Вячеслав Малафеев ("Зенит")
Фото: fc-zenit.ru
Текст: Игорь Рабинер

Малафеев: о чём мечтать, если не о победе в ЛЧ?

Накануне старта группового турнира ЛЧ Игорь Рабинер расспросил голкипера "Зенита" об атмосфере в команде после прихода Халка и Витселя, его уходе из сборной России и послевкусии от Евро-2012.
18 сентября 2012, вторник. 16:30. Футбол
"ТЕРЕК" — ОТЛИЧНАЯ ВСТРЯСКА ПЕРЕД ЛИГОЙ ЧЕМПИОНОВ"

— На днях "Зенит" впервые в сезоне слетел с первой строки таблицы (её "делёжку" со "Спартаком" после трёх первых туров в расчёт не берём), причём сразу на 4-е место. Проиграны два кряду матча на "Петровском", чего при Лучано Спаллетти не бывало никогда. Что происходит?
— Не помню такого не только при Спаллетти, но и раньше. Рано или поздно всегда случаются новые рекорды — как положительные, так и отрицательные… Но не вижу в происшедшем ничего криминального, того, что невозможно исправить.

Мы проиграли командам, которые находятся в верхней части таблицы ("Рубину" и "Тереку". — Прим. "Чемпионат.com"). То есть играли не то чтобы с равными по силе (у нас было определённое преимущество и как у чемпиона России двух последних лет, и как у хозяев поля), но с теми, кто ведёт борьбу за высокие места. И в обоих матчах мы доминировали, пусть один раз не смогли удержать победный счёт, а другой — добавить агрессии, активных действий в атаке.

— Но раньше-то "Зенит" в нужный момент мог!
— Это связано с участием большого числа наших футболистов в играх за сборные. Читал статистику, что из 10 последних матчей "Зенита", проведённых после матчей национальных команд, мы одержали лишь одну победу. А "Рубин" — это к тому же исторически неудобный для нас соперник.

— "Терек" тоже не проигрывает на "Петровском" три последних года — до нынешней победы были две нулевые ничьи.
— Да, против них дома играть не совсем удобно. Этот матч был по содержанию ничейным. И если бы мы не сорвались на авантюрную игру в концовке, где очень уж сильно оголили тылы — так хотели вырвать эти три очка, — то не проиграли бы. Надо отдать должное сопернику: он играл очень заряженно и организованно, использовав практически все свои моменты. Скажу так: подобные игры периодически необходимы любой команде, чтобы освежить, встряхнуть её, напомнить, что в футболе бывает всё. И перед Лигой чемпионов "Терек" стал отличным напоминанием, что нужно всегда быть во всеоружии и расслабляться нельзя ни на секунду.

В чемпионате-то матчей ещё много, а вот в Лиге чемпионов любая такая осечка может привести к потере шансов на выход из группы. Мне кажется, что в первом круге российского первенства мы уже сыграли все свои самые неудобные и тяжёлые игры. Это не говорит, что оставшиеся мы возьмём "на одной ноге", но и по статистике, и по опыту с последующими соперниками нам должно быть гораздо проще.

— Тем не менее задел перед лигой "Зениту" сделать не удалось.
— Это палка о двух концах. Может, как раз лучше, что мы потратили больше сил в начале чемпионата с сильными соперниками, а теперь, по ходу Лиги чемпионов, у нас в первенстве будут оппоненты, с которыми надо просто правильно играть и реализовывать свои моменты. А лига — это совсем другой футбол, мотивация, адреналин.

— Это уж точно — глядя на то, как защита "Зенита" позволила Аилтону пройти себя в полном составе. Есть ощущение, что оборона трёхкратного чемпиона страны оказалась к такой наглости соперника элементарно не готова: у нас такого себе не позволяет никто!
— Не хотелось бы подробно разбирать этот гол. Есть много нюансов. Скажу одно: индивидуальное мастерство форварда наложилось на наши неправильные действия при подстраховке и перестроениях.

— По-вашему, "Терек" — это всерьёз и надолго или выскочка, которого скоро поставят на место?
— В нынешнем чемпионате я вообще ни об одной команде не готов давать прогноз с уверенностью! Думаю, в первую очередь судьба "Терека" будет зависеть от него самого. Держать такую планку, что они себе задали, очень сложно. Но если готовы к этому психологически — отлично, поскольку только усилит наш чемпионат и придаст ему дополнительный интерес.

— Перед сезоном вам и в голову не могло прийти, что "Терек" может лидировать в чемпионате после почти трети турнира?
— Безусловно, когда у меня спрашивали о фаворитах и командах, которые будут бороться за медали, "Терека" в ответах не было.

— Вам приятно то, что коллега-вратарь, Станислав Черчесов, развеивает стереотип, будто голкипер не может быть сильным тренером? Это ведь и на ваше послеигровое будущее косвенно повлиять может.
— (Смеётся.) Знаю, что у вратарей нестандартное мышление во всех смыслах этого слова. Осмелюсь утверждать, что вратарский опыт — намного богаче и разнообразнее, чем у полевого игрока. А дальше уже всё зависит от человека.

В последних матчах "Терека" мне бросились в глаза два момента. Первый — запредельная концентрация у каждого игрока. Второй — дисциплина и самоотдача. Так вот, концентрация по ходу всего матча — это именно вратарское свойство. Ну а то, что "Терек" здорово готов физически, идёт от правильного тренировочного процесса — как и то, что все футболисты знают, где в любой момент находиться, грамотно перекрывают зоны. Это уже результат приобретённого Черчесовым тренерского опыта.

На своё будущее тем не менее я всё это пока не проецирую, поскольку его ещё не знаю. Но не надо зарекаться ни от чего. Вот только в тренерском деле заложена достаточно большая отрешённость от окружающего мира и полное сосредоточение на футболе…

— Вы это к тому, что к подобному не готовы?
— На данный момент — нет.

"ХАЛК НЕ ГОВОРИТ ПО-АНГЛИЙСКИ, ПОЭТОМУ С НИМ ОБЩАТЬСЯ СЛОЖНЕЕ"

— Евгений Ловчев говорил, что по атмосфере встреча с "Тереком" выглядела не как полноценный матч, а как презентация Халка и Витселя. Это не могло помешать правильному настрою на игру?

— Помню, что в 2008 году, когда мы впервые играли в групповом турнире Лиги чемпионов, тоже пополнились несколькими новыми игроками. И у нас тогда были проблемы как в чемпионате, где мы заняли 5-е место, и в лиге, где не вышли в плей-офф. Это говорит не о том, что сейчас такое повторится. А о том, что любое лечение, оздоровление идёт через боль и трудности. Футболистам, какими бы сильными они ни были, нужно притереться друг к другу. Человек, который приходит на новую работу, ребёнок, который меняет школу, — всё это не может быть простым и безоблачным для обеих сторон. Класс тоже присматривается к новому ученику, коллектив на работе — к сотруднику. Нужно время. А в том, что это классные игроки, сомнений нет ни у кого.

— Не боитесь, что после двух чемпионских титулов кряду у "Зенита" появилась пресыщенность внутренними успехами?
— Вот для этого и нужны новые футболисты, которые ещё не становились чемпионами! Чтобы у них было желание и стремление к победам, которое дополнительно насыщало бы и всех остальных. Но здесь даже не в чемпионстве дело, а в желании всех играть в Лиге чемпионов. Это визитная карточка клуба, а для этого нужно завоевывать первое место, поскольку даже второе теперь не гарантирует участие в групповом турнире: две стыковые игры непредсказуемы.

Только опыт, который ты набираешь на таком уровне, помогает тебе выигрывать матчи. И чем сложнее турнир, тем больше нужно времени, чтобы добиться в нем большого результата. "Челси" — тому лучший пример. И как бы ни были сильны соперники, если ты постоянно играешь в турнире, у тебя всё больше шанс его выиграть. Если не играешь — шансов нет никаких. Чемпионство — это, знаете… Оно есть — и это хорошо. Но самое приятное — это то, что потом ты сыграешь в Лиге чемпионов.

— Как сложился контакт команды с Халком и Витселем на сегодня? Как новички себя ведут и как костяк команды принял их самих?
— Считаные тренировки, одна игра по 20-25 минут на поле — маловато времени для оценки. По мне, с Акселем проще, поскольку он хотя бы понимает и говорит по-английски. Халк по-английски не говорит. Он немного понимает и изъясняется по-испански (сам Малафеев говорит на двух этих языках. — Прим. "Чемпионат.com"). То есть общение сложнее, и приходится разговаривать с ним через Данни или Бруну Алвеша.

Ребятам нужно время, чтобы привыкнуть к атмосфере, обжиться в городе, создать нормальный бытовой уют. После этого им необходимо набрать кондиции, которые к Лиге чемпионов должны быть у всей команды. И через игру, через результат придёт сыгранность, правильный контакт и адаптация. Как бы там ни было, ты адаптируешься в клубе и стране через футбольное поле. Если у тебя всё получается, делаешь результат — ты доволен, счастлив, тебе легко, тебя принимают и хвалят. Чем быстрее результат придёт, тем новичкам будет легче.

А как игроки "Зенита" их воспринимают… Каждый по-своему. Кто-то как конкурента, кто-то иначе. В моём понимании это усиление, и нужно, чтобы оно работало. А для этого от меня как капитана требуется создать правильное видение для ребят, что здесь происходит. Поэтому если у них есть какие-то вопросы, всегда рад помочь и ответить.

— Как капитан, вы с ними какие-то беседы проводили?
— С Акселем немножко поговорил, с Халком — через Данни.

— Шума вокруг их прихода много, а высокомерия с их стороны не наблюдалось?
— Ни одного человека невозможно с первого взгляда распознать, кто он по натуре. Но первое впечатление — абсолютно нормальные люди.

— Все вокруг говорят о трансферных суммах, уплаченных за Халка и Витселя, об их — особенно Халка — зарплатах. Какая-то ревность внутри команды есть?
— Лично у меня или у команды?

— И так, и эдак.
— Насчёт команды судить трудно, поскольку это не два и не три футболиста. Поэтому выражать общую точку зрения — непозволительная роскошь даже для капитана. А у меня… Если у них высокие зарплаты, значит, есть к чему стремиться и нам. Значит, мы должны прилагать максимум усилий, чтобы выйти на такой же уровень, как они, и получать такие же зарплаты.

— Но вы наверняка ждёте от них и отработки таких зарплат?
— Лично я в первую очередь сконцентрирован на своей игре и её качестве. И каждый, включая их самих, должен мыслить так же! Безусловно, они всё прекрасно осознают, понимают, куда пришли, и настроены давать результат. И Халк, и Витсель — далеко не ветераны, и они никогда не сделали бы осознанный шаг назад в футбольном развитии. Воспринимать людей через призму их цены — неправильный подход. На поле играют футболисты, а не имена или цифры.

"ТО, ЧТО РУССКИЕ ПОПРОСИЛИ ПОВЫШЕНИЯ ЗАРПЛАТ, — ПОЛНЫЙ АБСУРД"

— Вы как капитан не хотите организовать неформальный ужин, выехать всей командой на шашлыки, чтобы побыстрее ввести Халка и Витселя в коллектив?
— Сейчас слишком плотный график для того, чтобы, во-первых, было время всё это организовать, а во-вторых, выдернуть туда всю команду. Возможно, какая-то общая встреча состоится, но она будет в пределах города и продлится, допустим, час — чтобы все пообедали вместе.

— Как у капитана у вас нет опасений, что все эти разговоры насчёт зарплат внесут диссонанс во внутрикомандную атмосферу?
— Повторяю: это индивидуальное восприятие каждого футболиста. В своё время была ситуация, когда мой коллега по амплуа (видимо, Малафеев имеет в виду Камила Чонтофальски. — Прим. "Чемпионат.com") имел зарплату выше моей, хотя я играл, а он сидел на скамейке. И я не испытывал к нему никакой ревности, поскольку он подписал свой контракт, а я, если бы был недоволен, мог бы свой не подписывать! А если подписал — надо играть, и всё.

Любое недовольство, любая конфликтная ситуация проистекает из банальной вещи — отсутствия результата. Соответственно, начинается поиск причин, виновных, распространяются слухи… В футболе всё очень просто — когда ты выигрываешь, то быстрее восстанавливаешься, обо всём забываешь, у тебя хорошее настроение, ты на позитиве и готов двигаться дальше.

— Вы наверняка читали газетный слух, что после подписания контрактов с Халком и Витселем русский костяк "Зенита" пришёл к руководству и потребовал пересмотра своих контрактов. Как прокомментируете?
— Готов подтвердить то, что сказали по этому поводу все игроки, — это полный абсурд. Если есть действующий контракт, он не подразумевает пересмотра. А вот если твоё соглашение заканчивается, то ты имеешь право общаться на тему изменения условий. Те, у кого контракт продолжает действовать, теоретически, конечно, могут попросить о повышении, но, как показывает практика, в 99,99% случаев такого не происходит.

Если ты подписываешь контракт — значит он тебя устраивает. Вот и всё. Видимо, какие-то люди в меру своего восприятия того, как они сами отнеслись бы к подобной ситуации, решили через СМИ вложить свои мысли в уста футболистов "Зенита".

— Хотелось бы узнать о вашей контрактной ситуации на сегодняшний день. "Зенит" занялся его продлением?
— Не комментирую эту тему. Вообще. Если произойдёт что-то интересное, все об этом узнают.

— Но можете подтвердить или опровергнуть информацию, что хотите заключить контракт до 40-летнего возраста? То есть подписать новое 5-летнее соглашение?
— (Хохочет.) Даже если прибавить пять лет к моим 33-м, то будет 38.

— Так ведь у вас оно заканчивается в 2014-м?
— Нет, в конце 2013-го.

"НЕ УДИВЛЮСЬ, ЕСЛИ И "МИЛАН" НА "ПЕТРОВСКОМ" СЫГРАЕТ ОТ ОБОРОНЫ"

— Безотносительно Халка, Витселя и "Зенита". Платить 100 или даже 80 миллионов евро за двух футболистов, если речь не о Месси и Криштиану, — это, по-вашему, нормально?
— Насколько я слышал, это всё-таки 80. Мы, россияне, привыкли всегда округлять всё в большую сторону, чтобы ещё больше повысить ажиотаж. Наверное, уже все знают, что выплаты по этим покупкам будут длиться три и два года соответственно. То есть получается, что если в течение трёх лет "Зенит" никого не купит, то он заплатил порядка 26 с копейками миллионов в год на приобретение футболистов. Как это было во второй половине 2000-х, когда после покупки целой группы игроков в течение нескольких лет мы лишь точечно усиливались на небольшие суммы.

Поэтому как тебе выгоднее, так ты и будешь эти покупки оценивать. С позиции "Зенита" всё выглядит вполне логично. А те, кто смотрит на это иначе, начинают домысливать, кто сколько получает и т.д.

— Просто на фоне того, что "Анжи" купил Лассана Диарра, по данным газеты Marca, за 5 миллионов евро, 80 за двоих — эта сумма выглядит запредельно.
— Бывают разные ситуации. Некоторые футболисты действительно стоят сравнительно небольшую сумму, но зарплаты у них в несколько раз превышают нормальные условия. То есть клуб переплачивает не другому клубу, а самому игроку.

— После покупок Халка и Витселя сложилась удивительная ситуация: многие специалисты теперь считают фаворитом вашей группы в Лиге чемпионов не "Милан", а "Зенит". Согласны ли вы с этим и готова ли команда к такой роли?

— Самое последнее, что нужно делать футболистам, — задумываться о том, кого считают сильнее и слабее. На поле будут играть 11 на 11, каждый сыграет с каждым по два матча, газон будет одинаковым для всех. Поэтому нужно не задумываться об этом, а просто играть в футбол. Ни одна команда просто так не отдаст тебе три очка. Меня не удивит, если все команды в Санкт-Петербурге будут играть от обороны — даже "Милан". И это не будет говорить о том, что мы являемся какими-то особыми фаворитами. Это вполне нормальная тактика. Как и любая другая.

— Недавно вы сказали: "Не удивлюсь, если через два года "Зенит" выиграет Лигу чемпионов". Не погорячились?
— Если мы каждый год будем играть в Лиге чемпионов, то да — не удивлюсь этому. Когда мы выиграли Кубок УЕФА, немногим ранее все также смеялись при словах, что мы сможем это сделать. Такие вещи всегда звучат неправдоподобно — как и прогноз, что после восьми туров "Терек" будет на первом месте. Все бы смеялись, никто в жизни бы не сказал, что такое может произойти!

Только самые большие оптимисты могли бы такое предположить. Но футболисты должны быть оптимистами, обязаны ставить перед собой цели, к которым надо стремиться. И если взять большинство зенитовцев, то практически все клубные успехи нами уже достигнуты. Осталась только Лига чемпионов. И если не о ней мечтать, то о чём ещё?

Если об этом не говорить и не думать, то никогда к этому и не придёшь. То, что я сказал, — в какой-то мере образное выражение, но сути это не меняет. Если играть в турнире каждый год, однажды можно добиться максимального результата. Конечно, если ставить перед собой предельные задачи и к ним двигаться. Кому-то понадобится год, кому-то — десять. Но если вообще не ставить такую цели, и через сто этого не добьёшься.

"КАК ЧЕЛОВЕК, СПАЛЛЕТТИ МОЁ РЕШЕНИЕ ПО СБОРНОЙ ПОНЯЛ. КАК ТРЕНЕР — НЕТ"

— Где смотрели игру сборной с Израилем?
— Дома.

— Не ловили себя на ощущении, что, может, ошибку сделали, поторопились с уходом из национальной команды?
— Нет, ни в коем случае не жалею о своём решении. Я его обдумывал не один день. А за команду очень рад. Как и тому, что она два матча сыграла на ноль. Всё это говорит о том, что моя ситуация никак не повлияла на атмосферу в сборной. То есть в первую очередь я сделал правильно для себя, а во вторую – никому не навредил. Это не вызвало никакой отрицательной энергетики. То есть всё, что ни делается, — к лучшему.

— А обдумывали решение долго?
— С момента матча сборной против Кот-д’Ивуара до встречи "Зенита" с "Рубином" (то есть 10 дней – с 15 по 25 августа. — Прим. "Чемпионат.com"). Окончательное решение принял в день этого матча.

— На вас так повлиял выход на замену по ходу второго тайма? Можно сказать, стал катализатором?
— Да. Этот момент стал точкой отсчёта для обдумывания, но не решающим фактором. После этого у меня появился дискомфорт, и я принялся думать: что меня тревожит, что не так. В таких случаях мужской логический ум начинает докапываться до причин того или иного ощущения. Взвешиваешь плюсы и минусы, и внутренний голос подсказывает тебе правильные действия. Импульсивности в моём решении не было никакой, оно было абсолютно взвешенным. И после того, как я его озвучил, мне стало легче.

— А если бы Фабио Капелло выпустил вас не по ходу второго тайма, а в перерыве, ощущения были бы другими?
— Думаю, это было не принципиально.

— Вы упоминали о разговоре с Капелло в Санкт-Петербурге, после которого окончательно определились. Кто эту беседу инициировал?
— Я. Конечно, не расскажу всего, что мы обсуждали. Я привёл свои аргументы, рассказал, что беспокоит, и попросил, чтобы он понял мою ситуацию. Хорошо, что мы переговорили и я смог лично сказать ему о том, что меня тревожит.

— Он напрямую сказал вам, что первым номером видит Игоря Акинфеева?
— Повторяю: не буду раскрывать всех нюансов разговора.

— Капелло приехал в Питер специально для разговора с вами?
— Я обратился с просьбой встретиться и был готов подъехать в Москву, если бы у главного тренера сборной не было возможности оказаться в Санкт-Петербурге. Но хорошо, что Капелло смог приехать на матч "Зенита" и заодно встретился со мной.

— Вы рассказывали, что советовались с Лучано Спаллетти и тренером вратарей "Зенита" Михаилом Бирюковым. Что они вам говорили?
— В такой ситуации сложно поставить себя на место другого человека. Мне было просто важно их мнение. Спаллетти высказал свою позицию. Как человек, он меня понял. Но как тренер – конечно, нет. Сказал, что, будь он тренером сборной, ему после этого было бы сложно работать с футболистом, надумай он вернуться. Это логично. Однако Лучано добавил: "В твоей ситуации я тебя прекрасно понимаю".

"КОГДА Я СКАЗАЛ: "ПАПА БУДЕТ БОЛЬШЕ ВРЕМЕНИ ДОМА", МАКСИМ ЗАКРИЧАЛ: "УРА-А!"

— Вообще-то Спаллетти такая ситуация только радовать должна: все свои футбольные силы вы будете отдавать "Зениту".
— Естественно. Проводя больше времени дома, я буду тратить меньше времени на переезды, сборы в национальной команде и, соответственно, буду постоянно в тренировочном процессе клуба. Во время спаренных игр сборной на 10 дней из него выпадаешь, причём до- и послематчевые занятия там проходят в облегчённом режиме, сам матч ты пропускаешь, да ещё и восстановление после перелёта назад требует какого-то времени.

— А что вам сказал Никита Симонян?
— Я изложил Никите Павловичу то же самое, что и Капелло. Мы решили, что нужно совместно об этом объявить и дать чёткое общее объяснение. Чтобы не было так: один говорит – думаю, это произошло потому-то, а другой – причина, полагаю, была такой-то. Мы хотели донести до всех, что у нас нет никаких конфликтов, решение это – мирное и совместное.

— Формулировка вашего ухода из сборной: "временно приостановил выступления". Отчего так округло? И при каких условиях возможен пересмотр – только форс-мажор, отсутствие сразу нескольких вратарей?
— Да. Во-первых, это звучит мягче. Сегодня можно сделать более категоричное заявление – а завтра ситуация изменится, но ты своё слово уже сказал, и это накладывает на тебя обязательства. Здесь решение принято – но с оглядкой. Правда, в возникновение форс-мажорной ситуации я не верю, это должно быть что-то крайне неприятное.

— Это ведь надо, чтобы, допустим, сразу три голкипера не смогли сыграть!
— Об этом я и говорю. Вероятность такого минимальна. Кроме того, понимаю, что есть молодые вратари с перспективой на будущее. Конечно, я планирую подольше поиграть, но чем дольше ты выступаешь, тем больше это у тебя отнимает сил и энергии. Может, нынешний момент нужен мне для того, чтобы "перезарядить аккумуляторы" и с новыми силами броситься покорять вершины (улыбается).

— Какая реакция была у детей, когда вы рассказали им о своём решении?
— Ксюша — по-женски: просто крепко обняла. А Максим закричал: "Ура-а!" Естественно, я не рассказывал ему о каких-то нюансах, просто сказал, что папа будет больше дома. Он отреагировал естественным для ребенка образом.

— Вы сказали: "Если бы я мог рассчитывать на позицию первого номера, то, скорее всего, остался бы в сборной". Стоило ли это озвучивать – ведь сразу нашлись люди, начавшие злословить: вот, мол, Малафеев уже торгуется, условия ставит.
— Тогда можно привести ещё одну причину: дескать, в преддверии игр со сборной Португалии Малафеев отказался от сборной, чтобы, не дай бог, ещё раз не пропустить семь голов (смеётся). Сколько людей – столько и мнений, каждый воспринимает эту ситуацию по-своему, и я нормально к этому отношусь. Угодить всем невозможно. С одной стороны, может, и не стоило этого говорить. Но ведь у людей возникают вопросы – почему он отказался, если играл там? Недомолвок и слухов было бы только больше.

Приоритет, повторяю, — семейные обстоятельства. Это главное. Всё остальное – логика принятия решения, доводы, ответы на многочисленные вопросы журналистов и читателей в "твиттере", не первопричина.

"НА НАШЕЙ ОШИБКЕ ПОСЛЕ ГРЕЦИИ ДРУГИЕ СБОРНЫЕ СДЕЛАЛИ ПИАР"

— Легко ли, будучи капитаном "Зенита", управлять новым капитаном сборной – Игорем Денисовым?
— По своим игровым качествам Денисов давно уже является лидером не только "Зенита", но и сборной. Мы делаем общее дело. Если в этом будет необходимость, Игорь всегда может стать капитаном и в клубе. Вообще, капитан – это в какой-то мере довольно абстрактное понятие, которое накладывает на тебя дополнительный отпечаток ответственности в случае, если результат не достигнут. Если же результат есть, все довольны, и вспоминать о чьём-то личном вкладе нет смысла.

Будучи капитаном, ты не получаешь за это никаких плюсов – кроме упоминания во время объявления составов. На поле у тебя нет никаких полномочий, чтобы ты мог что-то изменить. Да, выводишь команду, тебя несколько секунд крупным планом показывают по телевизору. Всё!

— Осталась ли у вас горечь от Евро-2012? Ведь лично вы сделали всё, что могли. Но сборная России не вышла из группы.
— Играл как мог, делал максимум. По большому счёту своей игрой в Польше я доволен. Хотя никогда так не говорю, но учитывая, что игр за сборную у меня скорее всего – впрочем, не буду зарекаться – уже не будет, имею право что-то в этом смысле подытожить. Но был бы ещё больше доволен, если бы мы смогли добиться результата. Потому что на фоне невыхода из группы все личные успехи теряются и забываются. Тем более – вратарские.

Тот же Алан Дзагоев забил несколько мячей, и о нём все говорили как о герое турнира на контрасте с остальными – антигероями. А о вратаре всё равно забудут. Ведь всегда можно сказать: "Блин, а здесь же можно было взять!" Полевой игрок забьёт, и (в данном случае не имею в виду Алана), даже не использовав ещё несколько голевых моментов, всё равно будет героем. А вратарь, взяв три мёртвых мяча, но пропустив три других, похвал не дождётся.

Даже мой сын Максик, когда я прихожу, всегда говорит: "Я видел. Мазила!" Говорю: "Я вратарь, я не могу промазать!" (Смеётся.) Но вот такая реакция даже у ребёнка.

— Испытываете сейчас чувство стыда, что болельщиков после матча с Грецией не поблагодарили, не подошли?
— Что касается лично меня, то я всех поприветствовал. Андрей (Аршавин. – Прим. "Чемпионат.com") пошёл к трибуне, а я встал посередине и похлопал всем по кругу. Но хотелось бы, чтобы все поняли ту эмоциональную ситуацию. Мне и это-то тяжело далось… Я чувствовал, что всё случившееся настолько неправильно и плохо, что даже просто поднять руки и похлопать…

— Словно штангу с рекордным весом поднять?
— Да. Настолько руки тяжелые, что ты не понимаешь, как можно кому-то хлопать, когда мы не сделали того, что от нас ждали. Безусловно, это неправильно, и понимаю, почему нас не поняли. Но как поступили потом остальные команды – это попахивало чистым пиаром.

— Что имеете в виду?
— "Вот они не подошли, а мы-то болельщиков любим". После того, как нас на всю Европу разнесли за эту историю, все команды стали подчёркнуто пробегать "круг почёта" и хлопать своим болельщикам – хотя до того подобного не наблюдалось. Можно сказать, что наш негативный пример все использовали в своих интересах. На этом был сделан слишком большой акцент. Мы не правы, но не до такой степени, чтобы из-за этой истории разрывать в клочья всех игроков.

"Малага" – "Зенит". Онлайн-трансляция матча начнётся в 22:45
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 53
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →