Игорь Рабинер о выборе городов – хозяев ЧМ-2018
Фото: Getty Images
Текст: Игорь Рабинер

Как за две недели рухнул Краснодар?

Футбол был принесён в жертву геополитике, Краснодар — своему олимпийскому соседу, а Блаттер перепасовывал конкретные вопросы Мутко.
30 сентября 2012, воскресенье. 16:00. Футбол
ФУТБОЛ БЕЗ… ФУТБОЛА

…Мы сидели с Виталием Мутко в его министерском кабинете на улице Казакова и обстоятельно беседовали для книги "Как Россия получила чемпионат мира-2018". В какой-то момент председатель Оргкомитета ЧМ вдруг широко улыбнулся, мечтательно посмотрел куда-то вдаль и произнёс: "Иногда закроешь глаза и представляешь себе, например, Ярославль во время чемпионата мира 2018 года. Древний, красивейший город. Пускай там пройдут два матча, не больше, но это будет фантастически, незабываемо. И для людей ярославских память об этом будет передаваться из поколения в поколение".

Та беседа проходила меньше чем за месяц до трагедии с чартером "Локомотива", а писал я книгу уже после неё. И так хотелось, чтобы чудесный город с тысячелетней историей ожил после накрывшей его беды, что теплые, даже нежные слова Мутко о нём стали завершающим аккордом без малого 500-страничного тома. Запоминается-то, как известно, последнее…

В какое вообще сравнение в футбольном плане Сочи может идти с Краснодаром? Но закавыка в том, что наименьшее, похоже, значение для определения хозяев ЧМ по футболу имел… футбол.
Но прошёл год с копейками – и красавец-Ярославль, надеясь (со слов мэра Евгения Урлашова) получением мирового первенства хоть как-то зарубцевать всё еще кровоточащую рану, остался без турнира. Как и Краснодар, обладающий самой посещаемой командой РФПЛ – "Кубанью". Единственный за пределами Москвы, у кого в премьер-лиге две команды. Столица российской футбольной периферии. И владелец "Краснодара" Сергей Галицкий — патриот своего города, чьими слезами, кажется, даже пропитывается твой ноутбук во время чтения его твиттера – пишет о дикой несправедливости и о появившейся у него мечте, чтобы клуб из Краснодара, причём любой, именно в 2018 году стал чемпионом России. А еще жаждет построить в кратчайшие сроки (а у него-то воровать деньги на строительство точно никто не будет) такой стадион, от которого потекут слюнки у тех, кто отдал предпочтение другим…

Галицкий, как и я, и, думаю, многие из читателей "Чемпионат.com" и вообще спортивных ресурсов, исходили из "футбольности" того или иного города. Либо его культурной, архитектурной ценности. Поэтому так и поразились, что ФИФА "отцепила" города, к которым применимо слово "самый" — самый футбольный и самый… русский, что ли. Если, допустим, взять два города из Краснодарского края (как теперь выяснилось, в концепции предусматривалось: один регион – один город ЧМ-2018), то в какое вообще сравнение в футбольном плане Сочи может идти с Краснодаром?

Но закавыка в том, что наименьшее, похоже, значение для определения хозяев ЧМ по футболу имел… футбол. Виталий Мутко упоминал, что в Саранске лучше всего реализуется федеральная программа по строительству спортивных объектов и проживают народы финно-угорской группы; Калининград, где с инфраструктурой пока полная беда, – наш западный форпост, а Сочи надо "раскручивать" как международный черноморский курорт…

Да и тот же Екатеринбург (по ходу дела, кстати, выяснилось, что никакого полуфинала там не планируется: матч открытия, один из полуфиналов и финал пройдут в Москве, а второй полуфинал – в Питере). То мы слышали от Мутко, что главный город Урала – в пятерке явных лидеров, а теперь вдруг из его же уст звучит, что и вопрос собственности стадиона надо еще решить, и окружающую территорию прилично расчистить: тюрьму, например, в какое-то другое место перевести. Зато как звучит – "чемпионат от Балтики до Урала"! Правильно звучит. Геополитически.

