История падения "Алании"
Текст: «Чемпионат»

История падения "Алании"

В романе «Алании» с премьер-лигой модная сюжетная линия тренерского непостоянства всегда занимала особое место: на ее героев считалось хорошим тоном списать все неудачи владикавказского клуба.
19 октября 2005, среда. 12:32. Футбол
В романе «Алании» с премьер-лигой модная сюжетная линия тренерского непостоянства всегда занимала особое место: на ее героев считалось хорошим тоном списать все неудачи владикавказского клуба. Между тем, в тени оставались главные властители повествования. Как в оркестре, когда слышишь тромбон, скрипки, клавишные, а единственное, что не подвластно органу чувств – это дирижер, задающий ритм. И вот как раз он и есть – фигура главная.

ГОД 2002-й
ЗАЛОЖНИКИ СТЕРЕОТИПОВ И ПОЛИТИЧЕСКИХ АМБИЦИЙ


Банальные отговорки типа «в Северной Осетии нет месторождений нефти, газа и золота, это достаточно бедная республика, у которой всего два богатства – ее дети и футбол – и всего один источник дохода – водочное производство», никак не объясняют причины стремительного падения «Алании» на дно турнирной таблицы. Кстати, спиртовая осетинская река неисчерпаема, поэтому у всех жителей республики легкую улыбку вызывают высказывания из центра, что чемпионство в 1995 году Валерию Газзаеву и его «Спартаку-Алании» принесли именно ее волны: ведь с тех пор водки в Осетии не стало производиться меньше, но преемник чемпионских традиций вот уже который год подряд борется за право выжить в списке сильнейших.

Нестабильность финансирования владикавказского клуба на протяжении нескольких лет объясняется исключительно тем, что на выделение средств для его содержания из республиканского бюджета всегда влияли амбиции местных политиков. Так было в 2002-м году, когда тогдашний глава Правительства Северной Осетии Михаил Шаталов немного прижал попавшего в опалу вице-премьера и по совместительству президента «Алании» Сергея Такоева. В бюджете вдруг не стало резервов для команды высшего дивизиона, и за три месяца безденежья заботы руководителей клуба приняли характер кошмарных – изыскивались средства на то, чтобы просто прокормить игроков и обеспечить им выезд на матчи. «Тихая» парламентская оппозиция тогда, понимая, какими социальными последствиями чревата потеря команды, поддержала Такоева, и дополнительные средства все-таки были выделены. Как гласят слухи, имело место джентльменское соглашение: деньги будут, если у «Алании» будет новый президент. Поднабравшийся опыта и связей в футбольных кругах Такоев вынужден был покинуть свой пост, чтобы спасти команду от вылета, его место занял сам Шаталов. По окончании последнего матча сезона на пресс-конференции об этом было объявлено журналистам, а через два часа на республиканском «Спартаке» прогремел взрыв. Благо, пострадавших не оказалось, в то время стадион уже практически опустел. В чью честь звучал этот «салют» так и осталось секретом.

ГОД 2003-й
ОХОТА НА ВЕДЬМ КАК СПОСОБ СОКРАЩЕНИЯ БЮДЖЕТА КЛУБА


Секретов в сезоне 2003-го года у «Алании» прибавилось просто критическое число. Новый президент клуба раз в неделю собирал пресс-конференции и делился с журналистами своими идеями о том, что установит видеонаблюдение «за чашей и в чаше стадиона», оденет всех болельщиков в секторах в одинаковые майки и гольфы «как на Западе» и лично разберется с каждым из футболистов «Алании», которые «не правы». Последнее – единственное, что действительно было осуществлено Михаилом Шаталовым в бытность президентом клуба. Разобрались с футболистами так, что почти весь состав покинул команду в панике: успел уволиться из клуба за день до зачистки Джамбулад Базаев, оказавшийся затем в «Сатурне», успел добраться до аэропорта и сесть в самолет на Москву (в ЦСКА) за несколько часов до того, как вынужден был бы подписать пустой бланк контракта Алан Кусов, успел выслушать угрозы в свой и в адрес своей семьи и объявить в ответ через все СМИ их как причину своего ухода капитан команды Омари Тетрадзе.

«Нам в команде звезды не нужны! Все игроки должны получать по одинаковым тарифам, – говорил на одной из конференций Шаталов, указывая на пункт, в котором значилась и без того скромная по сравнению с другими клубами зарплата игроков «Алании» предыдущего образца, – Мы пригласили сейчас сюда таких спортсменов, которые во много раз лучше и намного скромнее, чем эти». Вместе с новым наставником Ревазом Дзодзуашвили в «Аланию» действительно пришли честолюбивые дублеры из латвийского чемпионата. Дешево, но сердито не получилось, соответствовал поговорке только первый пункт. А потому Шаталов, пытавшийся показать политическим оппонентам, что на большом футболе можно экономить бюджетные деньги, потерпел полнейшее игровое фиаско. Команда разваливалась на глазах, бегство игроков из ее стана продолжалось, терпение болельщиков «Алании» перешло в выносливость, но закончилось, и они написали письмо президенту Александру Дзасохову с просьбой заменить Шаталова на кого угодно. Благо, случилось это вовремя для миссии спасения – шел период дозаявок. Дозаявилась «Алания» ого-го как! Онопко, Баранов, Шунейко, Бараса, Саркисян, Даду, Тудор и, наконец, тренерский штаб в лице Бориса Игнатьева и Бахвы Тедеева и бывший опальный президент Такоев.

Деньги под проект «аврал!» Александр Дзасохов, сурово останавливая пытавшихся ставить палки в колеса замов и министров, взялся найти сам. Сам возглавил попечительский совет клуба, сам консультировался в Москве со старым другом Вячеславом Колосковым, и даже при своем равнодушии к футболу лично присутствовал на матчах заново собранной команды. «Если я когда-нибудь начну писать биографию, то очень много страниц в ней будет посвящено «Алании» и футболу. Дорогих усилий они мне стоят», – не уставал повторять журналистам Дзасохов. Как бы там ни было, а страшный рубеж-2003 был пройден успешно, хоть и со значительными долгами – подключая личные связи президент клуба Сергей Такоев договаривался на отсрочки по платежам, не зная и не ведая, что кредит под его имя дают ну очень долгосрочный. В следующем году его и его команду заменили на группу управленцев от нового спонсора «Алании» «Истока», который отказался погашать «векселя предыдущих лет». О том, что он больше не президент владикавказского клуба, Такоев, кстати, узнал из утренних газет. «Да ладно, лишь бы с финансированием все наладилось, – комментировал дважды экс. – И в личном плане нельзя сказать, чтобы удручен, по крайней мере, постоянно краснеть перед футболистами за задержку зарплаты не придется».

ГОД 2004-й
ФРАНЦУЗСКОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО ЗА ВОДОЧНЫЕ ДЕНЬГИ


«Исток» действительно развернулся так, что любо-дорого было смотреть, но на вкус конфетка оказалась совсем не конфеткой, а сами знаете чем. Специалисты пожимали плечами, узнав, что новое руководство «Алании» пригласило для решения задачи попадания в пятерку сильнейших в российском чемпионате французскую тренерскую бригаду во главе с Роланом Курбисом, футбольных агентов посещал будоражащий шок, когда они слышали, что за весьма скромных игроков владикавказский клуб готов платить нескромные суммы, а болельщики списывали все непонятные факты на незнание новыми управленцами специфики дела, дескать осмотрятся, поймут, перестанут ошибаться. Правда скоро в некоторых головах появились мысли, что причиной прихода водочного концерна в большой футбол может быть не просто радение за спорт. Ведь никакое радение не объяснит, зачем бизнесмены, умеющие хорошо считать время и деньги, дважды принимали решение отправить на матч в Пятигорск («Алания» вынуждена была провести там пару домашних игр по причине смены газона во Владикавказе) команду чартерным рейсом. На загрузку-разгрузку в аэропортах игроков и инвентаря уходило около четырех часов, аренда самолета обходилась в кругленькую сумму, и это в то время, как езды на комфортабельном автобусе до пятигорского стадиона от столицы Осетии от силы два часа. Конечно, красиво жить не запретишь, но что уж точно невозможно, так это запретить окружающим интересоваться причинами ненужной расточительности. Как раз тот «пятигорский период» и можно считать моментом, когда новые управленцы начали вызывать откровенное раздражение у прессы и поклонников «Алании». В придачу к потере очков в тех двух матчах произошел ряд неприятных инцидентов с участием милиции и болельщиков, обернувшихся битыми стеклами автобусов, разбитой головой одного из фанатов и едва не вспыхнувшей потасовкой «стенка на стенку» между местным ОМОНом и сотней владикавказцев, приехавших поддержать команду. Потери в имидже «Алании» на тот момент стали настолько ощутимыми, что закрывать на это глаза уже не было никакой возможности. Кроме того, журналисты прекрасно помнили о том спектакле, который Ролан Курбис устроил на глазах всей России Юрию Семину во время матча «Алания» – «Локомотив». Тогда, не желая признавать игрового поражения, француз на своем языке и на языке жестов всячески провоцировал Палыча на ответ. Спровоцировал лишь Эштрекова, но призывы семинского зама «успокоиться», пусть и на чистом французском, привели только к тому, что курбисовский помощник Драган Цветкович напал на наставника «Локо» в фойе. Драки не получилось благодаря охране, удары Цветковича попадали в широкие спины, а не в готового принять бой Палыча. «Всегда думал, что французы галантные, – пожимая плечами сказал потом в фойе Семин . – Я же все-таки в гости приехал». Курбис тоже, как оказалось, приехал только в гости: едва случился Беслан, француз навсегда пропал из истории «Алании». Во Владикавказе из уст в уста передавали слова, сказанные им кому-то из администраторов: «Я не хочу работать и получать деньги там, где стреляют». В общем, оставив «Аланию» с огромными дырами в имидже, ушел из нее и управленческий «Исток». Сезон-2004 клуб доживал под руководством некоего «попечительского совета», хотя, конечно, всем журналистам и футбольным чиновникам было известно, что скрывается под этим званием все тот же Сергей Такоев. Как ему и его команде удалась тогдашняя миссия секрет просто огромный и не объяснимый ничем. Разве что вознаграждением от Фортуны.

ГОД 2005-й, круг 1
ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ – В ПРОПАСТЬ


Между тем, долги не таяли, а умножались день ото дня. Год 2005-й начался с того, что «Алания» выяснила, что из-за нее республика теперь должна «Истоку» сотни миллионов рублей, и бывшие руководители намерены со своей родиной судиться: вроде как существовал некий кредит, который предприятие давало для поддержания команды в тонусе главному акционеру клуба, то есть Северной Осетии. Водочная щедрость лилась, как оказалось, по выгодному руслу. В разборе этих завалов удалось обойтись малой кровью: «бывшие» забрали все недвижимое имущество, которое приобретали для тренировочной базы и игроков (машины, компьютеры и прочее-прочее), но (вполне возможно временно) забыли о своих финансовых претензиях. Между тем, на дворе было новое время, которое вынудило постучаться в аланскую дверь нового руководителя, тоже из среды спиртово-водочных магнатов. Александр Албегов к футболу имеет отношение косвенное: директор одного из крупнейших водочных заводов Осетии, содержит детскую команду, выигрывающую на своем уровне достаточно серьезные турниры. Придя к руководству вместо всеми ожидаемого в очередной раз Сергея Такоева, Албегов понадеялся на помощь ряда местных министров, обещавших ему всяческую поддержку в лоббировании финансовых интересов команды. Своих денег в клуб новый генеральный директор вкладывать не собирался, о чем заявил сразу же. Но человек, как говорится, предполагает, а местная власть располагает. Период селекции шел в долг, за который ровным счетом никто наверху не собирался платить (по принципу «мое обещание – дал, взял»), тем более, что в Осетии заговорили о возможной смене власти. А через два месяца после начала сезона Албегов к своему удивлению обнаружил, что неудовлетворенных кредиторов у команды – как шелков в гареме у падишаха. Из-за задолженности по зарплате Михаилу Кавелашвили (сыгравшему в истоковский период правления пару матчей, а затем покинувшему ее по причине травмы и так и не вернувшемуся в стан) клуб едва не вылетел из премьер-лиги задолго до окончания сезона – на основании решения по футболисту от УЕФА владикавказцам отказывали в выдаче лицензии. Чтобы объяснить местным руководителям, насколько серьезна проблема, в Осетии встречу с ними инициировал президент РФС Виталий Мутко. Мутко высказал тогда свои мысли так: «Главное просто определиться с одним предметом: нужна ли вам вообще команда в премьер-лиге. Если нужна, то таких вопросов возникать не должно никогда». Местные власти покивали, горящий долг, чтобы не опозориться прецедентом, закрыли и снова пустили ситуацию на самотек. Самотек оказался строг к делавшему первые шаги в большом футболе руководителю, Албегов словно «шел пешком назло кондуктору». Чего стоит один пример поведения по отношению к всплывшему ныне арендному договору со «Спартаком» по Байи Кебе. О временном переходе игрока на владикавказский газон за сумму в 80 000 долларов стороны договорились официально, но сам футболист так и не прибыл в расположение «Алании». «По словам Кебе, у него то бабушка, то дедушка, то вообще полсемьи вечно на больничной койке, и я слышал, что такие отговорки для этого игрока норма», – посетовал Албегов и вроде как забыл о договоре, который автоматически стал долговым, ведь «Спартак» совсем не обязан контролировать, прибыл футболист к арендатору или нет. В общем, так и не увидев, каков он – этот фантазер Кебе – Республика Северная Осетия-Алания выложит ныне за него арендную стоимость.

Точное число долгов, которые накопились к тому времени, трудно было прикинуть даже опытному управленцу Такоеву, вновь вернувшемуся в клуб по настоятельной просьбе нового главы Осетии Таймураза Мамсурова и российской футбольной элиты, порядком уставшей от странностей «Алании». «Я попытаюсь оценить нынешнее финансовое состояние, – сказал Такоев в интервью журналистам. – Неожиданностей для себя не исключаю, но сейчас главное не это. Главное – нормально пройти второй круг».

ГОД 2005-й, круг 2
ЗАЧЕМ ПРОКУРОРАМ ФУТБОЛ?


Новый старый президент принес новые долги просто потому, что это был единственный способ хоть как-то удержать ситуацию в руках клубной власти. За долгое время смены руководителей и тренеров, в стане команды укрепилось банальное правило, по которому футболисты, играющие в долг, считали своим правом работать так, как они хотят, и с тренером, который им удобен. Ицхак Шум, выбор на которого пал по рекомендации Валерия Газзаева, с самого начала не был обречен только до тех пор, пока не задерживались всяческие выплаты футболистам (будь то зарплата, подъемные или просто премиальные). Это случилось в очередной раз, и это в очередной раз обернулось сменой тренера, хотя надо отдать должное Такоеву, ставку на Шума он держал до критического момента. Израильский специалист покинул команду, внеся свой вклад в копилку аланских долгов: по его настоянию приобрели чуть менее десятка игроков, в том числе и его сына, Идана Шума. «Алания» осталась у разбитого, заполненного долговыми расписками турнирного корыта. Именно на этом месте ее и застала генпрокурорская проверка. Какие отношения с местными властями подвигли заместителя Генерального прокурора России Владимира Колесникова, находящегося в Осетии по «бесланскому делу», вдруг параллельно заняться и футбольным клубом «Алания» неизвестно. Но прокурорский удар пришелся в самое больное ныне для всей республики место. Факт пропажи суммы, заплаченной в начале сезона столичным «Спартаком» за голкипера Дмитрия Хомича (300 тысяч долларов), оказался кончиком ниточки, потянув за которую следственная группа пришла к необходимости обыска и следственных мероприятий в офисе футбольного клуба. Кстати, как поговаривают, «спартаковские деньги», из-за которых начался весь сыр-бор, все-таки нашлись на каком-то из счетов. Но появилось, точнее, пропало, по предположениям, много других. Во время следственных мероприятий, проводившихся на стадионе «Спартак» по полной форме (с людьми в масках, обязательным допросом любого входящего на территорию, изъятием контрактов, кассовых книг, серверов и так далее) прокурорскую проверку, по словам участников событий интересовало не столько «дело Хомича», сколько ситуация с выплатой заработной платы работникам клуба. Задолженность по ней, кстати, составляет у многих из них по полгода. Да и на пресс-конференции Колесников озвучил существование сразу двух уголовных дел, касающихся «Алании»: одно – «расхищение денежных средств группой управляющих лиц» (видимо, именно так трактуется затерявшаяся спартаковская сумма), а другое – «нецелевое использование средств бюджета». По последней причине в конце сезона можно, уж что греха таить, зацепить практически любой провинциальный футбольный клуб, содержащийся за счет местных средств: затраты зачастую выплывают не предсказываемые не то, что в начале года, когда местные бюджеты верстаются, но и за неделю. Прохладная реакция, точнее ее отсутствие, на события в «Алании» от руководителей российского футбола во многом объясняется тем, что мало кто из людей этой сферы, лично знающих едва ли не ежедневно ездящего сейчас на допросы президента «Алании» Сергея Такоева, верит в то, что он способен что-либо преступное натворить. Между тем, нервозная обстановка вокруг клуба, напрямую влияет и на результаты. В итоге, сейчас во Владикавказе начали уж как-то слишком всерьез говорить о расширении премьер-лиги до 18 команд. Но вряд ли это не просто фантом, в который очень хочется верить всем, кто реально представляет себе, чем грозит турнирное фиаско «Алании». У клуба столько долгов, накопленных за годы карусели в руководстве, что осетинскую команду почти безусловно ожидает участь волгоградского «Ротора». В случае краха владикавказские болельщики наверняка просто останутся без футбола и без «Алании». Но это, конечно, не тот аспект, который может заинтересовать Генпрокуратуру.
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →