Деян Радич
Фото: Getty Images
Текст: Денис Целых

Радич: медсестра сказала: "Молись"!

Бывший вратарь "Ростова" Деян Радич рассказал о своей новой жизни и о том, почему такие люди, как Юрий Белоус, не должны работать в футболе.
5 октября 2012, пятница. 16:30. Футбол
23 апреля 2011-го года Деян Радич получил страшную травму на футбольном поле – разрыв почки. В матче с "Тереком" во вратаря на полном ходу врезался нападающий соперников Заур Садаев. Как рассказывает Радич, тогда, в операционной, со всей серьёзностью стоял вопрос о его жизни.

К счастью, операция прошла успешно. У игрока удалили почку, и он постепенно начал возвращаться в футбол. О том, как это было и почему он всё же не вернулся на поле, Радич рассказал в интервью "Чемпионат.com".

"Я НЕ ИМЕЛ ПРАВА ПОРТИТЬ ЖИЗНЬ СВОИМ ДЕТЯМ"

— Летом, по сообщениям СМИ, вы завершили карьеру футболиста и заняли административный пост в "Ростове". Всё верно?
– Официально я игровую карьеру ещё не закончил. Контракт с "Ростовом", который я подписал в прошлом году как действующий игрок, истекает в декабре. Но в общем вы правы. Я уже начал заниматься административной работой – помогаю вице-президенту клуба Александру Шикунову в вопросах селекции. Конкретной должности в "Ростове" у меня пока нет. Но, думаю, в начале следующего года она появится.

– Вы ведь долгое время надеялись вернуться в ворота. Почему решили этого не делать?
– Я готов выйти на поле хоть сегодня. Встать в ворота в матче с "Тереком" без единой тренировки – нет проблем! Я имею право портить свою жизнь. Она моя. И я уже состоявшийся человек. Но я не имею права портить жизнь трём моим детям.
Я хорошо помню момент, когда медсестра везла меня в операционную. "Деян, ты знаешь молитву"? – спросила она меня. "Да", — ответил я. "Тогда молись".
Мой отец дал мне дорогу в жизнь, и я точно так же должен поступить по отношению к своим детям. Это единственная причина, по которой я решил завершить карьеру.

– Бывший защитник ЦСКА Валерий Минько много лет играл без одной почки. Знаете об этом?
– Не только знаю, но и встречался с Валерой. Он мне сказал: "Поверь, особо ничего для тебя не изменится". Но он игрок, а я вратарь. Моя работа — падать. Не только в игре, но и на каждой тренировке. Плюс постоянные стыки. Риск у людей моей профессии гораздо выше, чем у полевых игроков.

– С этим трудно не согласиться, вспоминая вашу травму.
– Начнём с того, что после травмы сама моя жизнь висела на волоске. Хорошо помню момент, когда медсестра везла меня в операционную. "Деян, ты знаешь молитву"? – спросила она меня. "Да", — ответил я. "Тогда молись".

А я лежал и не знал, останусь ли в живых. И слышал слова: "Ничего, у тебя уже трое детей, ты можешь потихоньку уходить в другой мир".

– Крепкие слова.
– Такие ситуации меняют людей. После такого ты уже на самом деле готов ко всему.

– С Садаевым, который жёстко врезался в вас 23 апреля 2011 года, после этого не пересекались?
– Только по телефону общались, когда он звонил и справлялся о моём здоровье. Может быть, в пятницу увидимся, в Грозном? Я уже не раз говорил: зла на него не держу. В конце концов, я сам, без чьего-либо принуждения, вышел на поле. Поэтому не имею права ни на кого обижаться. Даже если предположить, что он ударил меня специально. На футбольном поле никто никому ничего не должен.

— Циничная правда.
— Ничего, я постараюсь развернуть эту ситуацию в свою пользу и начать новую футбольную жизнь. Верю, что она будет намного успешней, чем прежняя, игровая.

