Игорь Рабинер - о римском дерби "Лацио" - "Рома"
Фото: Getty Images
Текст: Игорь Рабинер

Файер-шоу от Всевышнего

Обозреватель "Чемпионат.com" повествует о походе на матч "Лацио" — "Рома" и выявляет в Италии ту же околофутбольную беду, что и в России.
13 ноября 2012, вторник. 11:00. Футбол
Я никогда не выигрывал ни в лотереях, ни в казино, ни на тотализаторе. Активно в это дело не "втравлялся" — но и результаты робких попыток дальнейшей активности не способствовали. И с какого-то момента стал обходить все подобные заведения за километр, не без оснований считая себе невезучим. Ведь даже приезжая с коллегами на большие футбольные турниры, снимая квартиры на троих и распределяя комнаты посредством игры в "камень-ножницы-бумага", точно знал, что выгадаю себе худшую.

Зато на минувшей неделе аж дважды "попёрло" так, что и о заходе в букмекерскую контору поневоле задумаешься. С результатом одной такой удачи – интервью с Эйсебио – вы, читатель, уже ознакомились. Теперь о второй.

Около месяца назад оформлял недельную командировку в Португалию – и о матче Лиги чемпионов "Бенфика" — "Спартак" рассказать, и лекции топ-менеджеров ведущих клубов этой страны студентам факультета "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA послушать. На обратный рейс вместе со всей группой попасть было невозможно — всю квоту билетов уже выкупили, — и мне на выбор предложили пару вариантов. Одним из которых – с 11-часовой пересадкой в Риме – я и решил воспользоваться. Поди плохо – полдня в Вечном городе!

В календарь серии А в момент своего выбора, признаюсь, не заглянул. И только ближе к поездке — любопытства ради – всё же поинтересовался. Секунды спустя глаза мои стали, что называется, по пять копеек. Прилёт из Порту – в полдень, вылет в Москву – в 11 вечера, а в три часа пополудни на "Стадио Олимпико" — римское дерби! Спасибо тебе, о провидение! На дерби миланском бывать мне в своё время доводилось. На более же конфликтном и даже пышущим ненавистью, столичном, — никогда.

Заявку на аккредитацию редакция "Чемпионат.com" подала заблаговременно, а за пару дней до матча я отправил в пресс-службу "Лацио" e-mail с просьбой подтвердить, что всё в порядке. Ни в одном, ни в другом случае ответа не последовало. Так что выдвигался в сторону Олимпийского стадиона я уже в состоянии саспенса. Чувства волнующей, тревожной неизвестности. Что ж, рассудил я, значит, таковы правила этой игры. С долей абсурда получил возможность попасть на т а к о й футбол – с ней же на него и добирайся.

***

"Борт" из Порту приземлился с небольшим опозданием, что упомянутого саспенса лишь добавило. Довольно путаное объяснение на стойке информации аэропорта имени Леонардо да Винчи, как следует от метро Flaminio добираться до Stadio Olimpico, оптимизма не породило: вблизи самой арены подземки нет, а сколько времени займёт путешествие на автобусе, а затем и пешком в условиях предматчевой толкотни – кто подсчитает? Тем более что ещё и аккредитацию неизвестно где получать. Если вообще дадут.

"Скоростной", а на самом деле крайне неторопливый поезд из аэропорта до вокзала Termini, невероятно душный и тесный (наши аэроэкспрессы, поверьте, куда комфортнее), словно издевался. Вместо обещанного получаса он по-черепашьи полз почти 45 минут, норовя остановиться у каждого столба. И ладно бы ещё можно было на фанатов в шарфах в разных частях города поглазеть – так ничего подобного! Визуально об эпическом дерби не говорило ничего. И в самом поезде на футбол, кроме меня, судя по всему, никто не собирался. Я в нём, похоже, был самым большим "тифози".

К моменту приезда на Termini до начала игры оставалось час пятнадцать. Выбора не было – такси и только такси. Какой-то жуликоватый дед, видя, что я ожидаю машину с шашечками, правда, предложил отвезти на Олимпийский за 40 евро, а на мой смешок замахал руками: "Ты не представляешь, какой там перед игрой трафик! Вообще не проедешь, так что это ещё хорошая цена!" Внутри похолодело, но я собрал всю волю в кулак и отказался. После чего спокойно доехал до арены за 15. С таксистом – болельщиком "Ромы", который, правда, тоже пообещал мне пробки. "Может, 12, а может, и 30", — его финансовый прогноз был весьма туманен, но от "Ленинградского" до "Ярославского" вокзала через "Южное Бутово", к его чести, он меня не повёз. Хотя такой обман труда бы ему не составил.

Так называемый аккредитационный центр на Олимпийском располагается в каком-то, извините, ларьке у парковки, где даже асфальтом не пахнет – гравий под ногами. Репортёры стоят в очереди у крохотного окошка и ждут своей участи. У девушки, её определяющей, куча каких-то листков со списками, которые она подолгу разглядывает. Одному итальянцу, мотая головой, явно говорит: "Нет, тебе – не будет". Видимо, он представляет какой-то совсем уж "Сельскохозяйственный вестник Калабрии". На матч-то такой рвётся вся Италия.
Первый кордон для машин случился километра за два до стадиона. Большинство машин полиция без особых дискуссий разворачивала, но наше такси отчего-то пропустила. Причём к тому времени я ещё не сказал водителю, что еду на Olimpico по служебной необходимости, и пресс-карточку показывать не стал. "Повезло", — резюмировал шофер. Ему оказалось достаточно указать на меня и лаконично объяснить: "Вот его на стадион везу". Спрашивать, отчего такие предосторожности, я даже не стал – это и так известно. Поклонник "Ромы", тем же вечером регистрировавший меня на рейс в Москву (и, разумеется, парой часов ранее приехавший со стадиона), рассказал, что несколько человек задержали на подступах к арене с ножами…

На втором кордоне карабинер окажется более дотошным и поинтересуется моим удостоверением. Прочитав фамилию латинским шрифтом и, видимо, сопоставив её со своей специальностью, он усмехнётся и скажет: "Ладно, езжайте".

Третий, уже метрах в ста перед въездом на территорию арены, дальше не пропустил. Тяжеленная сумка с ручной кладью (а куда её девать?) пригибала к земле. Взгляд в перспективу, а именно – на две параллельные, идущие к стадиону вдоль сквера с десятками олимпийских скульптур аллею Гладиаторов и Олимпийскую аллею, навевал грусть – так далеко было идти.

А тут ещё и дождь припустил. Я с ужасом понял, что зонт самонадеянно оставил в чемодане, путешествовавшем из Порту в Москву самостоятельно. Вот попал! Остаётся только, чтобы не аккредитовали…

Так называемый аккредитационный центр на Олимпийском располагается в каком-то, извините, ларьке у парковки, где даже асфальтом не пахнет – под ногами гравий. Репортёры стоят в очереди у крохотного окошка и ждут своей участи. У девушки, её определяющей, куча каких-то листков со списками, которые она подолгу разглядывает. Одному итальянцу, мотая головой, явно говорит: "Нет, тебе – не будет". Видимо, он представляет какой-то совсем уж "Сельскохозяйственный вестник Калабрии". На матч-то такой рвётся вся Италия.

Мой вопрос тоже решается не сразу. Следует созвон с начальством, какой-то диалог, наполненный сомнениями, — и всё-таки положительное решение. Мне выдают билетик, на котором до того прежде от руки было написано "As Roma Turra" (значение последнего слова я в словаре так и не нашёл), затем перечёркнуто и выведено: "Rabiner. Championat”. И на том спасибо.

До начала дерби оставалось полчаса, досмотр был проведён очень оперативно — и я уже было возрадовался тому, что увижу предматчевое фанатское шоу. Какое там! На подступах к стадиону, когда дождь уже припустил всерьёз, перед надписью "Tribune Di Mario. Stampa” пришлось встать в очередную очередь – куда более многолюдную, чем перед ларьком с окошком. Прошло пять минут, десять, пятнадцать – она двигалась, что называется, в час по чайной ложке. Журналистов – а стояли там перед очередной проверкой именно они – заливало с головы до пят (зонты были далеко не у всех – с утра-то погода была нормальная), и они звучно матерились. А деваться было некуда. До вожделенного карниза кому-то оставалось два метра, кому-то пять – но не могут же все уместиться на крохотном пространстве!

Там, где сухо, сидели два сотрудника, видимо, пресс-службы "Лацио" (или стадиона – кто ж его разберёт?). И опять же вручную находили в громаднейших списках нужную фамилию, после чего отрывали часть билета в ложу прессы. Скорость их работы настолько уступала числу прибывающих снаружи журналистов, что чем ближе был матч, тем более угрожающе росла очередь. Жестикуляция коллег становилась всё более нервной. Оттуда я вырвался за семь минут до начала игры.

Рывок сквозь ливень – и ещё одна, теперь уже мини-очередь, ещё одна сверка со списками! Казалось, это не кончится никогда. Но теперь сработали оперативно – видимо, самим уже надоело. И отправили "Путём журналистов" — в громадную, занимающую большую часть центральной трибуны, ложу прессы Олимпийского. На трибуну я попал за минуту до стартового свистка. И опустил сумку с надписью "Russia" на бетон возле своего сиденья без спинки (такие там у всех репортёров – видимо, чтобы место сэкономить) с колоссальным облегчением. Не напрасны были все эти усилия! Хотя на фоне чемпионатов Англии, Германии, Испании, да даже и Португалии хаос всего, что касалось организации матча такого уровня, удивил.

***

Curva Nord, Северную трибуну фанатов "Лацио", перед игрой накрыл громадный портрет. Изображён на нём был человек в очках и кепке с весьма благородным выражением лица. "Кто это?" — спросил я соседа по ложе. "Габриэле Сандри, фанат "Лацио", убитый полицейским несколько лет назад", — таким был ответ. Позже уточнил в Интернете: смерть Сандри ровно пять лет назад вызвала волнения ультрас всех клубов и объединила футбольное сообщество. Якобы даже Лучано Спаллетти и Франческо Тотти, главный тренер и капитан "Ромы", заклятого врага "Лацио", на похоронах обнимали родителей погибшего…

Файеры тем временем летели на беговую дорожку. Нет, конечно, это не было огненное шоу а-ля "Торпедо" — "Динамо" или "Волга" — "Зенит", но со стороны лациале грохотало изрядно, и запах дыма распространился по всему стадиону, несмотря на дождь. Фаны "Ромы" на Curva Sud, Южной трибуне, в то же время вели себя достаточно сдержанно.

Я переводил взгляд с одной фанатской трибуны на другую – и вдруг замер в изумлении. Восточная, то есть центральная, предназначенная для обычных итальянских "кузьмичей" (простите уж наш слэнг), была на две трети пуста! Здоровенные её участки были вообще безлюдны, да и в других местах сидели через одного. Со словосочетанием "римское дерби" этот факт не вязался категорически – тем более что и "Лацио", и "Рома" сезон начали прилично и входили в группу лидеров серии А.

Итоговый протокол представил ошеломляющее число – 30 тысяч зрителей при вместимости в 72 698! Мне казалось, что народу всё-таки больше – но это официальные цифры. Работник авиакомпании из числа красно-жёлтых, с которым мы позже общались в аэропорту Фьюмичино, объяснял это многими причинами – и особыми мерами безопасности, и страхом людей перед "сумасшедшими", и непогодой, и желанием большинства римлян посмотреть матч в удобной софе у телевизора. Удивительно ещё, что он не съязвил по поводу малочисленности болельщиков "Лацио" — ведь их оппонентам билеты продавались лишь на заполненную целиком Curva Sud. Остальные же недозаполнились именно хозяевами, за что теперь те могут себя клясть.

Не будем бичевать ленивых жителей столицы Италии – не с нашей убогой посещаемостью, в конце концов, этим заниматься. На мой взгляд, диагноз ясен: на Апеннинах, как и в России, посещение футбола "приватизировали" фанаты, вчистую выдавившие со стадионов болельщиков. Даже с римского дерби, которым заражен весь город. Каждый здесь находится по ту или другую сторону баррикад, но, как выясняется, далеко не все готовы показывать это на стадионе…

"I Colori dei Nostri Figli, I Colori dei Nostri Padri”, — "Цвета наших детей, цвета наших отцов". Этот баннер как раз на почти пустой трибуне лациале своим содержанием пробирал до костей. Удручал только фон. Это то, к чему пришли Италия и Россия, и от чего ушли Англия и Германия. Со всеми вытекающими по части футбольного бизнеса последствиями. Во многом отчего Италия теперь и мечтать не может о таком интересе к своему чемпионату, как в начале 90-х.

***

Ложа прессы поначалу привела меня в восхищение. Мониторы – на каждом без исключения репортёрском столе, коих несколько сотен! В "Лужниках" даже одного не увидишь – говорят, клубы пытались заикнуться, да стадионные службы наложили вето. На финале Лиги чемпионов, конечно, выставляли – а потом тут же изъяли бог знает куда. Точно так же, как в моём выпускном 1989-м, когда к нам, 10-классникам, по обмену приехали американцы, и в тот же день волшебным образом нас стали кормить вкусными завтраками. Клянясь и божась, что отныне всё это навсегда. Разумеется, на следующий же день после их отбытия желудки советских школьников вновь принялись уродовать с особым садизмом…

Впрочем, и римские мониторы прослужили недолго. На 7-й минуте на "Стадио Олимпико" пропал свет! Нет, не весь – какая-то небольшая часть освещения всё же сохранилась. Но судья Джанлука Рокки на несколько минут прекратил игру, поскольку трибуны целиком оказались в темноте и там мог начаться хаос. А у журналистов тем временем погасли мониторы. Причём у сектора, где сидел я, — до конца первого тайма.

В этот момент отличилась Curva Sud. Все фанаты "Ромы", мгновенно и идеально кем-то срежиссированные, подняли вверх руки с освещёнными мониторами своих мобильников. Несколько тысяч огоньков на фоне тьмы – это было страшно красиво, и итальянские репортёры тут же принялись фотографировать их на свои телефоны. А потом журналисты (из лагеря "романистов", естественно) не пожалели ладоней, чтобы поаплодировать изобретательным фанам.

Диагноз ясен: на Апеннинах, как и в России, посещение футбола "приватизировали" фанаты, вчистую выдавившие со стадионов болельщиков. Даже с римского дерби, которым заражен весь город. Каждый здесь находится по ту или другую сторону баррикад, но, как выясняется, далеко не все готовы показывать это на стадионе…

"I Colori dei Nostri Figli, I Colori dei Nostri Padri”, — "Цвета наших детей, цвета наших отцов". Этот баннер как раз на почти пустой трибуне "лациале" своим содержанием пробирал до костей. Удручал только фон. Это то, к чему пришли Италия и Россия, и от чего ушли Англия и Германия. Со всеми вытекающими по части футбольного бизнеса последствиями. Во многом отчего Италия теперь и мечтать не может о таком интересе к своему чемпионату, как в начале 90-х.
А хляби небесные не просто разверзлись – началось какое-то светопреставление. Со стеной воды, льющейся с неба (хорошо хоть не на публику, укрытую мощным козырьком), раскатами грома почище любой фанатской канонады, вспышками молний в духе самого брутального файер-шоу, трибунами в зловещей темноте, растерянными Тотти, Клозе и Ко, не знающими, чего им ждать дальше, самолётом, пролетающим над ареной и, кажется, вот-вот норовящим сесть на её газон… Создавалось впечатление, что Всевышний, через своё ватиканское представительство добыв билет на римское дерби, решил по такому случаю перещеголять всех фанатов, вместе взятых. Благо и возможности у него посерьёзнее.

Минут через пять арбитр в полутьме решил всё-таки возобновить игру – и очень скоро Ламела ударом головой после подачи Тотти открыл счёт. Свет начали подавать ещё спустя какое-то время, так что лациале потом имели право заявить, что это всё был заговор против их команды. Но вместо этого они решили ответить голами, что успешно и сделали.

С голом Ламелы у меня была связана очередная маленькая драма. Стартовые протоколы на "Стадио Олимпико" в этот день, может, и раздавали, но далеко не в тот момент, когда я туда всё-таки прорвался. Хаос выражался и в этом. Снизу, ни в одном из трёх пунктов учёта прибывающей прессы, протоколов тоже не было. Поэтому, обнаружив на своём ряду коллегу с редким для этого матча драгоценным листком, я одолжил его, чтобы переписать составы. Отметил для себя, что в Италии, как с этого сезона в еврокубках, в заявку можно включать 23 игрока, но у "Ромы" их всего 21. В этот момент меня и застал гол Ламелы, который я увидел лишь много позже в Интернете. Потому как повторов не было ни на одном из мониторов, вырубленных блэкаутом…

Более того, табло факт гола "Ромы" также проигнорировало. Реклама спонсоров лиги и "Лацио" на нём шла, как ни в чём не бывало, а вот красно-жёлтые никаких таких результативных действий не сделали. Очнулось табло лишь после ответного гола, забитого Кандревой со штрафного мощнейшим ударом с 30 метров. Футболист, проехав с десяток метров по мокрому полю на коленях, начал исступленно бить себя кулаком в грудь. Возникли опасения, что если так пойдёт и дальше, сердце героя скоро вылетит у него откуда-нибудь из-под лопатки.

Поле к тому времени было, кстати, уже не просто мокрым, а покрытым обильными лужами. Ливень не прекращался, и многие забеспокоились, что судья вынужден будет прекратить дерби. После того, с чего оно началось, меня не удивило бы уже ровным счётом ничто. Но у Господа, видимо, чувство меры всё-таки есть.

Болельщики "Ромы" тысячами огоньков во тьме решили не ограничиваться – и вскоре после возобновления игры отметились несколькими спешно написанными (когда успели?) баннерами. Сосед по ложе не смог перевести их содержание с итальянского на английский в доступной для меня форме, но по крайней мере объяснил, что "романисты" насмехаются на тему погасшего на одном из двух главных стадионов Италии света. И, до кучи, над принимающей стороной – мол, без дуралеев из "Лацио" такое никогда бы не произошло. Лациале незамедлительно ответили чем-то своим. Взаимная язвительная переписка, традиционная для дерби, ослабла лишь ближе к концу второго тайма. Кстати, мата и иной грязи в ней не было.

На 42-й минуте старина Клозе с линии вратарской замкнул прострел Эрнанеса слева, и даже в ложе прессы началось нечто. Часть журналистов вскочили и замахали шарфами, точно как в России. Попробовали бы они выкинуть такой фортель в Англии! С трибуны фанатов "Лацио" повалил праздничный дым.

Последняя минута тайма – ещё одна добрая весть для хозяев. Помутнение разума нашло на вице-капитана "Ромы" де Росси, в борьбе врезавшего кулаком по лицу капитану "Лацио" Маури. Прямая красная карточка. День спустя Чезаре Пранделли не пригласит в "скуадра адзурра" на товарищеский матч против Франции антигероя инцидента, хоть тот уже и извинился к тому времени перед Маури. Мол, "сборники" должны понимать, что даже на клубном уровне отвечают за свои действия перед всей страной. Прямо вода на мельницу Александра Бубнова, возмущавшегося тем, что Фабио Капелло вызывал Игоря Денисова и оставил его капитаном в разгар конфликта в "Зените"!

Удаление де Росси не вызывало никаких сомнений, но весь оставшийся матч вплоть до финального свистка игроки "Ромы" крайне нервно реагировали на любое действие арбитра. В их мстительных головах судья Рокки уже становился жертвой очередного "кальчополо". Как же нам всё это знакомо…

***

В перерыве в наш сектор ложи прессы пришёл долгожданный монтёр с дрелью, призванный оживить мониторы. От него ощутимо разило спиртным. Но с делом своим он справился. Пусть экран рябил – всё одно лучше, чем раньше. А запашок… Может, оно и хорошо. Родиной повеяло.

В перерыве же лациале развернули баннер с многозначительной надписью: "Если ты настоящий мужчина…" И настоящий мужчина Маури, четверть часа назад едва не оказавшийся в нокдауне, отреагировал делом, подкараулив детскую ошибку Пириса и вколотив третий мяч в сетку за спиной Гойкоэчеа. Казалось, это всё. Преимущество в два мяча плюс большинство… Лицо опытнейшего Зденека Земана, которое уже показывали заработавшие мониторы, было растерянным, словно у парня, делающего в профессии первые шаги. А с трибуны ультрас "Лацио" на беговые дорожки прилетели очередные три файера.

"Лацио" играл лучше и не раз мог забить четвёртый. Фаны "Ромы" притихли. Но на 68-й минуте Освальдо имел стопроцентный шанс сквитать один мяч, вот только с линии вратарской без сопротивления пробил головой выше перекладины. Один из коллег рядом ниже в это мгновение едва не нанёс порчу имуществу: хорошо, что у его монитора "челюсть" оказалась не "стеклянной". Но, право, по открыто демонстрируемым эмоциям римские журналисты дадут фору кому угодно.

На 71-й минуте заменили Тотти. Недовольства решением Земана суперветеран не выказал – видимо, уже привык. "Лациале" проводили его зубодробительным свистом. А вот когда игрок "Ромы" Маркиньо в динамичном эпизоде "воткнулся" а-ля Веллитон во вратаря "Лацио" Маркетти, фанаты, вопреки ожиданиям, на это почти не отреагировали. Мол, борьба и борьба. Представляю, что произошло бы у нас…

А ещё, помнится, во время последнего московского дерби "спартачи" ближе к концу игры начали с трибуны В массово уходить. "Романисты" приступили к аналогичному процессу лишь после финального свистка – до того не тронулся ни один. И недаром: на 86-й минуте Пьянич "поймал" Маркетти фантастическим ударом со штрафного почти от боковой линии за шиворот метров с 45! А учитывая, что минутами ранее вторая жёлтая карточка, полученная за игру рукой, вывела из игры Маури, случиться могло ещё всё что угодно. И как в этот момент запели фанаты "Ромы" — любо-дорого!

А хляби небесные не просто разверзлись – началось какое-то светопреставление. Со стеной воды, льющейся с неба (хорошо хоть не на публику, укрытую мощным козырьком), раскатами грома почище любой фанатской канонады, вспышками молний в духе самого брутального файер-шоу, трибунами в зловещей темноте, растерянными Тотти, Клозе и Ко, не знающими, чего им ждать дальше, самолётом, пролетающим над ареной и, кажется, вот-вот норовящим сесть на её газон… Создавалось впечатление, что Всевышний, через своё ватиканское представительство добыв билет на римское дерби, решил по такому случаю перещеголять всех фанатов, вместе взятых. Благо и возможности у него посерьёзнее.
Но – не случилось, хотя Маркиньо в добавленное время промахнулся из очень выгодной позиции. И всё же "Лацио" заслуживал победы. А сам матч получился открытой яростной сшибкой, какой и должно быть классическое римское дерби. Пяти голам, двум красным и девяти жёлтым карточкам при сюрреалистической погоде – всему этому роскошеству не хватало только полного стадиона. Дождь, кстати, так и не остановился. На следующий день выяснилось, что он захватил почти всю Италию и затопил Венецию. Так что нам ещё повезло. Тем более что даже с мокрой головой простудиться было затруднительно – после матча температура воздуха в Риме составляла 22 градуса по Цельсию. Эх-х…

Прошло шесть минут с момента финального свистка – а ни одного из доброго десятка тысяч фанатов "Ромы", оставивших за собой тонну мусора, на стадионе уже не было. Вот это "порядок выхода с трибун", о котором у нас можно только мечтать! Зато лациале никуда не торопились, празднуя победу вовсю. О какой спешке можно говорить, если мимо твоей трибуны бегут игроки любимой команды, держа в руках живого орла – талисмана "Лацио"? Куда идти, если футболисты раздеваются до нижнего белья, бросая вам всю игровую форму вплоть до гетр? А потом в таком виде возвращаются из тоннеля, чтобы, обнявшись, сплясать перед вами – и затем вам же дружно поаплодировать?

Песни во славу "Лацио" продолжались, но команда уже ушла. Пора было прощаться с ареной и мне. Местным журналистам предстояло работать ещё долго – так, Земан придёт в пресс-центр только через час (!) после окончания матча.

В этот момент я буду пытаться при выходе со стадиона заказать такси. Мне скажут: ты что, дорогой, сбрендил? Сейчас в прилегающих к Олимпийскому районах, как и всегда после дерби, творится такой хаос, что ни одно такси сюда не поедет. Так что иди-ка ты, парень, на 32-й маршрут автобуса, и езжай до станции Ottaviano. Или Flaminio. Или ещё до какой-то.

Что делать? Иду со своей сумищей. Стою четверть часа в полном одиночестве на остановке. Такси действительно ни единого. Зато вижу, как мимо – видимо, в места послематчевых "боевых действий" — с воем несутся десятки полицейских машин. Но в округе стадиона никаких болельщиков нет. Как и в "прилегающих районах", которые мы потом проезжали. Там царила глубочайшая тьма. Не центральные районы в Риме, кажется, особо освещать по вечерам не принято. Или там с блэкаутом до сих пор не справились?

В английском метро весь день тура расхаживает народ в шарфах и футболках. Здесь же за четыре остановки, которые проехал в сторону вокзала от одной из ближайших к арене станций, обнаружил только одного скромного молодого человека с шарфом "Лацио", причём не на шее, а в руках. Где остальной футбольный Рим – осталось загадкой. О прошедшем дерби не говорило ничего.

Зато о нём неожиданно вспомнилось три часа спустя, при регистрации в аэропорту. Итальянский сотрудник авиакомпании при вопросе об его имени скромно отозвался: "Зовите меня просто Антонио Бандерас". Зачем после такого узнавать настоящее имя? Зато спросить, за кого он болел в завершившемся дерби, сам бог велел.

— А по моему лицу не видно? — Нет.
— Значит, хорошо скрываю. Я расстроен. Мои сегодня проиграли. Но по делу.
— Я был на игре.
— И я тоже.
— Для тебя игры с "Лацио" — главные матчи в сезоне?
— Опустим этот вопрос. Ведь мы проиграли.
Узнав, что я спортивный журналист, мой новый знакомый "романист" признался в любви Лучано Спаллетти. Тут же спросив, люблю ли я Фабио Капелло. Я сразу вспомнил, что последним тренером, с которым "Рома" выигрывала серию А, был именно он.

Пришлось отвечать утвердительно. Хотя если с уважением к дону Фабио я давно уже определился, то с любовью – пока вопрос. Но ведь если бы хоть на секунду выказал сомнение, собеседник непременно проверил бы вес моей ручной клади…

Рим — Москва

"Чемпионат.com" благодарит факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA за помощь в организации командировки нашего корреспондента.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 57
23 января 2017, понедельник
22 января 2017, воскресенье
Какие из возможных нововведений в футбольные правила вас смущают?
Архив →