Все новости

Подвиги нынче - это не про нас

Под полустертой надписью "Slovan Bratislava Tehelne Park" на дедовском стадионном козырьке, в окружении деревянных рекламных щитов, взятых взаймы, наверное, из антикварных коллекций словацких дачников, при зияющих пустотами трибунах наша сборная осталась без чемпионата мира.
Футбол

Такое происходило лишь однажды за последнюю четверть века, так что к подобным
событиям мы пока еще не привыкли. Видимо, придется. Наша команда все ближе к
третьей европейской корзине. То есть к болоту, из которого попасть на крупный
турнир сродни подвигу.

Но подвиги нынче — это не про нас. Лиссабонские 1:7, которые до сих пор
вспоминаются с содроганием, не были, конечно, точным отражением уровня
российского футбола, но нашу способность сражаться через не могу, умирать на
поле, преодолевать себя они предъявили миру воочию. Когда в матче, где решается
все, по-настоящему играют только двое — Акинфеев и Измайлов, — ни о каком
чемпионате мира не стоит и заикаться.

Все, чем может похвастать сегодня наш футбол, — это поколение отмороженных,
невменяемых фанатов, от которых потихоньку начинает шарахаться вся Европа: даже
во вполне мирной и неагрессивной стране Словакии они умудрились «отметиться»
драками и файерами. То, что на зарубежных аренах теперь хорошо слышно слово
«Россия», на фоне этого жлобства ничуть не радует. Потому что именно по этому
фону создается представление о стране.

А еще наш футбол может похвастать броуновским движением во всем, что касается
национальной команды. У нас ни один тренер не проработал еще полного
четырехлетнего цикла. У нас массовый призыв ветеранов через год с небольшим
сменяется столь же массовым омоложением. Мы заставляем (именно заставляем,
вспомните обстоятельства его прихода в сборную!) заслуженного и уважаемого
тренера-строителя Семина на ходу осваивать незнакомую профессию пожарного — и,
не получив участника финальной части мирового чемпионата, лишаемся еще и
участника Лиги чемпионов. У нас, как в калейдоскопе, мелькают все — от
президентов федерации до игроков, — но не существует никакой программы, по
которой жила бы и развивалась сборная. В некогда далеких от футбола США нашлись
умные люди, которые такую программу разработали, — и вот эта команда выходит в
четвертьфинал первенства мира и по всем рейтингам состоит в десятке сильнейших
сборных мира. А где мы?

Мы — без Германии, куда и не имели никаких оснований попасть. Смутное время в
нашем футболе не могло привести ни к чему другому. Гонка финансовых вооружений в
клубах, давно зашкалившая за рамки здравого смысла, привела к тому, что россиян
в составах большинства команд давно уже можно пересчитать на пальцах одной руки.
А значит, сборная существует по остаточному принципу.

Вчера нам надо было побеждать, а голевые моменты создавали — и чудом их не
реализовывали — словаки. Легенда о том, что наш человек в ситуации «все или
ничего» способен на чудо, рассыпалась. Мы такие же, как все: когда работаем и
живем на совесть, получаем отдачу, когда годами мечемся из стороны в сторону-
имеем то, что имеем.

Вы спросите: а если бы, скажем, Кержаков протолкнул мяч мимо Чонтофальски в
первом тайме, стал бы ваш корреспондент делать все эти умозаключения? Отвечаю.
Безусловно, фактор удачи в футболе велик и произойти могло все, что угодно. Но
неизмеримо чаще бывает, что удача поворачивается лицом к тому, кто сильнее. На
поле стадиона в Братиславе средняя Словакия была немного сильнее слабой России.
Ровно на то «немного», которое мы всем своим отношением к футболу заслужили.

Комментарии (0)
Партнерский контент