Что ж, каждый мыслит категориями, которые диктует его пост. Вероятно, был бы Виталий Леонтьевич сегодня президентом РФС – исходил бы в первую очередь из футбольных соображений. Министерская, государственная роль заставляет смотреть на всё под иным углом зрения. Который, может быть, шире и правильнее нашего, обывательского.

ГУБЕРНАТОР ПРОГОВОРИЛСЯ?

Вопрос в том, что этот угол несколько загадочным образом меняется в течение считанных недель.

11 сентября, то есть менее трех недель назад, министр спорта давал интервью, которое цитировалось всеми и везде. Там после озвучки пяти лидеров гонки (Москва, Санкт-Петербург, Казань, Сочи, Екатеринбург) прозвучало: "Есть города, которые будут готовы с большей вероятностью, — Краснодар и Самара. Есть города, где мы видим некоторую проблему: Саранск, Волгоград, Ярославль, Калининград, Ростов-на-Дону. Скорее всего, из этой группы будут выбраны два города, которые не попадут в окончательную заявку России".

Что могло случиться за две с половиной недели, чтобы город перешёл из второй категории в третью, стремглав просвистев вон из "высшей лиги" мимо сразу пяти (!) конкурентов?

Сегодня на непривычно ранней, стартовавшей в 9 утра и собравшей, по моим подсчетам, всего 35 журналистов пресс-конференции (за время начала Блаттер и Мутко, надо сказать, извинились, хотя и не объяснили причин), я поинтересовался у Виталия Леонтьевича причиной столь резкой метаморфозы. А заодно спросил, по каким критериям Саранск опередил Ярославль.

Мутко отвечал долго и страстно, хотя и общо:

— Всем что-то слышится, кому как хочется! Сравнивать баллы – бесполезная вещь. Абсолютно, на сто процентов, сейчас не готова даже Москва. Была инспекционная поездка комиссии ФИФА, на её основе был вынесен вердикт по пяти определённым критериям. Но это – оценочная вещь, а на неё еще накладывается концепция турнира! Хочу, чтобы вы это услышали. Бывает, что по критериям город – лучший, а в концепцию не попадает.

Что могло случиться за две с половиной недели, чтобы город перешёл из второй категории в третью, стремглав просвистев вон из "высшей лиги" мимо сразу пяти (!) конкурентов?
А есть и такой фактор, как энтузиазм и желание реализовывать наши планы. Например, федеральную целевую программу. Ежегодно мы выделяем 13 миллиардов рублей на строительство спортсооружений. Есть губернаторы, которые в явных лидерах и приходят ко мне с демонстрацией того, что делается, раз в месяц, как на работу (явный намек на Мордовию – Прим. "Чемпионат.com"). А есть те, кому безразлично. В общем, решение, которое приняла ФИФА, объективно. Мы проведём чемпионат мира от Балтики до Урала, с Черным морем и двумя могучими реками – Волгой и Доном, от исконно русских народностей до финно-угорских и мусульманских. Всё это очень важно для нас.

До того Мутко уже разъяснял, что Краснодар пал жертвой наличия в крае более подготовленного к ЧМ города – Сочи. Увы, вопрос, почему тогда менее чем месяцем ранее он сам не причислял столицу кубанского края к "группе риска", повис в воздухе.

Председатель Оргкомитета напирал на то, что решение принимала ФИФА. Но вот что интересно – мой коллега из Газета.ру задал вопрос по поводу Краснодара изначально Блаттеру, но тот, видимо, не имея что сказать по существу, "в одно касание" переправил его Мутко. Значит, всё-таки российская сторона инициировала итоговый выбор, а швейцарская его только визировала?

И почему за день до объявления губернатор Калининградской области Николай Цуканов на специально созванном на тему ЧМ-2018 брифинге проговорился: "ФИФА своё решение уже приняла. Но окончательное слово за президентом России"? Как это сочетается с тезисом, что окончательное решение вопроса с городами-хозяевами – исключительно в ведении ФИФА?

Я не мог не спросить об этом у Виталия Леонтьевича, попутно попросив разъяснить алгоритм определения городов-хозяев. При упоминании Цуканова министр заметно поморщился, сказав дословно: "У него часто проскакивают такие высказывания. Вы же понимаете, они – политики. Спросите сейчас у него, он скажет, что такого не говорил. Я с этим уже сталкивался. Люди немножко опережают события".

Оп-па! "Опережают события"! То есть, выходит, события имели место, но губернатор рано и опрометчиво сказал о них вслух? Иначе ведь напирать следовало на то, что "они, политики" из российских регионов, просто до конца не понимают механизма принятия решения. Понятно, что для них главный – Владимир Путин, в их образе мышления "окончательное слово" просто не может быть за кем-то другим. Им невдомёк, что мировым футболом рулит ФИФА и её президент…

Но реакция Мутко на неожиданный, думается, для него вопрос, как и фраза "Весь механизм объяснять нет необходимости", заставляет все-таки задуматься о непрозрачности процесса. И далеко не полной зависимости результата от позиции ФИФА. "Перевод стрелок" Блаттером на Мутко в вопросе о Краснодаре это впечатление дополняет, как и стремительное падение этого города в табели о рангах. Сдается, что просто что-то решалось на самом верху в последние дни.

Ощущение непрозрачности – наилучшая питательная среда для возникновения слухов. Уже и до политики дошло: дескать, Ярославлю не простили избрания мэром 70 процентами голосов кандидата от оппозиции Урлашова. Который, к слову, сказал: "Сожалею, что на переговоры по таким мероприятиям не приглашаются мэры". И вправду – почему не приглашаются? Хотя, конечно, мы ни в коем случае не верим в разнообразные теории заговора, столь любимые в нашей стране…

Хотя вот, на контрасте, во время шоу на Первом канале включение из Саранска происходило на фоне очень заметной, хотя и чуть-чуть скрытой (без кавычек) рекламы одной политической партии. И с выборами там всё было как полагается. Впрочем, чур меня, чур.

Я ставил себя на место футбольных людей – Валерия Газзаева и Николая Толстых, Фабио Капелло и Роберто Карлоса, да и того же Блаттера. И понимал, что чувствовал бы там себя, мягко говоря, немного лишним. В отличие от Юры Шатунова, группы "Ранетки" и "Бурановских бабушек".
WE ARE THE CHAMPIONS НА УДМУРТСКОМ

О шоу на главном федеральном телеканале, во время которого и были объявлены 11 городов, стоит сказать особо. Все два часа, что оно шло, я ставил себя на место футбольных людей – Валерия Газзаева и Николая Толстых, Фабио Капелло и Роберто Карлоса, да и того же Блаттера. И понимал, что чувствовал бы там себя, мягко говоря, немного лишним. В отличие от Юры Шатунова, группы "Ранетки" и "Бурановских бабушек". Кому-то, может, и показалась остроумной идея с их пением We are the Champions на удмуртском языке. Я же даже перед телевизором не знал, куда деться от неудобства перед знаменитыми футбольными иностранцами, не понимавшими, куда они попали. И куда более удачной мне показалась жёсткая шутка телекомментатора и обозревателя "Чемпионат.com" Георгия Черданцева в твиттере на итальянском языке. Не готов привести её дословно, но смысл её заключался в том, что Капелло смотрит всё это и думает: "Черт возьми, что я делаю в этом балагане, когда играют "Юве" — "Рома"?!" Не сомневаюсь, что в этой шутке доля шутки была ничтожно мала.

Андрей Малахов – наверное, виртуоз телеразбора частных скандалов, но футбол-то тут при чём? Когда он просил корреспондента в Калининграде: "А можете дать слово л е г е н д а р н о м у вратарю Александру Колинько?" или в разговоре с Путиным утверждал, что три самых широко просматриваемых события в мире – ЧМ по футболу, Олимпиада и… Евровидение, оставалось только смеяться.