"ЛЮДИ, ПОДОБНЫЕ БЕЛОУСУ, НЕ ДОЛЖНЫ РАБОТАТЬ В ФУТБОЛЕ"

– Новую работу вы получили при новом руководстве клуба. О том, что происходило при старом, вспоминать не слишком приятно?
– Во всём надо искать плюсы. То, что тогда творилось в "Ростове", сделало меня умней. Я понял, что в жизни бывают разные люди. И в том числе такие, которые до этого работали в клубе. Очень плохо, что они есть, но они делают нас сильней.

– Давайте уточним: речь о бывшем гендиректоре клуба Юрии Белоусе или о ком-то ещё?
– Можно обижаться на помощников Белоуса, но они все были под ним. В их взглядах читалось: они сами не могут поверить в то, что происходит. Белоус в клубе хотел решать всё. Начиная с того, каких игроков покупать, и заканчивая тем, когда в столовой включать телевизор.

Деян Радич и Майкон

Деян Радич и Майкон


– "У меня не укладывается в голове, как клуб мог так себя вести с Радичем: долги за восемь месяцев, неопределённый статус, он тренировался с молодёжной командой в минус 17 градусов!" — заявил недавно глава ОПСФ Вагиз Хидиятуллин.
– И это далеко не всё. О том, что творилось тогда в "Ростове", можно рассказывать долго. Вспоминаю случай, который произошёл после моей травмы. "Терек" тогда по распоряжению Рамзана Кадырова выделил мне деньги на лечение. А люди из "Ростова" стали требовать, чтобы я их перечислил на клубный счёт.

– Даже так?
– "Потом клуб будет тебя лечить", — сказали мне. В самом "Ростове" лечение оплачивать не хотели.

– Но на деньги из "Терека" рассчитывали.
– И даже очень. А дальше все было бы как всегда. Половина денег обязательно пропала бы, ушла в неизвестном направлении. Но Кадыров тогда дал указание, чтобы средства поступили на мой личный счёт.

– Мудрое решение.
– Очень плохо, что в нашем клубе происходили такие вещи. Да, за ними стояли конкретные люди, однако тень ложилась на весь футбольный клуб "Ростов". Хотя я всегда утверждал, что отношение к одному человеку не должно переноситься на отношение ко всему клубу. Но осадок всё равно был.

Сейчас он уходит. Люди, которые пришли в "Ростов", относятся ко мне хорошо. И я уверен, что своей работой окуплю такое отношение.

А о прошлом плохо вспоминать не хочу. Тем более что оно принесло и плюсы. Теперь в жизни я готов ко всему. На самом деле.

– Если пересечётесь с Белоусом, руку ему подадите?
– Подам, почему нет? "Не обижайся, это работа", — сказал он как-то мне. Но я бы продолжил эту фразу. "Это работа для тех, кто никогда не терпел в футболе. А для того, кто терпит, это не только работа".

Вспоминаю: я уже начал потихоньку возвращаться в футбол, работал с тренером вратарей. Уже видел себя в команде. Думал: "Ура! Я возвращаюсь". И тут Белоус отправляет меня на сбор с дублем. Чтобы забыть про меня и найти другого вратаря.
Белоус в клубе хотел решать все. Вплоть до того, когда в столовой включать телевизор.
Не буду много говорить про условия, вы которых мы работали, про ужасное питание. Скажу лишь, что мы бегали по колено в снегу при температуре "-17". Причём сам Белоус приезжал на эти сборы. Нормально здоровался, как будто ничего не произошло: "О, Деян, привет, как дела?"

Надеюсь, что вся эта история дала понять российскому футболу, каким он является человеком и каким работником. Я считаю, что такие люди не должны работать в футболе. Я не понимаю системы, при которой бывший врач скорой помощи становится потом генеральным директором клуба. Так не должно быть.

"ЛЕТИШЬ НА ВРАТАРЯ – БУДЬ ГОТОВ К ДИСКВАЛИФИКАЦИИ"

– Вернёмся к моменту, когда вы получили травму. Сейчас, по прошествии полутора лет, что думаете о том эпизоде?
– Я вообще не думаю о нём. Не вижу смысла. Я смотрю вперёд. Вчера я как раз сдавал анализы. Они говорят, что стабильность в самочувствии есть. И даже если мне когда-то понадобится трансплантация почки, я отнесусь к этому спокойно, с поднятой головой. Буду бороться и как-то выходить из этой ситуации.

– В России вообще вратари травмируются часто. Тяжёлые травмы помимо вас получали Акинфеев, Габулов, Дикань, Нарубин. О чём это говорит?
– О том, что у нас очень травмоопасная профессия. Во время игры у тебя одна главная мысль: о том, чтобы ни в коем случае мяч не залетел в ворота. Всё остальное уходит на второй план. Я считаю, что судьи в гораздо большей степени должны помогать вратарям, чем они делают это сегодня.

– Какое изменение вы бы внесли в футбольные правила, если бы это зависело от вас?
– Тут надо думать и обсуждать. Но мне кажется, что нужно серьёзно наказывать игроков, которые травмируют вратарей. Вот вспомните случай с Веллитоном, который травмировал Акинфеева. Какой тогда "кипеш" поднялся! У "Спартака" сразу появились вопросы: почему их нападающего дисквалифицировали на столько матчей? А игрокам должно быть понятно: если ты жёстко идёшь на вратаря, то морально должен быть готов к серьёзному наказанию. Сколько в футболе динамичных моментов! Но многие игроки перепрыгивают через вратарей, и игра продолжается дальше. Если ты мчишься на голкипера, то должен быть аккуратным. А если тебе наплевать на всё, то потом думай, какие последствия этот стык принесёт лично тебе. Сейчас футбол очень травмоопасен. Едва ли не в каждом матче кого-то уносят с поля. Увы, но это так. И к этому игроки должны быть готовы.

– Какой бы совет вы теперь дали другим вратарям?
– Сложный вопрос. Если ты будешь беречь себя, то играть в футбол не сможешь. Это ясно как дважды два. То, что случилось со мной, происходит один раз на миллиард. Посмотрите, как боксёры лупят, убивают друг друга – и то не получают таких травм. Так что я посоветовал бы не бояться играть в футбол. Просто идти вперёд по своей жизни. Всё равно когда-то придётся из неё уйти. Не надо смотреть на то, что произошло со мной и из-за этого менять свою игру.

"ПОЕДУ ПРОСМАТРИВАТЬ ИГРОКОВ В РОССИИ И В ЧЕХИИ"

– Какие мысли о новой работе?
– Мне очень интересна моя новая сфера деятельности. Я остаюсь в футболе, и это главное. Это работа, которую я понимаю и знаю. Конечно, я в жизни и в других вещах разбираюсь, но не так хорошо, как в футболе.

Хотя мне в любом случае предстоит учиться заново. Не стоит смотреть на то, кем ты был раньше. Надо постоянно двигаться вперёд. Многие футболисты теряются, когда заканчивают игровую карьеру и начинают новую. Причина одна – они живут прошлым. А так не должно быть. Надо понимать – новую футбольную жизнь ты начинаешь, по сути, с нуля.

– Кто-то, вешая бутсы на гвоздь, хочет стать тренером – и никем больше.
– Я тренером на данный момент становиться не хочу. Хотя, я знаю, так многие говорят. А потом всё равно начинают тренировать. Потому что понимают: ничего другого в жизни они делать не умеют. Как обычно бывает? Всю свою жизнь люди отдают футболу. А потом им становится по 30-35 лет. Деньги, которые заработаны в футболе, потрачены. У них семья, новая жизнь, а делать они ничего не умеют.

Деян Радич

Деян Радич


Я никогда не жил таким образом. Был умеренным в тратах. Не покупал себе дорогие машины, часы. Жил простой жизнью. Что зарабатывал, старался вкладывать. И теперь мне есть к чему вернуться. Я хочу двигаться вперёд в футболе. Мне нравится работать в России. У нас тут будет чемпионат мира. Значит, перспектива есть. Всё будет зависеть о того, как я буду работать.

Наверное, я мог бы стать тренером вратарей. Но я не вижу здесь особых перспектив. Допустим, я стану лучшим тренером вратарей в мире. И что с того? Я уважаю эту работу, но не считаю её перспективной.

– Вы сказали: "У нас будет чемпионат мира". Считаете себя наполовину русским?
– Я серб. Им себя и считаю. Но всё, что у меня есть в жизни в плане материального достатка, я заработал в России.

В Сербии у меня не было возможности заработать денег с помощью футбола. Поэтому я и уехал в Россию. И уже 10 лет нахожусь здесь. Так у нас многие поступают – уезжают за границу. Да, мы едём за деньгами. Но мы привыкли их зарабатывать, а не получать.

– Говорите, вы уже начали помогать Шикунову в плане селекции. Есть игроки, которых вы уже предложили своему боссу?
– Нет. Но в ближайшее время я отправлюсь в командировку. Это будет моё первое задание. Надо будет посмотреть двух футболистов, которыми интересуется наш клуб.

– В Сербию поедете?
– Нет. В один российский город и в Чехию.

"ОТКАЗАЛСЯ ОТ МЯСА И СОКОВ"

– В обычной жизни ощущается, что у вас нет почки?
– Поначалу живот часто ныл. Организм привыкал к новой ситуации. Сейчас всё лучше. Никаких ограничений вроде бы нет. Хотя я всё равно стараюсь кушать меньше мяса и больше салатов, пасты. Осторожность не помешает. Надо вести более здоровый образ жизни, нежели раньше. Я, правда, и раньше не пил и не курил.

Но я узнал: есть статистика, что люди с одной почкой живут дольше обычных людей на пять лет. Всё дело в том, что они меняют образ жизни. Кушают только полезные продукты. Я, например, выкинул из рациона все соки. Пью только воду. Надеюсь, всё будет хорошо.

– Вы, я вижу, большущий оптимист по жизни.
– А как иначе выходить из ситуации, в которой я оказался? Я мог ходить и ныть с первых же дней после операции: "Ой, у меня удалили почку, как жить дальше?" Но я этого делать не собираюсь. Буду идти по жизни с поднятой головой.

– Когда смотрите футбол, комок к горлу не подкатывает?
– Мне кажется, что я ещё не ушёл из футбола. Тренируюсь с командой, работаю в тренажёрном зале. Вот только бегать по кругу не могу. Если бы я хотел бегать, не был бы вратарём. Я пока ещё не переключился на сто процентов на новую жизнь.

Поначалу, конечно, меня тянуло на поле. Но сейчас уже меньше.
"Терек" по распоряжению Рамзана Кадырова выделил мне деньги на лечение. А люди из "Ростова" стали требовать, чтобы я их перечислил на клубный счет.
Может, я и хотел бы вернуться. Но повторюсь: я не имею права угрожать своей семье. Никакие анализы, никакие Белоусы, никакие тренировки в мороз не повлияли на моё решение. Только семья. Если бы её у меня не было, я бы давным-давно вернулся в футбол и снова встал в ворота.

— У вас в семье два сына. В футбол их отдадите?
– Они уже чуть-чуть тренируются в Сербии. Правда, пока это всё несерьёзно. Младший вообще бегает по полю и изображает из себя дракона из мультика, в то время как остальные детишки пинают мяч. Посмотрим, захотят ли они сами серьёзно заниматься футболом. Это их жизнь, не моя. Если захотят быть футболистами, пускай будут.

– В прошлом году вы открыли в Белграде небольшой спортивный центр: крытое искусственное поле, корт, фитнес-зал. Как всё это работает без вас?
— Там есть люди, которым я доверяю. Например, Никола Йолович, бывший игрок "Торпедо" и "Сатурна". Мы вместе с ним открывали этот центр. Вчера, кстати, туда приезжал Рома Адамов, посмотрел, как всё это работает. Это же спорт – то, в чём мы понимаем. Я не думаю, что мы можем бросаться в другой бизнес – открывать рестораны или что-то в другом духе. Это не наше. А спорт – это то место, где мы должны работать. Поэтому я и решился на этот шаг. Именно в этом центре, кстати, и занимаются мои дети.

– Ваши планы на будущее?
– Работать. И верить в то, что всё будет хорошо.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 70
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →