Ольга Смородская
Текст: Игорь Рабинер
Фото: Виталий Белоусов, "РИА Новости"

Запасы лапши исчерпаны, Ольга Юрьевна!

"Воинствующий дилетантизм" — так обозреватель "Чемпионат.com" характеризует, похоже, завершающийся поход в футбол президента "Локомотива".
16 ноября 2012, пятница. 22:00. Футбол

Минувшая неделя, проложившая границу между кругами чемпионата России в сезоне-2012/13, дала весомый информационный повод потолковать об одной весьма вероятной в ближайшем будущем отставке. Не тренерской – управленческой. 13 ноября состоялся совет директоров «Локомотива», на котором, по информации из заслуживающих доверия источников, вошли в клинч Ольга Смородская и Славен Билич. Президент красно-зелёных, как обычно, пыталась «перевести стрелки» за 8-е место по итогам первого круга на посторонние факторы – хорват же, говорят, с её оценкой ситуации в корне не согласился. И хотя следующее заседание совета назначено на 10 декабря, объём слухов из футбольных кругов о том, что всё может решиться раньше, явно превысил среднестатистические нормы.

Лапша, которую Смородская уже два с половиной года развесисто и, надо признать, умело вешала на уши акционерам клуба, подошла к концу. Нахрап, самоуверенность и заранее готовый ответ на любой вопрос не могут вечно служить заменителем профессионализму и знанию предмета. Как и донельзя заезженная за два с лишним года пластинка с жалобами на судейские козни.

Да, в подобных ситуациях Ольге Юрьевне прежде не раз удавалось выкручиваться и спихивать вину на кого-то другого (например, минувшей весной ответственность была переложена не только на Жозе Коусейру, но и на Алексея Смертина, который был вынужден уйти) – но в спорте, если нет результатов, любому терпению рано или поздно приходит конец, и становится понятно, что корень проблем не в тренерах. Лапша, которую Смородская уже два с половиной года развесисто и, надо признать, умело (другого на её месте уволили бы давным-давно) вешала на уши акционерам клуба, подошла к концу. Нахрап, самоуверенность и заранее готовый ответ на любой вопрос не могут вечно служить заменителем профессионализму и знанию предмета. Как и донельзя заезженная за два с лишним года пластинка с жалобами на судейские козни.

Не спасает уже и кропотливая работа по обеспечению лояльности некоторых влиятельных СМИ и отдельных журналистов. Хотя подружиться с нужными людьми Смородская умеет так, что порой диву даёшься. Вот, например, осенью 2010 года Василий Уткин в посте «Ольга и слухи» на своём блоге издевался над президентом, не стесняясь в выражениях (цитата: «Если одна восемнадцатая этих историй является хотя бы полуправдой, Ольге Смородской необходимо срочно вызвать психовоз»), — но совсем скоро позиция комментатора без каких-либо видимых спортивных причин разворачивается на 180 градусов, и с тех пор яростнее его защитника у неё нет. И «мочит» он теми же выражениями теперь её недругов – например, Юрия Сёмина.

И ведь ладно бы один Сёмин (уволенный, кстати, после 11-матчевой беспроигрышной серии, аналогов чему я не знаю) утверждал, что у Смородской «конфликт с футболом»! Не было ни одного тренера, кто бы с ней расстался по-доброму. И информация о восставшем на совете директоров Биличе полностью с этой правдой жизни стыкуется: ещё когда свободолюбивого хорвата только назначили, я подумал: сколько времени ему потребуется, чтобы «наесться» госпожой президентом? Решил, что меньше чем за полгода всё поймёт. Кажется, угадал. А как этого избежать, если рассказывают ещё и такие истории: якобы нынешним летом Смородская приехала на базу в Баковку к Биличу со схемой, как нужно… разыгрывать стандарты! Может, конечно, и привирают – но я искренне в это верю хотя бы в связи с тем, что вы прочитаете чуть ниже. Из уст предшественника Билича.

***

Уж, казалось бы, Жозе Коусейру должен испытывать к ней благодарность: его фигура на момент назначения казалась более чем спорной, да и до конца сезона ему дали доработать. Так нет же: и он после ухода из «Локо» сказал в интервью: «Теперь понимаю, что имел в виду Сёмин. Над его словами стоит задуматься. Если клуб постоянно меняет тренеров, он не сможет решать большие задачи. Дело даже не во мне. Просто управлением клуба должны заниматься люди, понимающие в футболе. Если же этого понимания нет, то, наверное, в какие-то вопросы вмешиваться не стоит. Как-то раз на одном собрании меня спрашивают: почему наши нападающие так часто играют назад? Я ответил: по тем же самым причинам, по которым вратарь иногда играет вперёд!»

Пусть Коусейру впрямую и не назвал фамилию Смородской – хоть кому-то придёт в голову предположить, что такой вопрос мог задать кто-либо ещё? Например, Алексей Смертин?

Всё это перекликалось со многими легендами о Смородской – вроде установки игрокам: «В атаке пошире – в защите поуже» перед матчем с «Лозанной». Но вот что любопытно. Этот весьма красноречивый отрывок вышел в «Спорт-Экспрессе» только в качестве новости на сайте, анонсирующей интервью. В полном тексте на страницах газеты его на следующий день не обнаружилось. Что для меня, на тот момент ещё работавшего в этом издании, ни малейшим откровением не стало. Поскольку я лично не раз сталкивался с тем, что мимо одного из руководителей издания Владимира Титоренко, поддерживающего со Смородской тёплые, дружеские отношения, не пролетит и муха критики в её адрес. Вернее, муха-то – в виде новости на сайте – как раз случайно пролетела, а вот зверю покрупнее проскочить не удалось.

В сентябре прошлого года я в Киеве сделал для «СЭ» интервью с Сёминым, на тот момент возглавлявшим местное «Динамо». Разумеется, темы «Локомотива» избежать было нельзя, хотя собеседник оказался весьма лаконичен: «В „Локомотиве“ есть бомба замедленного действия. Если она в какой-то момент не взорвётся, всё будет хорошо. А если взорвётся – всё будет плохо. Потому что эта бомба – всегда не созидательного характера, а разрушительного.

Признаюсь честно: негативное отношение к Смородской сформировалось у меня уже на второй, если не ошибаюсь, неделе этой дамы в клубе, в августе 2010-го. Когда в первом же своём обширном интервью она начала учить одного из двух главных строителей команды, двукратного чемпиона России Сёмина… тренировать.

— Что – или кого – вы имеете в виду?
— Я сказал то, что сказал».

Даже такой, без упоминания фамилии, намёк был из газеты нещадно вымаран. Как и ответ на вопрос, был ли шокирован Сёмин в связи с увольнением Красножана: «Конечно, был. И все, думаю, были. Ведь болельщики его приняли». Фраза Дмитрия Лоськова о том же Красножане в день увольнения: «Лучшего специалиста в России на данный момент, наверное, нет… Случившееся стало шоком», также в бумажной версии не появилась…

Подобные вещи, конечно, какое-то время позволяли президенту «Локомотива» срывать висты: начальству можно ведь в нужный момент предъявить якобы позитив «общественного мнения». Но это работает до поры; дальше уже нужен результат.

Нужна также хотя бы относительная лояльность, нейтральность болельщиков – хотя бы для того, чтобы их гнев рано или поздно не перекинулся с руководства оперативного (Смородской) на стратегическое (ОАО «РЖД» и лично Владимира Якунина). Напомню, что именно такая история в своё время произошла в «Спартаке», когда неуклюжие действия тогдашнего гендиректора Сергея Шавло привели к крайне нелицеприятным баннерам в адрес Леонида Федуна. После чего Шавло как топ-менеджер был обречён…

Лояльность фанов «Локо», и так весьма иллюзорная после историй с Сёминым и Красножаном, была окончательно сметена историей с предоставлением черкизовского газона для домашних матчей «Анжи» в Лиге Европы. С последующим превращением (и уже которым по счёту за время правления Смородской!) поля от таких нагрузок в месиво. Едва ли случайно «разбор полётов» состоялся как раз после встречи «Локомотива» с «Анжи», которую команды провели на совершенно позорном для уважающего себя и далеко не бедного клуба болоте. В конце концов, не зима ещё на дворе, чтобы на климат кивать!

***

Признаюсь честно: негативное отношение к Смородской (которое я не скрывал всё время её работы в «Локо», поскольку в её подходах, словах и делах не менялось ровным счётом ничего) сформировалось у меня уже на второй, если не ошибаюсь, неделе этой дамы в клубе, в августе 2010-го. Когда в первом же своём обширном интервью она начала учить одного из двух главных строителей команды, двукратного чемпиона России Сёмина… тренировать. Как вам, например, такая фраза о поражении по пенальти от «Лозанны»: «На мой взгляд, „Локомотиву“ не хватило физики»? Или: «Тяжело видеть у команды одни и те же проблемы из игры в игру».

Едва придя в футбольный мир, в оценках сугубо профессиональных деталей следует быть поскромнее. Но ведь у нас принято считать, что в футболе разобраться — раз плюнуть. «Что касается команды и тренера, то они жили, да и сейчас живут своей обособленной жизнью, в которую с большой с очень неохотой кого-либо впускают». Вы бы, Ольга Юрьевна, попробовали к Валерию Лобановскому подойти с вопросом, почему форварды так часто назад играют. Или к тому же Фабио Капелло

То её интервью, со времени которого в отношении президента «Локомотива» к футболу не изменилось ничего, называлось громко: «Бездумным покупкам надо положить конец». Затем за два с половиной года её пребывания в клубе было куплено 17 игроков, а легендарная фраза о Сенияде Ибричиче, названном ею входящим в десятку лучших полузащитников Европы, до сих пор у болельщиков на устах. У них, этих случайно попавших в футбол людей, всё всегда чётко и понятно – этот входит в пятёрку, этот – в десятку… А потом вдруг выясняется, что с помпой приобретённый за 7 миллионов евро «десятник», хавбек атакующего плана, провёл за команду 28 игр, большинство из которых – выйдя со скамейки. И забил четыре мяча, половину из которых – с пенальти.

Ибричич стал, видимо, одной из наглядных иллюстраций «оптимизации бюджета», под флагом которой Смородская пришла в «Локо». В 2012 году на эту тему что-то ничего слышно не было – приобретения Павлюченко, Чорлуки, Н`Дойе, да и, собственно, Билича говорили о противоположном.

А ведь есть ещё и вещи внешне менее заметные, однако ж в локомотивских кругах охотно обсуждаемые. Например, привычка устраивать в клуб родственников. Дочь Смородской трудится в коммерческом департаменте «Локомотива», а зять Кирилл Котов ни много ни мало – начальник управления селекции. Слышали о таком по прежним должностям аналогичного уровня? Вышвырнуты из клуба были все люди, на которых падала тень подозрения в связях с Сёминым – вплоть до водителя.

По имеющимся данным, во вторничном совете директоров клуба не участвовал Владимир Якунин. Вспоминается, что в истории с Красножаном его на совете также не было, и другие его члены склонялись к позиции тренера. В то время как Смородская вроде как выбрала более простой способ – пошла лично к главе РЖД. После чего прозвучал телефонный звонок – и тема была закрыта.

«Проблем в клубе много, — рассуждала Смородская сразу после прихода в „Локо“. – Все они носят системный характер, болезнь проникла глубоко, отсюда и турнирный результат. Управление любым футбольным клубом по всему миру… состоит из трех ступеней: акционер, президент, тренер и команда. Мне кажется, что во взаимодействии всех этих ступеней „Локомотива“ были сбои. И главный акционер начал терять интерес к клубу. Не получая адекватного баланса между вложением средств и результатом в таблице, он постепенно охладевал к футболу».

Перенесём эту цитату на два с половиной года вперед – и поймём, что ею Ольга Юрьевна себе же подписала приговор. При том же Сёмине, после возвращения из Киева занимавшем 4-е и 5-е места, «баланс между вложением средств и результатом» был, пользуясь её терминологией, адекватнее. За два с половиной года при Смородской и кривая результатов шла строго вниз: 5-е, 7-е, 8-е; и пять (!) тренеров поработало; и посещаемость снижалась из сезона в сезон, а отношения с болельщиками нынче без преувеличения можно назвать враждебными; и денег тратится не меньше прежнего… Нет ни одного, ровно ни одного пункта, по которому за годы Смородской в «Локомотиве» стало лучше.

Один гипотетический резерв у президента «Локо» ещё существует. По имеющимся данным, во вторничном совете директоров клуба не участвовал Владимир Якунин. Вспоминается, что в истории с Красножаном его на заседании также не было, а другие члены совета склонялись к позиции тренера. В то время как Смородская вроде как выбрала более простой способ – пошла лично к главе РЖД. После чего прозвучал телефонный звонок – и тема была закрыта. Такая версия, по крайней мере, бытует.

Но поговаривают, что на данный момент сыт по горло уже и Якунин. И что, более того, поддержки одного высокопоставленного государственного чиновника, который, по разным данным, и лоббировал назначение Смородской в «Локомотив», тоже больше нет. Этот чиновник сейчас занимает слишком серьёзный пост и слишком прилично разбирается в спорте, чтобы не понимать сути происходящего. А именно того, что Смородская в роли президента двукратных чемпионов России стала полным банкротом по всем позициям.

Парадокс этой истории заключается ещё и в том, что футбольный клуб с самым профессиональным в России президентом в 1990-е и первой половине 2000-х – Валерием Филатовым – во втором десятилетии XXI века превратился в структуру с президентом самым нефутбольным. Мы столкнулись с воинствующим дилетантизмом, который из года в год не то что не шёл на убыль, а, по-моему, от гипертрофированного властолюбия лишь прогрессировал. Может быть, в какой-то другой области это и «прокатило» бы. Но не в футболе, который порой позволяет чужим для себя людям «сорвать» шальную должность, но вскоре обязательно показывает, кто есть кто. Да и не только в футболе. Недаром то ли Авраам Линкольн, то ли Уинстон Черчилль когда-то сказал: «Нельзя обманывать бесконечно много людей бесконечно долгое время».

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 272
20 июля 2017, четверг
Партнерский контент
Кто из призёров прошлого сезона РФПЛ произвёл на вас наилучшее впечатление на старте нового чемпионата?
Архив →