Упоминание Блаттером таких фамилий, как Яшин, Симонян, Дасаев, в этой атмосфере смотрелось диссонансом. Зато лишённая художественных достоинств, зато патриотичная песня группы "Челси", раз сто спевшей слово "Россия" (что уже забавно само по себе), была там самым что ни на есть "форматом". Вспомнилось вдруг о церемонии закрытия Олимпиады в Лондоне, подумалось об уровне одного и другого. Российское шоу было до такой степени фальшивым, что становилось дурно. Футбол был от всей этой имитации жизни бесконечно далёк.

Объективности ради, Блаттер нашёл и отметил на пресс-конференции положительную сторону шоу на Первом: "Вчера в моей богатой практике организации чемпионатов мира было что-то новое и совершенно исключительное. Оглашение городов сопровождалось картинкой прямо из них, где собрались толпы народу. Прямо как при объявлении хозяев Олимпийских игр! Но там-то город один, а здесь – больше десятка!"

Тут президент ФИФА прав: эмоции у людей в прямом эфире были совершенно искренними, и прекрасно, что их показали. Вот только настоящая журналистика объективности ради требует показа и обстановки в других городах – тех, которые "прокатили". Но об этом, как вы понимаете, не могло быть и речи.

Впрочем, Блаттер оставил им шанс: "Как в футболе тренер делает выбор в пользу 11 игроков, так и мы должны были выбрать 11 городов. А кто-то, как и в игре, остался на скамейке запасных…" Запасным, если продолжать мысль Блаттера, периодически свойственно выходить на замену. Так, например, как сделал это на Euro-2012 Харьков, подменивший Днепропетровск, где не успевали построить аэропорт.

Блаттер всю пресс-конференцию не уставал повторять, какая же Россия молодец, что идет с годовым опережением графика и окончательный список городов назвала на 12 месяцев раньше, чем официально предписано. Мол, в Южной Африке год только танцевали от радости, что получили ЧМ – а вы уже все города называете и работаете, не покладая рук. Что и очередная встреча с главой государства ему доказала. На которой Путин, по словам президента ФИФА, проинформировал его, в частности, о том, что в ближайшее время внесёт законопроект о борьбе с договорными матчами.

Это уже прогресс. Еще в Цюрихе, после избрания России страной — хозяйкой ЧМ-2018, тогдашний премьер-министр на вопрос о "договорняках" сравнительно с Англией ответил, что и в Англии футбол не на сто процентов чист, ибо абсолютная чистота бывает только в пробирке. А теперь – законопроект. А еще с фанатским беспределом надо что-то делать, и зарубежный журналист на пресс-конференции адресовал Блаттер соответствующий вопрос, проиллюстрировав его фактом срыва матча "Торпедо" — "Динамо". Глава ФИФА отвечал философски, но проблему отрицать не стал…

Здорово, что у нас будет чемпионат мира. Лучше, когда, по выражению Мутко, губернаторы "еще не понимают объем бедствия", чем когда ни объема, ни бедствия нет и мы тихо и безнадежно гниём в своём болоте. Вот только нужной прозрачности и публичности в том, что происходит вокруг ЧМ, очень не хватает (впрочем, тут уместна фраза Блаттера, сказанная на фанатскую тему: "Футбол – зеркало общества"). И это добавляет ложку дегтя, без которой, кажется, мы обойтись не способны.

"Сами понимаете, как решение принималось", — сказал мне сегодня один серьёзный человек из Краснодарского края. И пусть даже в нём могла говорить обида, вот это "сами понимаете" — извечный рефрен всего происходящего в России. Рефрен, подразумевающий невозможность того, чтобы было по-другому.

И это – печальнее всего. При всём предвкушении ЧМ-2018, при всём удовлетворении от того, что теперь футболом у нас руководит человек, который не обещает этот турнир выиграть, а обещает – сделать всё, чтобы достойно выступить…
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 90
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →