Николая Толстых
Фото: Александр Сафонов "Чемпионат.com"
Текст: Игорь Рабинер

В футбол возвращается… футбол

Игорь Рабинер рассуждает о выборах главы РФС, личности Николая Толстых, футболе, который оказался демократичнее российской реальности, и потребности общества в профессионалах.
3 сентября 2012, понедельник. 21:00. Футбол
Николай Толстых – новый президент РФС. Фоторепортаж с выборов президента РФС

Для начала хочу поздравить абсолютно всех, кто наблюдал за выборами президента РФС, – будь то единомышленники Николая Толстых, сторонники Сергея Прядкина, почитатели других кандидатов или же те болельщики, кому борьба за место первого лица нашего футбола вообще была "до фонаря".

3 сентября 2012 года российский футбол вышел из берегов современной российской жизни, оказался конкурентнее и честнее её. В нефутболье у нас в XXI веке практически всегда выбирают из одного кандидата, и голосование превращается в профанацию. В футболе выбирали из двух – и до последнего не знали, кто победит, а каждый слух мгновенно обрастал фантастическими подробностями. Да и остальные претенденты не были статистами – взять хотя бы искренние и дельные выступления Алишера Аминова и Евгения Ловчева, слушая которые, подумалось: жаль, что прямая трансляция выборов идёт только на сайте РФС, а, допустим, не на телеканале "Россия 2". Но опять же: смотреть всё в прямом эфире мог любой человек. А журналисты в отеле, где всё происходило, – и вовсе в удобных залах с большими экранами и беспроводным интернетом.

"Впервые в истории РФС мы столкнулись с многотуровостью", — по-моему, не без некой растерянности констатировал после первого тура глава избиркома Денис Рогачёв. Да разве ж только РФС? И разве не отвыкли мы от этого волнительного ощущения, когда ничего не знаешь заранее? Не веря, что такое возможно, всю последнюю неделю мы ждали, что вот-вот по футбольному сообществу разнесётся: всё решено, победит кандидат Х, а кандидат Y в последний момент снимется с пробега. Но ничего не разнеслось. Никто не снялся. Никто, судя по всему, не взмахнул невидимой "дирижёрской палочкой": или вы верите в нашем сегодяшнем обществе, что при соотношении голосов 148:124 взмах этот был возможен, а пресловутая словесная поддержка Толстых со стороны Виталия Мутко вылилась во что-то административно-командное?

Всё это на самом деле не менее важно, чем имя победителя. Потому что выигрыш любой ценой дискредитирует самую убедительную победу, не правда ли? А вот откуда взялась вся эта нежданная демократия – вот в чём вопрос, уважаемый читатель. У меня нет точного ответа, есть только версия – а ваши мнения, в свою очередь, с большим интересом прочитаю в комментариях к этим заметкам.

Так вот, версия, которую мне довелось не раз слышать за эти дни, такова. Фамилии двух последних президентов РФС напрямую ассоциировались с политической верхушкой страны. И если в случае с Виталием Мутко жёсткого болельщицкого негатива удалось избежать, то с Сергеем Фурсенко – нет. Провал на Euro-2012; позорное бегство с исполкома экс-президента РФС (разве что не в женском платье), переложившего отчёт о польской драме на 85-летнего Никиту Симоняна; обнаружившиеся вдруг многомиллионные долги футбольного союза; легендарная уже Каринэ Гюльазизова, управлявшая всем, что творилось в голове у Фурсенко; отключенные телефоны и неизвестное — несомненно лишь, что заграничное — местонахождение…

После всего этого наверху якобы и было решено: прямого управления футболом, непосредственной ассоциации власти и первого лица этого вида спорта больше не будет. Вроде как именно поэтому за последние пару недель из исполкома РФС вышли Сергей Иванов, Виктор Зубков, Сергей Степашин. "Нас не нагибают, нами не помыкают, — говорил в своей речи, подтверждая эту версию, Аминов. – Ситуация принципиально иная, чем раньше. В Кремле сделали правильные выводы".

Поверим, друзья, что футбол наконец оставили в покое? И дали ему возможность стать… футболом? Или действительность лишила вас иллюзий, что такое в принципе возможно?

Лично я склонен этому поверить – но лишь потому, что два с половиной года имени Фурсенко стали апогеем дилетантизма, который приобрёл комический масштаб. Сергей Александрович был карикатурным, гоголевским персонажем. Второго такого, конечно, не будет. Но любая карикатура рисуется с реальных черт – просто гипертрофированных. А перенасыщение футбола чужими для него людьми как раз и стало такой вот чертой.

Вот на контрасте с Фурсенко и возникла у общества острая потребность, извините за тавтологию, в футбольном руководителе футбола. Каковым и является Толстых, который провёл в разных футбольных ипостасях 46 (сорок шесть!) лет. И когда легендарный и героический Симонян вручал ему удостоверение президента РФС, это как раз и показалось символом футболизации нашей с вами любимой игры.

Когда за два дня до выборов я готовился к очередной авторской радиопрограмме "Открытый футбол" на "Радио Спорт", то размышлял, как бы простыми словами объяснить слушателю, почему я – за Толстых. И вдруг вспомнил фразу нынешнего премьер-министра и бывшего президента Дмитрия Медведева: "Свобода лучше, чем несвобода". Это, правда, так и осталось не более чем словесной конструкцией – но альтернатива в ней была выражена чётко. Перефразируя медведевскую формулу, я и сказал: "Футбол лучше, чем нефутбол".

"Футбол – это сначала игра, потом продукт, сначала спорт, потом рынок, сначала шоу, потом бизнес". Наверное, кто-то из вас сочтёт такой подход, озвученный тогда ещё будущим президентом РФС в утренней речи, несовременным. Но это не значит, что Толстых против футбольного бизнеса. Это значит, что он против подмены футбола бизнесом. Превращения его в разменную монету для решения деловых и политических вопросов.

Вы не верите в это? Но ведь биография Толстых – она как на ладони. И правильно, считаю, он сделал, что начал своё предвыборное выступление с защиты чести людей футбола, минутой ранее огульно "политых" сыном Владимира Жириновского Игорем Лебедевым. И напомнил, что его, Толстых, воспитывали такие тренеры, как Качалин, Якушин, Бесков. Одно это возвращает наш футбол к его корням. Или вы мыслите по-современному и считаете, что к управлению РФС всё это не имеет никакого отношения?

А может, вы согласны с теми, кто считает, будто Толстых как управленец остался в XX веке (таков был негласный аргумент его оппонентов)? Возможно. Но я отвечу: с моей точки зрения, это большой комплимент. Потому что тогда деньги в глазах людей, принимающих решения, ещё не затмили абсолютно всё, и существовало такое атрофированное ныне понятие, как совесть.

Я не могу себе даже теоретически представить ситуацию, чтобы кто-то подал в суд на Толстых, обвиняя его в незаконном зарабатывании денег. В годы его руководства ПФЛ и Палатой по разрешению споров РФС его обвиняли во многом – в грубой лексике, авторитаризме, негибкости. Опасения на этот счёт кое у кого есть и сейчас – хотя вот Вячеслав Колосков утверждает, что за год работы исполнительным директором ОКР, где нужно было общаться с фигурами калибра Михаила Мамиашвили и Валентина Балахничева, Толстых в этом плане сильно изменился. Но в корыстолюбии его не обвиняли никогда. А это, по-моему, то, что для восстановления репутации российского футбола является главным. Более важным, чем умение зарабатывать для него деньги.

Вот, собственно, и ещё один вопрос, который педалировали сторонники Прядкина, – не останется ли при Толстых наш футбол без штанов? Во-первых, не останется хотя бы благодаря поддержке Мутко, которого связывают давние и тёплые отношения Сами-Знаете-С-Кем. Если в своё время Виталию Леонтьевичу удалось вопреки сопротивлению мощнейших ведомств и фигур пролоббировать выдвижение заявки на проведение ЧМ-2018 (и связанные с этим затраты), то уж найти для РФС источник финансирования, не сомневаюсь, тоже удастся.

И к тому же, разве РФПЛ – процветающая структура, в ней есть что-то другое, кроме громадных клубных бюджетов? Разве у нас заполняются в среднем хоть на 15 тысяч стадионы, разве они не погружены в фанатский беспредел, разве продаются за достойные деньги телеправа? КХЛ, имея не лучшие стартовые возможности, чем РФПЛ, за считанные годы обскакала футбольную Премьер-Лигу в разы. На хоккей в большинстве городов ходить одно удовольствие, на футбол – ужас.

Вячеслав Колосков в своей книге "В игре и вне игры" привёл пример того, как в 90-е годы Толстых всеми силами не пускал в футбол криминал. "…Он тут же сказал: "Посажу негодяя!" Его начали отговаривать: мол, не надо рисковать, их вон сколько, у них сила, они отомстят за своего. И знаете, что ответил Толстых? "Если их много, посадим много, но криминала в футбол не допустим. На следующей игре "браток" с пистолетом был арестован".

Сейчас, конечно, времена иные – но с теми же "договорняками" бороться надо с той же истовостью, что и с криминалом 90-х. Да, в программе Толстых кипучих фраз на этот счёт не было. И надрыва про Кодекс чести не было тоже. Вас это пугает? Меня – нет. Он всегда был человеком, который больше делает, чем говорит. Не бьёт себя кулаком в грудь: давайте, мол, жить по чести – а просто живёт. А о чести и справедливости громогласно рассуждают обычно те, кто в реальности поступает совсем иначе…

Закон и порядок Толстых мог внедрять огнём и мечом – но в реалиях сегодняшнего дня особенно ценно, по-моему, что ему было абсолютно наплевать, фигуры какого уровня решили правила нарушить. В те же суровые 90-е он без всякого перехода на "осень-весну" (без которого якобы не обойтись, чтобы обновить инфраструктуру) обеспечил то, что на всех стадионах появились пластиковые кресла и подогрев, равно как и минимальную вместимость арен в 10 тысяч зрителей. Влиятельнейший глава "АвтоВАЗа" заявил, что в своём Тольятти ничего этого делать не будет и "решит вопрос" на другом уровне – но Толстых и бровью не повёл. В итоге на исполкоме РФС Колосков утвердил решение ПФЛ о переводе "Лады" из первого дивизиона в третий!

Твёрдость позиции – то, чего нашему футбольному руководству так не хватало в последние годы. Теперь её, возможно, будет даже в избытке. Но разве принципиальность бывает избыточной? Фурсенко всегда уходил от деталей, говорил лозунгами – и мы знаем, к чему это привело. Толстых – как раз въедливый, порой до невыносимости, человек, которого интересует конкретика. А разве не это нам нужно, чтобы уйти от двойных стандартов и прочей нашей футбольной нечисти?

Конечно, резкая смена власти порождает множество вопросов и опасений, и недаром Колосков, его поддержавший, сказал: "Николаю придётся очень тяжело". Как не финансисту Толстых удастся сладить с финансовыми руинами, оставленными от РФС после Фурсенко? Как ему, не специалисту в области международных и межнациональных отношений, справиться с принявшими во многом этнический характер проблемами на российских стадионах? Не отвернутся ли от РФС поддерживавшие Прядкина бизнес-элиты двух столиц, олигархи и госкорпорации? Как строить взаимоотношения с РФПЛ и клубами, также выступившими на стороне оппонента Толстых?

Журналисты задали каждый из перечисленных вопросов на "инаугурационной" пресс-конференции нового президента РФС. Он не нервничал, отвечал ровно и спокойно, хотя и несколько общо. Говорил: первое, что сделает – сформирует профессиональную и ответственную команду. Которая будет работать в интересах футбола. Буква "я" в ответах Толстых звучала в последнюю очередь – каковой она, собственно, в алфавите и является.

О нашей сборной на ЧМ-2018 новый президент, кстати, все время употребляет не глагол "выиграть", а конструкцию "достойно выступить". И это уже говорит о том, что у нашего футбола появился шанс поставить голову на её законное место. И однажды вспомнить о временах, когда им управляла Каринэ Гюльазизова, как о страшном и неправдоподобном сне.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 62
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →