Андрей: – Всё зависит от конкретной ситуации. Хотя после неудач до сих пор приходит в плохом настроении, лучше его не беспокоить. В этом случае состояние отца всегда передаётся семье, и все переживают. Но он никогда не будет замыкаться в себе или кричать на родных, чтобы отстали от него. Слава Богу, успехов у него гораздо больше, чем неудач.
Любовь Леонидовна: – Муж уже давно научился не переносить свои печали на близких, но, естественно, мы с ним всё делим вместе. Я уже знаю, что Юре можно сказать, что нельзя, в зависимости от настроения. За эти годы я научилась воспринимать его в любых ситуациях.

– Он нуждается в вашей поддержке?
Любовь Леонидовна: – Абсолютно нет. Я по его голосу узнаю, как сыграла команда, и определяю тактику дальнейшего поведения с ним. Здесь поневоле станешь психологом.

– Юрий Палыч может поступиться работой ради семьи?
Любовь Леонидовна: – Моё личное мнение, что у мужчины на первом месте должна стоять именно работа, а потом всё остальное. Муж так и поступает.

– Насколько домочадцы влияют на те или иные его решения?
Любовь Леонидовна: – Мы, конечно, обсуждаем все моменты, и футбольные в том числе, но окончательный вердикт всегда остаётся за ним. Жизнь научила его: раз ты несёшь всю ответственность за итоги, то и думай сам, чтобы не было потом претензий.

– Андрей, с вами отец советуется по каким-то футбольным вопросам, обсуждает свои дела?
Андрей: – Советы обычно спрашиваю я. Мы нередко общаемся на профессиональные темы, особенно когда у папы хорошее настроение.

– Было бы любопытно понаблюдать за тандемом сын – отец, как думаете, в будущем он возможен?
Андрей: – А почему бы и нет. В этом году мы ведь уже работали вместе, я был одним из его помощников до того, как он покинул «Локомотив». Полагаю, наш дуэт ещё поработает. Для меня, как для начинающего тренера, большая честь работать с таким специалистом, я каждый день чему-то от него учился.

– По характеру вы похожи с отцом?
Андрей: – Скорее, да... Я такой же вспыльчивый, как папа, запросто могу и накричать, причём не только на игроков, но и в быту. Конечно, хочется во многом походить на такого отца, например, в отношении целеустремлённости ему нет равных. Он ведь начинал карьеру с самых задворок футбола и дошёл до сборной. Не каждому такое дано, поэтому я был бы рад повторить его путь, как, думаю, и многие наставники. Сейчас частенько пользуюсь папиными записями и конспектами, штудирую их, как говорится, учусь у лучших. Много интересного для себя нахожу. Отец ведь тщательно следит за новыми тренерскими методиками, перенимает и исследует их. Очень ценные записи.

– На чём Юрий Палыч делает акцент в этих пометках?
Андрей: – Это секрет фирмы. Шутка. А если серьёзно, то там внимание сориентировано в основном на тренировочный процесс. Когда я работал в дубле – то регулярно пользовался его наработками. Он до сих пор хранит все свои тетради и еженедельники по годам. Приличная стопка. У отца вообще очень много специализированной литературы, которую он читает. Не зря его считают одним из тех тренеров, которые любят учиться.

– В России немного тренеров, которых действительно уважают. Юрий Палыч заслужил авторитет у всех, с кем когда-либо работал, причём не только как тренер, но и как человек. Чем же он завоёвывает такое доверие у людей?
Андрей:
– Своей порядочностью, ведь он всегда честен и перед болельщиками, и перед игроками, и перед руководством. Он очень искренний человек, всегда говорит то, что думает, а это очень ценное качество. Но, конечно, нельзя сказать, что его окружают одни только друзья.
Любовь Леонидовна: – Я думаю, Юру уважают благодаря его своей сумасшедшей, фанатичной преданности футболу и работоспособности вкупе с постоянным желанием познавать что-то новое, не стесняясь, спрашивать, ездить, смотреть, невзирая на уровень. Он считает, что любая информация полезна, независимо от того, отрицательная она или положительная, и чем её больше – тем лучше.

– Если на него сверху будут давить, соваться в тренерские вопросы, как он поступит?
Андрей: – Сложно сказать, поскольку я не помню, чтобы такое когда-то было. Раз ему отвели роль главного тренера – значит, полностью доверяют, и нет смысла вмешиваться в его работу. Тем более, когда есть результат – не придерешься.

– Но ведь существует масса примеров, когда покупают дорогостоящих игроков – и попробуй не поставь их в состав.
Андрей: – В «Локомотиве» такого нет. Если тебе нужен тот или иной футболист – ты подбираешь такого, чтобы он подходил команде по стилю, покупаешь его, и он играет. Не для лавочки же человека приобретать. Здесь важно создать новичку такие условия, чтобы он раскрылся как можно скорее.

– Если вспоминать самое начало тренерского пути Юрия Палыча, что, прежде всего, приходит вам на ум.
Любовь Леонидовна: – Юра получил тяжёлую травму, перелом ключицы, после которой уже не мог играть и уехал учиться в ВШТ. Это помогло адаптироваться к послефутбольной жизни, поэтому болезненного периода не было. Потом начал тренерскую деятельность в Душанбе благодаря Полевому Сергею Васильевичу, который работал в профсоюзе. Раньше ведь надо было, чтобы за тебя замолвили словечко. Муж с ним ездил на чемпионат в Испанию, и они там близко познакомились. Юра, помню, попросил меня отвезти Сергею Васильевичу отчёт о чемпионате. Когда Полевой его прочитал, то высоко отозвался о работе мужа и решил предложить ему должность тренера в «Памире».
Андрей: – «Памир» в чемпионате не блистал, плелся где-то в конце таблицы, поэтому задачу отцу сразу поставили нелёгкую: удержать её на плаву и не дать покинуть дивизион. Помню, папа не только решил задачу, но и заложил дальнейший неплохой фундамент. Здесь-то и произошло становление Юрия Сёмина как специалиста. Пришла некая уверенность в своих силах. Потом поступило предложение из «Локомотива».

– Многие молодые специалисты обычно долгое время не могут найти работу и сидят без дела, а у Юрия Палыча как-то всё быстро произошло, вам не кажется?
Андрей: – Он ведь долго готовился к этому, ожидал именно такого развития событий. Да и потом, папа начал играть за ветеранов, форму не терял, это тоже помогло.
Любовь Леонидовна: – Муж – очень коммуникабельный человек, быстро сходится с людьми. Когда уезжал из Душанбе, его даже не хотели отпускать, уговаривали, чтобы поработал ещё. Мы до сих пор поддерживаем отношения с теми ребятами, а Юра потом помогал некоторым из них перебраться в Москву. Первые успехи особо дороги, и дались они нелегко, помню, как муж ездил по институтам Таджикистана, собирал ребят. Было забавно.

– Когда поступило предложение от железнодорожников, Юрий Палыч, наверное, не долго думал, ведь сам когда-то играл за «Локомотив» и, по сути, возвращался в родную команду.
Андрей: – Его позвал Николай Семёнович Конорев. Отца ведь помнили в команде как добросовестного человека. Поэтому сразу доверили клуб, который тогда играл в первой лиге. Риск был небольшим, ведь коллектив не являлся ведущим и был не сильнее того же «Памира».

– Когда вам стало понятно, что «Локомотив» – это судьба Юрия Сёмина?
Андрей: – Наверное, когда он стал работать в тандеме с Филатовым, нынешним президентом клуба. Они быстро нашли общий язык, и успехи не заставили себя долго ждать.

– А ведь был еще период, когда ваш отец тренировал загадочную олимпийскую сборную Новой Зеландии.
Андрей: – Наверное, любопытство взяло верх, ведь по разговорам я знал, что отцу было принципиально работать именно на родине. Не знаю, чем уж он приглянулся этой далёкой стране, но к тому времени его уже знали. В Зеландии у папы не всё получилось, и сборная на Олимпиаду не поехала, после чего он решил вернуться на родину.

– И не прогадал. Давайте вспомним самый приятный момент в карьере Сёмина – золотые медали 2002 года – и слёзы радости на глазах Юрия Палыча.
Андрей: – Это была переигровка с ЦСКА на стадионе «Динамо». До матча ходило много разговоров о том, что «Локо» – это вечно вторая команда, ведь до этого мы четыре раза становились серебряными. Но когда я перед встречей заехал на базу и увидел ребят, их глаза, то для меня отпал вопрос о победителе. Не знаю, то ли уверенность футболистов передалась отцу, то ли наоборот, но в успехе никто не сомневался.
Любовь Леонидовна: – Я тоже хорошо помню, какой ажиотаж был до матча, подоплёку встречи, но у Юры никогда не опускались руки, и этот груз не тянул его назад. В случае неудач мужу достаточно было выспаться, и наутро он о них забывал и настраивался на лучшее. Поэтому успехи и пришли.

– Как он себя ведёт, когда переживает?
Любовь Леонидовна: – Разговаривает сам с собой, мысленно. Он не любит, чтобы кто-то принимал участие в его успокоении.

– Как вы думаете, о чем сейчас мечтает Юрий Сёмин?
Андрей: – Наверное, о том, чтобы добиться хорошего результата со сборной, попасть на чемпионат мира. Команда у нас молодая, перспективная, шансы, считаю, неплохие, будем надеяться, что у отца всё получится.

– Ради сборной Юрий Палыч покинул команду, которую создавал своими руками практически с нуля. Можно предположить, что такое решение далось ему нелегко.
Любовь Леонидовна: – Несомненно. Он ведь человек постоянной работы, и всегда должен находиться в гуще событий, а не от случая к случаю. Мы в семье привыкли жить в состоянии некой тревоги и радости каждую секунду, поэтому Юре сложно себя перестраивать. Конечно, он сейчас много ездит, смотрит, анализирует, то есть старается чем-то себя занять, но эта работа не для его характера. Я, честно говоря, была категорически против того, чтобы он шёл в сборную. Причин не мало. Во-первых, в отношении к самой команде и её тренерам. А потом, у мужа в «Локомотиве» дело было налажено, трудно всё бросить в одночасье.
Андрей: – Мы много общались с ним по этому поводу, обсуждали, прикидывали шансы и решили, что всё же стоит взяться за это интересное и почётное дело.

– В нашей стране работа со сборной, скорее, камень на шее, чем почёт и лавры, ведь практически никому из тренеров не удалось добиться здесь значимых результатов.
Андрей: – Он искренне верит, что этот коллектив способен добиться успехов. Иначе не пошёл бы. Зачем бросать родной «Локомотив», если есть сомнения?

– Лично вы что ему советовали?
Андрей: – Идти в сборную и оставаться в «Локомотиве», то есть – совмещать. Жаль, что руководство сочло невозможным такой вариант. Но я согласен с решением отца.

– Как вы думаете, если бы команду возглавил не Эштреков, а человек со стороны, Сёмин оставил бы клуб?
Андрей: – Этот факт сыграл огромную роль. Естественно, он доверяет Владимиру Хазраиловичу, своему многолетнему помощнику. Поэтому было не страшно оставлять команду.

– Лоськовы рассказывали, что футболисты были просто шокированы этим известием, так как до последнего не сомневались, что Юрий Палыч не оставит команду.
Андрей:
– Просто все думали, что он всё-таки будет занимать две должности. А потом чиновники наложили вето. Если бы всё решилось заранее – игрокам было бы легче это принять. Он ведь для них как отец.
Любовь Леонидовна: – Может, кто-то был даже рад такому развитию событий. Но я знаю по разговорам, что в команде очень тяжело пережили его уход. Юра всегда относился к футболистам, как к детям, знал о них буквально всё, поэтому нетрудно представить, как им тяжело.

– Как Филатов воспринял уход Сёмина?
Андрей: – А что он мог сделать? Юрий Палыч должен был сам принять решение, и, я уверен, никаких обид здесь нет. Он ведь идёт на повышение. Думаю, «Локомотив» всегда будет рад принять отца обратно в свои ряды.

– Как считаете, надёжный тыл сказывается на деятельности Сёмина?
Андрей: – Странно было бы, работая со сборной, подстраховываться клубом. Поэтому вряд ли этот факт как-то влияет сейчас.

– Если бы дела у «Локомотива» пошли плохо, Юрий Палыч сильно бы переживал?
Любовь Леонидовна: – Он в любом случае переживал бы. Знаете, когда он приходит на родной стадион, то даже в лице меняется, ведь здесь нет не пяди того, к чему бы он не был причастен. Начинал-то муж с нуля, ни базы не было, ни полей – одни деревянные постройки.

– Сейчас Юрий Палыч принимает какое-то участие в жизни «Локомотива»?
Андрей: – Практически нет. Он, конечно, иногда заходит в гости на базу, общается с ребятами, но чтобы советовать что-то или подсказывать – такого не помню.
Любовь Леонидовна: – Он поддерживает отношение только с футболистами, с руководством, насколько я знаю, нет. Даже Эштреков не звонит, не консультируется. Это, на мой взгляд, довольно странно. А со своим мнением он сам, естественно, лезть не будет. Но когда муж в Москве, то всегда ходит на игры «Локомотива». Хотя в раздевалке не появляется и перед матчами не общается с командой.

– Юрий Палыч очень импульсивный тренер, вы согласны?
Андрей: – Да, хотя и бесконфликтный. Он всегда будет сглаживать углы, если разгораются страсти.

– Как в случае с Лоськовым?
Андрей: – Разногласия возникают во всех командах, это рабочие моменты. Думаю, отчислять его бы никто не стал, так как на Дмитрия с самого начала возлагали большие надежды, а вот перевоспитывать пришлось. Отец всегда будет переделывать игрока, если тот ему нужен. Он умеет убеждать и часто к этому прибегает.

– Вы, как сын, наверное, знаете особые секреты его воспитания. Поделитесь.
Андрей: – Всё достаточно просто. Уговоры и ещё раз уговоры. С его огромным авторитетом это достаточно просто. Хотя были и такие футболисты, на которых папа не мог повлиять. Например, Обиора или Джанашия. Зазу до последнего убеждали сбросить лишний вес. Он, наверное, мог бы до сих пор выступать за «Локомотив», но пришлось расстаться.

– Как Сёмину удаётся найти взаимопонимание с такими сложными людьми, как Овчинников, Евсеев?
Андрей: – Сергей и Вадим – достаточно адекватные футболисты, хотя репутация у них действительно непростая. В данном случае можно повлиять, наверное, только авторитетом. А вообще, не было таких игроков, с которыми у отца не сложились бы отношения. Он очень переживает за ребят, с кем работал.

– Юрий Палыч умеет признавать свои ошибки?
Андрей: – Думаю, да, хотя я не помню, чтобы у него были крупные просчёты. Может, например, не угадать с составом, но это не так страшно.

– В последнее время имидж Сёмина круто изменился, с чем это связано?
Андрей: – Вы имеете в виду одежду?

– Да, и его знаменитую шапочку «петушок».
Андрей: – Просто теперь отец представляет лицо страны и не может позволить себе одеваться абы как. А что касается петушка, то думаю, скоро придётся прибегнуть к его помощи, нам же со Словакией надо хорошо сыграть.
Любовь Леонидовна: – До этого Юра не брал петушка с собой, но спасибо за идею. Теперь обязательно возьму его в Словакию и положу мужу в сумку на удачу. Но пусть он пока не знает об этом. Потом скажу.

– Думаете, фарт петушка распространяется и на сборную?
Андрей: – Хочется надеяться. Пока он надёжно хранится дома, а когда придет время – опять будет в деле.
Любовь Леонидовна: – В газетах, кстати, пишут, что Юрий Палыч стал одеваться модно и даже стильно, но я думаю, что к мужу это ни в какой степени не относится. Он не фанат роскошной одежды. Ему вязаный петушок все же ближе.

Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
27 сентября 2016, вторник
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →